<<
>>

2. Типология основных норм профессиональной морали сотрудников ОВД. Соотношение внутригосударственных и международных нравственно-правовых норм, регулирующих профессиональную деятельность сотрудников ОВД

Перечень основных внутригосударственных и международных нормативно-правовых актов – источников правовой морали дан в первом вопросе лекции. Все нравственно-правовые нормы, которые закреплены в них и призваны регулировать профессиональное общение и профессиональную деятельность сотрудников ОВД, по своему содержанию отчетливо разделяются на три группы.
За критерий классификации берется степень общности данных норм, которая определяется сферой их практического применения. С этой точки зрения выделяются общие нравственно-правовые нормы – они обязательны для всех граждан – участников того или иного правоотношения; особенные нравственно-правовые нормы – они обязательны для лиц юридических профессий, в том числе и для сотрудников органов внутренних дел; единичные нравственно-правовые нормы – они регламентируют отношения сотрудников органов внутренних дел с различными категориями граждан. В нашей типологии мы обратим преимущественное внимание на нравственно-правовые нормы в международных, а не внутригосударственных документах, поскольку международные нормативно-правовые акты менее известны и доступны сотрудникам ОВД. 1-я группа нравственно-правовых норм определяет объем и содержание основных прав человека в международных нормативно-правовых актах и основные права человека и гражданина во внутригосударственных документах. Основополагающим документом здесь является “Всеобщая декларация прав человека” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.). В ст. 1 –13, 18–20, 28, 29 Декларации закреплены основные права человека, неотъемлемые от него, данные ему от рождения как существу разумному и социальному, а также определены его основные обязанности перед обществом. Нормы-дозволения раскрывают содержание неотъемлемых прав человека. Так, ст. 1 “Всеобщей декларации прав человека” провозглашает, что все люди являются свободными от рождения и равными в своем достоинстве и правах.
Ст. 3 указанного документа закрепляет неотъемлемое право каждого человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Ст. 17 утверждает право каждого человека на владение имуществом; ст. 19 – право на свободу убеждений и их выражение. Особо выделим содержание ст. 28: “Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей декларации, могут быть полностью осуществлены” (Сокова З.К. Профессиональная этика: Нормативно-правовая основа. Орел, 1998. С. 96).

Нормы-ограничения устанавливают границы свободе каждого человека, эти границы определяются свободой других людей. Ст. 29 “Всеобщей декларации прав человека” утверждает не только права, но и обязанности каждого человека перед обществом, а также справедливые ограничения в осуществлении его прав и свобод. Эти ограничения “установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе” (Там же. С. 96).

И, наконец, нормы-запреты предписывают воздерживаться от действий, которые нарушают основные права и свободы человека. Ст. 5 “Всеобщей декларации прав человека” налагает запрет на пытки и жестокое, бесчеловечное, унижающее достоинство человека обращение и наказание. Ст. 9 запрещает подвергать кого бы то ни было произвольному аресту, задержанию или изгнанию. В ст. 11 утверждается презумпция невиновности любого человека, подозреваемого в совершении преступления, а в ст. 12 закреплен запрет на произвольное вмешательство в личную и семейную жизнь каждого человека, на посягательства на неприкосновенность его жилища и тайну его корреспонденции.

Данные нормы о правах человека конкретизируются и дополняются в остальных международных документах применительно к различным субъектам правоотношений, разным правовым ситуациям. Например, норма о запрете пыток или жестокого, унижающего достоинство человека обращения или наказания, закрепленная в ст.

5 “Всеобщей декларации прав человека”, конкретизируется в ст. 33–36 “Конвенции о правах ребенка” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г.). В ст. 34 Конвенции закреплена норма о государственной защите ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. Эта же норма конкретизируется в ст. 10 “Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от декабря 1984 г.). В данной статье закрепляется норма о включении в программы подготовки персонала правоприменительных органов учебных материалов и информации относительно запрещения пыток, а также о включении данного запрета в правила и инструкции об обязанностях любых таких лиц.

2-я группа нравственно-правовых норм определяет основные правомочия и профессиональные обязанности юристов различных специализаций, сотрудников внутренних служб. Здесь из международных документов следует назвать “Основные принципы, касающиеся роли юристов” (Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. 1990 г.), “Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка” (там же), а также “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” (принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1979 г.). Как уже отмечалось, данные международные документы не имеют силы закона, поэтому, к сожалению, отступление сотрудниками правоохранительных органов от нравственно-правовых норм, закрепленных в них, не влечет за собой юридической ответственности.

Для наших целей наибольший интерес представляет “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка”, так как в восьми статьях этого документа и комментариях к ним закреплены основные нравственно-правовые нормы, регулирующие профессиональную деятельность и профессиональное общение сотрудников правоохранительных органов. Этот документ можно рассматривать как международный кодекс профессиональной морали сотрудников внутренних служб.

Поэтому мы кратко раскроем содержание каждой из 8 его статей.

В ст. 1 говорится о профессиональном долге должностных лиц по поддержанию правопорядка и высокой степени их ответственности, при этом долг определяется как служение общине и защита всех лиц от противоправных актов. Ст. 2 говорит о необходимости для должностных лиц по поддержанию правопорядка при выполнении своих служебных обязанностей уважать и защищать человеческое достоинство и права человека по отношению ко всем лицам. В ст. 3 определена норма применения силы должностными лицами по поддержанию правопорядка. Сила может применяться лишь в случае крайней необходимости и только в той мере, какая требуется для выполнения профессионального долга. Ст. 4 закрепляет норму о сохранении в тайне сведений конфиденциального характера, которые получают сотрудники правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей. В ст. 5 утверждается норма, согласно которой недопустимы осуществление, терпимое отношение или подстрекательство к пыткам или жестоким, бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения и наказания. При этом “ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может ссылаться на распоряжение вышестоящих лиц или такие исключительные обстоятельства, как состояние войны или угроза войны, угроза национальной безопасности, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999. С. 21). В ст. 6 закреплена норма об обеспечении охраны здоровья задержанных лиц, в случае необходимости оказания им медицинской помощи. Норма, закрепленная в ст. 7, запрещает должностным лицам по поддержанию правопорядка совершать какие-либо акты коррупции, она также предписывает всемерно препятствовать таким актам и бороться с ними. И, наконец, ст.

8 “Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” говорит об уважении сотрудниками правоохранительных органов закона и настоящего кодекса.

В отечественном законодательстве права и должностные обязанности сотрудников основных подразделений ОВД определены в соответствующих статьях общих разделов Федеральных законов “О милиции”, “Об оперативно-розыскной деятельности”, а также Уголовно-процессуаль-ного кодекса РСФСР и Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

3-я группа нравственно-правовых норм определяет отношения сотрудников правоохранительных органов к различным категориям граждан, прежде всего, к подвергнувшимся пыткам, заключенным под стражу и отбывающим наказание в виде лишения свободы. Основными международными документами, в которых закреплены нравственно-правовые нормы данного вида, являются: “Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г.), “Минимальные стандартные правила обращения с заключенными” (одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН резолюциями от 31 июля 1957 г. и 13 мая 1977 г.), “Основные принципы обращения с заключенными” (приняты резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г.), а также “Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме” (утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.). Согласно данным нормативным актам сотрудники правоохранительных органов в обращении с указанными категориями граждан должны уважать их права, избегать всего того, что может нанести ущерб их жизни, здоровью и достоинству, а также “прививать им (заключен-ным. – авт.) желание подчиняться законам и обеспечивать свое существование после освобождения” (Там же. С. 66).

Выделенные три группы нравственно-правовых норм в международных документах составляют международные стандарты. Международные стандарты представляют собой “обязательный для государств – членов ООН или рекомендуемый для них нормативный минимум правового статуса личности, включая юридическую защиту и соответствующие правомочия и обязанности государственных органов и должностных лиц” (Игнатенко Г.В., Кодан С.В.

Предисловие // Там же. С. 33). Логично теперь будет кратко рассмотреть вопрос о соотношении нравственно-правовых норм в международном и отечественном законодательстве.

Благодаря вступлению Российской Федерации в Совет Европы начался процесс сближения международного и национального законодательств. Этот процесс касается и правоприменительной деятельности. Российские граждане получили возможность обращаться в Европейский суд по правам человека по поводу нарушения своих прав человека и гражданина. В настоящее время Европейский суд еще не рассмотрел ни одной жалобы российских граждан, однако число поданных жалоб перешло за несколько тысяч. И несмотря на сложный фильтрационный механизм, приемлемыми для рассмотрения на заседаниях суда уже признано более 50 исков от российских граждан. “Несомненно, что принятые судом решения по российским делам будут иметь огромное значение для развития системы правосудия в нашей стране. Представляется, что если российские судьи уже сегодня начнут сверять свои решения с многочисленными прецедентами, созданными в Страсбургском суде, уровень и качество правосудия в Российской Федерации возрастут” (Топорнин Н. Европейский суд на пороге XXI века // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 7).

Сегодня в рамках отмеченных процессов существует два основных принципа соотношения нравственно-правовых норм в международных и внутригосударственных нормативно-правовых актах.

Во-первых, ряд нравственно-правовых норм международного права имеет для граждан Российской Федерации силу закона. В 1998 г. наша страна ратифицировала “Конвенцию о защите прав человека и основных свобод” (благодаря чему российские граждане и получили возможность обращаться с заявлениями в Европейский суд по правам человека), а также “Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания”. В отечественном законодательстве идет прямое перенесение нравственно-правовых норм международного права, появляются ссылки на международные нормативно-правовые акты. Так, в ст 5. федерального закона “О милиции”, “Деятельность милиции и права граждан” (в редакции, введенной в действие с 8 апреля 1999 г. Федеральным законом от 31 марта 1999 г.) впервые закреплена норма о запрете пыток: “Милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренных законом” (закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000. С. 5). В ст. 302 нового Уголовного Кодекса РФ впервые закреплен запрет для сотрудников ОВД принуждать подозреваемого, обвиняемого либо эксперта к даче показаний с помощью угроз, насилия, издевательств или пытки.

Во-вторых, нравственно-правовые нормы, закрепленные в международных нормативно-правовых актах, которые Россия не ратифицировала, имеют для граждан нашей страны, в том числе сотрудников ОВД, рекомендательный характер. Это означает, что они учитываются в правоприменительной практике, но сама практика осуществляется в соответствии с нормами отечественного законодательства. Так, рекомендательный характер имеют нравственно-правовые нормы “Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” – международного кодекса профессиональной морали сотрудников внутренних служб. В ст. 3 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ (принят 8 января 1997 г.) указано, что “это законодательство учитывает международные договоры РФ, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными в соответствии с экономическими и социальными возможностями” (Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999. С. 3). Ключевая проблема для сотрудников ОВД сегодня заключается как в знании, так и в последовательном соблюдении международных и внутригосударственных норм правовой морали в повседневной профессиональной деятельности и профессиональном общении.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ Курс лекций. 2001

Еще по теме 2. Типология основных норм профессиональной морали сотрудников ОВД. Соотношение внутригосударственных и международных нравственно-правовых норм, регулирующих профессиональную деятельность сотрудников ОВД:

  1. 2. Типология основных норм профессиональной морали сотрудников ОВД. Соотношение внутригосударственных и международных нравственно-правовых норм, регулирующих профессиональную деятельность сотрудников ОВД
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -