Задать вопрос юристу

Психологическая характеристика преступного сообщества


Преступное сообщество (организация) — это наиболее устойчивое, организационно сложенное, иерархическое криминальное образование. Для него типичным является: наличие солидной материальной и финансовой базы (от общих денежных касс, «общаков», до создания собственных коммерческих структур, вложение крупных денежных средств в недвижимость или банки); коллегиальная форма руководства, при которой управление организацией осуществляется группой лиц, которые персонально курируют различные филиалы сообщества, поддерживают связь с госчиновниками; разработка и внедрение устава в виде неформальных норм поведения, традиций, санкций за их нарушения, свой жаргон (языково-понятийный аппарат внутригруппового общения); усовершенствование функционально-иерархического построения организации из-за необходимости поддержания межрегиональных и межотраслевых связей, отношений по вертикали и горизонтали и т.п.; постоянное расширение информационной базы, в том числе за счет сведений о коррумпированных чиновниках госаппарата, о положении дел в органах власти, банках и предпринимательских структурах; внедрение своих людей и поддержка доверенных лиц в органах власти, в судебной, правоохранительной системах и т.п.
В отличие от главаря банды лидер организованных преступных сообществ является более образованным человеком. Он творчески подходит к поиску новых возможностей обогащения и достижения власти. Его можно назвать интеллектуальным преступником. Кроме того, к числу основных качеств, присущих такому лидеру, относятся: организаторские способности, предприимчивость, решительность, умение убеждать в своей правоте, способность влиять на людей, коммуникабельность, высокий профессиональный и интеллектуальный уровень и др.
На сегодняшний день лидеры фактически не принимают непосредственного участия в совершении преступлений. Они обеспечивают их тщательную подготовку и осуществление.
В конце 1980-х и в 1990-х гг. большое распространение получила кооперация профессиональных преступных лидеров («воров в законе») как особая форма объединения преступников, не имеющая аналогов в мировой преступной практике. Подобные объединения, основывающиеся на уголовных традициях и неформальных законах, равноправии участников, пытаются и сейчас оказывать нужное влияние не только на все сферы жизни в отдельных регионах, но и выйти на связь с международной преступностью.
Управление кооперацией «воров в законе» осуществляется с помощью «воровских сходок», а воздействие на криминальную среду — посредством специально выделенных лиц и воровских обращений.
Однако процесс интеграции «воров в законе» нередко осложняется противоречиями между «ворами» старой и новой формаций. Идеология у старых и новых «воров» различна. Например, в преступном мире национализм всегда пресекался, сейчас же современные «воры» перекроили «воровскую» идею на новый лад, в результате чего идет раздел сфер влияния между «ворами» по национальному признаку: грузинские «воры» не признают российских. По старому «воровскому» закону среди чеченцев не могло быть «воров», недавно их стали признавать. Также прослеживается тенденция к разделу по вероисповеданию.
В то же время новые «воры» стараются избегать нанесения татуировок — непременного атрибута членов старого «воровского» сообщества. В последние годы это считается непрестижным.
Старые «воры» обвиняют молодых в неподдержании традиций, перекраивании «кодекса», в том, что они имеют семью, вступают в контакты с сотрудниками правоохранительных органов, часто пользуются «общаком» в личных целях, участвуют в бизнесе, имеют дачи, машины, не приветствуют аскетизм.
В отличие от старых «воров в законе», которые должны были жить на средства, полученные в результате совершенных лично ими преступлений (как правило, краж), новые «воры в законе», значительно расширив перечень «допустимых» для них преступлений (вымогательство, бандитизм), основную цель своей преступной деятельности видят в добывании денег у подпольных миллионеров.
Сегодня «воровской» идее уже не противоречит взимание дани.
В настоящее время звание «вора в законе» можно купить за деньги, и это не будет аморально, так как наличие денег считается престижным и поднимает авторитет купившего. За деньги «вором» может стать и ранее несудимый. Поэтому подавляющее большинство преступников, именующих себя «ворами в законе», — это обычные
«апельсины», т.е. люди, подчас вообще «зоны не топтавшие». Говорят, что сейчас «корона» «вора в законе» стоит несколько миллионов долларов.
По данным криминологов, наиболее элитная часть «воров в законе» в настоящее время открыто не объявляется и известна лишь узкому кругу, что подтверждает тенденцию усиления конспиративности жизнедеятельности «воровского» сообщества и дальнейшего продвижения его представителей в высшие властные сферы.
На сегодняшний день отсутствует информация об убийствах «воров в законе» за нарушение «воровских» традиций. Как правило, все убийства связаны с переделом сфер влияния и имеют экономическую подоплеку.
Все вышесказанное сводит на нет традиционные представления о «ворах в законе» как о лицах, строго соблюдающих «кодекс воровской чести», жизнь которых была поистине спартанской.
Учитывая исключительную опасность для российского общества устойчивых, сплоченных преступных группировок, различного рода преступных сообществ (организаций) и объединений, законодатель счел важным считать их создание, участие в них или в совершаемых ими преступлениях в любой форме соучастия преступлением (ст. 210 УК РФ).
В целях оптимизации борьбы с преступными формированиями необходимо обращать внимание на следующие факторы. Причины объединения в данную группу: невозможность совершить преступление без «объединения»; общность преступных интересов; личные симпатии; общие нормы поведения, общие убеждения, аналогичные дефекты правосознания и т.д. Распределение ролей в группе. Следует учитывать волевые качества, организаторские способности, авторитетность и инициативность лидеров и конформизм, безволие второстепенных
И.И. Карпец              членов.
Кроме того, при анализе следует учитывать уровень специальных знаний и навыков, реализуемых в преступлении. Нельзя также забывать, что обмен преступным опытом делает многих членов группы опаснее, чем они были. Внутригрупповые конфликты и противоречия.
Борьба с организованной преступностью, по меткому выражению профессора ИИ. Карпеца,

должна начинаться не с усилий правоохранительных органов, а с парламента и правительства, нередко самих пораженных вирусом коррупции, взяточничества, прямыми или косвенными связями с организованной преступностью. Особенно это применительно к проникновению воротил наркобизнеса в официальные структуры, созданию ложных фирм в экономике и проникновению экономической организованной преступности в легальный бизнес... В этом отношении необходимо уделить внимание и ее психологической составляющей.
<< | >>
Источник: И.И. Аминов и др. Юридическая психология: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». 2012

Еще по теме Психологическая характеристика преступного сообщества:

  1. ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ ПСИХОЛОГИЯ
  2. Новиков В.В., Мануйлов Г.М., Козлов В.В.. Психологическое управление в кризисных социальных сообществах. М. - 461 с., 2009
  3. Глава 53. Особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ
  4. Характеристики сообществ заключенных
  5. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ.
  6. Глава 5 Организация информационно-психологического противоборства криминальным сообществам и террористическим организациям
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ГЕНЕЗИС ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  8. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕЛЕНИЯ
  9. § 1. Общая психологическая характеристика деятельности
  10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ.
  11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВО- ДЕЙСТВИЯ КОРЫСТНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.
  13. § 4. Иные внешние характеристики преступности
  14. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ.
  15. § 5. Нравственно-психологический причинный комплекс преступности
  16. §1. Понятие и криминологическая характеристика женской преступности