>>

ДОКТРИНАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАУЧНО-ПРАВОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ «ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ» И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ «ОСНОВЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ»

Доктринальное обоснование научно-правового направления «Ювенальная юстиция» и ее подраздела — дисциплины «Основы ювенальной юстиции» как новой системы юридических знаний и новой специализации в системе юридического образования как основы для интеграции всех наук, видов и форм воспитания, образования, развития и становления личности человека в его несовершеннолетнем возрасте, основанных на изучении поведения детей, его правового регулирования и корреляции, является, на наш взгляд, в настоящее время основной задачей развития научных знаний об обществе, его становлении и развитии.

Проблемы борьбы (противодействия) с преступностью в XX в.

в мировом сообществе получили новый виток развития: полная или частичная замена репрессивного уголовного правосудия на восстановительное правосудие, основой которого является не столько наказание лица, совершившего преступное деяние, сколько защита и восстановление нарушенных этим деянием прав потерпевших. Эти идеи находят активную поддержку и в российском обществе, прежде всего в отношении несовершеннолетних преступников (правонарушителей), и объединены они под общим понятием «ювенальная юс- тиция».

В настоящее время в России появляется множество научных идей относительно правовой защиты детей, в вузах разрабатываются и внедряются различные дисциплины, такие как ювенология, деви- антология, ювенокриминология, ювенальное право, профилактика правонарушений несовершеннолетних, проблемы защиты несовершеннолетних, ювенальная юстиция, предметом которых является судебная система в отношении несовершеннолетних и др. На наш взгляд, все эти дисциплины являются частными по отношению к общему направлению в юриспруденции — «Ювенальная юстиция».

В широком смысле слова под ювенальной юстицией понимается совокупность правовых механизмов, медико-социальных, психоло- го-педагогических и реабилитационных, а также иных процедур и программ, предназначенных для обеспечения наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых системой государственных и не государственных органов, учреждений и организаций.8 С подобным определением мы также полностью согласны.

Не останавливаясь на истории разработки и развития проблемы восстановительного правосудия — ювенальной юстиции в мире и в России, следует отметить научно-практическую конференцию «Правовое обеспечение практики восстановительного правосудия: мировые тенденции и перспективы в России», проходившую 22 января 2003 г. в Институте государства и права РАН, на которой виднейшие ученые-юристы и представители общественных движений высказались о перспективах этого направления развития правосудия в России. Полностью отрицательных мнений никто не высказал. Были сделаны предложения о необходимости реформирования российского правосудия с учетом требований восстановительного правосудия, прежде всего в отношении несовершеннолетних правонарушителей9.

В современной России нет еще правовой системы «Ювенальная юстиция», а наука находится в стадии становления. Однако детская преступность, беспризорность, безнадзорность являются одними из основных характеристик российской современности. В 2000, 2001, 2002 гг. в подразделения МВД Российской Федерации доставлено, соответственно, 1 175 336, 1 140 169, 1 099 753 несовершеннолетних, нуждающихся в защите государства.

Из них в Центры временного содержания помещено 30 017, 24 441, 20 595 подростков. Совершили преступления 195 426, 185 379, 139 681, из них осуждено 148 560, 142 829, 88 334 человек, в том числе к лишению свободы — 29 407, 29 624,18 934 подростка. Ежегодно около 40 тыс. детей объявляется в розыск, находится в местах лишения свободы около 20 тыс. детей, из них одна треть страдает психическими расстройствами в той или иной степени10.

Можно ли говорить о правовой и криминологической культуре общества, когда мы, как и все мировое сообщество, признаем несовершеннолетних (лиц до 18 лет) не полностью зрелыми, недостаточно развитыми, нуждающимися в посторонней опеке и заботе и в то же время устанавливаем для них уголовную ответственность и уголовное судопроизводство с четырнадцатилетнего возраста и осуждаем к лишению свободы, в том числе лиц с психическими нарушениями и недостаточным психическим и психологическим развитием?

Современная мировая культура и практика борьбы с преступностью несовершеннолетних знает несколько правовых систем осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей и все они охватываются понятием «ювенальная юстиция». Это канадская, новозеландская, французская, германская, японская, шотландская, английская системы и др.11 Все они основаны на принципах восстановительного правосудия, то есть на принципе восстановления законных прав и интересов лиц, потерпевших от правонарушения (преступления), на принципах защиты законных прав и интересов несовершеннолетних правонарушителей, основной из которых — принцип применения к несовершеннолетнему преступнику (ввиду его недостаточной психической и физической зрелости и развития) особых мер исправления (принудительно-воспитательных, -медицинских, -педагогических), отличных от тех, которые применяются ко взрослым преступникам.

Различаются эти системы по своим формам, способам и методам деятельности, а также по тому, какие органы государства (и какова роль общества в их деятельности) осуществляют (и насколько эффективно) правосудие в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Мы их классифицируем на четыре группы (вида). 1.

Внесудебные системы рассмотрения правонарушений несовершеннолетних: Провинциальный директор в Канаде, Семейные конференции в Новой Зеландии, Комиссии по делам несовершеннолетних в Шотландии, в РСФСР 1918—1923 гг. Рассматривая правонарушения несовершеннолетних, они устраняли конфликт между частным и публичным интересами (преступных деяний), принимали, как правило, с согласия виновного меры исправления несовершеннолетнего правонарушителя в специализированной системе профилактики и решали вопрос о необходимости (по тяжести совершенного преступления или невозможности урегулировать конфликт) рассмотрения дела судом уголовной юрисдикции и применения мер государственного принуждения. 2.

Специализированные судебные системы по рассмотрению дел о правонарушениях несовершеннолетних: Семейные суды в Японии, Ювенальные суды для несовершеннолетних во Франции, Германии, Швейцарии и других странах, которые рассматривают дела в отношении несовершеннолетних и принимают меры восстановления нарушенного права, безопасности, профилактики и исправления правонарушителей в рамках специализированной системы надзора и профилактики. Семейные суды Японии дела в отношении отдельных преступников (неисправимых, совершивших тяжкие преступления) могут направлять через прокурора в суд уголовной юрисдикции, который вправе применять к ним самые тяжкие меры наказания вплоть до длительного и пожизненного лишения свободы. 3.

Общие суды уголовной юрисдикции США и Англии, которые осуществляют уголовное правосудие в отношении несовершеннолетних правонарушителей, согласно специальным законам, устанав ливающим особую процедуру, назначают специфические меры наказания и воздействия на правонарушителей, для исправления которых действует специальная ювенальная система профилактики, надзора и исправления. В отношении злостных преступников и лиц, совершивших тяжкие преступления, суд может применить и лишение свободы вплоть до пожизненного. 4.

Мы выделяем еще и четвертый вид правосудия в отношении несовершеннолетних — социалистический. Это — общие суды уголовной юрисдикции, которые рассматривают правонарушения несовершеннолетних по единой со взрослыми уголовно-правовой процедуре, применяют к ним, в основном, меры наказания, связанные с лишением свободы, при фактическом отсутствии специализированной ювенальной профилактической и надзорной системы для несовершеннолетних правонарушителей. Эта система правосудия, действовавшая в СССР и странах народной демократии, действует до сих пор в России.

Эффективность систем ювенальной юстиции должна определяться не столько количеством совершаемых несовершеннолетними правонарушений (которые не повлекли длительной изоляции правонарушителя от общества) сколько количеством совершаемых преступлений (за которые виновные лишены свободы более, например, одного года) и количеством несовершеннолетних лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

В странах с развитой системой ювенальной юстиции (правосудие + профилактика + надзор) число несовершеннолетних, находящихся в местах лишения свободы, исчисляется десятками и только в странах социалистической системы правосудия — десятками тысяч.

Современной России досталась по наследству социалистическая система ювенального правосудия, которую общество стремится реформировать, совершенствовать, приспособить под международные стандарты и международную практику различных государств по борьбе с преступностью несовершеннолетних12. В Санкт-Петербурге,

Москве, Ростове-на-Дону, Саратове уже длительное время проводятся эксперименты по внедрению элементов ювенальной юстиции в работу судов общей юрисдикции.

В порядке сравнительного правового исследования предлагается краткое изложение английской системы ювенальной юстиции13, основанной на осуществлении правосудия судами общей юрисдикции.

Первым законом в области юстиции по делам несовершеннолетних в Англии был Закон о детях 1908 г., установивший, что к несовершеннолетнему правонарушителю применяются особые меры, отличные от тех, которые применяются к взрослым преступникам. В дальнейшем были приняты Законы о детях и подростках 1933 г., 1963 г., 1969 г., Закон о полномочиях уголовных судов 1973 г., Закон о магистратских судах 1980 г., Законы об уголовной юстиции 1982 г., 1988 г., 1999 г., Закон об уголовной юстиции и публичном порядке 1999 г., Закон о преступлении и ином нарушении порядка 1998 г., которые стали наиболее важными с точки зрения развития системы ювенальной юстиции в Англии и регулирования обращения с несовершеннолетними правонарушителями.

По английскому законодательству несовершеннолетними считаются лица, не достигшие 17 лет (по Конвенции о правах ребенка — 18 лет). При назначении наказания к ним приравниваются молодые люди в возрасте до 21 года. Несовершеннолетние делятся на детей до 14 лет и подростков от 14 до 17 лет.

Согласно Закону 1982 г. суд, рассматривая дело в отношении лица, не достигшего 21 года, обязан получить и изучить информацию о происшедшем, принять во внимание любые сведения, касающиеся характера, физических и психических особенностей обвиняемого. Для определения меры наказания суд заслушивает отчет о социальном исследовании личности правонарушителя, проведенном чиновником службы пробации или социальным работником отдела социальной службы местного органа власти. В случае избрания наказания в виде лишения свободы лицу до 21 года магистратский суд обязан обосновать причины, в связи с которыми невозможно применение других методов обращения с этим преступником.

Законом о преступлении (наказании) 1997 г. установлено, что пожизненное тюремное заключение может быть назначено лицу в возрасте до 21 года, которое признано виновным в совершении серьезного преступления и которое уже было осуждено в любой части Великобритании за покушение, сговор, подстрекательство или совершение другого серьезного преступления: тяжкого убийства, простого убийства, за умышленное ранение или причинение тяжких телесных повреждений, изнасилование или покушение на изнасилование, половое сношение с девушкой в возрасте до 13 лет, за ношение, владение огнестрельным оружием с намерением причинить вред, за сопротивление аресту, ограбление с владением при этом огнестрельным оружием или его имитацией.

Законом 1982 г. было предусмотрено, что «лишение свободы молодежи» применяется к лицу от 15 до 21 года за совершение преступления, за которое взрослый наказывается тюремным заключением лицу от 15 до 17 лет, — на срок до 12 месяцев, лица от 14 до 21 года, виновные в совершении преступления, за которые взрослые преступники подлежат лишению свободы, наказываются помещением в «центр задержания» на срок от 21 дня до 4 месяцев.

Закон об уголовной юстиции 1988 г. заменил эти два вида наказания на помещение в «учреждение для молодых преступников» (15—21 год) в случаях неисполнения наказания, не связанного с лишением свободы, причинения серьезного вреда и совершения настолько серьезного преступления, что это единственная соразмерная ему и подходящая для исправления санкция. Лица от 15 до 18 лет содержатся в этом учреждении от двух месяцев, а лица от 18 до 21 года—от 21 дня до 12 месяцев. За лицами, освобожденными из «учреждений для молодых преступников», устанавливается надзор до достижения ими 22 лет.

В эти же учреждения помещаются дети от 10 лет, осужденные за тяжкое и простое убийство, и подростки от 14 лет, осужденные за изнасилование, иные тяжкие насильственные преступления, ограбление или поджог, которые в случае совершения их взрослыми людьми предусматривают тюремное заключение на срок 14 лет и более.

Закон об уголовной юстиции в публичном порядке 1994 г. установил новое наказание — «направление в закрытые воспитательные центры» — для лиц в возрасте от 12 до 15 лет (на срок от 4 до 24 месяцев), которые являются «упорными преступниками» и до достижения 12 лет уже были осуждены за три и более преступления, подлежащие для взрослых наказанию тюремным заключением, или нарушили приказ о надзоре.

Лицо до 21 года за неуплату штрафа или нарушение условий пробации суд может направить в «центр посещений» на срок от 12 до 36 часов. Центр посещается один раз в неделю не более чем на три часа.

Суд может издать приказ о надзоре, который возлагается на местный орган власти, чиновника пробации или иное лицо на срок до 90 дней. В случае нарушения приказа о надзоре виновный может быть оштрафован на сумму до 1000 фунтов стерлингов, или направлен в «центр посещений», или получить запрет покидать в определенные часы место проживания.

Мера наказания в виде предоставления бесплатных услуг обществу лицами от 16 лет сроком от 40 до 120 часов назначается за совершение преступлений, за которые взрослый подвергается тюремному заключению. Эта мера наказания применяется судом только с согласия подсудимого и после доклада чиновника пробации или социального работника.

Суд может издать приказ об опеке, о выплате штрафа, возмещении ущерба и судебных издержек, об обязанности родителей и опекунов обеспечить хорошее поведение несовершеннолетнего.

Законом 1998 г. установлено, что в случае совершения несовершеннолетним преступления, наказание за которое точно не определено в законе, суд с согласия потерпевшего может издать приказ о возмещении вреда в натуре в течение 24 часов или приказ «о плане действий», в соответствии с которым в течение 3 месяцев осуществляется контроль за поведением осужденного. Расширены права полиции: констебль в случае совершения несовершеннолетним незначительного преступления может сделать ему выговор или предупреждение в полицейском участке в присутствии родителей и направить его в специальную молодежную группу для участия в реабилитационной программе.

Краткий анализ английской системы ювенальной юстиции (системы уголовно-правовых запретов, уголовно-правовых наказаний, мер безопасности, надзора и профилактики, системы уголовно-процессуальной и профилактической процедуры, системы институтов исправления, воспитания, профилактики, ресоциализации личности несовершеннолетних правонарушителей) показывает, что она действует прежде всего через существующую уголовно-процессуальную судебную систему страны на основе специального ювенального законодательства и специальной ювенальной системы профилактики правонарушений и перевоспитания несовершеннолетних. Подобный подход в плане криминологической и правовой культуры развития ювенальной юстиции приемлем и для современной России.

Однако, по нашему мнению, Россия нуждается в первую очередь в создании самостоятельной и самодостаточной системы ювенальной юстиции по борьбе с преступностью несовершеннолетних и правовому воспитанию населения страны, где уголовному правосудию отводилась бы незначительная (по объему) роль — подавлять наиболее опасные формы проявления преступности.

Предлагается не только сокращение масштабов уголовной репрессии, но и ее исключение в отношении несовершеннолетних в условиях государственной политики укрепления семьи, социальной реабилитации лиц, допустивших нарушение уголовного закона.

Мы полагаем, что нашему обществу нужно не столько ювенальное уголовное правосудие, чтобы судить детей, сколько глобальная система ювенальной юстиции. Это: а) семейные суды или комиссии по примеру Японии, Шотландии или РСФСР 1918—1922 гг., которые бы определяли, достиг ли несовершеннолетний правонарушитель уровня развития взрослого, можно и нужно ли его судить по законам уголовного судопроизводства; б) система воспитания, образования, опеки, попечительства, профилактики правонарушений, социализации и ресоциализации делинквентов и правонарушителей. Ни один несовершеннолетний не должен быть подвергнут уголовному преследованию и наказанию лишением свободы на срок свыше двух лет, если он не прошел через указанную систему ювенальной юстиции. Поэтому ст. 20 УК РФ требует не реконструкции, а исключения из современной редакции из УК. Проблемы защиты и ответственности несовершеннолетних правонарушителей в основной своей массе должны решаться на основании не уголовного закона, а специального Федерального закона «Основы ювенальной юстиции в Российской Федерации».

Предлагается следующая редакция ст. 20 УК РФ «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность»: 1.

Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступного деяния восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, указанных в п. 3 настоящей статьи. 2.

Лица, не достигшие ко времени совершения преступного деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, восемнадцатилетнего возраста, несут ответственность в порядке и согласно Федеральному закону «Основы ювенальной юстиции в РФ». 3.

В случае принятия органом (судом) ювенальной юрисдикции решения о необходимости назначения несовершеннолетнему правонарушителю, достигшему четырнадцатилетнего возраста, наказания в виде лишения свободы, дело рассматривается федеральным судом в порядке уголовного судопроизводства и с учетом Федерального закона «Основы ювенальной юстиции в РФ».

Однако простое изменение ст. 20 УК Российской Федерации технически невозможно и не даст желаемого результата, поскольку подобное нововведение вступит в противоречие со всей ныне действующей уголовно-правовой системой, унаследованной от социалистической системы права и не соответствующей социальной сущности современного российского общества. Необходимы кардинальные преобразования всей Общей части УК Российской Федерации. Прежде всего, уголовный закон должен исходить из понятия «преступное деяние», а не «преступление». Категоризация преступных деяний (нарушения, проступки и преступления) должна базироваться на формах ответного государственного воздействия (профилактические меры — пробация, меры безопасности, меры наказания — изоляция от общества и конфискация). Тяжесть преступления должна определяться мерой наказания: 1—3, 4—

6, 7—9, 10—14, 15— до п. л. с. (пожизненного лишения свободы). Эти изменения вызовут реконструкцию всей Особенной части УК, которая не соответствует данной классификации преступных деяний и преступлений. Все уголовное законодательство Должно строиться на принципах восстановления нарушенных прав лиц, потерпевших от преступления, а не только на каре лиц, совершивших преступные деяния.

Предлагаемые изменения уголовного законодательства России повлекут изменение всей системы правосудия, создадут новые системы профилактики, пробации, безопасности, социальной защиты Человека и Общества, а также кардинально изменят систему государственного (административного) управления Обществом, особенно его несовершеннолетней составляющей, создадут новую систему противодействия преступности и правонарушаемости, исключающую изоляцию от общества сотен тысяч его граждан.

Мы полностью согласны с профессором С. Ф. Милюковым в том, что России нужен новый Уголовный кодекс, а не модернизация действующего14.

Действующий УК Российской Федерации не соответствует даже принципам отправления уголовного правосудия, заложенным в УПК Российской Федерации, в частности разделу 50 в отношении несовершеннолетних.

В то же время следует отметить, что нельзя в ожидании «совершенного законодательства» ничего не делать в плане противодействия преступности и совершенствования общества. Эту работу надо проводить, и она осуществляется на базе действующего законодательства, в условиях существующего общественного и государственного устройства, с использованием имеющихся правовых норм, институтов, принципов, категорий для достижения поставленных целей совершенствования и развития Общества.

Проблемы противодействия правонарушаемости и преступности несовершеннолетних в советской и современной России исследовались и разрешались в рамках многих дисциплин уголовно-правового цикла: уголовного права и уголовного процесса, уголовно-исполнительного права, криминологии и др.

Советская криминология, исходя из марксистско-ленинской философии, диалектического материализма и социологического объяснения причин преступности, изучала преступление и преступ ность, лиц, совершивших преступление, и на базе этих исследований организовывала предупреждение и профилактику преступности, в том числе и несовершеннолетних.

Многие концептуальные положения советской криминологии опровергнуты жизненными реалиями и современными достижениями науки о человеке и его поведении. Результаты борьбы с преступностью, как правило, были не слишком впечатляющими, преступность росла, становилась все более опасной. Одна из причин, на наш взгляд, заключалась в том, что криминологические исследования проводились на примере уже сформировавшихся преступников и тех социальных условий, в которых они совершали преступные деяния, а сам процесс формирования преступной личности на более ранних стадиях оставался за рамками рассмотрения. Исследовалась не сама личность человека как частицы природы, не его сущность (тело, душа, духовность), а лишь социальные факторы и условия, в которых личность проявляется.

Предупреждение и пресечение преступлений, в том числе и преступлений несовершеннолетних, также были недостаточно эффективными, что помимо уже указанных причин, зачастую было связано со многими методологическими проблемами. В криминологической науке не исследованными оставались вопросы применения различных мер социального контроля, «административных» взысканий, не анализировались проблемы специального рецидива «административных» деликтов и других форм отклоняющегося поведения, создающих предпосылки совершения несовершеннолетними преступлений.

В криминологическую науку нами вводится новое понятие «предпреступное поведение несовершеннолетних», подразумевающее совокупность делинквентного (негативного, социально-от- клоняющегося) и противоправного (деликтного) поведения конкретного лица, определяющего линию его поведения, образ жизни, а также сравнительно высокую вероятность совершения этим лицом общественно опасного правонарушения или преступления.

В юридической литературе исследуется понятие антиобщественного образа жизни (В. И. Игнатенко), которое близко, но далеко не тождественно предпреступному поведению.

В западных странах довольно активно развиваются теория опасного состояния (Гарофало, Пинатель, Грифер) и концепция о предрасположенности к преступлению (Экснер, Зеелинк), как клинической медицинской проблеме. Эти теории находят практическое применение, формируя основу индивидуального прогнозирования, ранней допреступной профилактики, применения мер безопасности, индивидуализации мер наказания и др.

В отечественной и зарубежной литературе часто встречается термин «допреступное поведение», под которым понимается совокупность как правомерного (негативного, но не запрещенного законом и позитивного, поощряемого обществом и государством), так и противоправного поведения, предшествующего совершению конкретным лицом преступления.

Нами проведено криминологическое исследование предпре- ступного поведения несовершеннолетних как социального явления, проанализированы его природа, причины, тенденции и криминогенное значение. Предпреступное поведение охватывает в основном антиобщественное негативное поведение, которое постепенно преобразуется в противоправное и преступное поведение и вместе с тем составляет единый социальный процесс формирования преступной личности.

Но можно ли говорить о личности несовершеннолетнего преступника? Социалистическая и современная российская уголовно-правовые доктрины предусматривают уголовную ответственность несовершеннолетних за преступления, указанные в уголовном законодательстве, их судят суды общей уголовно-правовой юрисдикции, они отбывают наказания в учреждениях уголовно-исправительного репрессивного типа. Поэтому российская криминология оперирует категорией «личность несовершеннолетнего преступника».

Однако в соответствии с международными правовыми актами (Конвенцией о правах ребенка и др.) и уголовным законодательством большинства стран мира несовершеннолетний — это лицо, нуждающееся в защите и не являющееся субъектом уголовной ответственности. Конфликты с его участием рассматриваются особыми правовосстановительными системами по особому ювенальному законодательству, к ним применяются меры пробации, а не уголов ной репрессии. Сами несовершеннолетние рассматриваются как делинквенты, а не преступники. На них не распространяются институты судимости и рецидива.

Вся деятельность общества в отношении несовершеннолетних в указанных государствах регулируется ювенальной юстицией, которая представляет собой совокупность законодательства о воспитании и образовании несовершеннолетних делинквентов, законодательства, предусматривающего их ответственность, систему «правосудия», т. е. органов власти и общественности, занимающихся делами делинквентов, и систему учреждений пробации, надзора, исправления. Ранее мы уже отмечали, что в зависимости от некоторых характеристик различаются английская, шотландская, французская, шведская, австралийская, канадская, японская и другие системы ювенальной юстиции.

Мы полагаем, что действия подобных систем ювенальной юстиции должно распространяться не только на делинквентов, а на все несовершеннолетнее население, поскольку становление личности, развитие свободы воли в несовершеннолетнем возрасте методом «проб и ошибок» проходит каждый ребенок, человек.

Очень важной и актуальной для России является проблема создания системы воспитания и образования подрастающего поколения, так как действующая система в современных условиях развития общества показала свою неэффективность. От того, какое мы дадим детям образование, как воспитаем их сегодня, зависит, каким будет общество уже через 5—10 лет, а изменения в прогрессивную сторону могут наступить нескоро.

Отношение родителей (семьи) и всего общества в любом государстве к насилию в отношении детей как к способу их воспитания — это не только криминологическая, а прежде всего социальная проблема, сказывающаяся на процессах формирования нового общества. Здесь не лишним будет рассмотреть израильский опыт воспитания и образования подрастающего поколения.

Израильская школа совсем не похожа на российскую. Она подразделяется на три ступени: начальная (1—6 классы), неполная средняя (7—9 классы), средняя школа (10—12 классы). В школу идут в 6-летнем возрасте, но обязательным является год в детском саду, где 5-

летние дети получают элементарные навыки и учатся концентри- ровать внимание во время объяснения учебного материала. На первых двух ступенях школы больше воспитывают, чем учат. В эти годы ребенок «самовыражается» и воспринимает гуманитарные принципы демократического общества. Девятилетка — обязательное базовое образование. Только треть выпускников — девятилеток поступают в среднюю школу — «Тихоны». Остальные рассредоточиваются по многочисленным профессиональным школам — система ОРТ (Общество ремесленного труда — изобретено в России в 1880 г.). Рабочая профессия гарантирует постоянный заработок и вполне достойную пенсию.

Дети, заканчивающие среднюю школу (1/3 от всех), нацелены на получение высшего образования и получают аттестат зрелости («баг- рут»): чем больше высших баллов по выбранным дисциплинам, тем больше шансов поступить на выбранную специальность в университете или колледже. Всего в Израиле 8 университетов, 2 академии искусств, институты, колледжи, филиалы многих зарубежных университетов (США, Англии). Главное образовательное ведомство страны — «Мисрад ха-хипух» (переводится дословно — «Министерство воспитания»)15.

Любой израильский школьник мечтает попасть на срочную службу в армию. Солдат — самый уважаемый член общества на Земле обетованной. Главная привилегия в том, что он только отслужив срочную службу, может начать работать.

Отслужившим в армии Министерство обороны оплачивает 2 года обучения в университете, предлагает выгодные банковские ссуды для покупки жилья, открытия бизнеса, единовременное пособие около 3 тыс. долл.

В армии нет и не может быть дедовщины. Раненые и получившие инвалидность военнослужащие — на полном обеспечении государства16.

С этих позиций должно, по нашему мнению, рассматриваться юридическое и ювенальное образование России. Знание основ юриспруденции, психологии, педагогики, социологии должно быть доступно и обязательно для студентов всех систем высшего образования. Оно должно стать критерием культуры, интеллигентности, образованности любого специалиста.

Нуждается в реформировании и система для несовершеннолетних. Сегодня, как правило, существует одно пенитенциарное учреждение на область, край или на несколько субъектов Федерации. В них скапливается большое количество несовершеннолетних правонарушителей и преступников (в среднем 350 человек), и они превращаются в «университеты уголовной субкультуры», в места пыток, жестокости, насилия. Цель исправления несовершеннолетних преступников не достигается, и они зачастую переходят в разряд профессиональных преступников, рецидивистов (70—80% рецидивистов начинают свою «карьеру» в несовершеннолетнем возрасте). Созданные в конце 90-х годов ЦВИНПы, переименованные в дальнейшем в ЦВСНП, также рассчитаны на содержание в одном месте большого числа несовершеннолетних девиантов и правонарушителей, так как Инструкция, утвержденная приказом МВД Российской Федерации от 2 апреля 2004 г. № 215, по организации деятельности центров временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей предусматривает создание этих центров только при ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, куда они помещаются только на 48 часов. Где они должны содержаться с момента задержания до помещения в этот центр, Инструкция не регламентирует. Однако предусматривает, что если за 48 часов задержанные несовершеннолетние не были устроены, начальник центра сообщает об этом в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав по месту дислокации центра. Какое решение может быть принято о дальнейшей судьбе этих несовершеннолетних, Инструкция не оговаривает.

Без реформирования этой системы в России не может быть налажена действенная система профилактики преступности в целом. Необходимо всю ответственность за состояние правонарушаемости несовершеннолетних перенести на органы местного самоуправления. Такой опыт апробирован во многих странах и дает большой эффект. Например, в Швеции каждая коммуна имеет собственные учреждения социальной профилактики и помощи несовершеннолетним, собственные места изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Содержание и обслуживание их осуществляется за счет комму ны. Изолированные несовершеннолетние не теряют связи с семьей и школой. Коммуна в целях экономии средств на их содержание вынуждена уделять больше внимания профилактике правонарушений и не допускать роста преступности.

Достижение обозначенных выше целей, стоящих сегодня перед российским обществом, — совершенствование уголовного и процессуального законодательства, пенитенциарной системы и восстановительного правосудия, исключение из уголовной юрисдикции как субъектов преступлений основной массы несовершеннолетних правонарушителей, создание ювенальной правовой системы (ювенальной юстиции и правосудия), соответствующей современным реалиям, создание системы воспитания и образования — позволит активно противостоять правонарушающему поведению, преступности и выстроить новое общество на принципах равноправия, гуманизма, справедливости. Ювенальная юстиция станет тогда частью менталитета российского общества и гражданина.

В Российской Федерации еще не существует ювенальной юстиции как системы воспитания, становления и защиты личности человека в несовершеннолетнем возрасте. Начиная с 80-х годов прошлого XX столетия, с помощью зарубежных «волонтеров» у нас в стране в репрессивную уголовно-правовую систему отправления правосудия пытаются внедрить элементы ювенальной юстиции (социальные работники, специально подготовленные судьи и т. д.). Однако положительного влияния на состояние «преступности» несовершеннолетних и общей преступности эти нововведения не оказали и оказать не могут.

В настоящее время в российском обществе обозначились три направления в развитии ювенального законодательства и системы ювенальной юстиции. Первое направление представлено в проекте, который был опубликован профессором Е. Б. Мельниковой И Г. Н. Ветровой.17 Они предлагают регулировать только общественные отношения в стадии отправления уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних. Второй проект разработан группой ученых института ИМПЭ имени А. С. Грибоедова под руководством профессора В. Д. Ермакова, который предлагает регулировать обще ственные отношения в отношении несовершеннолетних правонарушителей и делинквентов. Мы же предлагаем посредством системы ювенальной юстиции регулировать все отношения, касающиеся семьи и всех детей от рождения до совершеннолетия18, которое, кстати, для разных индивидов может наступать в разное время.

Большая группа ученых Санкт-Петербурга с конца XX в. разрабатывает новую науку ювенологию, ими создана национальная Академия ювенологии.19 Парадигма новой комплексной науки — ювено- логии — рассматривает молодое поколение как важнейший фактор общественного воспроизводства, определяющий прогрессивное развитие будущего социума. Предметом дисциплины являются: изучение места и роли российской молодежи в контексте геополитических тенденций и нового мирового порядка; обобщение опыта исследований человеческого потенциала; рассмотрение основ концепции единой государственной ювенальной политики в отношении семьи, детства, молодежи как основного средства повышения качества молодежной популяции; анализ вопросов становления ювенального права, ювенальной юстиции, ювенальной медицины; изучение социальных технологий и социальной работы с молодежью на основе обобщения отечественного и зарубежного опыта.20

Один из выдающихся ученых России, профессор Я. И. Гилин- ский, разработал науку «девиантология» — специальную социологическую теорию об отклоняющемся поведении людей, прежде всего несовершеннолетних, и социальном контроле. Девиации присущи всем уровням и формам организации мироздания. Отсутствие девиации системы означает ее несуществование, гибель. Девиантология, будучи структурной составляющей социологии, является, в свою очередь, родительницей криминологии, ювенологии и других наук, объясняющих поведение, негативно отклоняющееся от нормы, ожиданий общества, идеала и т. д.21 В системе ювенальной юстиции она является одной из теоретических основ, позволяющих понять, объ- яснить и оценить поведение несовершеннолетних.

Один из руководителей программы развития ООН в Российской Федерации (ПРООН) Рустем Максудов22 отмечает следующие про- блемы институализации ювенальной юстиции в России. На Западе ювенальной юстицией называют систему из: принципов работы с семьей и несовершеннолетними в целях благополучия ребенка; особых процедур разрешения конфликтов с участием несовершеннолет- них; функциональных мест и служб по реализации процедур. Российская модель деятельности ювенального суда не учитывает некоторых мировых тенденций, в частности воспитательного подхода и роли местных сообществ и общественных организаций. Отрицательную оценку получило представление о ювенальном судье как о новом функциональном месте с дополнительным финансированием. Однако ювенальный судья — это 1) процессуальная функция (комплекс примирительных процедур), которую может выполнять любой судья; 2)

представление, что в судопроизводстве главное — буква закона, а не общие правовые принципы; независимость судей от правоохранительных органов; 3) наказание — основной тип реагирования на правонарушение; отсутствие служб пробации.

Мы полагаем, что: 1) ювенальная юстиция — это законодательное закрепление и обеспечение функционирования системы воспитания, образования и защиты несовершеннолетних, а также системы профилактики несовершеннолетних делинквентов, в которую может входить и ювенальное правосудие, в том числе и уголовное; 2) основа ювенальной юстиции — это система воспитания, образования и пробации: выявление несовершеннолетних, попавших в трудную жизненную ситуацию, оказание им помощи, ухода, надзора, контрол* общества и государства, в том числе судебного, т. е. функциональные места и службы в основном на уровне местного самоуправления; 3)

особые процедуры разрешения конфликтов на базе восстановления нарушенных прав, интересов, благополучия ребенка и восстановительного правосудия; 4) муниципальный принцип развития ювенальной юстиции (снизу вверх), для реализации которого следует изучить историю российской общинности и государственности; МИ' ровой суд должен быть органом примирения, а не органом судебной власти. Должна превалировать ответственность общины и общественных институтов — семьи, школы и др., над ответственностью подростка-правонарушителя; органы местного самоуправления обязаны: а) обеспечить всех детей от 1 до 3 лет и от 4 до 6 лет обязательным дошкольным воспитанием и образованием, от 7 до 14 лет — обязательным начальным-средним образованием, а подросткам до 18 лет обеспечить доступ к общему среднему и высшему профессиональному образованию. Все дети должны быть обеспечены бесплатным питанием в школе и проживанием в семье или учебно-воспита- тельных учреждениях интернатного типа, медицинской помощью, социальной защитой от жестокого обращения с ними и от влияния криминальной среды; б) вести учет и контролировать работу детских профилактических учреждений, приемных и патронажных семей, воспитательных, учебных и медицинских учреждений; в) организовать на своей территории ювенальный общественно-государственный орган типа мирового суда, который бы рассматривал правонарушения несовершеннолетних, защищал их законные интересы, права и свободы, контролировал бы работу системы профилактики девиантного поведения несовершеннолетних и их ресоциализацию, а также места временного содержания изъятых из семьи несовершеннолетних правонарушителей и ухода за ними; г) разделить ответственность за девиантное, правонарушающее поведение несовершеннолетних с их родителями, а также самими девиантами, на которых ответственность возлагается соразмерно их возрастному уровню развития. Для этого должны быть сформированы соответствующие институты самоуправления и гражданского общества. Вся эта деятельность органов местного самоуправления должна финансироваться напрямую из федерального бюджета и бюджетов субъектов Федерации. Для реализации данной программы следует принять Федеральный закон «О социальной защите населения», в котором выделить несовершеннолетних, распределив средства между всеми уровнями органов государственной власти и управления.

Кроме того, органы местного самоуправления должны быть наделены публичной собственностью на дороги, строения, природные ресурсы и получать природную ренту как налог со всех видов бизнеса, который будет направляться на нужды местного самоуправления, социальное обеспечение семьи, подрастающего поколения и других социальных групп, нуждающихся в социальной помощи и защите, а также на развитие служб пробации.

В плане создания в России единой службы ювенальной юстиции, базирующейся на органах местного самоуправления и финансируемой в первую очередь бюджетом центральной власти, особого внимания заслуживает эксперимент по созданию системы ювенальной юстиции, который проводится в двух районах Краснодарского края по инициативе местной прокуратуры, которая предложила создать специальную службу по делам несовершеннолетних, сформировав ее на местах из сотрудников Комиссии по делам несовершеннолетних, работников органов соцзащиты, образования, а также инспекции по делам несовершеннолетних органов внутренних дел. В дальнейшем такие комиссии возможно объединить в новую федеральную службу. Речь идет фактически о перераспределении существующих штатов. Милиция не должна заниматься детьми из-за своих репрессивных функций. Во всех развитых странах Запада такие органы успешно существуют уже много лет, и их работа заслуживает пристального внимания.23 Мы полностью согласны с этой позицией.

Наиболее удачный пример эффективного функционирования системы ювенальной юстиции на муниципальном уровне дает нам практика Древней Руси и современных Швеции и Японии. Деятельность муниципальных органов Японии по предупреждению преступности сосредоточена в основном на молодежи и подростках. Работают Центры по руководству несовершеннолетними (опорные пункты, укомплектованные полицейскими, педагогами, членами добровольных ассоциаций предупреждения преступности), объединяющие до 70 тыс. добровольцев. Организована Консультационная служба для молодежи — своего рода «телефонный уголок», комитеты самоуправления24.

В Концепции национальной безопасности Российской Федера’ ции, утвержденной Указом Президента от 10 января 2000 г., к причинам и условиям, способствующим росту преступности, отнесены: сокращение рождаемости и продолжительности жизни; ослабление фундаментальной ячейки общества — семьи; снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения; рост потребления алкоголя и наркотических веществ. Настоящая работа, посвященная ювенальной юстиции, также направлена на изучение отмеченных негативных тенденций, факторов и условий.

Мы исходим из того, что только на примере несовершеннолетних возможно достаточно достоверно проследить процесс нравственно-правовых деформаций личности правонарушителя, определить пробелы в воспитании и становлении законопослушных членов общества и предложить пути и способы устранения этих пробелов.

Изучение указанных процессов в рамках настоящей работы позволит студентам понять процесс формирования личности человека, а также факторы, влияющие на ее деформацию, научиться влиять на эти социальные явления, а соответственно, осуществлять предупреждение и профилактику правонарушающего и преступного поведения в обществе в целом.

Высшее юридическое образование должно давать не просто знания о действующем праве, оно должно формировать современное юридическое мышление, культуру юриспруденции как социальной практики25. В российской юридической науке пока отсутствует понятийно-теоретическая увязка предмета и метода общей юриспруденции с предметом и методом ювенальной юстиции как ее отрасли, не сформулирован и соответствующий понятийный механизм. Образование по уровню может быть разным, но воспитание и социализация — это диалектическое единство социального, духовного и биологического начал, основанных на образовании как научении знаниям о взрослении и становлении.

Ювенальная юстиция — новая форма комплексного междисциплинарного знания о молодом поколении, призванная способствовать формированию концепции единой государственной ювенальной политики в области семьи, детства и молодежи как основы национальной политики человеческих ресурсов в Российской Федерации. Парадигма ювенальной юстиции как новой комплексной науки: молодое поколение — будущее социума, важнейший фак тор общественного воспроизводства, определяющий прогрессивное развитие всего человеческого общества и общества в отдельной стране.

В системе российской вузовской подготовки юристов ювенально-криминологической (уголовно-правовой) специализации в настоящее время проявляется серьезный пробел: общее учение о противоправном, преступном поведении и отраслевые уголовно-правовые дисциплины (уголовное право, криминология, криминалистика, уголовный процесс) не имеют связующего звена в виде особой учебной дисциплины «Основы ювенальной юстиции», которая бы объясняла генезис противоправного и преступного поведения детей, развитие его в профессиональную, рецидивную преступность и которая бы позволила понять: дети делают наше общество в значительной степени криминальным, или общество делает из детей преступников, причем наиболее опасных — рецидивистов, профессионалов.

Методологию ювенальной юстиции можно определить как систему приемов и методов, с помощью которых происходят исследование и познание правовых явлений, а также формирование научного знания о ювенальной делинквентности и противодействии ей общества и государства. Одновременно методология обеспечивает и внутренние потребности науки путем выработки общих условий и правил применения методов исследования для получения истинного результата.

Профессор О. Э. Лейст отмечал, что в странах европейской цивилизации сложились три концепции права: позитивно-нормативная, естественно-правовая и социологическая. Они столь же верны, сколь и спорны. Ученый пришел к выводу о невозможности их объединения и о необходимости разработки методик претворения их всех в практику правотворчества и правореализации26.

Однако перечисленные концепции, на наш взгляд, можно рассматривать не как самостоятельно существующие в природе системы права, а как три абстрагированных характеристики, элемента права: закрепление его в норме (законе), отражение естественной сущности чб" ловека и человечества (творить добро и зло, которые оцениваются методом проб и ошибок при осуществлении свободы воли), проявление и регулирование ее (естественной сущности) в социуме, обществе. Можно сказать, что названные концепции — грани единого присущего человеческому обществу и человеку явления «право» («разум»), которое отличает их, соответственно, от стада и от животного. Все эти особенности человеческого общества возможно понять и осмыслить только при изучении человека наначальной стадии его развития и становления как личности, т. е. в несовершеннолетнем возрасте.

Предлагаемый курс «Основы ювенальной юстиции» сориентирован на достижение следующих целей: 1) развивать формирующееся на базе изучения юридических дисциплин представление о естественных правах человека (на жизнь, материнство, детство, благоприятную окружающую среду и др.); 2) раскрыть специфику правового подхода к изучению правовых феноменов на различных стадиях развития и становления личности как субъекта социальных процессов; 3)

дать знания, необходимые для научного социально-правового анализа и осмысления современной действительности и роли (месте) подрастающего поколения в этой действительности; 4) сформировать базовые навыки по проведению социологических и правовых исследований семейных отношений, социума малолетних, подростковых и молодежных сред.

Мы предлагаем в системе юридического образования ввести четвертую основную специализацию — «Ювенальная юстиция», посвященную управлению развитием (воспитанию, образованию, научению) детей (молодежи, подрастающего поколения), защите их прав и свобод, а также отправлению правосудия s этой сфере общественных отношений.

Поскольку отправление правосудия в отношении несовершеннолетних предполагает наличие у субъекта этого процесса знаний в сфере не только права, но и педагогики, социологии, психологии, естественных наук о человеке и природе, эта отрасль правоотношений Должна быть выделена в особый объект всех указанных наук и, следовательно, необходимо создать самостоятельную специализацию — «Ювенальная юстиция» с набором следующих дисциплин: «Основы Ювенальной юстиции», «Ювенальное правосудие», «Международные стандарты социализации (развития) детей», «Защита детей, по павших в трудную жизненную ситуацию», «Система органов защиты детей и профилактики их девиантного поведения», «Психология несовершеннолетних», «Духовный мир и ценностные ориентации молодежи», «Основы педагогики», «Проблемы противодействия домашнему насилию», «Семейная криминология», «Ювенальное гражданское, трудовое, конституционное право», «Семейное право» и других. Поэтому мы предлагаем настоящую правовую дисциплину назвать не «Ювенальная юстиция», так как это очень широкое направление в юриспруденции, соответствующее специализации, а «Основы ювенальной юстиции» — как основополагающий первоначальный курс в научно-правовой системе «Ювенальная юстиция».

| >>
Источник: Мелешко Н. П.. Ювенальная юстиция в Российской Федерации: криминологические проблемы развития.— СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 787 с.. 2006

Еще по теме ДОКТРИНАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАУЧНО-ПРАВОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ «ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ» И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ «ОСНОВЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ»:

  1. РАЗДЕЛ 7 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ОСНОВЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ»
  2. 2. Календарно-тематический план дисциплины ((Основы ювенальной юстиции»
  3. § 1. Возрастная специфика ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Вопросы взаимосвязи
  4. § 1. Возрастная специфика ювенального уголовного права и ювенальной юстиции
  5. 5.3. Криминологические проблемы становления ювенальной юстиции и ювенального правосудия в российском обществе
  6. § 3. Ювенальная криминология и принципы ювенальной юстиции
  7. 3.2.4. Направления инициатив для создания элементов ювенальной юстиции
  8. § 4. Ювенальная криминология и принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции
  9. § 4. Россия — США: двусторонний научный проект по проблемам ювенальной юстиции
  10. Лекция V ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ И ЮВЕНАЛЬНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  11. Лекция VI ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ И ЮВЕНАЛЬНАЯ КРИМИНОЛОГИЯ
  12. 5.2. Может ли быть в России система ювенальной юстиции и самостоятельная ювенальная судебная система
  13. § 1. Несовершеннолетие — основная правовая база ювенальной юстиции
  14. 3.1.2. Некоторые дефиниции ювенальной юстиции
  15. РАЗДЕЛ 2 СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ КАК ОСНОВА ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ
  16. § 3. Принципы ювенальной юстиции
  17. 4.9. Ювенальная юстиция как криминологическая основа борьбы с преступностью в Японии
  18. § 2. Ювенальная юстиция: общее и специальное понятия
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -