<<
>>

2.2. Проблемы борьбы с домашним насилием

Философией насилие рассматривается как духовное и физическое действие в концепции смысла жизни. Насилие определяется как духовно-физическое принуждение, подчинение одной личности Нелям и задачам другой личности.

Ненасилие — это убежденность Личности в необходимости принятия идей, целей других личностей. Возникают понятие прагматизма как возможности использования *юбых средств для достижения целей и понятие крайнего прагматиз- ^ как духовной основы насилия. На протяжении всего эволюционного существования человека (более 50 тыс. лет) насилие было необходимостью и смыслом его существования. Насилие было заложено биологии человека1.

4

Федоров В. В. Философские и социальные аспекты противодействия насилию и аг- [^ии // Криминальное насилие: общие проблемы и опыт борьбы в Республике Саха Чггия) / Под ред. проф. И. А. Долговой. М, 2004.

С правовых позиций насилие нами рассматривается как криминальное, уголовно и административно наказуемое, предусмотренное УК и КоАП Российской Федерации, аморальное поведение. Насилие общественно опасно не только потому, что причиняет непосредственный вред физическому или психическому здоровью человека, но и потому, что оно способно изменять его поведение — побуждать к поступкам, противоречащим личным убеждениям и установкам157. Под побуждением к поступкам, противоречащим личным убеждениям и установкам, на наш взгляд, следует понимать и покушение на духовное здоровье (состояние) человека.

Отмечается необходимость строгого разграничения насилия как самоцели и насилия — средства, или «инструментального насилия». Насилие все в большей мере носит инструментальный характер. Профессор А. И. Долгова таких преступлений насчитывает от 30 до 33,5% в общей массе совершенных в 2001—2003 гг. и приходит к выводу, что насилие все чаще выступает в качестве органической части сложной системно организованной преступной деятельности158.

В статистической же отчетности насильственный мотив вообще не выделяется.

Нам представляется, что насилие является признаком не какой-то категории преступлений, а основным признаком, сутью преступленного деяния вообще: это — противоправные (запрещенные законом) деяния (действие или бездействие), сопряженные с физическим (применение силы) или психическим (обман) насилием или угрозой их применения. Других видов преступных деяний просто нет в природе человеческих социальных отношений. Преступление же - это преступное деяние, за которое закон предусматривает определенное наказание, например, в виде изоляции от общества сроком на 1

год и более. Сроком до 1 года наказывается проступок.

С социальных и онтических позиций насилие и агрессивность^ это естественное природное свойство человека, унаследованное и# от животного мира. Насилие вообще возможно разделить на позитивное, приносящее пользу обществу (прогрессивное), и негатив ное, приносящее обществу вред, направленное на себя и на други* „юдей; на законное, предусмотренное нормой права, и противозаконное, запрещенное административным и уголовным законами под страхом наказания, — насилие со стороны общества и государства1.

Насилие в семье — глобальная проблема. Насилие в отношении женщин и детей в домашних условиях — серьезное нарушение прав человека, серьезное преступление против личности. Корни наси- іия — в социальной структуре и в комплексе ценностей, традиций, обычаев, привычек и взглядов, которые относятся к неравенству иужчин и женщин, закрепляемому структурами власти и общества. Воспитание детей с применением физической силы разрешается и цаже фактически поощряется во многих правовых системах. В неда- іеком прошлом насилие в семье считали частной жизнью, семейным целом, а возникающие проблемы решали в рамках семейного права.

? Центром по социальному развитию и гуманитарным вопросам ООН совместно с Европейским институтом по предупреждению преступности и борьбе с ней (ХЕЮНИ) подготовлено Руководство во борьбе с насилием в семье, которое опубликовано на русском языке2.

Международное сообщество приняло ряд законов, направленных на обеспечение прав женщин и детей.

Это прежде всего Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., и протоколы к ней от 25 мая 2000 г., Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов №14 декабря 1974 г. и др.3

В Российской Федерации приняты законы «Об основных гаран- тиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. (в нем Сдержится определение: «дети, находящееся в трудной жизненной ситуации, — это жертвы насилия, отбывающие наказание, находятся в специальных учебно-воспитательных учреждениях, прожившие в малоимущих семьях и др.») и «Об основах системы профи- ^ики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» '

Шляпникова О. В. Категория насилия как объект криминологического исследова- ^//Там же. С. 24-25.

„Стратегии борьбы с насилием в семье: справочное руководство. ООН. Нью-Йорк,

ч

ЇЇрава ребенка// Междисциплинарный научно-практический журнал. 2003. № 2.

от 24 июня 1999 г. Однако эффективность этих законов явно недостаточна, о чем свидетельствуют статистические данные о совершении преступлений женщинами и детьми, а так же в отношении этих лиц.

Согласно переписи 2002 г. население России составляет 145 181,9 тыс. человек, из них 53,1% женщин и 46,9% мужчин. Втом числе: 24,4% несовершеннолетних, 20,8% лиц пенсионного возраста — это те социальные группы, которые прежде всего нуждаются в особой защите государства от произвола, насилия и социальной несправедливости.159

В России ежегодно регистрируется около 2,5 млн безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, которые живут за счет попрошайничества, краж, проституции. Свыше 1 млн несовершеннолетних ежегодно доставляется в органы МВД за различные правонару- шения, более 100 тыс. осуждается за различные преступления. В местах лишения свободы содержится свыше 20 тыс. несовершеннолетних.

Генеральный прокурор РФ В. В. Устинов в докладе Президенту России и Федеральному Собранию отмечает, что все большее рас^ пространение получают жестокое обращение с детьми, их эконому ческая и сексуальная эксплуатация, торговля несовершеннолетними. Зарегистрировано 190 фактов продажи родителями малолетних дочерей мужчинам для совершения действий сексуального харак* тера.160

В статье журналиста Н. Рузановой «Антошка мечтал о жареной картошке и, не дождавшись ее, умер от голода»161 сообщается, что ^ 14 годам лишения свободы осуждены муж и жена Барановы из дерев ни Чупино Новосибирской области за то, что сознательно морилі голодом своего 5-летнего сына Антона, а чтобы он не нашел себе еду держали на привязи. Сообщается, что это не единичный случай 1 Новосибирской области, когда ребенок умер от истощения: в Купин* ском районе 5-месячная девочка скончалась от голода в результат того, что мать не кормила ее. Эта женщина осуждена по ст. 156 У1 РФ — «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершенно ,етних». (Непонятно, причем здесь воспитание, если фактически jtino совершено убийство?)

В Новосибирске обсуждают идею создать первый в России па- (Ятник детям — жертвам собственных родителей. Где ответствен- іость властей и общественности за то, что подобные вещи вообще [огли случиться? Или будем считать, что таков менталитет нашего бщества в отдаленных регионах страны?

Журналист Т. Ефременко пишет о работе детского реабилита- ІЙОННОГО центра «Квартал», о детях — алкоголиках и наркоманах: России на каждые 100 тыс. подростков 30 — хронические алкого- мки, 828 — злоупотребляют спиртным. Среди дурманящих верств у детей на первом месте пиво, на втором — клей, далее — ко- шн, марихуана, ЛСД, «винт», героин. За последние 10 лет де- сй-наркоманов в России стало в 14,8 раза больше: 123 человека на

ОО тыс. подростков в 2000 г. и 100 — в 2003 г. Это официальная гатистика, реальные цифры как минимум в 10 раз больше. В реа- шитационном центре «Квартал» одновременно может лечиться «более 20 детей. Сколько же таких центров необходимо создать ювсей России?

Детские алкоголизм и наркомания — порождение семьи, эти яв- ения должны быть отнесены к разряду домашнего насилия, по- юльку родители относятся к ним или безразлично, или провокаци- нно-подстрекательски.

14—16 октября 2003 г. в Москве в ГЦКЗ «Россия» по инициативе йщественных организаций состоялся 1-й Международный форум Дети в чрезвычайных ситуациях», в котором участвовали предста- ители свыше 30 стран и который выработал рекомендации всем вет-

и уровням государственной власти по защите детей, попавших в Рудную жизненную ситуацию1.

Криминологическими факторами, способствующими разви- ІЮ столь неблагополучного морального состояния в обществе, ^считаем: 1) развал семьи — около 500 тыс. детей ежегодно оста- в неполных семьях из-за разводов, около 300 тыс. детей рож- ^ся у одиноких матерей; 2) около 2,5% детей рождается с раз- ^

^атериалы форума до настоящего времени не опубликованы. Автор настоящей был участником данного форума.

личными психическими отклонениями, ими страдает 25—30% населения детских воспитательных колоний, наукой установлено, что мотивация поведения индивидуума примерно на 80% определяется его генотипом и на 20% — фенотипом; 3) домашнее насилие в семье: большинство бродяжек заявляют, что бежали из дому из-за побоев и пьянства родителей, попрошайки утверждают, что занимаются этим ремеслом по принуждению родителей; 4) неспособность милицейской и судебной систем противостоять насилию в семье: по ст. 150 УК РФ ежегодно привлекается к ответственности около 600 человек, по ст. 151 УК РФ — около 200 человек, по ст. 156 УК РФ — около 1000 человек.162 В XXI в. статистические показатели практически не изменились: по ст. 150 УК привлечено к ответственности в 2001 г. — 485 чел., в 2002 г. — 320 чел., в 2003 г. - 346 чел; по ст. 151 УК, соответственно, — 173, 180, 174; по ст. 156 УК, соответственно, — 2109, 2080, 2564163; 5) несовершенство нашего уголовного законодательства, которое отчасти объясняет и вышеупомянутую «активность» государства.

Российское уголовное законодательство не знает такого понятия, как «домашнее насилие». Только в УК РФ 1996 г. была введена ст. 156 — «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Ранее за плохую заботу и жестокое обращение с детьми мамки-папки подлежали только гражданской ответственности — лишению родительских прав. Теперь возникла угроза лишения свободы на срок до 2 лет.

Российские уголовно-правовая и криминологическая науки | общей массе преступности выделяют бытовую преступность, ее изучают как самостоятельное направление криминологического исследования164. Социальный контроль как основа ювенальной юстиции 249

^

Под бытовыми преступлениями понимается разновидность насильственных преступлений на почве бытовых конфликтов против різни, здоровья, половой неприкосновенности, чести и достоинства дічности, совершаемые, как правило, в физическом пространстве сферы быта, то есть на непроизводственной территории, в нерабочее иремя, при наличии родственных, свойственных, соседских и т. п. бытовых связей между преступником и потерпевшим и опирающиеся на мотивацию, характерную для бытовых отношений1.

Профессор Д. А. Шестаков выделил семейную криминологию в особую отрасль криминологического знания и учебную дисциплину. Нами разработан Учебно-методический комплекс по указанной дисциплине2.

Ряд авторов посвятили свои исследования проблемам борьбы с насилием в семье. Имеются и работы, освещающие вопросы защиты детей от него3. В сентябре 2004 г. в РЮИ МВД г. Ростова-на-Дону защищена диссертация на тему «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», которая была посвящена в основном проблемам жестокого обращения, то есть домашнего насилия вд детьми, как способа их воспитания.4

Что же такое «домашнее насилие»? Это явление, рожденное современными Экономическими и общественными переменами, убыстряющимся темпом жизни, новыми стрессами. Наблюдается оно во

пений и проблемы их профилактики: Учеб. пособие. М., 1993. С. 56; КорецкийД. А., Чясникова К. А. Бытовые преступления: прошлое и настоящее: Монография. Рос- *й-на-Дону, 2004; и др.

Мясникова К’ А. Криминологическая характеристика современной бытовой пре- Иупности и меры ее предупреждения. Дис.... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С.7.

1 Преступность среди социальных подсистем. Новая концепция и отрасли криминологии / Под. ред. докт. юрид. наук, проф. Д. А. Шестакова. СПб., 2003. С. 28—68.; Шестаков Д. А. Семейная криминология: Криминофамилистика. 2-е изд. СПб., 2003; Ълешко Н. /7., Фатеев А. И. Учебно-методический комплекс по спецкурсу «Семейная криминология». Ростов-на-Дону, 2002.

Сесар К. Карательное отношение общества: реальность и миф // Правоведение. ^8. № 4. С. 164—167; Харламов В. С. Противодействие внутрисемейным насильст- ^Ным преступлениям участковыми уполномоченными милиции (на материалах І^кт-Петербурга). Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2002; и др.

йерет Е. Б. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: ^°реф. дис.... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004.

всех социальных группах независимо от уровня образования и доходов. Жертвы домашнего насилия — женщины, дети и, конечно, общество. Лица, допускающие акты домашнего насилия, стремятся установить контроль над другими людьми, часто очень ревнивы, относятся к своему партнеру, детям, членам семьи как к своей собственности. Главная цель домашнего насилия — достижение власти и контроля в семье; используются эмоциональное насилие, экономическое насилие, сексуальное насилие, манипулирование детьми, угрозы, мужские привилегии, запугивание, изоляция. Насилие — это не отношение любви и секса, а вопрос власти и контроля (лингвистический сексизм, сексуальное, психологическое, вербальное, физическое, экономическое насилие, использование детей против матерей, ограничение свободы поведения, преследование и др.).

Следует признать, что насилие в семье является серьезным преступлением против личности и общества, которое не извинимо и не терпимо. Рекомендации ООН (Модельное законодательство о насилии в семье) к домашнему насилию относят все насильственные действия физического, психологического и сексуального характера в отношении женщин и других лиц, совершенные на основании полового признака лицом или лицами, которые связаны с ними семейными и близкими отношениями. При этом, как правило, происходит быстрая эскалация от словесных оскорблений и угроз до тяжелых физических побоев, похищений, угроз увечьями, запугивания, принуждения, насильственного или иного незаконного вторжения в жилище, поджогов, уничтожения собственности, сексуального насилия, изнасилований в браке, насилия, связанного с приданым или выкупом невесты, увечья гениталий, насилия, связанного с эксплуатацией через проституцию, насилия в отношении домашних работниц, попыток совершить такие акты165.

Показателен взгляд на домашнее и любое другое насилие по отношению к детям, существующий в Израиле. Здесь физические наказания исключаются напрочь. Любое физическое наказание унижает человека, а ребенка особенно. Угроза насилия считается психологическим насилием и расценивается как преступление. «Воспита- цельные табу» выражаются нехитрой пословицей: «Дал по попе — садись в тюрьму». Есть примеры, когда матерям приходилось сесть за решетку после того, как они поучили своих детей ремнем. За издева- «льство родителей лишают родительских прав, а ребенка усыновляет в другие семьи. При этом обратной дороги нет: существует тайна усыновления.

?г Гарантируют соблюдение отмеченных правил Всеизраильский яентр информации и поддержки детей, страдающих от произвола родителей, служба социальной опеки, отделения которой работают круглосуточно, а также полиция и суд. *

Оберегая детей даже от микроскопического насилия, общество |берегает себя, так как дети сразу же после школы идут в армию, и Іирус насилия не должен проникать в их души1.

?к Э. Эриксон, создавший учение о стадиях развития человека, Вписывая вторую стадию — развитие способности ребенка, то есть самостоятельности» (второй-третий год жизни), отмечал, что брань : наказания за самостоятельные поступки приводят к развитию та- их качеств, как нерешительность, чувство обиды и т. д.2 (о Полагаем необходимым дать анализ выступлений участников онференции, проведенной 2—3 июня 2001 г. в г. Новочеркасске Ростовской области по инициативе Регионального общественно-по- итического женского учреждения «Вера, Надежда, Любовь» и Ко- шссии по правам человека при главе администрации (губернаторе ’остовской области), на тему «Домашнему насилию нет места на

Імле»3, поскольку все прозвучавшие доклады раскрывают состояние сущность домашнего насилия в России.

к Представитель Новгородской области, уполномоченный по прайм ребенка Н. А. Лисицина, анализируя статистические данные о бедности, доходах — пособиях, состоянии безнадзорности и беспризорности детей, отметила, что 80% всех зарегистрированных преступлений в регионе совершаются дома, в непроизводственной сфере, и Чришла к выводу, что российское государство и общество не способ- сегодня защитить своих детей. Для исправления этого положения ^

Тельман Захар. Мальчики не для битья! Схватил парня за ухо — сядешь в тюрьму // і^сийская газета. 2004. 21 июля. С. 6.

і Никсон Э. Г. Детство и общество. СПб., 1996. С. 62.

‘Wop, Н. П. Мелешко, был участником данной конференции.

Н. А. Лисицина считает необходимым формирование в обществе зрелых социальных норм, неписанных правил, которые бы принимались и исполнялись населением; соблюдение законов страны народом и властью, а не нарушение их в массовом масштабе; построение социального государства, где население сможет самостоятельно решать свои жизненные задачи166.

Представитель Ставропольского края Н. И. Сучкова поделилась опытом работы (с 1989 г.) краевого отделения благотворительного общественного фонда «Российский фонд милосердия и здоровья», которое консолидирует работу многих общественных формирований по защите семьи и детства. Широкое распространение насилия над женщинами в семьях она объясняет следующими факторами: отсутствием в России соответствующей законодательной базы; низким уровнем культуры населения; а также тем, что уровень доходов мужчин заметно выше, чем женщин, поэтому мужчины чувствуют себя собственниками в семье, а в результате 70% всех насильственных преступлений в регионе совершается в семье167.

О. В. Мелихова из Ставропольского края объясняет насилие в семье отсутствием правовой базы противодействия ему — уголовный кодекс вступает в действие, только когда наступили противоправные последствия, но не предотвращает их; отсутствием экономических условий равенства — обеспеченности работой, справедливой зарплатой, возможностью учиться, лечиться, отдыхать. Предлагается создать социальные институты защиты потерпевших от домашнего насилия наподобие кризисных центров, где женщины и дети смогут найти приют и покой хотя бы на краткое время и получить защиту государства от длящегося насилия168.

Представитель Волгоградской области О. П. Чаликова подели-* лась опытом работы региональной программы «Сотрудничество ме-* стных сообществ по проблеме насилия в семье», которая помогает осознать, что семейное насилие — это преступление. В области созі дан Ресурсный центр для жертв, перенесших домашнее насилие169. Адвокат В. В. Чернявская из Волгоградской области как представитель уполномоченного по правам человека рассматривает роблему домашнего насилия в двух аспектах: с одной стороны, ертвы домашнего насилия обращаются в органы милиции, когда уже наступили наиболее тяжкие последствия, и даже после этого иирятся с обидчиком, пытаются прекратить уголовно-процессуальное производство до суда; с другой стороны, российский менталитет не признает равноправия в браке — один из супругов доминирует над другим, поэтому милиция неохотно вмешивается в семейные драмы, избиения стали нормой жизни, а ответственность мужа за изнасилование жены нашему гражданину трудно даже себе представить.

Все это обусловлено безграмотностью жертвы и безграмотностью и бескультурьем правоохранительных органов. Выход из этой ситуации — в широком освещении работы общественных социальных центров помощи женщинам, детям и престарелым, то есть лицам, нуждающимся в социальной защите от своих «близких». Уго- говный кодекс должен содержать норму, закрепляющую преступность именно насилия в отношении близких, находящихся в ивисимости от обидчика'.

Работник ПДН ОВД г. Новочеркасска В. В. Таранец, отмечая значительную распространенность домашнего насилия в отношении несовершеннолетних (104 административных протокола, 28 материалов на лишение родительских прав, 2 уголовных дела и др.), ука- зал на существенные недостатки в деятельности милиции: слишком йтянутые сроки расследования (2 месяца и более), судебного разбирательства; отсутствие сторонних свидетелей; допущение законом прекращения дела за примирением сторон на досудебных стадиях, а Столько в суде (как в США); отсутствие практики обучения работников милиции работе в кризисных семейных ситуациях; система ^тистического учета «бытовых преступлений» охватывает только ^нфликты между различными семьями и не поддерживающими отношения родственниками2.

Работник ППН Красносулинского ОВД Ростовской области ^•А. Полупанов остановился на проблемах предупреждения право нарушений несовершеннолетних. В городе функционирует центр «Семья и дети», приют для детей, оставшихся без попечения родителей, 2 специнтерната для детей с аномалиями психики, детский дом. Городской Думой принята целевая программа «Работа с асоциальными семьями», к осуществлению которой привлекаются церковные служители, а также детская поликлиника, осуществляющая плановые проверки многодетных семей. Однако имеют место факты особо жестокого обращения с детьми в неблагополучных семьях, по которым было возбуждено 2 уголовных дела170.

Представители Астраханской области Н. В. Локтева и С. А. Мусат- кина, отмечая распространенность домашнего насилия в регионе (70% от всех насильственных преступлений), объясняют это социальное явление сложившимися обрядами, обычаями и традициями многонационального населения региона (более 100 национальностей, в том числе 72% русских, 12,8% казахов, 12,8% татар и др.), согласно которым женщина всегда находится в зависимости и полном подчинении у мужчины, а ребенок — еще и у матери. Нет четкого механизма реализации Конвенции о правах ребенка, Конституции Российской Федерации, иных законов и нормативных актов. Отсутствуют реабилитационные центры для детей, детские сады ликвидируются171.

Представитель профсоюзов Л. В. Крючкова заострила внимание на проблеме воспитания и обучения детей в России: государство пожинает плоды невежества, вандализма, хамства, поскольку экономя на Учителе, оно само варварски уничтожает Культуру и Духовность нации. Государство должно гарантировать ценность жизни нации, жизни детей, а не экономить, плодя нищету. Бедность не порок -4 писал Н. А. Островский, но нищета порок, ибо она порождает нище-1 ту духа172.

Представитель Института управления, бизнеса и права г. Ростов ва-на-Дону В. В. Акименко обратила внимание на необходимости распространения практики прекращения домашнего насилия граэН данско-правовыми средствами — согласно ст. 30 ГК РФ, ст. 98 ЖК РФ, ст. 69, 70, 72 СК РФ173.

Представитель г. Москвы JI. Е. Шевченко рассказала о состоявшейся в Москве 21—22 мая 2001 г. при поддержке Американской ас- (оциации юристов 3-й Международной ежегодной конференции ^енщин-юристов на тему «Защита прав женщин: правовые аспекті». Отмечались некоторые успехи в этом направлении, достигнутые (Белоруссии, Киргизии, Таджикистане, Туркмении. В России в разных регионах созданы и успешно работают многочисленные центры, общественные учреждения по защите прав женщин: в Москве с 1999

г. действует независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», куда уже обратилось за помощью более 34 тыс. женщин и детей. В Барнауле с 1996 г. функционирует кризисный центр «Женский альянс». В Санкт-Петербурге при «Кризисном центре для женщин» создано убежище для женщин, переживших насилие, которые могут находиться там до Юдней1.

Отметим, что общественная позиция противодействия домашнему насилию в России вырабатывалась и развивалась при инициа- іиве и поддержке зарубежных стран.

Проблема домашнего насилия над детьми, женщинами и престарелыми для России действительно является актуальной. Российскими учеными-психиатрами2 установлена прямая корреляция между юмашним насилием над детьми и их будущим жестоким, преступим поведением уже во взрослом состоянии. Большинство насиль- іиков, убийц, лиц, совершающих насильственные преступления, в етстве сами подвергались физическому, сексуальному, психическо- іу насилию со стороны родителей, других членов семьи и посторонни взрослых.

Об этом свидетельствуют судебная практика и публикации в пе- Иодической печати. Так, серийный убийца М. Дудин, убивший 3

человек в г. Фурманов Ивановской области, сообщил о себе: «С стства я испытывал побои и унижения от отца, который от природы

Там же. С. 33—34.

Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицин- *е аспекты социальной агрессии // Материалы 3-й Международной научной кондиции (18—21 сентября 2001 г.). Ростов-на-Дону; Ковалев А. И., Перехов Л. В. ^кая жестокость один из определяющих факторов криминального поведения ^слых // Материалы конференции ИУБиП. Ростов-на-Дону, 2001.

был крайне жесток и сильно пил. Издевался над матерью. Мог просто, что не по его нраву, разнести в клочья. Даже не пожалел собак, когда я просто с ними поиграл, он их на моих глазах застрелил». В 13 лет М. Дудин убил отца, потом изнасиловал восьмиклассницу, за что был осужден. Отбывая наказание в испытательной колонии, проявлял жестокость. Освободился через 12 лет. После убивал всех, кто стоял на пути его жестокости, — пожилых, молодых, мужчин, женщин, детей. Сожительницу бил часто и жестоко. За то, что она сделала аборт, отбил ей до черноты весь низ живота.

Движущей силой всех совершенных им злодеяний были патологическая жестокость и обидчивость, приступы чудовищной, нечеловеческой ярости. В то же время, сам он всегда одевался опрятно, был вежлив, внимателен, лицо было чистое, ясное.174

Здесь наглядно высвечиваются две проблемы: наследственность и воспитание, обусловливающие жестокость конкретного человека, которая проявляется в его поведении по отношению к себе подобным, к любому члену общества, к обществу в целом.

Распространенность в России, особенно в последнее время, серийных сексуальных преступлений и преступлений против жизни подтверждает, наличие в нашем обществе существенных недостатков в профилактике наследственной жестокости и в воспитании подрастающего поколения — предупреждении развития жестокости. Проблемы противодействия домашнему насилию должны занять подобающее место в системе противодействия преступности в России.

Как отмечалось выше, Уголовный кодекс Российской Федерации не знает специального состава, предусматривающего ответственность за домашнее насилие в условиях семьи.

В главе 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» ряд составов предусматривает уголовную ответственность за насилие в отношении несовершеннолетних при определенных условиях. Это: 1) вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления лицом, достигшим 18-летнего возраста, в том числе родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, с применением насилия или О угрозой его применения — ст. 150 УК РФ; 2) вовлечение несовер- щеннолетнего в совершение антиобщественных действий, т. е. в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, бродяжничество или попрошайничество, в том числе родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, с применением насилия или с угрозой его применения — ст. 151 УК РФ; 3) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, — ст. 156 УК РФ. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ введена ч. 2 ст. 242' — изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних, совершенное родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагогом или другим работником, осуществляющим надзор за несовершеннолетними (статистических данных по этой статье еще нет).

УК Российской Федерации содержит ряд статей, предусматривающих повышенную ответственность за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних: ст. 117 — истязание несовершеннолетнего; ст. 121 — заражение венерической болезнью заведомо несовершеннолетнего; ст. 122 — заражение ВИЧ-инфекцией заведомо несовершеннолетнего; ст. 126 — похищение человека, заведомо несовершеннолетнего; ст. 127 — торговля людьми, заведомо несовершеннолетними; ст. 1272 — использование рабского труда заведомо Несовершеннолетнего; ст. 230 — склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ заведомо несовершеннолетних; ст. 240 — вовлечение в занятие проституцией заведомо несовершеннолетнего; ст. 241 — организация занятия проституцией с Использованием заведомо несовершеннолетних; ст. 242' — изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими Изображениями несовершеннолетних.

Любое из указанных преступлений, а также предусмотренные главой 16 «Преступления против жизни и здоровья» убийство, доведи. 3233 дение до самоубийства, причинение тяжкого, средней тяжести, легкого вреда здоровью, побои, истязания и главой 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» могут совершаться в том числе и в домашних, семейных условиях и, следовательно, рассматриваться как «домашнее насилие». Однако совершение этих преступлений в домашних условиях, т. е. одними членами семьи в отношении других, как правило, незащищенных, более слабых, по УК Российской Федерации не является даже отягчающим обстоятельством. Пункт «з» ст. 63 УК РФ рассматривает в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного, а совершение преступления на почве семейных, домашних отношений отягчающим обстоятельством не считается.

Учитывая, что правонарушения, связанные с домашним насилием и совершаемые в большинстве своем в отношении женщин, детей, престарелых, довольно распространены в обществе, полагаем необходимым совершенствование уголовного законодательства. Следует ввести в УК Российской Федерации новый состав преступления — физическое и психическое насилие над членами семьи; а в ст. 63 УК РФ включить дополнительное отягчающее обстоятельство — совершение насильственных действий в отношении членов семьи — супругов, детей, родителей и других иждивенцев. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в УК РФ должны не только декларироваться, но и нести материальную нагрузку при назначении наказания: отягчающие обстоятельство должно увеличивать меру наказания на 1/4, на 1/3, на 1/2, но не более 15 лет лишения свободы; смягчающие обстоятельства должны, соответственно, снижать меру наказания, но не менее чем до 3 лет лишения свободы. Подобная система применения смягчающих и отягчающих обстоятельств установлена в Уголовном кодексе Италии (ст. 61,62). Преступления, связанные с насилием над личностью, должны быть, на наш взгляд, сконцентрированы в разделе 1 Особенной части УК РФ «Преступления против человечества, жизни и здоровья, половой неприкосновенности, прав и свобод человека».

Некоторые исследователи1 данной проблемы провели опрос экспертов — сотрудников ОВД. Последние считают необходимым: принять специальный закон по предупреждению насилия, насильственных преступлений в семье (52%); дополнить ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством: «л) совершение преступления при защите интересов члена своей семьи», а ст. 63 УК РФ — отягчающим обстоятельством: «о) совершение преступления против члена своей семьи» (56% и 42%); включить новый квалифицирующий признак «совершение преступления в отношении члена своей семьи» в ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 111, ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 132, на основе этого признака ввести ч. 2 в ст. 119, 133—135 УК РФ (от 62% до 80%).

Авторы исследования предлагают бороться с насильственной преступностью в семье посредством заблаговременной профилактической работы органов МВД. С этой целью следует организовать правильное воспитание детей в семье, школе и других учебных заведениях, а также создать в системе МВД специализированные подразделения по расследованию и предупреждению насильственных преступлений в семье, предусмотреть существование специальных судей, рассматривающих эти дела.2

Однако частные меры по совершенствованию работы отдельных правоприменительных систем в борьбе с такими масштабными социальными явлениями, как домашнее насилие, преступность несовершеннолетних и преступность в целом, не слишком эффективны, что подтверждается мировой правоохранительной практикой.

На наш взгляд, предложение о принятии специального Федерального закона «О предупреждении домашнего насилия» следует гПодцержать и способствовать развитию общественного движения в его поддержку. Приемлемы также предложения о дополнении ст. 61 И 63 УК РФ, но только в части преступлений, связанных с физическим и психическим насилием, а не любых преступлений в отношении членов семьи.

Полагаем также, что нет оснований включать в отдельные составы квалифицирующий признак «совершение преступления против

Парамонов П. Г., Борбат А. В., ИльяшенкоА. Н. Насильственная преступность в семье:

|*еры предупреждения // Российский следователь. 2002. № 2. С. 22—27. іамже. С. 26.

члена своей семьи», если в ст. 63 будут внесены изменения УК и отягчающие признаки будут влечь увеличение меры наказания.

Следует отметить, что Особенная часть УК РФ чрезмерно отягощена квалифицирующими признаками, которые не всегда способствуют усилению наказания и превенции преступления. Большинство этих признаков можно сосредоточить в Общей части УК РФ в качестве отягчающих вину обстоятельств, влекущих увеличение меры наказания.

В России очень серьезно стоит проблема уголовно-правового противодействия сексуальному насилию над несовершеннолетними, особенно малолетними и особенно в семье. Глава 18 УК РФ «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» крайне несовершенна. УК не содержит понятия «малолетство». Статья 134 УК рассматривает преступления, совершенные «по согласию», — половое сношение, мужеложство, лесбиянство с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, как преступления средней тяжести и предусматривает наказание в виде лишения свободы до 4 лет.

Полагаем, что УК РФ должен определить понятие малолетних в возрасте от рождения до 13 лет включительно и рассматривать любые сексуальные действия в отношении них как насильственные посягательства на их половую неприкосновенность, поскольку о «половой свободе» в этом возрасте речи быть не может. Столь ранний возраст характеризуется беспомощным состоянием и невозможностью противостоять преступным посягательствам. Уголовная ответственность за сексуальные посягательства на данную категорию лиц должна быть максимально повышена. Возраст с 14 до 15 лет включительно должен рассматриваться как подростковый, Характеризующийся ограниченной дееспособностью и ограниченной возможностью отдавать себе отчет в своих действиях. Категория несовершеннолетних должна охватывать лиц в возрасте от 16 до 18 лет. За преступные сексуальные посягательства на представителей этих категорий уголовный закон также должен предусматривать повышенную уголовную ответственность.

Мы полагаем, что наиболее удачно рассматриваемая проблема разрешена в уголовном законодательстве Украины и Белоруссии, где и предусмотрена повышенная уголовная ответственность за указан ные преступления, и дифференцированы возрастные категории несовершеннолетних, подростков и малолетних.

В плане сравнительного исследования американского опыта борьбы с домашним насилием, следует отметить наличие в уголовном законодательстве США специальных норм, детальную проработку правоприменительной деятельности полиции, прокуратуры, судов, существование мощной социальной структуры по защите жертв домашнего насилия. Эта проблема возведена в ранг национальной. Борьба с домашним насилием превалирует по значимости над другими направлениями борьбы с преступностью1.

Для действенной борьбы с домашним насилием одного лишь совершенствования уголовного законодательства недостаточно. Необходимы социальные преобразования. Домашнему насилию не должно быть места в нашем обществе. Пропаганда, агитация, воспитание, образование, деятельность средств массовой информации и коммуникации, наука, работа правоохранительных органов и всех ветвей власти должны быть направлены на борьбу с ним. Необходимо формировать мораль, традиции, обычаи, воспитательное право, которые бы не допускали, осуждали, пресекали и делали бы невозможным до- Емашнее насилие.

ре Основными инструментами борьбы с домашним насилием наря- Рду с уголовно-правовой юрисдикцией призваны стать семья, воспитание, образование молодежи, ювенальная юстиция как элемент общей системы профилактики преступности. 11

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной 10 января 2000 г. Указом Президента РФ № 24, среди главных угроз национальной безопасности назван рост преступности, особенно ее организованных форм, а к числу основных факторов и условий, способствующих этому росту, отнесены отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, кризис системы социальной защиты населения, особенно Несовершеннолетних, и ослабление фундаментальной ячейки общества — семьи, приведшее к демографическому кризису, который вы-

к

Л

Опыт США в решении и предотвращении домашнего насилия. Международные стандарты. Новочеркасск, 2001.

разился в существенном сокращении рождаемости и средней про- должительности жизни в стране.

Для нейтрализации отмеченных негативных явлений в развитии нашего общества на современном историческом этапе необходимо, на наш взгляд, не столько ужесточение методов борьбы с преступностью, сколько методологическое упорядочение, приведение в равновесие правовой системы и совершенствование проведения организационных преобразований общества, отношения к правонарушителям и преступникам. Жестокое наказание — одна из форм насилия, особенно неоправданная в отношении несовершеннолетних. Жестокое наказание не улучшает, а ухудшает социальные характеристики несовершеннолетнего, то есть дает негативный, прямо противоположный ожидаемому эффект.

Уголовно-правовая статистика (за 1997—2003 гг.) свидетельствует, что в России до 2000 г. ежегодно совершалось тяжких и особо тяжких преступлений более 60% и только в 2002 г. — 52,3%, а в 2003 г. — 39,1%; соответственно, средней и небольшой тяжести — до 40%, ас 2000

г. — более 40%: в 2002 г. — 48 ,6% , в 2003 г. — 60,8%.175 Из выявленных преступников до 2000 г. осуждалось к лишению свободы около 1/3, из них к лишению свободы на срок свыше 5 лет — 37%, а менее 5 лет — 63%.176 Если бы наше общество стремилось не покарать лиц, совершивших небольшой и средней тяжести преступления, а восстановить нарушенное право, причем желательно на досудебной стадии, то 63% нынешних преступников не были бы подвергнуты уголовному наказанию, не оказались бы в местах лишения свободы, а рассматривались бы как правонарушители.

Нами установлено, что система наказаний по УК РФ и российская судебная практика их применения на сегодняшний день перестали отвечать социальному назначению наказания и находятся 0 противоречии с основными принципами, задачами и целями уголовного закона (справедливость, гуманизм, защита прав и свобод человека, применение наказания в целях восстановления социальной справедливости, нарушенной правонарушением, а также в целях исправления осужденного и предупреждения новых преступлений).

Полагаем, что существующая концепция борьбы с преступностью (преступление — это деяние, записанное в законе) требует пересмотра. В ее основу следует положить принцип «нет преступления без законного наказания», сформулированный еще Фейербахом в начале XIX в. Если правонарушитель в законном порядке освобожден от уголовного наказания, значит, общество не считает его преступником, а его деяния — преступлением. Основной целью наказания следует считать восстановление нарушенного права, то есть социальной справедливости, а не кару как репрессию в отношении виновного и устрашение других граждан. Эти принципы, особенно применяемые в отношении несовершеннолетних правонарушителей, позволят достигать примирения потерпевшего и правонарушителя, то есть устранять конфликт между двумя частными интересами, и освобождать от уголовного наказания, а следовательно, не считать преступниками до 70% правонарушителей.

Главная задача российского правосудия заключается не столько в совершенствовании действующей уголовно-судебной системы, сколько в создании принципиально нового правовосстановительного порядка в отношении правонарушителей, в том числе преступников, и прежде всего — в отношении несовершеннолетних.

Правовосстновительное ювенальное правосудие — это и первая, и заключительная стадия ювенальной юстиции в отношении несовершеннолетних, не поддающихся профилактическому воздействию и совершающих тяжкие преступные деяния. В разных странах оно имеет свои особенности (в новой Зеландии, Канаде, Франции, Японии, Швеции и др.1). Главная же его особенность в том, что это не Уголовное правосудие, а ювенальное, направленное на защиту несовершеннолетних и семьи. Только в Англии и США ювенальное правосудие осуществляется судами общей юрисдикции, но по специальному закону в рамках специальной судебной процедуры. Наказания И воздействия несовершеннолетние отбывают в специальных учреждениях. Основной упор делается на широко разветвленную систему

* Зер Ховард. Восстановительное правосудие. М., 1999; Ханниган П. Молодежь, испытывающая трудности. М., 1999; Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая Мозаика и перспективы в России. М., 2000.

пробации — надзора за поведением несовершеннолетних. Во всех других странах существует специальная ювенальная квазисудебная система: семейные конференции в Новой Зеландии и Австралии, семейные суды в Японии, ювенальные суды во Франции и др., которые рассматривают дела несовершеннолетних и решают вопросы о контроле и пробации, о необходимости уголовного преследования.

На защиту интересов несовершеннолетних в России в сфере уголовного судопроизводства направлено достаточное количество правовых актов, в том числе УПК Российской Федерации (раздел о производстве по делам несовершеннолетних), существует постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в котором установлено, что российские суды при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних обязаны применять международные нормы ювенального правосудия, что дела эти должны рассматривать только специально подготовленные судьи с позиций прежде всего защиты интересов несовершеннолетних.

Конечно, сегодня при формировании ювенального Правосудия мы пользуемся этими нормативными актами, но их следует совершенствовать, создавать необходимые прецеденты, нарабатывать практику ювенального правосудия и постепенно, по частям конструировать самостоятельное законодательство — ювенальную правовую систему, регулирующую поведение несовершеннолетних, их судебную защиту и судебную ответственность.

Ювенальная юстиция должна существовать в любом обществе (поскольку существуют дети) и распространяться на всех несовершеннолетних, а не только попавших в трудную жизненную ситуацию. Такая ювенальная юстиция будет способствовать созданию в Российской Федерации правового государства и решению демократическим, цивилизованным путем проблем воспроизводства и развития общества, в котором приоритет отдается человеку с его естественными правами и потребностями, а слова К. Маркса о том, что общество теряет право на существование, когда утрачивает связь со своим молодым поколением, остаются лишь предупреждением.

Ювенальная юстиция — это не столько правосудие, сколько совокупность правовых механизмов социального, общественного и государственного контроля, которые действуют через посредство спе циальных правовосстановительных процедур и профилактических программ, предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов семьи, несовершеннолетних, их воспитания, образования и развития, реализуемых системой государственных органов и общественных институтов путем принуждения и применения мер профилактики, безопасности и наказания.

Система ювенального правосудия должна рассматривать все дела с участием несовершеннолетних и в отношении несовершеннолетних, а также семейные дела, затрагивающие интересы несовершеннолетних, в том числе и дела, касающиеся домашнего (семейного) насилия, поскольку они в любом случае затрагивают интересы несовершеннолетних.

Нуждается в серьезном реформировании и пенитенциарная система для несовершеннолетних. Сегодня, как правило, на область, край, или на несколько субъектов Федерации приходится по одному пенитенциарному учреждению. В них скапливается большое количество несовершеннолетних правонарушителей и преступников (в среднем по 350 человек), и они превращаются в «университеты уголовной субкультуры», где процветают пытки, жестокость, насилие. Цель исправления несовершеннолетних преступников не достигается, и они зачастую переходят в разряд профессиональных преступников, рецидивистов (70—80% рецидивистов начинают свою карьеру в несовершеннолетнем возрасте). Созданные в конце 90-х годов ЦВИНПы, переименованные в дальнейшем в ЦВСНП, также рассчитаны на содержание в одном месте большого числа несовершеннолетних девиантов и правонарушителей, так как Инструкция по организации деятельности центров временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, утвержденная приказом МВД Российской Федерации от 2 апреля 2004 г. № 215, предусматривает создание этих центров только при ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, куда они помещаются только на 48 часов. Где они должны содержаться с момента задержания и помещения в этот центр, Инструкция не регламентирует. Однако предусматривает, что, если за 48 часов задержанные несовершеннолетние не были устроены, начальник центра сообщает об этом в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав по месту дислокации центра. Какое решение может быть принято о дальнейшей судьбе этих несовершеннолетних, Инструкция не предусматривает.

Без реформирования этой системы в России не может быть налажена действенная система профилактики преступности несовершеннолетних в целом. Необходимо основную ответственность за состояние правонарушаемости несовершеннолетних возложить на органы местного самоуправления. Такой опыт апробирован во многих странах и дает большой эффект. Например, в Швеции каждая коммуна имеет свои учреждения социальной профилактики и помощи несовершеннолетним, свои места изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Их содержание и обслуживание осуществляется за счет коммуны. Изолированные несовершеннолетние не теряют связи с семьей и школой. Коммуна в целях экономии средств на их содержание вынуждена больше внимания уделять профилактике правонарушений и не допускать роста преступности.

Очень важной и актуальной для России является проблема создания системы воспитания и образования подрастающего поколения, поскольку действующая система в современных условиях развития общества показала свою неэффективность. От того, какое мы дадим образование, как воспитаем детей сегодня, зависит, каким общество будет уже через 5—10 лет; причем позитивные изменения могут наступить нескоро, через десятилетия.

Отношение родителей (семьи) и всего общества в любом государстве к насилию в отношении детей — это не только криминологическая проблема, а прежде всего социальная проблема, касающаяся воспитания детей как подрастающего поколения, формирования нового общества. Здесь нелишним будет рассмотреть израильский опыт воспитания и образования подрастающего поколения.

Израильская школа совсем не похожа на российскую. Она подразделяется натри ступени: начальная (1—6 классы), неполное среднее (7—9 классы), средняя школа (10—12 классы). В школу идут в 6-летнем возрасте, но обязательным является предшколь- ный год в детском саду, где 5-летние дети обучаются элементар' ным навыкам школьного поведения и приемам концентраций внимания во время объяснения учебного материала. На первых двух ступенях школы детей больше воспитывают, чем учат. В эти годы ребенок «самовыражается» и воспринимает и усваивает гума- нитарные принципы демократического общества. Девятилетка — базовое обязательное образование. Только треть выпускников-де- вятилеток поступают в среднюю школу — «тихоны». Остальные рассредоточиваются по многочисленным профессиональным школам — система ОРТ (Общество ремесленного труда — изобретено в России в 1880 г). Рабочая профессия гарантирует постоянный заработок и вполне достойную пенсию.

Дети, заканчивающие среднюю школу (1/3 от всех), нацелены на получение высшего образования и получают аттестат зрелости («баг- рут»): чем больше высших баллов по выбранным дисциплинам, тем больше шансов поступить на выбранную специальность в университете или колледже. Всего в Израиле 8 университетов, 2 академии искусств, институты, колледжи, филиалы многих зарубежных университетов (США, Англии). Главное образовательное ведомство страны — «Мисрад ха-хипух» (дословно переводится «Министерство воспитания»)177.

Любой израильский школьник попадает на срочную службу в армию. Солдат — уважаемый член общества. Только пройдя срочную службу, человек может начать работать.

Отслужившим в армии Министерство обороны оплачивает 2 года обучения в университете, предлагает выгодные банковские ссуды для покупки жилья, открытия бизнеса, единовременное пособие около 3 тыс. долл.

В армии нет дедовщины. Раненые и получившие инвалидность военнослужащие находятся на полном обеспечении государства178.

С подобных позиций было бы разумно, по нашему мнению, рассмотреть проблему юридического и ювенального образования России. Знание основ юриспруденции, психологии, педагогики, социологии должно быть доступно и даже обязательно для студентов любой системы высшего образования. Оно должно стать показателем культуры, интеллигентности, образованности специалиста с высшим образованием.

Разрешение названных проблем российского общества — совершенствование уголовного и процессуального законодательства, пенитенциарной системы и восстановительного правосудия, исключение из уголовной юрисдикции основной массы несовершеннолетних правонарушителей как субъектов преступлений, создание ювенальной правовой системы (ювенальной юстиции и правосудия), соответствующих современным потребностям российского общества, создание адекватной системы воспитания и образования — позволят активно противостоять криминогенным влияниям, преступности и сформировать подлинно новое общество, основанное на принципах равноправия, гуманизма, справедливости. Ювенальная юстиция должна стать частью менталитета российского общества и гражданина.

Практические шаги к решению перечисленных проблем становления ювенальной юстиции предпринимаются в отдельных регионах России. Так, в городе Новочеркасске, где в 2001 г. проходили форумы по проблемам защиты детей от домашнего насилия, появилась детская юридическая консультация, которая оказывает правовую и психологическую помощь детям, защищая их от произвола родителей, школы, государственных органов, общественных организаций и бизнеса, т. е. тех, кто по идее должен помогать им в процессе развития, становления, социализации. Финансирует этот проект международный благотворительный фонд.179

«Российская газета» сообщает, как первоклассник засудил мать за то, что она силой заставляла его учиться.180 В приговоре суда Урю- пинского района Волгоградской области рассказывается, как от маминых пинков первоклассник Максим Минеев падал со стула и бился головой об отопительную батарею. Мать била его не беспричинно: заставляла делать уроки, когда он нецензурно выражался в адрес семьи. В классе Максима не любят: не хочет учится, очень агрессивен, может любого обидеть. На вопрос корреспондента: «Что тебе надо, чтобы ты учился?» ответил: «Мобильник!»

Суд осудил мать Елену Минееву по ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» и пригово рил к штрафу в сумме 2500 руб. при общем семейном доходе 2700 руб.

Классный руководитель Максима сообщает, что у нее полкласса детей жалуются, что их бьют родители.

Данный пример из жизни российского общества наглядно демонстрирует распространенность домашнего насилия как образа жизни семьи, бессилие системы правосудия, отсутствие надлежащей социальной системы охраны и воспитания детей и надлежащего законодательства по противодействию этому злу, выявляет его основные социальные причины — бедность, «убогость и сирость» родителей.

Данную ситуацию прокомментировал психолог Виктор Кисля- ков, который сообщил, что у них сейчас много подобных дел, вал потерпевших мальчиков. В России нет социальных служб, отслеживающих поведение по отношению к ребенку родителей, школьного персонала. В Америке и Европе именно социальные службы информируют граждан об их правах и помогают в их реализации и защите.

Хотелось бы выразить надежду, что и российское государство воспитание и становление подрастающего поколения будет рассматривать как основу развития и процветания всего российского общества.

<< | >>
Источник: Мелешко Н. П.. Ювенальная юстиция в Российской Федерации: криминологические проблемы развития.— СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 787 с.. 2006

Еще по теме 2.2. Проблемы борьбы с домашним насилием:

  1. § 7. Роль международных организаций в области борьбы с преступностью
  2. § 2. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Основания привлечения физического лица к уголовной ответственности
  3. § 2. Международно-правовые основы борьбы с терроризмом
  4. § 3. Деятельность универсальных международных структур по борьбе с терроризмом
  5. § 5. Содружество Независимых Государств в борьбе с терроризмом
  6. 18.4. Финансовый аспект проблемы: вынужденная трата или неистраченные деньги
  7. § 2. Взгляды политических партий на проблемы власти переходного периода: сравнительный анализ
  8. ДОКТРИНАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАУЧНО-ПРАВОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ «ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ» И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ «ОСНОВЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ»
  9. 2.2. Проблемы борьбы с домашним насилием
  10. 2.5. Социалистическая система права и некоторые криминологические проблемы создания современного уголовного права в системе социального контроля в Российской Федерации
  11. 3.1. Лекции
  12. ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ГРАБЕЖАМИ И РАЗБОЙНЫМИ НАПАДЕНИЯМИ
  13. Щелкунова М.В. О ЗАРУБЕЖНОМ ОПЫТЕ РАБОТЫ С ЖЕНЩИНАМИ, ПОДВЕРГШИМИСЯ НАСИЛИЮ, И МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИХ ЗАЩИТЫ
  14. Исследования оплачиваемого домашнего труда в контексте глобализации: краткий обзор
  15. § 1.     НАСИЛИЕ КАК МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРОБЛЕМА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -