Задать вопрос юристу

Нравственно-психологические качества государственного обвинителя


Деятельность прокурора является, пожалуй, наиболее многогранной по сравнению с деятельностью представителей всех других юридических специальностей и отличается высочайшей степенью ответственности.
Определенная универсальность и специфика этой деятельности, государственная значимость осуществляемых прокурором функций обусловливают широкий комплекс предъявляемых к нему требований.
Прокурору, помимо общих профессиональных свойств юриста, должны быть присущи такие качества, как умение проводить большую организаторскую работу, направленную на обеспечение строгого соблюдения законности, фундаментальные и специализированные юридические знания в соединении с умением применять их в процессе осуществления прокурорского надзора. Все те нравственно-психологические качества, которые необходимы следователю, судье и о которых шла речь ранее, не в меньшей мере необходимо иметь и прокурору. Хотя это достаточно очевидно, подчеркнем, что прокурор должен быть человеком высокообразованным, эрудированным, высококультурным, мастерски владеющим искусством устной речи. Только на базе всех этих качеств, в их органической связи между собой возможна правильная, плодотворная прокурорская деятельность.
Нравственные и психологические требования, предъявляемые к прокурору, распространяются на все стороны его деятельности. Однако наиболее остро, весомо и зримо они проявляются в судебном процессе во время осуществления им функции государственного обвинителя. Значение этих качеств особенно велико, если принять во внимание, что деятельность прокурора в суде по уголовным делам — одна из важнейших и объемнейших частей выполняемых им служебных обязанностей.
От того, насколько правильно и полно соблюдены прокурором нравственно-психологические требования, во многом зависит успешное осуществление задач уголовного правосудия, в особенности обеспечение правильного применения закона, предупреждение и искоренение преступлений.
Во время судебного разбирательства уголовного дела прокурор выполняет только одну процессуальную функцию — обвинение (п. 2 ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»), которая тесно связана с обвинением в материально-правовом смысле, т.е. с предметом обвинения. Связь между предметом обвинения и обвинительной деятельностью кратко может быть выражена следующей формулой: «Обвинитель обязан выдвинуть обвинение, обвинение должно быть доказано обвинителем».
Уяснение связи и различий, существующих между обвинением в уголовно-процессуальном и материально-правовом аспектах, дает возможность более полно раскрыть содержание важнейшей нравственно-психологической проблемы государственного обвинения — объективности и принципиальности.
Известно, что под принципиальностью понимают качество, характеризующее верность определенной идее в убеждениях и последовательное проведение этой идеи в поведении. Принципиальность касается лишь формы морального сознания (моральных принципов) человека (внутренняя убежденность), но не затрагивает их общественной направленности. Поэтому при оценке такого качества, как принципиальность, обязательно учитывается конкретное содержание тех моральных принципов, которые проводятся в жизнь.
Обвинение в материально-правовом смысле, будучи процессуальным выражением состава преступления, вменяемого конкретному лицу, должно быть объективным, т.е.
выражать объективную истину. Осуществление прокурором в суде процессуальной функции обвинения — это практическая последовательная реализация тех объективных выводов, к которым он пришел, убежденности в вине подсудимого и доказанности этой вины.
Требования объективного подхода к разрешению любого уголовного дела носят как правовой, так и глубоко нравственно- психологический характер. Обвинение и осуждение невиновного, несправедливая мера наказания в отношении виновного грубейшим образом нарушают законность и вступают в резкое противоречие с нормами морали. Только абсолютная убежденность в виновности подсудимого дает прокурору юридическое и моральное право поддерживать обвинение, требовать осуждения и наказания этого лица, не принижая его достоинства.
Такая убежденность неизменно придавала особую авторитетность выступлениям губернского прокурора, основоположника

Судебной реформы 1864 г. Д.А. Ровинского. По меткому замечанию А.Ф. Кони,
его речь, живая и очень сжатая, без всяких цветов красноречия, содержательная по существу и простая по форме, выслушивалась с особым вниманием и всегда достигала своей цели. Он избегал всяких резкостей и, никогда не впадая в полемический тон, старался не убедить других во что бы то ни стало, но ясно и точно изложить свое убеждение. Когда однажды в характеристике весьма непривлекательного образа действий одного из участвующих в деле лиц у него наряду с описанием фактической стороны дела сорвался с языка эпитет «безобразие», — он был этим искренне огорчен и чрезвычайно встревожен. Не будучи оратором, он умел действовать на слушателей спокойным достоинством своей речи. Он не принадлежал к мастерам слова, но зато никогда не забывал на трибуне великий завет Гоголя «обращаться со словом честно.
Одна из основных нравственных заповедей деятельности прокурора состоит в том, что он не должен поддерживать обвинение во что бы то ни стало, несмотря ни на какие повороты дела в суде. В своем решении прокурор обязан руководствоваться обстоятельствами дела, сложившимися в суде, и вправе в соответствующих случаях отказаться от обвинения частично или же полностью.
Практика же убеждает в том, что даже при достаточно полном, профессионально грамотном и объективном расследовании дела может иметь место разная оценка доказательств или же разный подход к квалификации преступного деяния, с одной стороны, следователя, прокурора, составившего и утвердившего обвинительное заключение, а с другой — суда или же прокурора в суде, исходя из данных, полученных непосредственно в ходе судебного разбирательства.
Государственному обвинителю, как правило, психологически далеко не всегда легко отказаться от поддержания обвинения, если это обвинение в достаточной мере не подтверждается в судебном заседании. Ему также трудно ставить вопрос о переквалификации действий подсудимого. Сложность положения заключается в том, что, отказываясь от обвинения, прокурор тем самым как бы признает свою ошибку — в том случае, если он утверждал обвинительное заключение или же в распорядительном заседании требовал
предания обвиняемого суду. Определенное воздействие на прокурора в этом плане способно оказывать то обстоятельство, что возможное решение суда, расходящееся с мнением обвинительной стороны, может отрицательно сказаться на статистических показателях, по которым оценивают работу прокурора и следователя.
Всеми этими соображениями прокурор, разумеется, не должен руководствоваться. Истина для него должна быть превыше всего. Занять правильную позицию, преодолеть психологический барьер помогает прокурору не только принципиальность, но и способность в интересах дела решительно отказаться от ошибочной позиции, пренебречь ложным самолюбием. Важно и то, чтобы у прокурора выработалось здоровое отношение к возможному несогласию суда с выводами органа предварительного расследования.
Нередко прокурор при объективно явно недостаточной доказанности обвинения (будучи, однако, субъективно убежденным в виновности подсудимого) прибегает к таким приемам, которые, по сути, означают компромиссное решение вопроса, а иногда — своего рода сделку с совестью. Например, прокурор просит суд определить подсудимому минимальную меру наказания или же меру наказания в пределах отбытого срока, в частности в пределах срока нахождения подсудимого под стражей, хотя эта мера и не соответствует степени общественной опасности содеянного и личности подсудимого. При этом он рассчитывает, что если суд согласится с ним, то частная жалоба на судебный приговор не будет подана.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ требует выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также как отягчающие, так и смягчающие его вину обстоятельства. Неукоснительное и полное выполнение этих требований является важной правовой и нравственной задачей прокурора. Объективность обвинения этим, однако, не ограничивается. Она запрещает прокурору искусственно подбирать доказательства, тенденциозно освещать факты, обходить молчанием обстоятельства, ставящие под сомнение отдельные пункты обвинения, игнорировать все то, что оправдывает подсудимого или смягчает его вину. Поддерживая обвинение, прокурор должен представить суду всю фактическую сторону совершения преступления в ее действительном содержании, вскрыть общественную значимость рассматриваемого дела, показать отрицательные и положительные качества личности подсудимого[IX].
Надлежащее выполнение требований УПК РФ, объективная оценка всех выявленных обстоятельств в их совокупности способствуют выработке правильной, принципиальной позиции прокурора в судебном заседании.
Рассматривая нравственные требования, предъявляемые к прокурору, А.Ф. Кони писал, что прокурор-обвинитель в своей речи не должен
ни представлять дело в одностороннем виде, извлекая из него только обстоятельства, уличающие подсудимого, преувеличивать значение доказательств и улик или важности преступления. Таким образом, в силу этических требований прокурор приглашается сказать свое слово и в оправдание обстоятельств, казавшихся сложившимися против подсудимого, причем в оценке и взвешивании доказательств он — говорящий публично судья.
Сравнивая прокурора с «говорящим судьей», А.Ф. Кони имел, очевидно, в виду то, что прокурор, так же как и судья, должен взвешивать все обстоятельства как за, так и против, но в отличие от судьи должен делать это вслух.
Объективность, принципиальность и чувство меры — лучшие советчики прокурора, которые могут подсказать ему наиболее целесообразное, правильное в каждом конкретном случае решение относительно меры уголовного наказания.
Деятельность прокурора в судебном процессе, особенно его выступление с обвинительной речью, в значительной мере воспринимается зрительно. По этой причине для надлежащего восприятия судебной аудиторией действий прокурора немаловажное значение имеют его внешний вид и поведение, в частности манеры и умение вести себя соответственно обстановке. Надменный, «неприступный» вид, «застывшее» выражение лица, малоподвижность способствуют созданию у окружающих впечатления формального отношения к исполнению своих обязанностей, безразличия к происходящему в суде. Разумеется, строгость внешнего вида, сдержанность в суде вполне приличествуют высокому званию прокурора, его важным и ответственным функциям. Однако и судьи, и вся судебная аудитория хотят видеть в прокуроре человека, а не «говорящий автомат».
Может наблюдаться и такой стиль поведения, когда прокурор старается держаться подчеркнуто непринужденно, раскованно, что выражается, в частности, в принятии им небрежных поз, вида скучающего человека, в чрезмерно свободной жестикуляции. Ясно, что такие манеры недопустимы, поскольку не вяжутся с ролью государственного обвинителя, с традиционным представлением граждан о форме поведения в суде.
Важная обязанность прокурора в судебном заседании — неукоснительно подчеркивать свое глубокое уважение к суду. Не составляют исключения даже те случаи, когда суд действует с нарушением правовых или этических норм. Если, например, суд по каким-то причинам допускает процессуальное упрощение, задача прокурора — обратить внимание суда на необходимость соблюдать требования соответствующих правовых норм. При этом форма обращения должна быть тактичной и корректной. Если прокурор громогласно, в подчеркнуто вызывающей манере заявит, что суд грубо нарушает или игнорирует закон, то это заявление с этических позиций не может не вызвать порицания. В то же время будет правильным, если прокурор, получив разрешение суда сделать заявление, спокойным тоном скажет, что в соответствии с законом (назвав при этом конкретную статью) суд обязан на данном этапе выполнить определенное процессуальное действие. Если суд не принял во внимание заявление, прокурор должен (также в корректной форме) просить включить его замечание в протокол судебного заседания.
Прокурору нередко приходится преодолевать нежелание подсудимого давать правдивые или же вообще какие-либо показания, попытки отдельных свидетелей или потерпевших скрыть какие-то важные для дела обстоятельства. Он может даже столкнуться с прямым противодействием лиц, заинтересованных в исходе дела. В этих условиях особенно важно проявление тактичности в сочетании со строгостью и официальностью.
В процессе допроса подсудимого прокурор вправе задать вопрос о том, как он, подсудимый, в настоящее время относится к совершенному преступлению. Но прокурор не должен читать нотаций, поскольку это может нарушить деловой ход допроса, содержать в себе элементы психического принуждения. Более того, нравоучения и назидательный тон не согласуются с такими важными принципами уголовного процесса, как презумпция невиновности и беспристрастность.
Прокурор обязан с неподдельным вниманием выслушать защитительную речь, не проявляя при этом видимого неудовлетворения или возмущения, даже если речь адвоката содержит резкую критику в его адрес, а изложенные выводы противоречат фактам. Если же обвинитель демонстрирует невнимание или пренебрежение к выступлению своего процессуального противника, то в каждом подобном случае он грубейшим образом нарушает правила профессиональной этики.
В целом обвинитель не может исходить из того, что имеет преимущества перед остальными участниками процесса. Поэтому окрик, ссылки на свое служебное положение недопустимы. Что касается оценок личности противной стороны в процессе, то они всегда нежелательны. 
<< | >>
Источник: И.И. Аминов и др. Юридическая психология: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». 2012

Еще по теме Нравственно-психологические качества государственного обвинителя:

  1. Проблема допуска юридических лиц в уголовный процесс в качестве неофициальных обвинителей
  2. § 5. Нравственно-психологический причинный комплекс преступности
  3. 6.1. Профессионализм сотрудника турфирмы. Нравственные и психологические аспекты общения с клиентами
  4. § 7. НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ АДВОКАТА СО СВОИМ ПОДЗАЩИТНЫМ. СОЛИДАРНОСТЬ ЗАЩИТЫ
  5. З. И. ПИМЕНОВА, прокурор отдела государственных обвинителей Прокуратуры Республики Карелия
  6. § 3. Психологическая структура, профессионально значимые качества (психограмма) личности юриста
  7. 4. Организационные и психологические предпосылки качества управленческих решений
  8. ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА СОТРУДНИКА СЛУЖБЫ ОБЩЕ- СТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОО
  9. КАЧЕСТВО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
  10. § 6. Государственное регулирование качества и безопасности продовольственных товаров
  11. § 4. Оценка способностей к юридической деятельности по психологическим качествам личности Общее понятие, классификация способностей. 
  12. Государственный контроль за качеством продукции, работ, услуг
  13. Общие положения, касающиеся государственного регулирования качества продукции, работ и услуг