<<
>>

§ 5. Языковые правила

Правовой акт, являясь средством регулирования поведения людей, обращается в первую очередь не к чувствам и воображению человека, а к его воле и разуму, и властно предписывает определенное поведение.

Поэтому язык правовых документов — это язык государственной власти, а потому ему присущ властный и официальный характер. Учитывая это, составитель юридического документа обязан следовать языковым правилам. Их несколько.

Ясность

Ясность — это простота, понятность правового документа. Правовой документ должен быть составлен так, чтобы быть понятным всем лицам, на которых он распространяется. Неясный правовой акт не дает полного представления о необходимом поведении в той или иной ситуации, что ведет к неопределенности, недоразумениям и ошибкам.

Отсутствие ясности правового документа может иметь разную степень: -

полная неясность (например, аморальный проступок — п. 8 .ст.81ТКРФ); -

двусмысленность (например, утрата доверия — п. 7 ст. 81 ТК РФ); -

недостаточная ясность (например, неоднократное неисполнение трудовых обязанностей — п. 5 ст. 81 ТК РФ).

Наиболее нетерпимой является первая, самая грубая степень неясности. Именно здесь возможны не только ошибки, но и злоупотребления, из-за чего возникают сложные и затяжные судебные споры.

Ректор вуза уволил преподавателя за аморальное поведение. Оно выражалось в том, что данный преподаватель в процессе проведения занятий выделял в студенческой группе самую симпатичную девушку и публично оказывал ей внимание (положительно оценивал ее внешний вид, данные ею ответы и т. п.). Он также всячески помогал ей при ответах и даже просил домашний телефон, чтобы оказывать ей необходимую помощь при подготовке к его занятиям. Кроме того, на занятиях он просил ее выполнять функции его помощника (отмечать в журнале присутствующих и ставить оценки выступавшим студентам).

Для этой цели он каждый раз приглашал ее сесть рядом с ним за преподавательский стол, что, по ее утверждениям, нарушало ее интимную психологическую зону (менее 40 см) и доставляло ей серьезный дискомфорт.

Суд первой инстанции согласился с ректором и приказ об увольнении не отменил. Но каково было решение вышестоящего суда, куда истец обжаловал принятое судебное решение? Наверняка там все обстояло не просто.

Ясное представление о смысле правового акта для каждого субъекта зависит от ряда таких факторов, как его опыт (собственный или заимствованный у других), образование, уровень культуры, в том числе правовой, и др.

Степень простоты и ясности определяется и в зависимости от того, на кого рассчитан правовой акт, какой сферы отношений непосредственно он касается. Если это неопределенный круг лиц, то акты должны быть написаны более простым языком (например, Конституция РФ). Если же правовой акт регулирует достаточно узкую сферу общественных отношений (например, правила почтовой службы), текст такого акта может быть сложным.

Точность правового документа

Точность понимается как степень соответствия чему-либо. Если сравнить юридический язык с языком, принятым в сфере журналистики, можно заметить, что степень точности первого несравненно более высокая. Неточности, допущенные журналистами, можно опротестовать (т. е. поправить) в суде. Неточности судебных актов поможет исправить только вышестоящая судебная инстанция. Однако цена неточностей нормативных актов может оказаться слишком высокой.

Иногда первое языковое правило юридической техники (ясность) может вступить в противоречие со вторым (точность). В самом деле, ясность и понятность акта может препятствовать точности юридического текста, и наоборот, повышенное внимание к точности способно привести к усложнению и неясности его текста. Такими примерами изобилует Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Здесь явно просматривается желание законодателя быть исключительно точным. Кстати, пространность наименования самого Закона обусловлена этим же.

Тем не менее все правоведы, рассматривавшие проблему противоречий между ясностью и точностью юридического документа, предлагают отдавать преимущество точности14, поскольку без нее документ теряет определенность, создаются условия для его противоречивого толкования, а следовательно, и для возможного злоупотребления.

Для обеспечения точности правового акта не следует употреблять такие общие и абстрактные формулировки, как «повысить внимание», «решительно улучшить», и выражения в конце фразы типа «и т. д.», «и т. п.».

Доступность правовых актов

Это несколько иное языковое правило юридической техники. Здесь имеется в виду не столько контингент адресатов правового документа, сколько круг лиц, в отношении которых осуществляется превентивная, воспитательная работа. В данном случае речь идет в основном о правовых актах, выполняющих охранительную роль (Уголовный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях и др.).

Доступностиспособствуют: —

использование максимально простых терминов, фраз, широко употребляемых в обычном обиходе и легко воспринимаемых большей частью населения; —

отказ от использования в правовых актах сложных конструкций с причастными и деепричастными оборотами; —

отказ от злоупотребления иностранными словами; —

отказ от использования некоторых канцелярских оборотов, бюрократических штампов, архаичных выражений и т. д.

Краткость правовых документов

Одни ученые называют это языковое правило компактностью1, другие — экономичностью2, третьи — лаконичностью. Речь идет об одном и том же — о сокращении объема правового документа, но, конечно же, не в ущерб его качеству.

Краткости способствуют: —

отсутствие многословия; —

сокращение неоправданных повторений отдельных фраз (если такая потребность возникает, лучше дать в скобках краткую обобщающую формулу и затем ее воспроизводить в последующем тексте); —

использование кратких формулировок; —

типизация (стандартность, стереотипность) формулировок; вынесение дефиниций в начало документа, с тем чтобы в дальнейшем не расширять документ за счет многократного их повторения.

Отсутствие пафосности, декларативности правового документа

Желание правотворческого субъекта поднять значимость правового документа порой приводит к правовой демагогии.

Иногда дело доходит, как отмечает С. А. Боголюбов, до помещения в нормативные акты законодательных положений, рекламирующих государственную власть и государственные органы3. Это, конечно, крайняя форма идеологизированности правового документа, и са-

' См.: Власенко Н. А. Язык права. С. 22. 2

См.: БошноС. В. Правотворчество: путь от источника к форме права: лекции. М.,2002. С. 75.

1 См.: Боголюбов С. А. Культура законодательной техники // Журнал россий- i

кою права. 2006. № 10.

мая опасная. В. М. Баранов определяет правовую демагогию как намеренное (иногда обманное) воздействие на чувства и знания людей посредством различных форм односторонней либо грубо извращенной подачи правовой действительности для достижения собственных порочных целей, обычно скрываемых под видом пользы для народа и благосостояния государства1.

Правовой демагогией довольно часто страдали нормативные акты в советский период. Сегодня демагогичные правовые акты уже не встречаются. Однако актов декларативного характера достаточно. Вот пара примеров. 1.

В Федеральном законе от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» есть положения, не в полной мере соответствующие реальности. К ним, как представляется, относятся: —

конкурсность и гласность при определении приоритетных направлений развития науки, техники, технологий, а также при подготовке специалистов, переподготовке и повышении квалификации работников; —

содействие созданию и функционированию негосударственных высших учебных заведений; —

предоставление обучающимся в государственной системе высшего и послевузовского профессионального образования государственных стипендий, мест в общежитиях, пособий и льгот, в том числе на питание и проезд на транспорте. 2.

Другой пример. Федеральный закон от 1 июня 2005 г. № 53-Ф3 «О государственном языке Российской Федерации». Понятно, что данный Закон, в принципе, нужен, поскольку он определяет случаи, когда использование русского языка обязательно.

Однако в нем, на мой взгляд, не обошлось без деклараций, более уместных в публицистических или научных статьях, которые никакой регулятивной нагрузки не несут:

«4. Государственный язык Российской Федерации является языком, способствующим взаимопониманию, укреплению межнациональных связей народов Российской Федерации в едином многонациональном государстве. 5.

Защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации способствуют приумножению и взаимообога- щению духовной культуры народов Российской Федерации».

Напыщенность ясно просматривается практически во всех международных актах: их преамбулы имеют крайне пафосный ха-

1 См.: Баранов В. М. О правовой демагогии // Нижегородские юридические записки: сб. науч. тр. Н. Новгород, 1997. Вып. 3. С. 22,23.

рактер. Это связано с тем, что международные нормы не имеют санкций и исполняются только добровольно. Здесь пафосность оправданна. Она служит для того, чтобы внушить сторонам, подписавшим международный акт, его значимость и тем самым обеспечить повышение эффективности его исполнения.

Пафосна преамбула и в Конституции РФ. Скорее всего, это и правильно. Конституция — документ особенный, призванный отразить единение граждан. Однако в других нормативных актах, а тем более в правоприменительных документах, это только отвле- клэег внимание адресатов и снижает эффективность правовых документов.

Официальность стиля правовых документов

Несмотря на то что многие авторы относят юридический стиль изложения правовых документов к разновидности литературного1, все же следует констатировать, что здесь едва ли не больше различий, чем сходства, с другими литературными источниками.

Авторы отмечают следующие особенности юридического стиля: —

строгость; —

чеканность; —

нейтральность; —

беспристрастность; —

отсутствие какой-либо оригинальности и стилевой индивидуальности; —

сдержанность и эмоциональная холодность; —

отсутствие образных сравнений; —

властность (повелительность).

Указанные языковые правила служат основой для формулирования правовых предписаний. Их значение для практики подготовки правовых документов трудно переоценить.

<< | >>
Источник: Кашанина Т. В.. Юридическая техника : учебник. — 2-е изд., пересмотр. — М. : Норма : ИНФРА-М. — 496 с.. 2011

Еще по теме § 5. Языковые правила:

  1. Стилевые и языковые черты официально-делового стиля.
  2. § 5. Языковые правила
  3. § 3. Языковые правила
  4. § 6. Языковые правила составления судебных актов
  5. ВСЕМИРНАЯ КОНВЕНЦИЯ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ (Женева, 1952 г.)
  6. Коллективные права меньшинств
  7. Культурные и лингвистические права
  8. Языковые права и права в области образования
  9. Языковые права
  10. ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО И ВЫБОРЫ Избирательное право. Свод законов США — Титул 42, глава 20 (Извлечения) (США)
  11. Двоеженство Абрама Ганнибала и проблемы семейного права России в первой половине XVIII века
  12. Диффамация и ее языковые показатели
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -