<<
>>

Социально-психологическая подсистема личности преступника. 

  В главе 2 при изложении общепсихологической концепции личности была представлена признанная многими учеными психологическая структура личности в виде ее четырех основных структурных элементов: подструктура направленности в виде совокупности наиболее устойчивых, социально значимых качеств личности (мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, ведущие мотивы и т.д.), связанных с правосознанием человека; подструктура опыта, включающая знания, навыки, привычки и другие качества, которые проявляются в выборе ведущих форм деятельности:
Cm.: Криминология / Под ред B1II.
Кудрявцева, В,К, Эминова. С. 84—87 Криминология / Под ред. В.В. Коробейникова и др. С. 96.
подструктура психических форм отражения, проявляющихся в познавательных процессах, психических, эмоциональных состояниях человека; подструктура темперамента и других биологически, наследственно обусловленных свойств, которые наряду с социальными факторами влияют на формирование характера и способностей человека.
Перечисленные выше подструктуры личности во всем многообразии их содержания имеют место, разумеется, и в структуре личности тех, кого принято считать преступниками.
Существенное отличие всех этих структурных образований личности преступника от структурных образований личности законопослушных граждан состоит прежде всего в том, что в первом случае многие составляющие черты, свойства личности (особенно те, которые сформировались под влиянием социальных условий) характеризуют личность с негативной стороны, делая ее более восприимчивой к воздействию криминогенных факторов. Справедливо считается, что основное отличие личности преступника от личности законопослушного гражданина состоит в негативном содержании ценностно-нормативной системы, некоторых устойчивых психологических особенностей, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично для преступников[175].
По сравнению с ранее действовавшим, в недавно принятом уголовном законодательстве социально-психологическим качествам личности субъектов различных преступлений уделено гораздо большее внимание. Более того, отдельные психические явления, состояние психики лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния, прямо указаны в уголовном законе, введены в некоторые составы преступлений. И с этой точки зрения можно говорить об определенной психологизации отдельных институтов, принципов (справедливости, гуманизма и т.д.) и даже норм уголовного права. Например, законодателем введены в уголовноправовую материю такие психические явления, как: психические расстройства, не исключающие вменяемости, находящиеся в ряду различных отклонений от средней психической нормы (ст. 22 УК РФ); неспособность несовершеннолетнего правонарушителя в «полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими» вследствие отставания в психическом развитии (ст. 20 УК РФ); легкомыслие, т.е. с точки зрения психологии определенная характеристика субъекта, свидетельствующая о его сниженном интеллекте, недостаточно развитых прогностических способностях в качестве одного из возможных элементов субъективной стороны преступления, совершенного по неосторожности (ст. 26 УК РФ); психофизиологические качества личности субъекта, совершившего опасное деяние, которые не соответствовали требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ); понятие психического принуждения, препятствующего процес

сам волеизъявления потерпевшего (ч.
2 ст. 40, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ); понятие риска, предполагающее оценку эмоционально-волевой устойчивости субъекта, уровня развития у него интеллекта, прогностических способностей, мыслительной деятельности (ст. 41. п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ); особая жестокость, жестокое обращение как способы совершения целого ряда преступлений (см.: п. «и» ч. 1 ст. 63, п. «д» ч. 2 ст, 105, ст. 110, п. «б» ч. 2 ст. 111 ,ч. 1 ст. 356 УК РФ); аффект как одно из экстремальных состояний психики, длительная психотравмирующая ситуация, нередко завершающаяся состоянием стресса, кумулированным аффектом (ст. 107, 113 УК РФ) и т.д.
Все эти, а также и другие социально-психологические особенности, например мотивационная сфера личности субъекта, совершившего преступное деяние, подробно рассматриваются в соответствующих разделах, посвященных психическим (познавательным) процессам, эмоциональным, психическим состояниям, индивидуально-психиологическим особенностям личности преступника, психологическим особенностям его преступного поведения.
Рассмотрение социально-демографических, социально-психологических особенностей личности тех, кто совершает преступление, было бы не полным без изложения взглядов на роль биопсихологических, психофизиологических факторов в преступном поведении.
Известно, что современная криминология отвергает наличие у человека каких-то особых генетически запрограммированных, наследственно передаваемых от поколения к поколению наклонностей к нарушениям закона, совершению преступлений. Перефразируя известные слова А.Н. Леонтьева о формировании личности, можно точно также сказать и о людях, совершающих преступление: преступниками не рождаются — преступниками становятся. Однако, как справедливо замечают Ю.М. Антонян и СВ. Бородин, «признание социального характера причин преступного поведения в целом вовсе не означает игнорирования биологических особенностей человека, его психической сферы и патологии в ней»[176].
Поэтому мы не можем игнорировать отдельные индивидуально-психологические особенности, довольно типичные для некоторых групп правонарушителей в виде так называемых психических аномалий, т.е. отклонений от средней психической нормы, в значительной мере связанных с типом, свойствами нервной системы, которые определяются наследственными факторами.
Психические аномалии объединяют такую совокупность психических явлений, которые находятся между акцентуациями личности и психическими заболеваниями. Сюда же относят и такие расстройства психики, которые связаны с алкоголизмом, наркоманией (токсикоманией). В определенных (неблагоприятных, экстремальных) условиях психические аномалии «снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций,
в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля; сужают возможности выбора решений и вариантов поведения; облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может способствовать преступному поведению»[177].
Таким образом, психические аномалии — это расстройства психической деятельности, не достигшие болезненного, психотического уровня, но которые ввиду определенных личностных изменений могут приводить к отклоняющимся формам поведения. Но поскольку у таких лиц все же преобладают нормальные психические явления и процессы, они
в своем подавляющем большинстве трудоспособны, дееспособны и вме-
2
няемы .
Многими учеными разделяется мнение, что психические аномалии часто способствуют противоправному поведению, поскольку «препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей»[178]. Благодаря этому лица с перечисленными выше аномалиями психики в наибольшей степени отчуждены от общества. малых социальных групп, испытывают затруднения в общении с лицами противоположного пола. Им трудно адаптироваться в новой социальной среде, в особенно сложных для них современных условиях жизни, предъявляющих повышенные требования к психике людей.
Как полагают Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, психические аномалии предопределяют более обостренные формы реагирования таких лиц на конфликтные ситуации, хотя это вовсе не предполагает фатальной неизбежности совершения преступлений этими лицами. Просто им, как иногда говорят, легче «сорваться». В подобных случаях особенно при неблагоприятных для них обстоятельствах насильственные действия «преступников с психическими аномалиями, часто спровоцированные ими же, носят... особенно разрушительный, уничтожающий характер, причем жертвами могут быть и лица, не имевшие отношения к конфликту. Гораздо чаще, чем у здоровых, мотивация поведения у таких лиц является бессознательной, а само поведение менее опосре-
4
довано» сознанием .
В ряде случаев все это может еще более усугубляться сниженным уровнем интеллектуального развития лиц с психическими аномалиями, узостью, предметностью, выхолощенностью их мышления, затрудняющих принятие ими адекватных решений в ситуациях выбора, А неудовлетворенные в силу этого потребности постоянно провоцируют состояние фрустрации с сопутствующей ей агрессивностью, расторможен- ностью эмоционально-волевых процессов, снижением самоконтроля.

Особенно заметны эти явления у подростков с незначительными отклонениями в умственном развитии, которые остаются в обычных школах, поскольку не подходят для учебы в соответствующих спецшколах для умственно отсталых детей. В результате они, будучи не в состоянии справиться с общими требованиями, предъявляемыми ко всем обучаемым, оказываются, особенно в старших классах, в положении постоянно порицаемых за низкое качество учебы, недобросовестное отношение к выполнению заданий и т.д. А это в свою очередь вызывает у них чувство враждебности к окружающим, формирует агрессивные, антиобщественные установки1.
Мотивационный потенциал таких лиц с различными психическими аномалиями, в том числе отличающихся сниженным уровнем интеллектуального развития, обычно характеризуется своей обедненностью, направленностью на удовлетворение ближайших, как говорят, сиюминутных потребностей (по принципу «здесь и сейчас»), среди которых доминирующую роль играют мотивы психопатической самоактуализации
Как отмечалось выше, среди различных аномалий психики, предрасполагающих к дезадаптивным, а поэтому чаще всего к противоправным формам поведения, наибольшее внимание судебных психологов привлекают психопатии, различные психопатоподобные состояния, некоторые крайне выраженные виды акцентуаций характера, о которых шла речь в гл. 6. Причем з контексте рассматриваемых проблем в юридической психологии речь не идет о психопатии как о психическом заболевании. достигшем патологического развития, которое является предметом изучения судебной психиатрии, позволяющем при определенных условиях ставить вопрос о невменяемости субъекта и о его принудительном лечении в связи с содеянным им правонарушением.
Для юридической психологии, имеющей дело с психической нормой и ее некоторыми пограничными вариантами, более приемлем подход к пониманию психопатии (ее психопатоподобных состояний) как к своего рода «патологическому варианту характера», от особенностей которого, как писал П.Б. Ганнушкин, страдают не только окружающие, но в первую очередь сам субъект.
Как полагают криминологи, изучавшие данную проблему, психопатия представляет собой «существенный криминогенный фактор», поскольку поведение, психопатизированной личности нередко отличается своей импульсивностью,, направленностью на немедленное удовлетворение своих желаний без учета возможного наступления от этого негативных последствий не только для окружающих, но и для самого субъекта.
Но, как справедливо считают Ю.М.. Антонян, В.В. Гульдан и другие криминологи, свести объяснение причин противоправного поведения к одной лишь психопатизации личности было бы не совсем правильно, поскольку очень многие лица с чертами психопатизации никогда не совер
шали преступлений. Оказалось, что существенное влияние на выбор противоправных форм поведения психопатизированной личности, усугубляющих такой выбор, оказывает антиобщественная установка человека.
Также не следует забывать и того, что у психопатических личностей имеется целый комплекс эмоционально-волевых, интеллектуальных особенностей, благодаря которым внешние факторы среды еще более способствуют совершению ими противоправных действий (чаще насильственного характера). А при наличии соответствующей для проявления этих особенностей личности ситуации такие люди свободнее включаются в криминогенную среду. проще усваивают и реализуют криминальные формы поведения, не тратя много времени на принятие решения совершить или не совершать преступление (так называемый ситуационный тип преступника)[179].
Согласно принятой Международной классификации психопатий выделяются следующие три основные группы лиц, проявляющих психопатические расстройства: по возбудимому, интероидному и тормозному типу, которые могут представлять интерес для юридической психологии :
Возбудимые (аффективные) формы психопатических расстройств характеризуются вспыльчивостью, раздражительностью, гневливостью, импульсивностью, аффективно окрашенными формами реагирования даже по незначительному поводу, переменчивостью настроения, повышенной обидчивостью, жестокостью, склонностью к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемой разрядкой.
При эпилептоидной форме у возбудимых психопатов в их суждениях преобладают вязкость мышления, застревание на аффективно окрашенных переживаниях, мстительность, жестокость.
Лица, проявляющие признаки неустойчивой формы возбудимой психопатии, выделяются своей неорганизованностью, безволием, легкомысленным отношением к происходящим явлениям, нетерпимостью к какой-либо регламентации, сниженной критичностью, повышенной внушаемостью, жаждой новых развлечений, большей подверженностью средовым влияниям, случайным ситуациям. По наблюдениям Ю.М. Антоняна и В.В. Гульдана, психопатические личности неустойчивого типа преимущественно совершают корыстные преступления, хулиганство. задерживаются за бродяжничество, нарушения паспортного режима.
Для паранойяльной формы возбудимой психопатии характерны ригидность мышления, узость, застреваемость на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, противодействию, эгоцентрические притязания, повышенная самооценка, завышенный уровень притязаний, обидчивость, подозрительность.

Таким образом, отличительной особенностью описанных выше лиц является повышенная возбудимость, эксплозивно-брутальный («взрывчатый»), аффективно окрашенный модус реагирования, что бывает особенно заметно при совершении ими преступлений насильственно-корыстного характера.
Следующей формой психопатического расстройства личности, влияющей на ее асоциальное поведение, которое может приводить к нарушениям норм уголовного права, является истероидная (ист.еричес- кая) психопатия. Лица данного круга отличаются своим эгоцентризмом, демонстративным поведением, театральностью, «жаждой признания», эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с окружающими такие люди нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию. Их интеллектуальные возможности чаще бывают ограничены, суждения незрелы и поверхностны. По наблюдениям Ю.М. Антоняна и В.В. Гульдана. поведение таких лиц в основном зависит от случая, ситуации. Какое-либо планирование, прогнозирование подменяется ими всевозможного рода фантазиями, исключающими отрицательное развитие событий. Все это создает особый «рисунок» совершаемых ими преступлений против личности и собственности, в основе которых лежат обман, мошенничество, умышленное введение в заблуждение потерпевших.
Менее других (по сравнению с описанными выше) криминальную активность проявляют психопатизированные лица, относимые к так называемому тормозимому типу (по классификации О.В. Кербикова,
Н.И. Фелинской), который объединяет астенических, психастенических и аутистических (шизоидных) психопатов.
У лиц, отличающихся психопатическими расстройствами астенического характера, преобладают: обостренная впечатлительность, повышенная утомляемость, чрезмерная чувствительность, застенчивость, неуверенность в себе, ощущение собственной неполноценности.
Весьма близким к данному типу являются лица, проявляющие черты психастенической психопатии, в поведении, образе мыслей которых доминируют повышенная, некоррегируемая тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, собственных поступков, нерешительность, особенно в ситуациях неопределенности. Для них наиболее характерными видами противоправного поведения могут быть действия, направленные против общественного порядка, уклонения от общественно полезного труда, дезертирство (для военнослужащих), а также самоубийства. Кроме того, они могут совершать и преступления против личности, собственности, сексуальные преступления, выбирая для этого соответствующий, более «удобный» для себя тип жертвы.
В группу тормозимых психопатов помимо лиц с чертами астенического и психастенического характера относятся субъекты, имеющие аутистические (шизоидные) психопатические расстройства с преобладанием у них замкнутости, отгороженности от окружающих, повы-
шеннои чувствительности, ранимости и в то же время эмоциональной холодности и отчужденности. Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к жестоким формам противоправного поведения.
Таким образом, среди тех. кто совершает насильственные, насильственно-корыстные преступления, мы нередко видим лиц с чертами повышенной агрессивности, злобливых и жестоких по своему характеру и способам действий.
Рассмотрим более подробно с психологической точки зрения эти наиболее часто встречающиеся у преступников свойства личности, тем более что особая жестокость при совершении ряда преступлений рассматривается законодателем либо как обстоятельство, отягчающее уголовное наказание, либо в качестве квалифицирующего признака целого ряда преступлений.
Понятия агрессия и производное от него — агрессивность, жестокое обращение и жестокость, особая жестокость, употребляемые в Уголовном кодексе РФ, по смыслу близки друг к другу и некоторыми психологами иногда даже используются почти как синонимы[180]. Однако все эти термины отличаются друг от друга, поскольку имеют разное содержание.
По мнению известного западноевропейского психолога X. Хекхау- зена, понятие агрессия означает множество разнообразных действий, нарушающих физическую или психическую неприкосновенность человека, наносящих ему материальный (и, надо полагать, моральный) вред, препятствующих осуществлению им своих намерений, противодействующих его интересам или же приводящих к его уничтожению. То есть, как пишет он, агрессивные действия по своим последствиям всегда приводят «к одному общему знаменателю — намеренному причинению
2
вреда другому человеку» .
Некоторые авторы говорят об агрессии как о «специфически ориентированном поведении, направленном на устранение или преодоление всего того, что угрожает физической и (или) психической целостности живого организма»3. Поэтому агрессивные действия, агрессивное поведение человека в определенной ситуации предполагают готовность его именно к таким формам активности. С этой точки зрения подобная ситуационно обусловленная готовность субъекта, т.е. его агрессивность, рассматривается как состояние его личности, которое может утрачивать свою актуальность с изменением обстановки. Однако если агрессивное состояние у субъекта носит постоянный характер и не зависит от вызывающих
Cm., например: Годфруа Ж. Что такое психология В 2 т. M . 19**2 Т. I. С. 44—45,
2XeKхаизенХ, Мотивация и деятельность. В '.I т. М., 1986. Т. I. С 365—366. Там же С. 367.

его каких-то адекватных ему поводов, можно говорить об агрессивности как о ведущей черте, свойстве характера человека, его личности.
Агрессивность как свойство личности выражает враждебное отношение индивида к окружающим с тенденцией причинения им вреда . Данное свойство достаточно легко выявляется с помощью различных психодиагностических методик, о которых писалось в главе 3 (MMPI, ТАТ, методика изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга и др.). Так, например, высокие (более чем 75 Т-баллов) значения шкалы 4 MMPI (тем более в сочетании со шкалой 6) выявляют лиц «несдержанных, агрессивных, конфликтных, пренебрегающих социальными нормами...» (В.М. Мельников, Л.Т. Ямпольский), «личности возбудимого круга с тенденцией к взрывным агрессивным реакциям» (Л.Н. Собчик), людей, у которых пренебрежение к принятым в обществе правилам поведения «проявляется в гневных и агрессивных реакциях» (Ф.Б. Березин, М.П. Мирошников, Е.Д. Соколова). По данным С.Н. Ениколо- пова, исследовавшего уровень агрессивности у преступников с помощью теста С. Розенцвейга, у лиц данной категории преобладал внешне- обвиняющий (экстрапунитивный) тип реагирования, эгозащитные формы поведения в процессе межличностного общения[181].
Многими психологами разделяется точка зрения, согласно которой агрессия является реакцией субъекта с относительно высоким уровнем агрессивности на фрустрацию, сопровождаемую эмоциями гнева, враждебности, ненависти и даже аффектом (Ю.М. Антонян, В.В. Гульдан, С.Н. Ениколопов, А.В. Петровский и др.). С этой точки зрения в подобных случаях говорят о реактивной агрессии. Иногда такую форму агрессивного реагирования еще называют экспрессивной или импульсивной агрессией.
Однако понятно, что одной лишь фрустрацией нельзя объяснить все случаи агрессивного поведения людей, в том числе, разумеется, и в криминальных ситуациях. Существуют и другие причины совершения по своему характеру агрессивных действий, когда, например, субъект (правонарушитель) стремится целенаправленно причинить вред другому, обдуманно выбирая те или иные наиболее подходящие для этого средства (инструменты). Типичными примерами такой агрессии служат трагические случаи совершения заранее ' продуманных заказных убийств, всевозможного рода террористические акты, расправы со своими противниками, конкурентами и т.д.
Применительно к подобным случаям говорят о так называемой инструментальной агрессии, несомненно, отличающейся своей большей по сравнению с реактивной агрессией общественной опасностью, что,

разумеется, должно учитываться судом при определении наказания виновным.
При оценке характера, уровня агрессивности действий виновного, а следовательно, и их общественной опасности, также следует обращать внимание и на такой важный критерий, который в психологии получил название «норма агрессии» — понятие, производное от уровня социализации личности, ориентации субъекта на культурно-социальные нормы поведения, традиции, существующие в той социальной, культурной, этнической среде, в которой сформировались его личность, ценностные ориентации, правосознание.
Как считает X. Хекхаузен, наряду с общими для всех культур критериями каждая из них определяет свои специфические нормы, критерии оценок агрессивных действий: что запрещается и что допустимо, а что и поощряется. Часть таких запретительных норм собрана в уголовных кодексах. Например, убийства из корыстных, хулиганских побуждений (п. «з», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) наказываются гораздо строже, чем убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), когда имеет место так называемая «импульсивная агрессия». А убийство в состоянии необходимой обороны «посягающего лица» (ст. 37 УК РФ) вовсе не является преступлением. В подобных случаях, разумеется, речь идет о нормах уголовной ответственности, но которые, безусловно, связаны с нормами социальной, моральной ответственности, существующими в обществе. Более того, в соответствии с этими принятыми в обществе нормами некоторые формы агрессии, агрессивного поведения могут даже поощряться.
При этом нельзя не заметить и того, что понимание и оценка агрессии, с одной стороны, и принятые в обществе нормы социальной, моральной ответственности, с другой — тесно переплетаются между собой в обыденном сознании людей на уровне житейской психологии, здравого смысла, формируют их правосознание и не считаться с этим, оценивая действия виновного, нельзя.
Фундаментальное правило, которое многими усваивается с детства — хотим мы этого или нет — «состоит в необходимости, подвергшись агрессии, ответить соразмерной агрессией»1. Эта ответная «соразмерная агрессия», пропорциональная первоначальной, составляет такое понятие, как «норма возмездия». В подобных случаях одна агрессия как бы компенсирует другую. Укорененность в правосознании значительной части людей с большей или меньшей степенью выраженности этой имеющей глубокие исторические корни «нормы возмездия» в ее первоначальной ветхозаветной формулировке («око за око, зуб за зуб») нередко до сих пор служит мотивом самооправдания у многих при совершении целого ряда насильственных преступлений агрессивного характера, мотивом кровной мести, распространенной среди отдельных групп населения, и даже сведения «счетов с обществом».

Таким образом, говоря о «норме агрессии», побуждающей субъекта совершить насильственные действия, и «норме возмездия» в качестве ответной реакции, необходимо видеть социально-культурные, национальные факторы, его ценностные ориентации, возрастные, интеллектуальные, иные характеристики, условия формирования личности.
Замечено, что человек, ранее подвергавшийся насилию, впоследствии и сам становится более агрессивным, чаще прибегает к агрессивным формам поведения. Например, данная закономерность была выявлена при изучении все еще распространенной в армейской среде «дедовщины». Так, две трети тех, кто отбывал уголовное наказание за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, ранее сами подвергались издевательствам и насилиям со стороны старо- служащих1.
Нередко человек, проявляющий агрессию, чтобы снять с себя груз ответственности, прибегает к различного рода приемам психологического характера. Происходит своего рода «рационализация» собственной агрессии. В частности, это было выявлено при изучении социально-психологических механизмов «дедовщины», в условиях которой оправдание издевательств над молодыми солдатами выражалось в словах, которые приходилось слышать от старослужащих: «нас били — теперь мы будем бить».
В литературе описаны следующие наиболее распространенные способы самооправдания агрессии, которые необходимо учитывать, чтобы понять причины некоторых преступлений насильственного характера. К этим способам самооправдания агрессии можно отнести следующие: о снижение значимости предпринятой агрессии путем одностороннего сравнения своих действий с более агрессивными действиями других («меня еще и не так били!»);
о оправдание собственных агрессивных действий тем, что они были призваны обеспечивать более высокие ценности («пора, наконец, наводить порядок!»);
о отрицание либо разделение своей ответственности с другими лицами, особенно в случаях коллективной агрессии («все бьют, не только я!»);
о дегуманизация жертвы с отказом признать за ней личностные, чисто человеческие качества, ее право на уважение, право на жизнь («сам виноват!»)2.
Агрессивным действиям нередко сопутствуют проявления жестокости или даже «особой жестокости», о которой наряду с «жестоким обращением» говорится в уголовном законодательстве. Кроме того, понятие жестокости (особой жестокости), как на это обращает внимание О.Ю. Михайлова, имманентно содержится в ряде уголовноправовых понятий, которые сами по себе характеризуют деяние как
: См.: Романов В.В. Дедовщина (опыт социально-психологического исследования) / Юридическая панорама. 1993. № I. С. 30.
“ Cm.: ХекхаузенХ Указ. соч. С. 374.

жестокое или даже как «особо жестокое»[182]. К таким уголовно-правовым понятиям следует отнести прежде всего: садизм, т.е. ненормальную страсть к жестокости, наслаждение чужими страданиям, мучительство, извращенную, изощренную жестокость[183]; совершение преступления с мучениями для потерпевшего (п. «и» ч. 1 ст. 63, п. «б» ч. 2 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ); истязание (от истязать, жестоко мучить[184]), в том числе с применением пыток (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ).
По своему первоначальному смыслу жестокость предполагает отсутствие жалости, сострадания к жертве, в отношении которой совершаются агрессивные действия. В более широком смысле слова жестокость, как и агрессия, — и это их роднит — представляют собой способ реализации насилия. Но по сравнению с агрессивностью жестокость более узкое понятие. Как справедливо отмечает Ю.М. Антонян, жестокость — это особое качество агрессивности сугубо социального происхождения, присущее только поведению человека, продукт его страстей и противоречий.
Несмотря на свою связь с агрессивностью понятие жестокости не совпадает с ней. «Агрессивный человек может быть не жестоким, если его действие не мотивировано причинением страданий и мучений ради них самих. Жестокий же человек всегда агрессивен»[185]. Агрессивные действия в отличие от жестоких, как правильно подчеркивается, не совершаются ради причинения страданий потерпевшему.
Жестокое поведение, считает Ю.М. Антонян, это — намеренное, т.е. умышленное, осмысленное причинение субъектом другому существу мучений и страданий ради них самих или даже ради достижения других целей, например самоутверждения, подчинения своей власти и пр., либо как угроза такого причинения. Это насильственные действия, совершая которые субъект осознавал или предвидел подобные последствия. Поэтому неосторжные действия, поступки даже с самыми тяжкими
5
последствиями не могут считаться жестокими .
Кроме того, жестокость, как и агрессивность, можно рассматривать в качестве личностной особенности, черты характера индивида, которая проявляется в жестоком обращении с потерпевшим, в жестоких по характеру действиях по отношению к нему. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы. Например, О.Ю. Михайлова считает, что «жестокость есть свойство личности, которое возникает в результате неблагоприятных условий формирования, искаженной социализации 6
личности» .

Распространенным способом оценки насильственных действий преступника с точки зрения того, совершены они с особой жестокостью или нет, является изучение объективной стороны содеянного, оценка способа совершения преступления, а также наступивших от него последствий. Однако в некоторых случаях только этого бывает недостаточно, поскольку насильственные действия, совершенные с особой жестокостью, и аналогичные действия в состоянии аффективного возбуждения (импульсивные действия) по количеству повреждений, причиненных потерпевшему, по конечным результатам во многом имеют внешнее сходство. Иногда это приводит, например, к тому, что большое количество телесных повреждений на трупе расценивается как доказательство особой жестокости в действиях того, кто их наносил, без учета психологических факторов: личности виновного, его мотивационной сферы, а также целей, которые он преследовал. И здесь в подобных случаях большую помощь правоохранительным органам может оказать судебный психолог. 
<< | >>
Источник: Романов В.В.. Юридическая психология: Учебник. 1998

Еще по теме Социально-психологическая подсистема личности преступника. :

  1. Социально-демографическая подсистема личности преступника. 
  2. §2. Социально-психологический механизм поведения личности преступника
  3. МЕТОДОЛОГИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА
  4. § 1. Понятие личности преступника, ее социальная сущность
  5. § 7. Личность преступника как социальный типи его разновидности
  6. § 1. Преступник и личность преступника
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДСИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ.
  8. §1. Понятие личности преступника
  9. § 2. Типология личности преступника
  10. ПСИХОЛОГИЯ личности ПРЕСТУПНИКА
  11. Глава 11 ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ЕГО ЛИЧНОСТИ
  12. § 1. Понятие, структура личности преступника
  13. §2. Структура личности преступника
  14. § 2. Криминологическая характеристика личности преступников-военнослужащих
  15. §3. Типология личности преступника