<<
>>

ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ЗА РУБЕЖОМ

Развитие юридико-психологических представлений за рубежом, как и у нас, подразделяется на два периода — период предыстории, когда начинают складываться отдельные научные взгляды, подходы, установки, и период истории — когда наука обретает свои предмет и метод, категориальный аппарат, принципы и т.д. Современному состоянию юридической психологии предшествовал длительный исторический путь развития научного знания. Предпосылки научных воззрений на психику и корни зарождения различного рода правовых психологических взглядов можно найти в древних цивилизациях — Древней Греции, Римской Империи, Египте, Китае, Индии, Вавилоне.
В трудах Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона, Конфуция и др. великих мыслителей прошлого вопросы психологии затрагивались в связи с раскрытием проблем права, правоприменения, личностного отношения участников различного рода договорных обязательств, наследственных отношений, правопреемства и т.д. Известный древнегреческий оратор Демосфен смог отсудить наследство отца, разграбленное опекунами, в немалой степени благодаря использованию психологических приемов поведения на суде.

Во времена Средневековья в обществе возобладал принцип «все, что не разрешено, — запрещено». Основным средством борьбы с преступностью и предупреждения нарушений норм морали, права, социальных запретов, табу, религиозных догм были жестокие публичные казни (сжигание, повешение, четвертование и т.д.), имевшие мощное устрашающее психологическое воздействие на людей. В государственно-управленческих и гражданских общественных правоотношениях господствовала строгая регламентация и императивность, утвердившаяся в общественных и личностных правовых установках. Некоторые ученые того времени размышляли над вопросами применения различного рода знаний при решении правовых вопросов. Первый получивший широкую известность в Европе случай использования парапсихо- логических знаний в установлении достоверных сведений при раскрытии преступления зафиксирован в 1692 г. в Лионе.

В эпоху Просвещения (XVIII в.) вопросы, относящиеся к юридической психологии, пытались решать отдельные философы, юристы, врачи, особенно в случаях, когда они не могли быть решены традиционными методами. Прогрессивные мыслители и общественно-политические деятели того времени сформировали современную им концепцию правового государства (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье), а в обществе сложилось новое мировоззрение, одним из революционизирующих принципов которого стал принцип гарантий личностного развития и частной жизни гражданина. Широкий общественный резонанс в то время получила работа итальянского просветителя, юриста Г. Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (1764), предисловие к французскому изданию которой написал Вольтер.

С победой в 1789 г. Великой французской революции процессы активизации жизненной позиции граждан получили новый импульс. В обществе возобладали мировоззренческие принципы, основанные на гуманизме и правовом рационализме: «закон должен соответствовать «природе человека», «разрешено все, что не запрещено законом». Принятый во Франции в 1791 г. Уголовный кодекс в законодательной форме отразил все социально-психологические факторы, обусловившие необходимость новых правоотношений того времени.

В XVIII—XIX вв. на основе новой правовой идеологии начинает изучаться преступное поведение и внутренний мир преступника. Попытка учесть темперамент, характер и мотивацию человеческого поведения в расследовании преступлений была сделана в работах немецких ученых И.

Гофбаужра и И. Фридриха. Психологические вопросы оценки свидетельских показаний занимали выдающегося французского ученого Пьера Симона Лапласа, который в работе «Опыты философии теории вероятностей», изданной во Франции в 1814 г., дал материалистическую интерпретацию вопроса надежности судебных решений. Он считал, что свидетельское показание с большой вероятностью соответствует действительности, если оно слагается из: I) вероятностей самого события, о котором повествует свидетель; 2) вероятности четырех гипотез в отношении допрашиваемого: а) того, что свидетель не ошибается и не

лжет; б) того, что свидетель не лжет, но ошибается; в) того, что свидетель не ошибается, но лжет; г) свидетель и лжет, и ошибается.

Во второй половине XIX в. успешное развитие естественных наук и рост преступности в ведущих капиталистических странах послужили толчком к дальнейшему расширению судебных исследований, непосредственно связанных с изучением личности обвиняемого. Развитие психиатрии, права и психологии активизировало и юридико-психологические исследования. Первоначально основное внимание было направлено на изучение психологии криминального поведения, особенности формирования свидетельских показаний, на разработку способов диагностики причастности к преступлению и ложности показаний, приемов допроса, направленных на преодоление противодействия допрашиваемых лиц. Родоначальником антропологической школы в криминологии, оказавшей огромное влияние на развитие юридико-психологичес- ких взглядов, стал Ч. Ломброзо, создавший теорию «врожденного преступника», которого в силу его природных особенностей нельзя исправить. Существенное расширение и углубление юридико-психологических исследований началось в конце XIX в. вместе и на основе возникшей экспериментальной психологии (В. Вундт, Г. Эббингауз, Т. Рибо, А. Бине), приведшее к появлению судебной психологии. Огромную роль в этом сыграл труд основоположника криминалистики Ганса Гросса, написавшего книгу «Криминальная психология» (1898).

Психологи, занимавшиеся проблемами права и правоприменения, использовали в то время социально-психологические и криминологические идеи французских социологов Г. Тарда и Э. Дюркгейма. В научно-экспериментальные психологические исследования включились известные юристы и психологи А. Бине, В. Штерн, К Юнг, М. Вертгаймер и др. Одним из создателей научного метода в судебной психологии стал француз Альфред Бинэ, экспериментально изучавший влияние внушения на детские показания и опубликовавший в 1900 г. книгу под названием «Внушаемость», где утверждал, что: I) ответы на вопросы всегда содержат ошибки; 2) в целях правильной оценки показаний в протоколах судебных заседаний следует подробно излагать и вопросы, и ответы на них.

В 1902 г. эксперименты по определению степени достоверности свидетельских показаний проводил немецкий психолог Вильям Штерн. Опираясь на свои данные, он пришел к выводу, что свидетельские показания принципиально недостоверны, порочны, поскольку «забывание есть правило, а воспоминание — исключение». Итоги своего исследования В. Штерн доложил на заседании Берлинского психологического общества, которые вызвали большой интерес в юридических кругах Европы, и проблемой достоверности свидетельских показаний занялись многие юристы и психологи (А. Гельвиг, 1927; Ф. Корфе, 1934; Ф. Луваж, 1945; Г. Берт, 1948 и др.). С 1903 г. В. Штерн при сотрудничестве Г. Гросса стал выпускать журнал «Доклады по психологии показаний».

Под влиянием и на основе взглядов Ч.

Ломброзо, Э. Ферри, Р. Гарфало, 3. Фрейда и других родоначальников биосоциальных теорий многие зарубежные юристы объясняли преступное поведение. Возникла проблема психологии юридической деятельности, профессионального отбора юристов. Были сформулированы специфические юридические вопросы, требующие су- дебно-психологической экспертизы, осознана необходимость типологизации преступного поведения, психологического анализа следов преступления.

Понятие «юридическая психология» в начале XX в. ввел в научный оборот швейцарский психолог Эдуар Клапаред (1873—1940) в , читавший курс лекций по судебной психологии в Женевском университете с 1908 г. В 1914 г. в Лейпциге выходит работа М. Лип- пмана «Основы психологии для юристов». Вопросами судебной психологии в Германии занимались также А Крамер, В.Ф. Лист, С. Яффа и др. В Англии в начале XX в. выходит книга Р. Гарриса «Школа адвокатуры», которую по праву можно назвать учебником по судебной (адвокатской) психологии.

Конец XIX — начало XX вв. характеризуется также социологизацией криминологического знания. Причины преступности как социального явления изучали Ж. Кетле, Э. Дюрк- гейм, П. Дюпоти, М. Вебер, Л. Леви-Брюль и др. Применив метод социальной статистики, они преодолели антропологический подход в объяснении природы преступного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от социальных условий. Так, статистический анализ различных аномальных проявлений (преступности, самоубийств, проституции) за определен

ный исторический отрезок, проведенный Ж. Кетле и Э. Дюркгеймом, показал, что число аномалий в поведении людей всякий раз неизбежно возрастало в период войн, экономических кризисов, социальных потрясений, опровергая теорию «врожденного» преступника Ч. Ломбро- зо и указывая на социальные корни преступного поведения. Эти факты нашли отражения и в ряде психологических теорий преступности американских социальных психологов — Р. Мертона, Ж. Старленда, Д. Матса, Т. Сайкса, Э. Глюка и др. Однако их взгляды не были методологически обоснованы, игнорировали социально-экономическую детерминированность преступности и других негативных социальных явлений.

Юридическая психология всегда развивалась в тесном взаимодействии с теорией права. В начале XX в. юридико-психологические воззрения послужили основой для возникновения правового течения, известного под названием психологической школы права, а в 20-х гг. ее другого направления — реалистической школы права. В 20-х гг. XX в. юриди ко-психологи чес кие исследования получили новый импульс под влиянием общепсихологических течений — бихевиоризма, фрейдизма, гештальтпсихологии, глубинной и когнитивной психологии, парапсихологии и др. В 1921 г. в Вене по инициативе служащего венской полиции Убальда Тартаруги был создан Институт телепатических исследований в криминалистике, деятельность которого охватывала обширную географию за пределами Австрии. В Нидерландах в 30-х гг. XX в. при одном из старейших учебных заведений мира Утрехтском университете была организована кафедра парапсихологии, исследования которой применялись в оперативной работе полиции. В 60-х гг. прошлого столетия в США полицейское управление Лос-Анджелеса проводило активные исследования по внедрению в криминалистическую деятельность следственного гипноза. Одной из сенсаций 1970-х гг. было открытие синдрома Клайнфельтера: хромосомные нарушения типа 74XVW (среди преступников встречаются в 36 раз чаще, чем у правопослушных граждан). Однако теория хромосомных аномалий, как когда-то и антропологическая теория преступности, при более тщательном изучении не нашла своего подтверждения и была подвергнута серьезной критике. На Международной конференции во Франции в 1972 г. исследователи разных стран высказали единодушное мнение, что зависимость между генными нарушениями и преступностью статистически не подтверждена.

В настоящее время в западной криминологии большое место занимают социально-психо- логические теории преступности, объясняющие социально-психологические механизмы усвоения так называемой делинквентной морали при участии механизмов нейтрализации морального контроля. Социальные психологи США (Д. Марс, Т. Сайкс, Р. Мертон), придерживающиеся этих теорий, предприняли ряд оригинальных попыток объяснить способы формирования делинквентной субкультуры у несовершеннолетних.

К настоящему времени за рубежом юридическая психология как самостоятельная отрасль психологической науки пока не нашла своего обобщенного теоретико-методологического обоснования. Существуют многочисленные отдельные направления, обеспечивающие психологическое прикладное сопровождение различных областей юридической деятельности: от правоохранительной (полицейской) и адвокатской до пенитенциарной и постстрессовой. Так, в Германии, Польше и Чехии общая психологическая характеристика личности является необходимым компонентом любого вида судебно-следственного дела. Значительное место в деятельности экспертов-психологов этих стран занимает исследование несовершеннолетних правонарушителей с целью определения их способности нести уголовную ответственность. Согласно немецкому законодательству при рассмотрении каждого случая противоправных действий несовершеннолетних должно быть установлено, может ли несовершеннолетний нести уголовную ответственность за свои действия. Предпосылкой такой способности считается достижение подростком, которому уже исполнилось 14 лет, уровня психического развития, позволяющего действовать в соответствии с требованиями общества, сознательно соотносить свое поведение с правилами общежития, нормами и требованиями закона. Предметом судебно-психологической экспертизы также являются причины и условия, способствовавшие совершению подростком правонарушения, и рекомендации воспитательного характера. В других европейских странах, например, Польше, исследованию психолога-эксперта подлежат индивидуально-психологические особенности свидетелей, условия, в которых ими воспринимались определенные факты, содержание показаний и некоторые другие обстоятельства. В

Австралии психология находит применение при аттестации экспертов-криминалистов перед выступлением в судебных заседаниях с полученными доказательствами. При этом обращается внимание на психологическую убедительность доводов экспертов. Венгерские специалисты JI. Двердь и Ф. Дерек в работе «Применение психологии в уголовной работе» (Венгрия, 1971) рассматривают, в частности, психические состояния негласного сотрудника как существенный фактор налаживания контактов полиции со своими агентами. Т. Тураи исследовал криминальную психологию лиц, совершивших преступления против собственности (1979). Немецкий автор У. Фюль- грабе в книге «Психология преступности» (ФРГ, 1983) прослеживает развитие преступного поведения. В США широко исследуется роль судебного психолога во всех сторонах судопроизводства (Э.А. Мегерджи, 1976; Д. Кук, 1986, И. Велимезис, 1986; Я.К. Гроссман, 1986; Д.Л. Бек, 1987; М. Гринберг, 1987).

Особенность зарубежных юридико-психологических концепций и решений заключается в том, что они, используя идеи и данные психологии, философии, педагогики, права, социологии, деонтологии, этики и др. наук, придерживаются разных научных течений, имеющихся в психологической науке, но в основном фрейдизма и бихевиоризма. Еще одна характерная черта, наиболее четко проявляющаяся в США и Австрии, — разработка этих концепций психиатрами, а поэтому в них психологический подход зачастую подменяется психиатрическим, а психологические методы и психотехнология — психиатрическими. Кроме того, значительной части работ свойственны прагматичнось при слабом или малодоказательном теоретическом осмыслении, претензии на оригинальность и исключительную эффективность.

Термин «юридическая психология» в зарубежных работах практически не используется, но содержащиеся в них специфические психологические идеи и подходы позволяют распространять его на их содержание. Развиваются такие научно-прикладные разделы юридико- психологического знания, как правовая, криминальная, судебная, полицейская, пенитенциарная психология. Актуальны исследования вербальной агрессивности, психологии личности свидетеля, психологии личности жертвы преступления, виктимологии, психологии заложника, применение нетрадиционных методов получения информации в раскрытии преступлений и судебной практике и др. Психологии принадлежит заметная роль в системе подготовки и повышения квалификации сотрудников ПОО. Среди наиболее известных публикаций: Г. Tox «Правовая и криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961); Абрахамсен «Криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961), Р. Луваж (бельгийский криминалист и психиатр) «Психология и преступность» (Гамбург. 1956). Известный психолог Г.Ю. Айзенк рассмотрел психологические аспекты совершения и мотивации преступлений в книге «Психологические подходы к преступлению и наказанию: Теория, исследования, практика» (США, 1984). В вышедшем в 1985 г. сборнике «Биология, преступность и этика» более тридцати американских авторов разрабатывают клинический подход к борьбе с преступностью. В коллективной монографии «Психологический подход к преступности и ее коррекции. Теория, исследования, практика» (США, 1884) анализируются разнообразные формы медицинской и психологической коррекции преступного поведения. Интересны главы книги Д. Майерса «Социальная психология», посвященные социально-психологическим вопросам судопроизводства, в частности деятельности суда присяжных. В 1996 г. в Словакии вышел сборник «Основы полицейской психологии», а в 1998 г. — «Введение в полицейскую психологию». В 1996 г. на базе международной конференции служащих полиции в Любляне (Словения) было опубликовано 2-х томное издание «Деятельность полиции в Центральной и Восточной Европе», где в отдельной главе «Организационная психология и деятельность полиции» рассматриваются вопросы юридической психологии.

Исследованию проблем юридической психологии за рубежом посвящен ряд диссертаций отечественных ученых: Т.В Кажарская «Социально-психологический анализ управления личным составом полиции США» (1983); B.C. Лури «Анализ современного опыта психологической подготовки сотрудников полиции США» (1991), В.Д. Хабалев «Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной полиции» (1997). Основательный анализ истории развития и современного состояния пенитенциарной психологии за рубежом содержится в докторской диссертации В.М. Позднякова «Пенитенциарная психология в России: генезис и перспективы» (2000). Вопросы зарубежной психологии рассматривались де

тально в ряде публикаций отечественных авторов: В.М. Кукушин «Полицейская деонтология» (1994);. М.И. Еникеев «Юридическая психология» (1999), В.М. Поздняков «Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран в XX столетии» (2000). Различные аспекты юридической психологии за рубежом (методы полицейской психологии, психологические особенности личности полицейского следователя, психологические основы допроса, психология личности преступника, содержание и виды психологической подготовки сотрудников полиции, зарубежная пенитенциарная практика и др.) исследовались и нашли отражение в публикациях А.В., Буданова, В.П Илларионова, Jl.М. Колодкина, В.И. Черненилова, Ю.М. Антоняна, В.Ф., Енгалычева, Ю.Г. Самовичева, И.О. Котенева, Е.А. Пономаревой, Л.П. Гримака и др. Вместе с тем, это направление исследований отечественной юридической психологии нуждается в самой энергичной активизации. В условиях усиления взаимодействия отечественных ПОО с зарубежными, а также коренных общественных преобразований в России обстоятельное знание психологических разработок и решений, существующих за рубежом, приобретает особую теоретическую и практическую значимость.

И.Ф. Колонтаевская

<< | >>
Источник: А.М. Столяренко. Энциклопедия юридической психологии. 2003

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ЗА РУБЕЖОМ:

  1. § 3. Методологические проблемы юридической психологии
  2. ОРГАНИЗАЦИИ, ФУНКЦИОНИРУЮЩИЕ В СФЕРЕ ПСИХОЛОГИИ И ПРАВА ЗА РУБЕЖОМ.
  3. АКТУАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПСИХОЛОГИИ ЗА РУБЕЖОМ.
  4. Раздел I Введение в юридическую психологию
  5. КОЛЛЕГИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ПСИХОЛОГОВ.
  6. Проблема «кризиса демократии» на рубеже ХХ-ХХ1 вв.
  7. 1.1. Подходы к решению проблемы за рубежом и в дореволюционной России
  8. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  9. ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В XX В
  10. ВОЕННО-ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  11. ПРЕДМЕТ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.
  12. ИСТОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ психологии В РОССИИ В XX В
  13. Е.Н. Махмутова ЗАДАЧИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.
  14. Смирнов А.А.. Юридическая психология:учеб. пособие, 2008
  15. КАТЕГОРИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИ