<<
>>

V. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

1

Какие отношения выражает фигура юридического лица в советском праве? Почему государственные предприятия, госбюджетные учреждения, кооперативные и общественные организации, а иногда и социалистическое государство в целом являются субъектами гражданского права? Правильные ответы на эти вопросы являются ключом к уяснению природы юридического лица в советском праве и послужат основой для создания марксистской конструкции советского юридического лица и правильной классификации его видов.

Наибольшую трудность для правильного |решения проблемы представляют социалистические государственные предприятия и учреждения. Почему при единстве фонда государственной социалистической собственности в имущественных правоотношениях выступает множество самостоятельных субъектов права, государственных предприятий и учреждений?

Единство политического и хозяйственного руководства, осуществляемое советским государством на основе единой государственной собственности на орудия и средства производства, означает, что государство — это действительный представитель всего общества. В этом смысле социалистическое государство является субъектом права государственной собственности (всенародного достояния). Однако советское государство выступает в гражданских правоотношениях в качестве непосредственного субъекта имущественных прав лишь в тех случаях, когда оно действует в качестве казны. Содержание понятия" казны будет раскрыто в дальнейшем. Сейчас необходимо отметить лишь следующее. Понятие казны тесным образом связано с понятием государственного бюджета. Деятельность советского государства, как казны, выражает единый процесс собирания и расходования в соответствии с потребностями социалистического строительства той части общественного дохода, которая проходит через государственный бюджет. Государство в единстве своих доходов и расходов выступает как целое, как казна. Поэтому понятие казны не столько гражданско-правовое, сколько государственно-правовое понятие.

110

Деятельность государства, как казны, по собиранию и расходованию денежных средств есть одна из форм проявления государственного суверенитета и осуществления принадлежащих социалистическому государству функций властвования. Но в некоторых случаях казна является стороной и в гражданском правоотношении — по внешнеторговым операциям через торговые представительства за границей, в случае спора по искам о выморочном имуществе и в ряде других случаев, о которых будет идти речь ниже (см. гл. VII). В отличие от буржуазного государства, в котором все государственное имущество — это имущество казны, понятие советской казны, как связанное только с бюджетом понятие, имеет более узкое содержание. В буржуазном государстве казна воплощает всю имущественную сторону деятельности буржуазного государства. В социалистическом же обществе имущество, принадлежащее государству, как казне, не тождественно с государственной собственностью. Земля, воды, леса, недра, государственные предприятия, железные дороги и т. д. входят в состав всенародного достояния, но не являются объектами собственности государства, как казны. Однако имущество советской казны не противостоит народному богатству, но является его органической частью и важнейшей формой его выражения.

Итак, социалистическое государство (здесь имеются в виду СССР и союзные советские республики) как непосредственный субъект гражданского права, т. е. как юридическое лицо, действует только в качестве казны. Как уже было указано выше и как будет показано в гл. VII настоящей работы, случаи выступления государства как юридического лица немногочисленны. Хозяйственная деятельность социалистического государства характеризуется не этими случаями его участия в гражданском обороте. Советское государство осуществляет как хозяйственное управление, так и управление в иных областях общественной жизни, в том числе и в культурно-воспитательной области, через разветвленную сеть своих органов. Хотя советское государство — единственный субъект права государственной собственности, а учреждения и предприятия суть лишь его органы, последние являются юридическими лицами.

Объясняется это тем, что, хотя государство, как целое, и является хозяйствующим субъектом, процесс производства и распределения общественного продукта проходит

111

через известные ступени, опосредствован деятельностью государственных органов.

Любое государство, в том числе и социалистическое, немыслимо вне деятельности государственного аппарата, представляющего собой систему органов; через эти органы осуществляется государственное властвование. Основой буржуазного общества является частная собственность. Поэтому по общему правилу буржуазное государство само не управляет хозяйством. Иначе в социалистическом обществе, в котором государство через свои органы управляет хозяйством, в связи с чем имущественная сторона деятельности госорганов приобретает принципиально иное по сравнению с деятельностью органов буржуазного государства значение. Непосредственно хозяйствующие госорганы становятся хозяйственными организациями. Но было бы неправильно отсюда делать вывод, что социалистическое государство может быть сведено к сумме его органов или растворено в этих органах. Неправильным явилось бы и обратное утверждение, а именно, что государство стоит над этими органами. Соотношение между социалистическим государством и его органом таково-, каково соотношение между общим и отдельным, целым и частью.

Общее не растворяется в особенном и отдельном, равно как и отдельное не поглощается общим. И вместе с тем одно предполагает другое. «...Отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного» '. Равным образом целое не сводимо к сумме отдельных частей, оно всегда нечто большее, качественно иное, чем эта сумма. Социалистическое государство не только как субъект властвования, но и как хозяйствующий субъект и, стало быть, субъект права государственной собственности — это не абстрактное, но конкретное, выступающее в многообразии своих органов единство.

Обособление в управление госоргана части государственного имущества, предназначенного в зависимости от характера деятельности органа либо для выполнения производственного плана, либо для осуществления организационных, оборонных или социально-культурных задач, не нарушает единства государ-

1Ленин, Философские тетради, Партиздат, 1933, стр. 327.

112

ственной собственности и единства воли социалистического государства рабочих и крестьян.

В основе деятельности советского государства лежит демократический централизм. Демократический централизм означает единство воли рабочего класса и всего трудового народа, не исключающее, но предполагающее известную самостоятельность и инициативу госорганов, как проводников этой воли, в процессе осуществления тех или иных функций советского государства. Демократический централизм в хозяйственной области выражается в государственном плане и в оперативной самостоятельности и инициативе государственных предприятий, выполняющих этот план. Государственные предприятия являются государственными хозяйственными организациями.... Осуществляя непосредственную деятельность по производству или распределению товаров, по оказанию услуг, государственная хозяйственная организация является вместе с тем и государственным органом.

Мы исходим из того, что органом являются те живые люди, которые вырабатывают волю общественного образования и через которых осуществляется деятельность этого общественного образования, как единого целого. Орган — это та часть целого, в котором проявляется деятельность целого. Поэтому органом с нашей точки зрения нельзя считать должность, как определенную компетенцию « вытекающие из нее действия, которые выполняет должностное лицо. Нельзя также считать органом только возглавляющее данный участок административного, хозяйственного и социально-культурного управления отдельное должностное лицо.

Вслед за А. В. Венедиктовым мы считаем, что органом является возглавляемый этим должностным лицом организованный коллектив трудящихся, выполняющий возложенные на него социалистическим государством функции.

«...Производственный план, — говорит товарищ Сталин,—есть живая и практическая деятельность миллионов людей. Реальность нашего производственного плана —это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы — это живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность работать по-новому, наша решимость выполнить план» '.

1Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 349.

113

Когда мы говорим о выполнении плана каким-либо предприятием, мы прежде всего имеем в виду живых людей, составляющих коллектив этого предприятия. Определение госоргана, как организованного коллектива рабочих и служащих во главе с ответственным руководителем, было дано и разработано проф. А. В. Венедиктовым '. Мы присоединяемся к этому определению, но со следующей поправкой.

Определение государственного хозяйственного органа, данное А. В. Венедиктовым в 1940 г., отличается от определения госоргана, данного им в 1928 г. в работе «Правовая природа государственных предприятий». В 1928 г. А. В. Венедиктов исходил из того, что «наделение хозрасчетных предприятий правами юридического лица представляет собою персонификацию госорганов, за которыми стоит само государство, как коллективный хозяйствующий субъект» 2.

В гражданском обороте, согласно прежней концепции А. В. Венедиктова, в лице государственных предприятий выступало само государство. Имущество юридического лица, государственного предприятия, в силу механизма товарооборота с этой точки зрения являлось товарной формой собственности государства. По поводу этой концепции автор ее впоследствии писал: «...мы видели за госорганом только само государство как собственника всего единого фонда государственной собственности и не замечали другого коллектива, которому государство выделило определенную часть этого фонда в непосредственное оперативное управление, не замечали организованного коллектива рабочих и служащих, выполняющего во главе со своим руководителем возложенный на данный госорган отрезок единого государственного плана» 2.

В 1940 г. А, В. Венедиктов пересмотрел свою прежнюю теорию. Государственный орган получил надлежащую оценку, соответствующую его истинному значению в системе социалистических общественных отношений и в советском имущественном обороте. Что же касается гражданско-правовой характеристики советского государства, как такового, то А. В. Венедиктов в настоящее время считает, что

1А.В. Венедиктов. Органы управления государственной социалистической собственностью, «Советское государство и право», 1940, № 5—6.

2А. В. Венедиктов, Правовая природа государственных предприятий, Л., 1928, стр. 80—81.

114

государство юридическим лицом гражданского права не является. «Юридическим лицом, — пишет А. В. Венедиктов, — является именно государственный орган, а не социалистическое государство в целом, хотя оно и стоит за юридическим лицом как собственник выделенного этому юридическому лицу имущества» 1. Единственное исключение из этого правила А. В. Венедиктов усматривает в факте непосредственного выступления социалистического государства как целого, т. е. как юридического лица, во внешнеторговом обороте2.

Исходя из развитых выше соображений о соотношении государства и его органов, в отличие от А. В. Венедиктова мы полагаем, что социалистическое государство, как казна, может выступать в качестве юридического лица не только во внешнеторговых операциях, но и внутри страны.

Необходимо также иметь в виду, что в деятельности государственного органа выражается не только деятельность данного коллектива трудящихся, но и деятельность всего трудового народа в целом, организующего и обеспечивающего через другие органы выполнение возложенных на данный орган функций. Вместе с тем советское государство является субъектом присвоения общественного продукта лишь в той мере, в какой этот продукт является результатом деятельности множества государственных хозяйственных органов. Недостаточно сказать, что государство стоит за госорганом, как собственник выделенного этому госоргану имущества. Государство также живет и действует, проявляется в своем органе, не сливаясь, однако, с ним, подобно тому, как общее проявляется в отдельном и целое в части, хотя общее не тождественно отдельному и целое части.

2

Важнейшим проявлением демократического централизма в хозяйственной области является хозяйственный расчет. Хозрасчет — орудие социалистического накопления, важнейшее средство обеспечения расширенного социалистического воспроизводства.

1 А. В. Венедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 65.

2 Там же.

115

Хозрасчет обеспечивает учет и контроль над мерой труда и производственного потребления того государственного предприятия, которое на данном участке выполняет свою часть народнохозяйственного плана. Хозрасчет является способом индивидуализации результатов выполнения планового задания государственным предприятием. Тем самым хозрасчет обеспечивает ликвидацию обезлички в деятельности госпредприятия. Отсюда — имущественная обособленность госпредприятия, его самостоятельность и инициатива в выполнении плана. Имущественная обособленность влечет за собой самостоятельную имущественную ответственность госпредприятия. Обособление имущества госоргана является одной из форм раскрытия единства государственной собственности, понимаемого не как абстрактное, а как конкретное единство, как единство в многообразии. Здесь соотношение таково же, каково соотношение между государством и его органом.

Отмеченные выше признаки хозрасчета вытекают из его сущности. Сущность же хозяйственного расчета, заключается в том, что о« является формой применения принципа вознаграждения по труду к деятельности государственных предприятий, а тем самым и одной из форм осуществления закона стоимости в социалистическом хозяйстве. Госпредприятие реализует свою продукцию за вознаграждение, по плановой цене, т. е. в соответствии с трудом, который должен быть вложен в эту продукцию. При плохой работе хозрасчетного предприятия его- имущественное положение ухудшается, при перевыполнении плана его средства увеличиваются. Отношения между государственными предприятиями имеют эквивалентно-возмездный характер.

Сфера распространения принципа вознаграждения по труду, являющаяся основным принципом социалистического общества, не может быть ограничена только рамками потребительского распределения. Этот принцип распространяется и на социалистическое производство. В «Очередных задачах советской власти» Ленин писал: «Социалистическое государство может возникнуть лишь, как сеть производительно-потребительских коммун, добросовестно учитывающих свое производство и потребление, экономящих труд, повышающих неуклонно его производительность»... '. Маркс в своих работах указывает на теснейшую связь между

1 Ленин, Соч., т. XXII, стр. 451.

116

производством и распределением, на зависимость распределения от производства и на то, что само производство есть производительное потребление. Это важнейшее положение марксистской политической экономии было Марксом доказано и конкретизировано на богатейшем историческом материале в «Капитале». В «Критике Готской программы» Маркс писал: «Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства»'.

Утверждая, что хозрасчет является формой осуществления принципа вознаграждения по труду, а тем самым и закона стоимости в деятельности хозяйственных органов социалистического государства, мы не можем пройти мимо следующего высказывания Ленина: «... в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) «буржуазное право» отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам .производства. «Буржуазное право» признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку —и лишь постольку — буржуазное право» отпадает.

Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества»2.

Ленин говорит об отмене «буржуазного права» по отношению к средствам производства. Значит ли это, что принцип вознаграждения по труду действует только в сфере распределения продуктов потребления между индивидами, т. е. между непосредственными участниками общественного процесса труда. Такое понимание сферы действия принципа вознаграждения по труду следует признать слишком узким. Как видно из приведенной выше цитаты, Ленин считает, что «буржуазное право» является не только регулятором распределения продуктов, но и распределения труда между членами общества. Ни Маркс, написавший «Критику Готской программы» в 1875 г., ни Ленин в 1917 г., как представители научного социализма, не могли и не пытались нарисовать картину конкретной

1 Маркс, Избранные произведения, т. II, стр. 454.

2 Ленин, Соч., т. XXI, стр. 435.

117

организации социалистического производства. Поэтому ни Маркс, ни Ленин не пишут о том, в какие конкретные формы выльется распределение труда между членами социалистического общества, как будет организована деятельность государственных предприятий. Распределение труда — это не только распределение рабочей силы между отдельными отраслями производства, но и распределение самих средств производства как овеществленного труда. Процесс расширенного социалистического производства включаете себя процесс распределения труда между отдельными отраслями производства в соответствии с государственным планом развития народного хозяйства. Предусмотренная планом определенная мера труда и производительного потребления того коллектива трудящихся, который образует «живой субстрат» государственного предприятия, овеществляется в продукции этого предприятия. Передача этой продукции другому предприятию, являющаяся одним из моментов движения общественного производства, не может не эквивалироваться в период социализма другим количеством труда, выраженным в иной вещественной форме.

Важно отметить также и то обстоятельство, что высказывания Маркса и Ленина о принципе вознаграждения по труду в период социализма не затрагивают вопроса о роли и значении товарно-денежной формы в социалистическом хозяйстве. Маркс и Ленин имели в виду социалистическое общество на том этапе его развития, в котором необходимость в деньгах уже отпала и участие каждого в общественном производстве может измеряться непосредственно в трудочасах. Маркс писал: «Индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда» '. То же самое говорит и Ленин: «Каждый член общества, выполняя известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из

1 Маркс, Избранные произведения, т. II, стр. 452.

118

общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов» '.

Товарищ Сталин на основе опыта социалистического строительства в СССР развил я обогатил учение Маркса — Энгельса — Ленина об экономике социализма, в частности, о значении товарно-денежной формы в социалистическом строительстве. Еще в 1934 г. товарищ Сталин указал, что «... деньги останутся у нас еще долго, вплоть до завершения первой стадии коммунизма, —социалистической стадии развития» 2.

Расходы предприятия должны находиться в соответствии с его доходами. Принцип хозяйственного расчета обусловливает заинтересованность предприятия в результатах его деятельности, создает стимулы для рентабельной работы. Рентабельность может быть достигнута только при осуществлении принципа вознаграждения по труду в деятельности предприятия на основе применения закона стоимости, т. е. на основе действительного хозяйственного расчета3. Поэтому важнейшим признаком хозрасчета госпредприятия является также его материальная заинтересованность в результатах производственной деятельности.

Индивидуализация результатов выполнения плана, т. е. определение итогов работы по каждому предприятию в отдельности, выявляет лицо предприятия. Выполнение .и перевыполнение плана отражается также на материальном положении коллектива рабочих и служащих предприятия в целом и каждого работника в отдельности. За счет директорского фонда, образуемого путем отчислений от плановой и

1 Ленин, т. XXI, стр. 433.

2 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 462.

3 О том, что уровень рентабельности предприятия зависит от действительного осуществления принципа вознаграждения по труду в деятельности предприятия свидетельствует следующий факт: Кузнецкий металлургический завод в течение длительного периода из месяца в месяц допускал перерасходы по фонду заработной платы, т. е. получал от государства средства сверх плана, не эквивалируя их выпуском соответствующей продукции. Однако, когда Госбанк (с 1939г.) начал выдавать предприятиям деньги на заработную плату лишь в строгом соответствии с выполняемой производственной программой, положение резко изменилось: администрация завода вынуждена была по-настоящему заняться организацией труда, рационализацией производства и т. д. В итоге уже в октябре 1939г. завод выполнил план на 128,4% (вместо 98,2% в августе) и впервые получил двухмиллионную экономию по фонду заработной платы (см. В. М. Батыр ев и В. К. Ситнин, Организация и планирование финансов в социалистической промышленности, Госпланиздат, 1940, стр. 49).

119

сверхплановой прибыли, улучшаются материально-бытовые условия работников данного предприятия (строительство жилых домов, детских яслей и т. д.), премируются его лучшие работники 1.

Здесь более чем ясна связь между применением принципа вознаграждения по труду к предприятию в целом, как способом оценки результатов его производственной деятельности, и применением этого принципа к отдельному работнику данного предприятия2. Разумеется, нельзя забывать, что в конечном счете результаты деятельности предприятия как государственного органа присваиваются социалистическим обществом в целом в лице советского государства, ибо не 'предприятие, а государство является собственником произведенного продукта. Точно так же обращается в собственность государства и та часть результатов деятельности предприятия, которая не перераспределяется через государственный бюджет и ее 'Направляется вновь в производство или на капитальное строительство, а предназначается для удовлетворения потребительских нужд рабочих и служащих данного предприятия (жилые дома, ясли, клубы).

Какова же природа прав государственного предприятия на закрепленное за ним имущество?

1 См. пост. ЦИК и СНК СССР от 19 апреля 1936г. (СЗ СССР 1936 г. №20, ст. 169). СНК СССР в своем постановлении от 2 июля 1941 г. в связи с войной отменил производство отчислений в фонд директора. Указание о5 отмене этих отчислений содержится в циркуляре центральной бухгалтерии Наркомстроя от 1 августа 1941 г. № 27-14 «О взносе остатков спецфондов в бюджет» (напеч. в Сборн. руководящих материалов и консультаций по строительству, № 8;см. также статью 3. Атласа Принцип хозяйственного расчета в условиях современной военной экономики СССР, журн. «Под знаменем марксизма», 1942, № 7). Отмена отчислений в фонд директора была вызвана условием военной обстановки, требующей мобилизации всех ресурсов страны на военные нужды. Временная отмена фонда директора, а также расширение прав наркомов на период Великой Отечественной войны (на основании постановления СНК СССР от 1 июля 1941 г.) усилили столь необходимую в военное время централизацию не только планирования, но и оперативных функций. Однако все важнейшие принципы хозрасчета сохранили свое значение и во время войны. Полное проведение хозрасчета в госпредприятиях являлось важнейшим условием осуществления режима экономии и снижения себестоимости продукции в период войны. Фонд директора был вновь учрежден пост. Совета Министров СССР от 5 декабря 1946 г.

2 См. также пост. Экономсовета при СНК СССР от 16 марта 1939г. №248 «Об оплате проектировщиков, премировании проектных организаций и подрядных договорах на проектирование»; на время войны действие этого постановления было приостановлено, но уже в конце 1943 г, восстановлено (пост. СНК СССР от 24 октября 1943г.).

120

При ответе на этот вопрос необходимо «меть в виду не только то имущество, которое выделяется предприятию соответствующими планово-регулирующими органами ори его организации, но и произведенную им продукцию.

Право собственности государства на это имущество опосредствовано хозрасчетными, а стало быть, и стоимостными отношениями между госпредприятиями. Нельзя не согласиться с А. В. Венедиктовым, который, исходя из учения классиков марксизма о собственности, как присвоении, считает в соответствии с указаниями Энгельса, что государственная социалистическая собственность представляет собой общественное присвоение продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства '. Но в связи с тем, что госпредприятия непосредственно владеют, пользуются и распоряжаются в рамках и на основе плана находящимся в их управлении го-сударственным имуществом, право собственности государства на это имущество по общему правилу не выступает в прямой непосредственной форме. Исключения из этого правила представляют те случаи, когда государство, как таковое, от своего имени совершает акты распоряжения государственным имуществом (например, во внешнеторговых операциях). Вместе с тем нельзя понять хозяйственный расчет и юридические отношения, вытекающие из хозрасчетной деятельности государственных предприятий, если не признать, что эти предприятия владеют, пользуются и распоряжаются в рамках, указанных законом, закрепленным за ними имуществом. Такое объяснение содержания права государственного предприятия на закрепленное за ним имущество было предложено А. В. Венедиктовым2. Непосредственное владение, пользование и распоряжение, осуществляемое предприятием как юридическим лицом, является юридическим выражением его хозрасчетной самостоятельности. Поэтому предприятие, как самостоятельная единица, владеет имуществом, распоряжается им путем совершения юридических сделок (реализует за деньги свою продукцию, приобретает за деньги же необходимые ему товары и т. д.) 3.

1 См. ст. А. В. Венедиктова, Право государственной социалистической собственности, «Вопросы советского гражданского права», изд. Академии Наук СССР, 1945, стр. 92—93.

2 Там же, стр. 109.

3 На эту важнейшую форму выражения хозяйственного расчета ука-

121

Конструкция права государственной собственности, предложенная А. В. Венедиктовым и находящая свое подтверждение в законе,1 является пока наиболее совершенной из имевшихся до сих пор попыток объяснения и обоснования прав государственного предприятия на закрепленное за ним имущество.

На основе хозяйственного расчета действуют не только промышленные, сельскохозяйственные, строительные и иные производящие материальные ценности государственные предприятия, но и предприятия, выполняющие иную работу за вознаграждение (оказание услуг). Таковы транспортные, коммунальные и другие предприятия. На принципе хозрасчета построена деятельность и торговых предприятий, опосредствующих своей деятельностью процесс распределения общественного продукта. Наконец, аналогичным образом организована и деятельность предприятий, обслуживающих художественные, эстетические, воспитательные и иные культурные запросы граждан социалистического общества, — в тех случаях, когда эта деятельность выполняется за вознаграждение. Поэтому (различного рода зрелищные предприятия, дома культуры и т. д. могут действовать на хозяйственном расчете. Отсюда можно сделать тот вывод, что результаты деятельности хозрасчетного предприятия не должны обязательно (Облекаться в вещественную форму, т. е. быть материальными ценностями. Поэтому в дальнейшем изложении п p о и з в о д с т в е н н ы м п р е д n p и-

зывают и экономисты. 3. Атлас в упомянутой ранее статье насчитывает четыре признака хозрасчета: а) организация планового учета и контроля за производством в денежной форме, б) покрытие всех расходов предприятия за счет его доходов, в) наличие у предприятия самостоятельного имущества (основные и оборотные средства) и г) организация предприятия как хозрасчетной единицы, имеющей самостоятельный баланс, право приобретения и реализация за деньги товаров и т. д. С этим последним признаком 3. Атлас и связывает юридическую личность государственного предприятия, «Этот признак хозрасчета развертывается в целой системе законов советского хозяйственного права, которые регламентируют деятельность «юридических лиц»—хозрасчетных предприятий и организаций» (цит. ст. 21). Нетрудно заметить, что четвертый, с точки зрения 3. Атласа, признак хозрасчета по существу покрывает собой все остальные, указанные им признаки; поэтому юридическая личность государственного предприятия является формой выражения не одного какого-либо признака хозяйственного расчета, а всех важнейших его признаков в той мере, в какой они выражают самостоятельность государственных предприятий в советском гражданском обороте.

1 «...трест.... владеет, пользуется и распоряжается имуществом., (ст. 5 Положения о трестах от 29 июня 1927 г.).

122

я т и е м б у д е т именоваться не только п p е д п р и я т и е, п р о и з во д я щ е е к а к и е – л и б о м а т е р и а л ь н ы е ц е н н о с т и, н о и в с я к о е и н о е х о з р а с ч е т н о е п р е д п р и я т и е.

Использование той доли общественного продукта, которая поступает не в производство и не в фонд личного потребления, а на организационные и социально-культурные расходы, также опосредствовано денежной формой. Деятельность государственных учреждений, выполняющих эти функции, обеспечивается соответствующими денежными ассигнованиями из государственного бюджета. Эти учреждения, выступая в качестве самостоятельных распорядителей кредитов, действуют как носители имущественных прав и обязанностей. Конечно, имущественная связь госбюджетных органов с государством в целом осуществляется в иных формах, чем связь хозорганов с государством. Об этом будет подробно сказано ниже. Отметим лишь, что госбюджетные органы по общему правилу pасходуют те средства, которые они получили от государства.

Издержки управления, расходы на народное образование, здравоохранение и т. д. покрываются за счет той часта общественного дохода, которая перераспределяется через государственный бюджет. Правда, не исключены случаи хозрасчетной организации деятельности и социально-культурных органов. В этом случае сами граждане оплачивают свои культурные потребности за счет той части общественного дохода, которая в форме денежных средств поступает в их индивидуальное распоряжение. Это не означает обязательного сокращения той доли общественного продукта, которая в форме денежных средств поступает в государственный бюджет для удовлетворения потребностей общества в народном образовании, здравоохранении и т. д. Наоборот, эта доля неуклонно растет по мере укрепления экономической мощи социалистического государства. Но это означает, что растущие культурные потребности трудящихся могут и должны частично удовлетворяться за счет их трудовых доходов. Указанное обстоятельство еще раз подчеркивает роль и значение товарно-денежной формы в условиях социалистической стадии развития общества.

123

Итак, и в области материального производства и в области обеспечения административных и социально-культурных потребностей деньги являются основной формой учета и контроля над мерой труда и потребления как отдельных членов социалистического общества, так и деятельности госорганов — предприятий и учреждений.

Изложенные выше соображения дают основания утверждать, что госорганы, обладающие определенной, признанной законом мерой имущественной самостоятельности, являются носителями прав и обязанностей, т. е. юридическими лицами. Признание госпредприятий юридическим лицом является важнейшим условием и формой правовой устойчивости хозяйственного расчета. Государство не отвечает за долги государственного хозрасчетного предприятия, а последнее не отвечает за долги государства. Юридическими лицами должны быть признаны и госбюджетные учреждения, которым также предоставлена известная мера самостоятельности в имущественных отношениях.

Что касается кооперативных и общественных организаций, то задача обоснования их юридической личности разрешается сравнительно просто. В соответствии с интересами трудящихся и в целях развития организационной самодеятельности и политической активности народных масс ст. 126 Конституции СССР обеспечивает за гражданами право объединения в общественные организации: профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные,, технические и научные общества, а наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков). Обособляя для достижения поставленных перед собой целей необходимое для этого имущество, общественные организации становятся субъектами гражданских правоотношений. Ст. 126 Конституции предусматривает объединения, преследующие как хозяйственные, так и иные —оборонные, социально-культурные и политические—цели. К числу хозяйственных объединений трудящихся относятся кооперативные организации; все остальные общественные организации являются субъектами имущественных правоотно-

124

шений лишь в той мере, :в какой это необходимо для разрешения поставленных перед ними задач.

Собственниками кооперативно-колхозного имущества являются сами кооперативные объединения и колхозы (ст. ст. 5 и 7 Конституции СССР). Кооперативно-колхозная собственность — социалистическая собственность. Поэтому имущество кооперативной организации — это не общая собственность группы лиц, составляющих в данный момент эту организацию. Соединение лиц превращается в юридическое лицо, выступает как самостоятельный носитель имущественных прав « обязанностей не только вовне, но и во внутренних взаимоотношениях с членами.

В государстве, в котором основные средства производства составляют общенародное достояние и власть принадлежит самим производителям, кооперативные организации представляют собой социалистическую форму хозяйствования. «При нашем существующем строе, — писал Ленин, — предприятия кооперативные отличаются от предприятий частно-капиталистических, как предприятия коллективные, но не отличаются от предприятий социалистических, если они основаны на земле, при средствах производства, принадлежащих государству, т. е. рабочему классу» '. Говоря о социальной природе колхозов, товарищ Сталин еще в 1929 or. указал, что «... колхозы как тип хозяйства есть одна из форм социалистического хозяйства» 2. В 1933 г. товарищ Сталин подчеркнул, что «...колхоз есть социалистическая форма хозяйственной организации» 3.

Каждая кооперативная организация, будучи формой выражения: организационно-хозяйственной самодеятельности коллектива трудящихся, является юридическим лицом. Вхождение кооперативной организации на принципе членства в состав другого, вышестоящего кооперативного объединения (союза), не умаляет ее юридической личности и не нарушает принципов кооперативной собственности. Поэтому все кооперативные организации — от низового объединения ( артели, товарищества и т. д.) до высших союзных объединений системы — суть юридические лица.

Кооперативная организация не является органом государства. Она — добровольное объединение граждан. В этом

1 Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 396.

2 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 287.

3Там же, стр. 404.

125

заключается основное и решающее отличие .кооперативной организации, как юридической личности, от госпредприятия. За юридической личностью госоргана в конечном счете стоит государство в целом. Это положение необходимо понимать не в том смысле, как понимал его в 1928г. А. В. Венедиктов (см. стр. 114), а в том смысле, что деятельность госоргана, как организованного коллектива рабочих и служащих, возглавляемого ответственным руководителем, определяется общегосударственной волей и общегосударственными целями. Средством достижения этих целей является хозяйственный расчет — самостоятельность и инициатива госпредприятия. Поэтому государство в лице соответствующих планово-регулирующих органов вправе перераспределять имущество, закрепленное за госорганом (передача зданий и сооружений от одного госоргана другому). Основные фонды, находящиеся в управлении госоргана, изъяты из оборота. Вопрос о возникновении и прекращении госпредприятий решается государством. За юридической личностью кооперативной организации юридически стоит не государство, а объединяемая ею членская масса.

Вместе с тем следует отметить некоторые черты кооперативно-колхозной собственности, вытекающие из ее социалистической природы -и свидетельствующие о своеобразном единстве имущества кооперативных организаций того или иного вида кооперации. Мы .имеем в виду судьбу неделимых фондов ликвидированной кооперативной организации. При ликвидации кооперативной организации ее членам возвращаются лишь паевые взносы, все же остальное имущество после покрытия долгов передается вышестоящему кооперативному объединению (при наличии кооперативной системы)'. Так называемые централизованные фонды принадлежат данной кооперативной системе в целом 2. Если

1 Ст. 29 Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утв. ЦИК и СНК СССР 15 июня 1927 г. (СЗ СССР 1927 г. № 37, ст. 372).

2 По мнению Д. М. Генкина, «централизованные фонды систем принадлежат их центрам, которые и распоряжаются ими в интересах системы» (см. М. М. Агарков, С. Н. Братусь, Д. М. Генкин, В. И. Серебровский, 3. И. Шкундин, Гражданское право, т. I, 1944, стр. 275). Не правильнее ли считать, что указанные фонды находятся в управлении этих центров, а собственником этих фондов является кооперативная система? Довольно странной является фигура собственника, берущего у себя самого деньги взаймы.

126

кооперативные объединения не образуют системы (например, в колхозном строительстве), в случае ликвидации кооперативной организации (например, сельскохозяйственной артели) оставшееся за вычетом паевых взносов и долгов имущество также должно быть передано по указанию компетентного госоргана (например, районного земельного отдела) другой родственной 'Кооперативной организации (например, другому колхозу) '.

Необходимо также отметить, что имущественная ответственность кооперативных организаций по их долгам не является безграничной. Взыскание не может быть обращено на кооперативные и колхозные промышленные и кустарно-промысловые предприятия (помещение, оборудование и инструменты), на жилые и хозяйственные постройки, на семенной и страховой фонды колхозов, на паевые взносы кооперативных организаций в вышестоящие кооперативные объединения, (равно как и на взносы кооперативных организаций в фонд долгосрочного кредитования в специальных банках по финансированию капитального строительства и т. п.2. Забронировано от взысканий перечисленное выше кооперативное -имущество /и при обращении взыскания по исполнительным листам судебных органов и приравненным к ним документам 3.

Однако при прекращении кооперативной организации с ликвидацией ее дел и имущества она отвечает по своим долгам всем своим имуществом. В ликвидационную массу поступает все имущество, включая и основные фонды. Природа кооперативно-колхозной собственности, как собственности данного кооперативного объединения, в этом случае проявляется полностью.

Кооперативные товарищества, артели, союзы и т. д. — хозяйственные организации. Все иные создаваемые в порядке ст. 126 (Конституции СССР организации, преследующие политические, культурно-воспитательные, оборонные

1 См. пост. СНК СССР от 5 мая 1940 г. «О переселении из зон затопления Рыбинского и Угличского водохранилищ» (СП СССР 1940г. № 15, ст. 366).

2 См. Положение о взыскании налогов и налоговых платежей (СЗ СССР 1932г. №69, ст. 410).

3 Пост. СНК РСФСР от 3 ноября 1934 г. (СУ РСФСР 1934г. №35, ст. 243).

127

и тому подобные цели, принято именовать общественными организациями. Имущество общественных организаций также является социалистической собственностью. Однако имущественный режим различных общественных организаций различен. Существуют общественные организации, имущество которых по своей юридической природе сходно с имуществом кооперативных организаций. Но существуют и объединения, имущество которых характеризуется более высокой степенью обобществления.

К числу таких организаций относятся профессиональные союзы и некоторые добровольны© общества. Степень объединения имущества профсоюзов столь высока, что передача зданий, сооружений и т. п. от одной профессиональной организации другой производится на основании распоряжения ВЦСПС в том же порядке, как и передача основных фондов от одного госоргана другому, т. е. безвозмездно.

Общественные организаций в СССР весьма разнообразны как по содержанию своей деятельности, так и по своей структуре, однако в основном все общественные организации можно свести к трем видам: а) профессиональные (производственные) союзы, б) так называемые добровольные общества и союзы, в) прочие общества и союзы.

Эти три вида общественных организаций по характеру своей деятельности и вытекающего из нее объема их имущественных прав и обязанностей существенно отличаются» друг от друга, хотя всем им присущи некоторые общие признаки. Общим для всех этих организаций является принцип добровольного членства, положенный в основу их деятельности, принцип материального участия членов, в создании имущественной основы и принцип участия членов в управлении делами этих организаций. Кроме того, члены указанных организаций имеют право пользоваться имущественной базой последних и обслуживанием, 'Созданным этими организациями. Наконец, все общественные организации отвечают по своим долгам всем своим имуществом, за исключением специальных фондов, забронированных от взыскания особыми законами и постановлениями '.

1 См., например, ст. 3 пост. ЦИК и СНК СССР от 23 января 1929 г. «Об имущественной ответственности профсоюзов» (СЗ СССР 1929 г. №7, ст. 63).

128

Профессиональные союзы — самая массовая организация, объединяющая рабочих и служащих. Важнейшей задачей профсоюзов является политическое и производственное воспитание трудящихся масс, защита их экономических интересов и обеспечение их культурных нужд. Для выполнения этих задач профсоюзам нужна соответствующая материальная база и наличие прав юридического лица. Закон признает за профсоюзами право- а) .приобретать имущество и владеть им, б) заключать всякого рода сделки, договоры и т. п. (ст. 154 КЗоТ РСФСР). Профессиональные союзы имеют право выступать перед различными органами от имени объединяемых этими союзами рабочих и служащих в качестве стороны по коллективным договорам и представительствовать от имени своих членов по всем вопросам труда и быта (ст. 151 КЗоТ).

Из ст. ст. 151 и 154 КЗоТ необходимо сделать вывод, что юридическими лицами являются профессиональные союзы в целом, т. е. объединения рабочих и служащих данной профессии. Между тем более поздний закон, а именно постановление ЦИК и СНК СССР от 23 января 1929 г., говорит о пользующихся правами юридического лица организациях профессионального союза'. ВЦСПС же под союзными и межсоюзными профессиональными организациями, обладающими «в качестве юридических лиц гражданской правоспособностью», подразумевает центральные, областные, районные и тому подобные комитеты союзов ВЦСПС и иные (областные, окружные и т. д.) межсоюзные советы 2. Последние, кроме ВЦСПС, ныне не существуют, но от этого дело не меняется: юридическими лицами ВЦСПС признал не сами профессиональные союзы, а их органы.

Правильность такого решения вопроса представляется сомнительной. Юридическим лицом является не комитет профсоюза — иначе этот комитет пришлось бы признать учреждением, — а сам профсоюз в целом и его местные (как правило, не ниже районного масштаба) организации, объединяющие членов данного профессионального союза на определенной территории. В этом смысле и следует понимать упомянутый выше закон (постановление ЦИК и СНК СССР от 23 января 1929 г.), говорящий не об орга-

1 Ст. 1 пост. ЦИК и СНК СССР от 23 января 1929г. «Об имущественной ответственности профсоюзов» (СЗ СССР 1929г. №7, ст. 63).

2 П. 1 циркуляра ВЦСПС № 12 от 18 января 1927 («Известия НКТ СССР», 1927, №6-7).

129

нах, а об организациях профессионального союза. Истолкование понятия профсоюзной организации, данное в 1927 г. ВЦСПС, ведет к смешению юридического лица с его органом. Понятие «организация» имеет совершенно определенный смысл: это общественное образование, между тем как «комитет профсоюза», как это вытекает из содержания данного понятия, это орган общественного образования «ли организации, т. е. профсоюза.

Поэтому юридическими лицами следует признать не только профессиональный- союз в целом, но и его местные организации. Территориальная профессиональная организация (областная, районная) является самостоятельной имущественной единицей, имеет свой бюджет и выполняет задачи, лежащие на профессиональном союзе для данного, проживающего на определенной территории коллектива рабочих и служащих — членов союза. Будучи юридическими лицами, выше- и нижестоящие профорганизации не несут материальной ответственности друг за друга, за исключением тех случаев, когда подобная ответственность прямо принята на себя какой-либо из этих организаций '.

Юридическими лицами с ограниченной правоспособностью надлежало бы признать и профессиональные организации рабочих и служащих отдельных предприятий, учреждений и т. д. Согласно действующим правилам, низовые ячейки профсоюза на предприятиях и в учреждениях не являются субъектами права и поэтому не вправе совершать юридические сделки.

Это правило не распространяется на те низовые профсоюзные ячейки, которым предоставлены права вышестоящей профорганизации, являющейся юридическим лицом (например, профорганизация завода пользуется правами районной профорганизации)2. Отметим, что в этих случаях ВЦСПС в соответствии с принятыми им установками имеет в виду не низовые профорганизации, как таковые, а фабзавместкомы. Верховный суд РСФСР еще в 1926 г. признал ограниченную правоспособность за теми фабзавместкомами, которые в интересах представляемых ими рабочих и служащих заключали сделки, направлен-

1 Ст. 2 пост. ЦИК и СНК СССР от 23 января 1929г., п. 2 циркуляра ВЦСПС от 18 января 1927г.

2 П. 3 указанного выше циркуляра ВЦСПС.

130

ные на культурно-бытовое обслуживание членов данного профсоюзного коллектива (закупка театральных билетов, поручительство при закупке в кредит товаров широкого потребления и т. д.)- Гражданская кассационная коллегия Верховного суда РСФСР пришла к выводу, что в «отдельных конкретных случаях в зависимости от обстоятельств дела нужно признавать ответственным за совершение сделки фабзавком в целом, поскольку последний выступил в обороте как самостоятельный участник» '. Первичные профессиональные организации играют значительную и все возрастающую роль в обеспечении удовлетворения культурно-бытовых нужд трудящихся. Признание первичной профорганизации юридической личностью облегчит выполнение этих задач. Юридическими лицами в соответствии с изложенными выше взглядами необходимо признать профорганизации, а не фабзавместкомы, являющиеся органами первичных профорганизаций.

Но есть и другая сторона деятельности профсоюзов, ставящая их в особое положение по сравнению с другими общественными организациями. В 1933 г. было произведено слияние органов труда, включая и органы социального страхования, с профсоюзами2. Функции, ранее выполнявшиеся органами Наркомтруда, были возложены на постоянно действующие профсоюзные органы — ВЦСПС, центральные, областные, районные комитеты и фабзавместкомы. Эти органы в отношении выполняемых ими функций по социальному страхованию, равно как и в отношении прочих функций, лежавших ранее на органах труда « переданных профсоюзам (охрана труда, техника безопасности и т. д.), действуют как учреждения. Правда, визовой совет социального страхования избирается на тот же срок, на который избран и фабзавместком на общем собрании страхового актива предприятия или учреждения. В этот актив, однако, включаются не только страховые делегаты, члены данной профсоюзной организации, но и страховые врачи, а также врачи поликлиники при предприятии или учреждении3. Выборность органов социального

1 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, изд. 4-е 1935, стр. 30-

2 Пост. ЦИК и СНК СССР и ВЦСПС от 23 июня 1933 г. (СЗ СССР 1933 г. № 40, ст. 238); пост. СНК СССР и ВЦСПС от 10 сентября 1933 г. (СЗ СССР 1933 г. № 57, ст. 333).

3 Ст. 6 Положения о Советах социального страхования от 22 августа 1938 г., напечатанного в сб. «Трудовое законодательство СССР», 1941, стр. 341.

131

страхования не изменяет, однако, государственного характера функций, выполняемых профсоюзными органами в этой области. Выборность в данном случае — это способ демократического контроля за возникновением и деятельностью совета социального страхования. Профсоюзные органы, выполняющие в лице этих советов возложенные «а них государством функции по страховому обеспечению трудящихся, действуют как учреждения. Совершая юридические сделки, вытекающие из осуществления функций по социальному страхованию, например, покупая путевки в дома отдыха и санатории для членов профсоюза и даже для трудящихся, не являющихся членами союза, постоянно действующий профсоюзный орган имеет все основания действовать не от имени профессиональной организации, а от своего собственного имени, как учреждение.

6

Добровольные общества и их союзы, являясь организациями общественной самодеятельности трудящихся масс города и деревни, ставят своей задачей активное участие в социалистическом строительстве Союза ССР, а также содействие укреплению обороны страны. Два или более добровольных общества, близких по своим задачам, могут образовать союз добровольных обществ. Свою деятельность эти добровольные общества и их союзы осуществляют в соответствии с планом хозяйственного и социально-культурного строительства нашей страны '.

Добровольные общества и их союзы не преследуют целей защиты правовых и экономических интересов своих членов. Исключения из этого правила допускаются в случаях, специально предусмотренных законом. Поэтому добровольные общества и их союзы не могут именоваться профсоюзами 2. Этим, собственно, и отличаются те общества и союзы, которые именуются добровольными, от других обществ и союзов. Термин «добровольные» надо признать неудачным. Прочие общества и союзы, осуществляющие защиту интересов своих членов (например, профессиональные союзы, союзы лиц творческого труда), тоже являются

1 Ст. ст. 1, 2 и 3 Положения о добровольных обществах и их союзах, утв. ВЦИК и СНК РСФСР 10 июля 1932 г. (СУ РСФСР 1932 г. № 74, ст. 331).

2 Ст. 8 указанного выше Положения.

132

добровольными. Добровольным обществом является любая общественная организация.

В случае ликвидации добровольного общества (или союза обществ) имущество, оставшееся после удовлетворения кредиторов, передается госучреждениям или общественным организациям по указанию органа, утвердившего устав общества (или союза обществ). Например, в 1936 г. правительство признало нецелесообразным дальнейшее существование общества «Автодор»; оно было ликвидировано, его имущество и функции были переданы государственным органам. В этом сказывается социалистическая природа добровольных обществ — таких общественных образований, которые действуют в соответствии с целями и задачами, выдвигаемыми социалистическим строительством.

Прочие общества и союзы охватывают значительный круг общественных организаций, не подпадающих под категорию профсоюзов или под категорию добровольных обществ. К третьей категории следует прежде всего отнести союзы, объединяющие лиц творческих профессий (союзы писателей, художников, композиторов, архитекторов и т. д.). В третью группу общественных организаций попадают также и общества, которые объединяют лиц, страдающих теми или иными физическими недостатками, в связи с чем как формы приобщения этих лиц к производительному труду, так и формы культурно-воспитательной работы среди них отличаются некоторыми особенностями (например, общество слепых, общество глухонемых).

Союзы лиц творческих профессий отличаются от добровольных обществ тем, что они ставят своей задачей не только содействие развитию социалистической культуры и творчества своих членов, но и защиту и представительство их правовых и экономических интересов. Таким образом, эта союзы объединяют в себе черты и добровольного общества и профессионального союза. Из сказанного следует, что правоспособность творческих союзов шире правоспособности добровольных обществ.

7

Особо необходимо остановиться на правовом положении различного рода общественных образований, создаваемых общественным« организациями и действующих в качестве самостоятельных субъектов права. Мы имеем в виду

133

не хозрасчетные предприятия, образуемые общественным« организациями. Правовое положение такого предприятия немногим отличается от правового положения всякого иного хозрасчетного предприятия. Имущество, обособляемое общественной организацией в управление хозрасчетной единицы, продолжает оставаться собственностью этой организации, права же хозрасчетной единицы на это имущество аналогичны правам госпредприятия на закрепленное за ним имущество.

Речь идет об иных, создаваемых при общественных организациях общественных образованиях. К ним относятся например, профсоюзные клубы и так называемые фонды творческих союзов, например, Художественный, Литературный, Архитектурный и другие фонды.

Еще в 1929 г. клубы рабочих и служащих были признаны юридическими лицами '. Прежний, ныне отмененный типовой устав профсоюзного клуба, утвержденный ВЦСПС в 1934 г., определял клуб как массовую культурную организацию, действующую на основе добровольного членства и самоуправляющуюся под руководством соответствующего профсоюза2. Ныне действующее положение о профсоюзном -клубе, утвержденное ВЦСПС в 1939 г., существенно отличается от типового устава 1934 г. Клуб, согласно этому Положению, организуется либо низовым, либо областным, либо республиканским комитетами профсоюза по решению его центрального комитета. Правление клуба избирается общим собранием (конференцией) членов профсоюза. Положение считает правление клуба юридическим лицом 3.

Типовой устав клуба, утвержденный в 1934 г., рассматривал клуб как разновидность общественной организации, покоящейся на добровольном членстве. Иначе разрешается вопрос об организации клуба и его правовом статуте по Положению о профсоюзном клубе 1939 г. Клуб организуется комитетом профсоюза. Однако руководящий орган клуба — правление — избирается лицами, которых клуб обслуживает, т. е. членами профсоюза. Общее собрание (конференция) членов профсоюза есть тоже орган «клуба.

1 Пост. ЦИК и СНК СССР от 2 января 1929 г. (СЗ СССР 1929г. №3, ст. 24).

2Бюлл. ВЦСПС, 1934, № 3—4.

3Ст. ст. 2, 4, 6 Положения о профсоюзном клубе, утвержденное Президиумом ВЦСПС 13 июня 1939 г.

134

Стало быть — клуб, это союз лиц особого типа. С не меньшим основанием клуб можно было бы назвать учреждением особого рода. Клуб — это юридическое лицо, в котором сочетаются черты, свойственные союзу лиц (добровольному обществу в широком смысле этого слова) и учреждению. Разумеется, не правление клуба, а клуб следует считать юридическим лицом. Правление — орган клуба, действующий от имени клуба, как юридического лица.

Общественными организациями, не укладывающимися в привычные категории только объединения лиц или только учреждения, являются и фонды творческих союзов. Фонды образуются с разрешения правительства для удовлетворения материально-бытовых и культурных потребностей членов этих союзов. Фонд также соединяет в себе корпоративные и институтные черты. Но между фондом и клубом имеются и существенные различия как с точки зрения содержания их деятельности и, следовательно, объема правоспособности, так и с точки зрения их юридической структуры.

В качестве примера сошлемся на устав Музыкального фонда Союза ССР '. Его членами могут быть не только все члены союза советских композиторов, но и некоторые другие лица (начинающие композиторы, музыкальные критики и т. д.). Члены Музыкального фонда уплачивают вступительный и ежемесячный взносы. Руководящим органом Музыкального фонда является правление Союза советских композиторов, которое назначает правление Музыкального фонда, ведущее текущую работу. Таким образом, члены Музыкального фонда не принимают участия в образовании его органов.

Сравнивая эти особенности структуры Музыкального фонда со структурой профсоюзного клуба, нетрудно заметить, что соотношение корпоративных и институтных черт различно в каждой из этих организаций. Лица, обслуживаемые клубом, не являются его членами — понятие клубного членства неизвестно положению о профсоюзных клубах 1939 г. Было бы натяжкой считать, что все члены профсоюза автоматически являются членами клуба. Однако

1 Утвержден СНК СССР 20 сентября 1939 г. (СП СССР 1939 г« № 53, ст. 460).

135

руководящий орган клуба — правление — избирается, как это было указано выше, общим собранием членов профсоюза. Фонд же действует на основе принципа членства и материального участия членов в образовании его имущественной базы. Однако принцип выборности органов здесь упразднен. Едва ли можно считать, что члены творческого союза, приняв участие в избрании его правления, тем самым санкционировали и назначение правления фонда. Если бы это было так, не зачем было бы организацию и деятельность фонда связывать с принципом членства в этом фонде: все члены данного творческого союза могли бы рассматриваться либо в качестве членов фонда, либо в качестве «дестинатаров» фонда.

При всех этих различиях в соотношении институтных и корпоративных черт и фонд и клуб являются такими типами общественной организации — юридического лица, которые должны найти и находят довольно широкое распространение в социалистическом государстве. Деятельность не только государственных, но и общественных организаций опирается на социалистическую собственность и исходит из общих для советского государства и советского общества начал. Это единство целей и задач предопределяется морально-политическим единством советского народа, единством общества и государства.

Демократический централизм, являющийся важнейшим принципом советской системы, проявляется различно, в зависимости от характера и содержания тех функций, которые выполняются различными советскими организациями и объединениями граждан. Организационная самодеятельность граждан, находящая свое выражение в деятельности общественных организаций, сочетается с государственным руководством. Постоянно действующие органы массовых общественных организаций имеют тенденцию действовать как учреждения. Эта тенденция сочетается с принципом широкого участия объединяемых общественными организациями членов в управлении делами этих организаций, в осуществлении контроля над постоянно действующими органами и т. д.

Эти принципы проявляются и в деятельности тех создаваемых общественными организациями образований, на которые специально возлагается выполнение некоторой части функций, лежащих на общественной организации, (например, в области культурно-бытового обслуживания

136

членов). Отсюда и все своеобразие юридической личности этих образований с точки зрения обычной классификации юридических лиц.

8

Развитые выше соображения о понятии юридического лица и видах юридических лиц в советском праве подводят к решению вопроса о классификации юридических лиц в СССР. Применима ли традиционная, существующая в буржуазном праве классификация к советским юридическим лицам? Можно ли считать, что основное деление советских юридических лиц — это их деление на корпорации и учреждения?

Это деление в условиях социалистического общества приобретает иной смысл и иное содержание. Традиционное разграничение понятий учреждения и предприятия не раскрывает действительных различий между отдельными видами юридических лиц, действующих в СССР. Государственные предприятия и госбюджетные учреждения — госорганы; они не подпадают под выработанное буржуазной юриспруденцией и санкционированное законодательством и судебной практикой некоторых буржуазных стран понятие учреждения.

И госпредприятия и госбюджетные учреждения являются госорганами социалистического государства. Госбюджетные учреждения суть органы государства, выполняющие административные, организационно-хозяйственные, культурно-воспитательные и тому подобные функции за счет той доли общественного продукта, которая не поступает в производство и в индивидуальное потребление. Некоторая часть этой доли общественного дохода используется на общие, не относящиеся к производству издержки управления. Другая же часть, как указывает Маркс, «...пpeдназначается для совместного удовлетворения потребностей как то: школы, учреждения здравоохранения и т. д.» '. Если первая часть будет все более уменьшаться, то вторая часть будет вое более возрастать но мере развития и упрочения социалистических общественных отношений.

Цель в советском учреждении определяется не индивидуальной волей, а в конечном счете волей рабочего класса и всего трудового народа в его же интересах.

1 Маркс, Избранные произведения, т, П, стр. 451.

137

В деятельности советского государственного предприятия выражается деятельность социалистического государства в целом, организующего процесс расширенного социалистического воспроизводства, включающая в себя и деятельность организованного коллектива трудящихся по выполнению плана на данном участке народного хозяйства. Следовательно, и госпредприятие не является ни учреждением, ни корпорацией в общепринятом смысле этого слова. Госпредприятия не только госорган в обычном смысле слова, но и хозяйственная организация.

Наконец, кооперативные, объединения, профсоюзы и различного вида добровольные общества и союзы, предусмотренные ст. 126 Конституции СССР, в процессе своего формирования и своей деятельности опираются на государственную собственность, как на всенародное достояние, направляются Коммунистической партией, получают поддержку со стороны государства. Имущество, принадлежащее общественным организациям, является социалистической собственностью. Кооперативные и общественные организации на основе организационной самодеятельности и активности своих членов мобилизуют их на осуществление общих для советского общества и советского государства задач. Различие между госорганом и общественной организацией — это различие двух методов, двух форм деятельности трудящихся по строительству социализма.

Таким образом, исходя из различных функций деятельности государства и различных форм осуществления этих функций, следует расчленить госорганы на госпpeдприятия и госбюджетные учреждения. Термин «учреждение» здесь не является обозначением того понятия, содержание которого связывается с этим словом в буржуазном праве. Это — не «Stiftung», не «Anstalt», не «fondation» и не «l'?tablissement d'utilit? publique». Советские учреждения отличны не только по социальной, но и по юридической природе от органов буржуазного государства. Последние, как уже отмечалось выше и будет развито подробнее в дальнейшем, по общему правилу не являются юридическими лицами: они действуют в качестве органов казны, как единого юридического субъекта. Советские же учреждения, обладающие определенной мерой имущественной самостоятельности, — субъекты права. В советском праве с понятием учреждения соединено представление о государственном органе, выполняющем не про-

138

изводственные, но управленческие и культурно-органнзаторские функции.

Третья разновидность юридических лиц в советском праве — это общественные организации. Различные формы, в которых протекает общественная самодеятельность масс для достижения разнообразных целей, выдвигаемых социалистическим строительством, порождает различные типы общественных организаций. Из общей массы общественных организаций, предусмотренных ст. 126 Конституции СССР, необходимо прежде всего выделить кооперативные организации. Кооперативные организации, как это уже отмечалось, в отличие от других общественных объединений — хозяйственные организации. Остальные общества и союзы осуществляют хозяйственную деятельность лишь в той мере, в какой это необходимо для выполнения поставленных ими целей.

Итак, в СССР в качестве юридических лиц действуют переведенные на хозяйственный расчет госпредприятия, госбюджетные учреждения и общественные организации (в широком смысле слова). Разумеется, не всегда то или иное юридическое лицо может быть подведено под одну из указанных категорий. Возможны промежуточные формы. Таковы, например, банковские учреждения, в частности, Государственный банк СССР, таковы предприятия, финансируемые в сметном порядке (см. гл. XI). Своеобразно также положение профессиональных союзов, поскольку их постоянно действующие органы в области социального страхования, техники безопасности и охраны труда выполняют государственные функции и девствуют как учреждения.

Однако не только профсоюзы, но и иные действующие на основе ст. 126 Конституции СССР общества и союзы не могут быть признаны обычными корпорациями. Любая общественная организация — это не союз частных лиц, а социалистическая организация. Чем шире охват ею трудящихся, чем значительнее те государственные задачи, для содействия которым она учреждена, тем сильнее проявляются в ней институтные черты, тем большие имеются основания трактовать ее постоянно действующие органы как учреждения.

Для разрешения стоящих перед ними задач общественные организации формируют производные от них образования, которые действуют как самостоятельные субъекты

139

права и которые с точки зрения их юридической природы занимают промежуточные между корпорацией и учреждением положение. Они могут быть названы учреждениями в той мере, в какой специфические интересы всех членов данного общества или союза защищаются и обеспечиваются специально для этого созданной организацией, производной от общества или союза. Наряду с этим, как было показано выше, эти организации не лишены корпоративных черт.

Само собой разумеется, что для советского права не пригодно деление юридических лиц на частные и публичные. Частные учреждения, предусмотренные ст. 15 ГК, у нас давно «е существуют. Общественные организации по соображениям, изложенным выше, являются не частными корпорациями, а социалистическими организациями.

Каковы те признаки, которые в своем единстве составляют содержание понятия юридического лица в советском праве?

Советская правовая литература, посвященная проблеме юридического лица, уделила этому вопросу значительное внимание. Вопрос о том, при наличии каких признаков гос-органы и общественные организации становятся юридическим« лицами, находится в центре внимания советских юристов потому, что этот вопрос был выдвинут требованиями жизни — практикой хозяйственного строительства, а вслед за ней арбитражной и судебной практикой в отношении госпредприятий и госучреждений.

Обычно считают, что для юридического лица характерны четыре основных признака, составляющие содержание этого понятия: а) организационное единство, определяемое законом, уставом или положением; б) имущественная обособленность; в) самостоятельная имущественная ответственность; г) выступление от своего имени, т. е. самостоятельное участие в качестве носителя прав я обязанностей в гражданском обороте 1. Подвергнув критическому разбору все эти признаки, А. В. Венедиктов пришел к выводу, что решающим критерием, так сказать, лакмусовой бумагой, свидетельствующей о наличии правосубъектности у обще-

1 См., например, Д. М. Генкин, Юридические лица в советском гражданском праве, «Проблемы социалистического права», 1939, № 1, стр. 93.

140

ственного образования, является самостоятельное участие в гражданском обороте. Этот признак А. В. Венедиктов считает общим для всех без исключения юридических лиц в СССР, а поэтому и решающим признаком. В доказательство правильности своего утверждения он ссылается на ст. 13 ГК. Эта статья признает юридическими лицами объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права .по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде. «Самостоятельное участие в гражданском обороте, — заключает А. В. Венедиктов, —выступление в нем в качестве самостоятельного (особого) носителя гражданских прав и обязанностей — следовательно от своего имени —вот тот решающий критерий, который установлен советским законодательством в совершенно определенной и общей для всех без исключения юридических лиц форме и который вместе с тем образует самое содержание их гражданской правоспособности»'.

А. В. Венедиктов не отрицает, что наличие организационного единства, имущественной обособленности и самостоятельной имущественной ответственности (понимаемое, однако, не в смысле исключительно ответственности) является существенным признаком юридического лица. Но большое разнообразие форм внутренней организации, равно -как и форм имущественной обособленности и материальной ответственности юридических лиц в советском праве, по мнению А. В. Венедиктова, исключает возможность выделения какой-либо общей и единой для всех юридических лиц формы внутреннего устройства. Точно так же не возможно установить одинаковую для всех юридических лиц степень имущественной обособленности и самостоятельной имущественной ответственности. Организационное единство, имущественная обособленность и самостоятельная ответственность — это такие признаки юридического лица, которые различным образом проявляются у различных юридических лиц 2.

К этому же выводу пришел и Д. М. Генкин; v «...если за данной организацией, — говорит он, — при- \ знается, что она является самостоятельным субъектом гра-

1 А. В. Венедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 78.

2 Т а м ж е, стр. 72—77.

141

жданского оборота, то она должна быть признана юридическим лицом» '.

Д. М. Генкин более резко, чем А. В. Венедиктов, подчеркивает независимость юридической личности общественного образования от его внутренней структуры. По мнению Д. М. Генкина, юридическое лицо — это внешнее волевое единство: «...внутренняя конструкция юридического лица, того субъекта, которого мы называем юридическим лицом, его соотношение с другими организациями, не предрешает вопроса, является ли данное общественное образование юридическим лицом или не является»2. Взгляды А. В. Ве-недиктова и Д. М. Генкина примыкают к взглядам авторов, считающих, что самостоятельное участие общественного образования в гражданском обороте, т. е. выступление вовне в качестве субъекта имущественных прав и обязанностей, является той степенью решения проблемы юридического лица, которая необходима и достаточна для практических целей.

Можно ли, однако, при определении понятия юридического лица руководствоваться охарактеризованным выше критерием? Если юридическое лицо — субъект права, а из этого исходит и А. В. Венедиктов и Д. М. Генкин, то указание на самостоятельное участие в гражданском обороте в качестве носителя гражданских прав и обязанностей, как на общий для всех юридических лиц признак, не приближает нас к решению задачи. Наименование кого-либо самостоятельным участником гражданского оборота или носителем прав и обязанностей является лишь иным словесным обозначением юридического субъекта, т. е. физического или юридического лица. Самостоятельное участие в гражданских правоотношениях, выступление от своего имени — это то же самое, что и выступление в качестве юридического лица. Стало быть, когда законодатель признает, что данное общественное образование вправе совершать юридические сделки, быть кредитором и должником по обязательствам, владеть имуществом, предъявлять иски и выступать в качестве ответчика в суде, — все эти составляющие со-

1 Д. М. Генкин, О юридических лицах в проекте Гражданского кодекса СССР «Труды первой научной сессии Всесоюзного института юридических наук», Юриздат, 1940, стр. 297.

2 Там же, стр. 298—299; см. также его ст. «Юридические лица в советском гражданском праве», «Проблемы социалистического права», 1939, № 1, стр. 91—92.

142

держание понятия субъекта права свойства я составляют в своем единстве то, что именуется самостоятельным участием в гражданском обороте.

Признание какого-либо общественного образования юридической личностью зависит не от того, будет ли оно официально названо юридическим лицом, а от того, обладает ли оно тем« свойствами, которые в своей совокупности делают его самостоятельным участником гражданских правоотношений, т. е. юридическим лицом '.

Определение признаков, составляющих содержание понятия юридического лица — это определение тех условий деятельности общественного образования, при наличии которых оно становится самостоятельным носителем прав и обязанностей, т. е. юридическим лицом. Определение же юридического лица через понятие самостоятельного участия в гражданском обороте — это определение idem per idem.

Какой же признак в таком случае является решающим для юридического лица? Точнее, какова та юридическая основа или предпосылка, наличие которой обусловливает возможность признания госоргана или общественной организации юридическим лицом?

Мы полагаем, что такой основой является имущественная обособленность, наличествующая у указанных выше общественных образований. Имущественная обособленность тесно связана с принципом распределения по труду и с товарно-денежной формой. Конечно, не всякая имущественная обособленность, как правильно указывает А. В. Венедиктов, связана с юридической личностью. Например, имущественная обособленность хозрасчетного цеха, колхозной бригады не делают цех и бригаду юридическими лицами. Но определенная степень или мера этой имущественной обособленности является основой правосубъектности. Обособление имущества проявляется различно в различных общественных образованиях — госпредприятиях, госбюджетных учреждениях, обществах и союзах. В связи с этим воз-

1 Поэтому нельзя согласиться с Д. М. Генкиным, утверждавшим, что «право выступать от своего имени является не последствием признания данной организации субъектом права, а обратно, выступление от своего имени—это необходимый элемент самой категория субъекта права», цит. ст. в журн. «Проблемы социалистического права», 1939, N° 1. стр. 93. Право выступления от своего имени—это не предпосылка или элемент правосубъектности, а ее проявление и выражение.

143

никает вопрос, чем определяется та мера имущественной самостоятельности, которая, фигурально выражаясь, является фундаментом юридической личности.

По мнению А. В. Венедиктова, не представляется возможным установить общие для всех юридических лиц признаки имущественной обособленности. Верно, что в этом отношении закон предъявляет к различным общественным образованиям различные требования. Однако нетрудно заметить, что эти требования не столь разнообразны, как это кажется А. В. Венедиктову. Для государственного предприятия такой мерой имущественной обособленности является полный хозяйственный расчет, для бюджетного учреждения — самостоятельное распоряжение кредитами, для кооперативной или общественной организации — образование соответствующего уставного фонда.

Раскрывая понятие полного хозяйственного расчета, характеризуя фигуру самостоятельного распорядителя кредитов, мы определяем ту меру имущественной самостоятельности госпредприятия и бюджетного учреждения, которая является основой их юридической личности. Что же касается кооперативных и общественных организаций, то они по причинам, указанным выше, в силу самого факта своего возникновения приобретают ту степень имущественной самостоятельности, которая является достаточной для признания их субъектами права.

Однако имущественная самостоятельность сама по себе еще но является достаточным основанием юридической личности. Для того чтобы общественное образование могло стать юридической личностью необходима соответствующая организация, которая превращает общественное образование в единое целое, способное самостоятельно осуществить поставленные перед ним задачи, т. е. реализовать государственную волю и обусловленную им волю коллектива людей, составляющих данное общественное образование.

Таким образом, самостоятельное участие в обороте, т. е. наличие юридической личности у того или иного общественного образования, является результатом или формой выражения (имущественной самостоятельности определенным образом организованного человеческого коллектива. Госорган владеет, пользуется и распоряжается в пределах, установленных законом, известной частью единого фонда государственной социалистической собственности. Коопера-

144

тивная или общественная организация является непосредственным собственником имущества, обособившегося в результате объединения лиц. Право распоряжения имуществом предполагает такую степень имущественной и организационной обособленности данного общественного образования, которая создает возможность самостоятельного отчуждения на основе плана социалистического продукта — товара, а также самостоятельного решения вопросов, связанных с расходованием средств, предназначенных на административные, социально-культурные нужды и т. д.

В виде возражения против высказанных выше положений могут указать на то, что содержание понятий хозяйственного расчета и самостоятельного распоряжения кредитами установлено законом: от соответствующих органов государственной власти зависит перевод госпредприятия на полный хозяйственный расчет или предоставление руководителю бюджетного учреждения прав самостоятельного распорядителя кредитов.

Правильно, что закон и, следовательно, государство предусматривает и предопределяет те или иные условия образования юридических лиц. Однако при всем огромном вое-действии государственно-правовой надстройки на экономический базис (в особенности в условиях социалистического строя), государство не может по своему произволу объявлять юридическими лицами такие общественные образования, у которых указанные предпосылки отсутствуют. А эти предпосылки создаются в процессе развития и укрепления социалистических производственных отношений.

Определенная мера имущественной обособленности общественного образования, будучи закреплена его внутренним устройством (организационным единством), является необходимой предпосылкой его выступления в гражданском обороте от своего имени в качестве субъекта прав и обязанностей. Но та или иная степень (имущественной обособленности сама есть закономерный продукт поступательного развития социалистической экономики, развития, предопределяемого и направляемого советским государством.

Для подтверждения этого тезиса можно указать на развитие юридической личности государственного предприятия (см. гл. X). В условиях восстановительного этапа нэпа трестированное предприятие не было и не могло быть субъектом права. Оно действовало на основе так (называемого внутреннего хозрасчета. Предприятие, входящее в состав

145

треста, не обладало той мерой имущественной обособленности, самостоятельности и инициативы, которые в своей совокупности создают необходимые предпосылки для самостоятельного участия предприятия в гражданском обороте. В связи с переходом к реконструктивному периоду и технико-экономическим укреплением производственного предприятия положение изменилось. Наделение предприятий собственными оборотными средствами в 1931 г. создало прочные материальные предпосылки для развития юридической личности трестированного предприятия. Его имущественная обособленность от прочего имущества треста выразилась в переводе его (предприятия) на самостоятельный баланс, в открытии ему самостоятельного расчетного счета, в предоставлении права самостоятельно кредитоваться в банке. Отсюда — самостоятельное участие трестированного предприятия в гражданском обороте и, как правило, его самостоятельная имущественная ответственность.

Таким образом, превращение трестированного предприятия в субъекта права стало возможным только на определенном этапе развития народного хозяйства. Этот этап знаменуется укреплением и ростом социалистической экономики и планового начала, вытеснением и ликвидацией частно-капиталистических элементов в городе и деревне. Наличие определенных сдвигов в социалистической экономике, вызвавших возможность и необходимость углубления хозрасчета и расширения сферы его применения, создали условия для превращения трестированного предприятия в самостоятельного субъекта имущественных прав. То обстоятельство, что трестированное предприятие до сих пор официально — expressis verbis законом не именуется юридическим лицом, существенного значения не имеет. Прав Д. М. Генкин, делающий следующий вывод: «Все организации, в силу данного строя общественных отношений являющиеся субъектами права, должны признаваться юридическими лицами» '.

10

Какое значение для понятия юридического лица имеет признак самостоятельной имущественной ответственности?

Самостоятельная имущественная ответственность является тем важнейшим признаком, наличие или отсутствие

1 Указ, статья в «Проблемах социалистического права», 1939, № 1, стр. 91.

146

которого у данного общественного образования является показателем наличия или отсутствия у него имущественной самостоятельности.

Обычно указывают, что в связи с внутренними отношениям« юридического лица с его членами или с другими подчиненными, либо вышестоящими по отношению к нему общественными образованиями возможны те или иные формы дополнительной ответственности иных субъектов права за долги данного юридического лица. Так, например, член промысловой артели несет дополнительную ответственность в кратном размере к внесенному им паю за долги артели (в том случае, если подобная ответственность предусмотрена уставом). В некоторых случаях на трест может быть возложена дополнительная ответственность за долги предприятия и обратно (см. гл. XII) Однако, никто не сомневается в том, что промысловая артель — юридическое лицо. Едва ли также в настоящее время можно отрицать наличие юридической личности у трестированного предприятия. Отсюда делают вывод, что те или иные формы дополнительной ответственности, вытекающие из особенностей внутренней структуры юридического лица и из его внутренних имущественных связей, не изменяют его позиций как самостоятельного субъекта права вовне — в отношениях с третьими лицами. Утверждают, что самостоятельная имущественная ответственность, понимаемая в смысле исключительной ответственности, не относится к числу решающих или основных признаков юридического лица. Во всяком случае юридическое лицо не является «потолком» ответственности.

На охарактеризованной выше позиции твердо стоят Д. М. Генкин и А. В. Венедиктов. По мнению Д. М. Генкина, «исторические исследования уже давно показали, что юридическое лицо являлось лишь внешним волевым 'единством». Внутренние отношения, внутренняя структура юридического лица могут быть самыми разнообразными. Если же при известных условиях трест отвечает за предприятие или предприятие за трест, то из этого «вовсе не вытекает, как формальное логическое последствие, что трестированное предприятие не должно быть юридическим лицом. Это вопросы целесообразного построения, не касающиеся внешнего единства, вопроса о правосубъектности» '.

1 Д. М. Генкин, О юридических лицах в проекте Гражданского кодекса СССР, «Труды первой научной сессии Всесоюзного института

147

А. В. Венедиктов также подчеркивает исключительное разнообразие имущественного режима советских юридических лиц. По общему правилу юридические лица самостоятельно отвечают за свои долги, но неправильно отсюда делать тот вывод, что самостоятельная ответственность юридического лица всегда является ограниченной, (т. е. исключительной) его ответственностью. Разнообразие ответственности юридических лиц исключает возможность построения какого-либо единого критерия ответственности для всех юридических лиц '.

Нельзя не согласиться с тем, что отыскать единый критерий масштаба ответственности для всех юридических лиц и даже для государственных предприятий едва ли представляется возможным. Правильно также указание, что юридическое лицо — это не «потолок» ответственности, но едва ли можно согласиться с утверждением, что внутренняя структура общественного образования вовсе не влияет на характер его отношений с третьими лицами — вовне, на степень или «качество» его правосубъектности.

В доказательство того, что внутренняя структура юридического лица не влияет на его отношения вовне, часто ссылаются на полное товарищество и на развития в его правовой регламентации в Германии и во Франции. Французское законодательство и другие романские страны признали полное товарищество юридическим лицом, германское законодательство этого не сделало. Однако, по существу полное товарищество и в Германии является юридическим лицом2. Параграф 124 Германского торгового уложения признает полное товарищество самостоятельным участником гражданского оборота. Товарищество вправе под своей фирмой приобретать права, принимать на себя обязанности, искать и отвечать на суде. Объявление полного товарищества несостоятельным не влечет за собой автоматического объявления несостоятельными товарищей. Иначе решается вопрос при объявлении несостоятельным полного товарищества {soci?t? en nom collectif) по французскому законода-

юридических наук», Юриздат, 1940, стр. 298; см. также указ, статью в «Проблемах социалистического права», 1939, № I, стр. 94—96.

1А. В. Венедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 75—76.

2О юридической природе торговых товариществ, в частности, полного товарищества, см. Sa lei 11 es, De la personnalit? juridique. p.299-303.

148

тельству; хотя оно и признано юридическим лицом, взыскание автоматически обращается и на имущество товарищей. Однако это различие в условиях ответственности полного товарищества по германскому и французскому законодательствам свидетельствует о том, что существенное значение имеет не факт официального признания или непризнания товарищества. В конечном счете и в том и в другом случае по обязательствам товарищества отвечает не только само товарищество, как таковое, но и товарищи всем своим имуществом. Это обстоятельство имеет большое значение в оценке характера и степени имущественного единства данного общественного образования и его устойчивости. В полком товариществе степень обособления имущества, составленного из вкладов товарищей, от их индивидуальных имуществ столь низка, что при неплатежеспособности товарищества стираются грани между его имуществом и имуществом товарищей. Поэтому взыскание обращается кредиторами не только на обособленное для достижения товарищеских целей имущество (складочный капитал), но при соблюдении известных условий, или автоматически и на личное имущество товарищей. Отсюда и сомнения по поводу юридической природы полного товарищества. Отсюда же и колебания в законодательстве различных стран по этому вопросу.

Не ясно ли, что степень обособления имущества объединения лиц, именуемого полным товариществом, отражающая степень обособления их совокупной воли в целях достижения общего интереса, влияет на степень правосубъектности этого общественного образования. Всякое юридическое лицо, основой которого является объединение людей в определенный коллектив, есть нечто качественно отличное от простой суммы индивидов, его составляющих.

Однако из этого не следует, что степень организационного единства, имущественной обособленности и характер имущественно« ответственности всех юридических лиц одинаковы. Существуют юридические лица начального периода развития, едва отделившиеся от источника своего образования, и юридические лица более высоких ступеней развития, приближающиеся с точки зрения полноты и завершенности своей правосубъектности к положению физического лица. Такими юридическими лицами в торговом праве буржуазных стран являются акционерные компании, еще выше — так называемые альтруистические общества и, ла-

149

конец, юридическими лицам« par excellence не без основания считают учреждения.

Разумеется, говоря о начальном и высшем этапах развития юридического лица, мы имеем в виду этапы развития в логическом смысле этого слова, в конечном счете отражающие действительное историческое развитие данного явления. Логическое с точки зрения марксизма является сокращенным, очищенным от случайностей, историческим '. Не случайно, что вопрос о дополнительной ответственности товарищей всем своим личным имуществом по обязательствам полного товарищества или в кратном размере к паю по обязательствам товарищества с ограниченной ответственностью возник именно в отношении этих общественных образований. Полное товарищество и даже товарищество на вере — это преимущественно семейные объединения, во всяком случае объединения, охватывающие немногочисленный круг лиц. Связь имущества товарищества с индивидуальным имуществом членов здесь более чем очевидна. Исторически развитие полного товарищества и товарищества с ограниченной ответственностью предшествовало развитию акционерного общества. Имущественная обособленность и степень организационного единства акционерного общества столь высоки, что его связь с личной и имущественной сферой физических лиц — членов общества окончательно порывается; отпадают и основания для установления дополнительной ответственности членов за долги общества.

Не случайно также, что понятие учреждения было выработано значительно позже, чем понятие корпорации. И это обстоятельство отражает действительный исторический путь развития учреждения (см. гл. III). Связь между личной имущественной сферой лиц, стоящих во> главе учреждения, и лиц, обслуживаемых учреждением, с одной стороны, и учреждением как субъектом права, с другой стороны, — обычно полностью отсутствует. Учреждение можно считать законченным, достигшим высшего уровня развития, юридическим лицом. По общему правилу учреждение является «потолком» ответственности: никто из администраторов или

1 Энгельс в Своей статье «Карт Маркс» К критике политической экономии» по поводу логического способа рассмотрения писал: «..в сущности это не что иное как тот же исторический способ, только освобожденный от его исторической формы и от нарушающих случайностей», К. Mаркс, Избранные произведения, т. I, стр. 338.

150

дестинатаров не несет дополнительной имущественной ответственности за долги учреждения. Если государство иногда и помогает учреждению, то не потому, что государство обязано отвечать за долги учреждения — никакой гражданско-правовой ответственности буржуазное государство за долги возникшего по частной инициативе учреждения не несет, — а потому, что оно (государство) находит возможным оказать материальную поддержку организации, преследующей общественно полезные цели.

Наконец, уместно напомнить, что по германскому праву лишенные правоспособности ферейны (Fereine ohne Rechtsf?higkeit), т. е. союзы, не признанные юридическими лицами, обладают пассивной процессуальной правоспособностью — могут выступать на суде от своего имени как самостоятельные субъекты имущественной ответственности (ст. 50 Устава гражданского судопроизводства). Допускается также принудительное исполнение в отношении имущества неправоспособного ферейна '.

Усвоение неправоспособным ферейном процессуальной правоспособности является начальной стадией развития юридической личности. Ферейны, обладающие только процессуальной правоспособностью, — это переходные от простого товарищества к юридическому лицу общественные образования, но еще не юридические лица.

Таким образом, можно считать установленным, что выступление от своего имени — это лишь первый шаг в развитии юридической личности общественного образования. Этим признаком не исчерпывается содержание понятия юридического лица. Обогащение этого понятия происходит по мере развития имущественной обособленности юридического лица и укрепления его организационного единства. Это развитие завершается в юридическом лице, являющемся «потолком» ответственности. Самостоятельная и исключительная имущественная ответственность является хотя и -вторичным (производным), но более глубоким -признаком, чем все остальные признаки, входящие в содержание понятия юридического лица. Этот признак свидетельствует о завершении развития юридической личности общественного образования.

1 Об имущественном статуте неправоспособных ферейнов см. Windscheid, Lehrbuch des Pandektenrechts, erster Band, добавления Kipp'a, S. 259; Binder, Das Problem der juristischen Pers?nlichkeit, S. 93—99; Holder, Nat?rliche und juristische Personen, S. 283.

151

Из сформулированных выше положений вытекает следующий вывод. Самостоятельное выступление общественного образования в гражданском обороте еще не означает,

что все элементы юридической личности полностью развились в этом общественном образовании. Поэтому вопрос о степени обособления имущества юридического лица и, следовательно, вопрос о его внутренних взаимоотношениях, влияющих на характер его имущественной ответственности, не может не интересовать исследователя проблемы юридического лица и имеет существенное значение для законодательства.

В какой мере изложенные выше соображения применимы к советским юридическим лицам — госбюджетным учреждениям и госпредприятиям, — будет показано дальше, в следующих главах настоящей работы.

<< | >>
Источник: С. Н. БРАТУСЬ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ, . 1947

Еще по теме V. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ:

  1. 18.3.Понятие и виды правонарушений
  2. 2.5. Правовые акты управления в российском административном праве: понятие и юридический режим действия
  3. III. ПОНЯТИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. КОРПОРАЦИЯ И УЧРЕЖДЕНИЕ
  4. V. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ
  5. § 2. Основные направления и этапы развития советской цивилистической мысли
  6. Глава III. Содержание гражданского правоотношения. Воля и интерес в отношениях гражданского права
  7. Глава VI. Юридические факты. Основания возникновения гражданских прав и правоотношений
  8. § 1. Содержание и виды договоров
  9. 1. ПОНЯТИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  10. ГРАЖДАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА ЗА АКТЫ ВЛАСТИ. А.Л. Маковский
  11. 1. Право оперативного управления как юридическая форма имущественной самостоятельности субъектов хозяйственного права
  12. § 1. Юридическое лицо
  13. 1. Понятие и виды источников гражданского права.
  14. Р а здел I ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ИХ ЕДИНСТВО
  15. Раздел III ФОРМЫ ВИНОВНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Глава 8. ЗНАЧЕНИЕ ФОРМ ВИНОВНОСТИ
  16. § 2. Юридическое лицо: цивилистический или междисциплинарный подход?
  17. § 1. Уголовная ответственность юридических лиц. Исторический аспект
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -