<<
>>

НРАВСТВЕННЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К АДВОКАТУ

А. Леви, доктор юридических наук, РУДН, А. Папкин, доктор психологических наук, РУДН Не так давно вступил в силу Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Согласно ему вопрос о присвоении или прекращении статуса адвоката теперь будет решать Квалификационная комиссия. На наш взгляд, наряду с проверкой знаний у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, эта комиссия должна учитывать и этические, нравственные качества кандидата. Всегда ли деятельность защитника отвечает нравственным установкам? Не задает ли адвокат себе вопрос: «Зачем я должен стараться облегчить участь человека, совершившего тягчайшее преступление, причем когда я абсолютно уверен, что он его совершил и смягчающие обстоятельства отсутствуют?» Общепризнанно, что у адвоката нет права на ложь, но как в этом случае он может поддерживать своего клиента, подкреплять доводами его ложные высказывания, если сам не будет неверно оценивать фактические обстоятельства, доказывающие виновность, либо о них умалчивать. В юридической литературе встречаются высказывания о том, что адвокат «не вправе помогать подсудимому скрывать или искажать истину» (Киселев Я.С. Этика адвоката. Л., 1974. С. 33). Но когда он умалчивает об истине, которая стала ему известна со слов подзащитного, то разве не помогает ее сокрытию? «Защитник должен говорить не всю правду, но – правду», – пишет М. Барщевский (Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М., 2000. С. 100). Разве это выход из положения, когда адвокат использует доказательства, якобы говорящие в пользу клиента, но в достоверности которых он не убежден? Конституционный принцип презумпции невиновности говорит о толковании неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого, но означает ли это, что для доказывания невиновности можно использовать сомнительные доказательства? Я. Киселев со всей категоричностью утверждает, что «сомнение в достоверности доказательств не может и не должно служить основанием для отказа в его использовании защитой.
В противном случае состязательность процесса лишилась бы во многом своего (правового и нравственного) значения» (Киселев Я.С. Указ. соч. С. 38). С нашей точки зрения, такое высказывание небесспорно, так как при указанной ситуации не учитывается внутреннее убеждение адвоката и использование подобного сомнительного доказательства во многом дело его совести, его психологического состояния и профессиональных убеждений. Получается, что защитник вынужден иногда вступать в конфликт со своей совестью и действовать в житейском понимании безнравственно. Как это согласовать с высказыванием А. Кони, который писал: «Мерилом дозволенности могло бы служить то соображение, что цель не может оправдывать средства и что высокие цели правосудного ограждения общества и вместе защита личности от несправедливого обвинения должны быть достигаемы только нравственными способами и приемами» (Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т. 4. М., 1968. С. 66). Так может существует какое-то иное понимание нравственности применительно к адвокатской деятельности? Тут на помощь адвокату, вынужденному нередко поступать вопреки велению совести, приходит понятие адвокатской этики. Мы не будем останавливаться на общеизвестных положениях содержания адвокатской этики. Нас интересуют другие вопросы: какова психология адвоката, вынужденного осуществлять свою деятельность, нередко идущую вразрез с общими представлениями о нравственности, но согласующуюся с адвокатской этикой? Какова объективно-личностная оценка своей деятельности адвокатом? Не действует ли постоянное общение с возможными убийцами, насильниками, грабителями разрушающе на психику адвоката? Прежде всего, следует обратить внимание на проблемы, имеющие отношение, как к психологии адвокатской деятельности, так и адвокатской этике, в широком смысле юридической деонтологии. Начнем с индивидуальной профессиональной концепции защитника, под которой понимается субъективное, личностное видение им содержания и структуры своей деятельности, нравственных требований к ней, системы прав и обязанностей.
В сформированном виде эта концепция раскрывает нравственный смысл деятельности адвоката, оказывает влияние на мотивацию его труда, постановку конкретных профессиональных целей и общение со всеми участниками процесса, в первую очередь с подзащитным, определяет убеждения, интересы и правовые ценности. Развитая концепция адвоката является итогом полученного юридического образования, усвоения правил и принципов адвокатской этики и опыта работы в качестве защитника. Недостаточная разработанность ряда понятий адвокатской этики, таких как «профессиональная нравственность», «нравственная ответственность», ведет к тому, что в индивидуальной концепции адвоката формируются неадекватные этические принципы и правила поведения. Можно ли, например, поставить в один ряд умолчание адвоката о фактах, ставших ему известными от клиента, и поведение защитника, которое направлено на склонение подзащитного к отказу от показаний, данных на предварительном следствии, прямой обман следователя и суда? На наш взгляд, «умолчание» укладывается в рамки профессиональной нравственности, все остальное же является следствием неадекватных этических стереотипов адвоката. Чем можно объяснить психологические особенности действий адвоката, нарушающего нравственные установки и принципы профессиональной этики? На наш взгляд, возможны два варианта ответа. Во-первых, это замена главного мотива деятельности – защиты клиента всеми указанными в законе средствами и способами – на иные мотивы – личное самоутверждение, корысть, желание избежать неудачи любой ценой. По существу, такая смена мотивации ведет к негативным личностным и нравственным изменениям, профессиональной деформации. Во-вторых, наблюдения показывают, что некоторые адвокаты, оставаясь приверженными главному мотиву своей деятельности, поступают вопреки нормам нравственности и адвокатской этики. У них наблюдается внутриличностный конфликт: с одной стороны, желание остаться в рамках этичного поведения, сохранить свое честное имя, а с другой — выиграть процесс, используя даже сомнительные средства и способы, ложь и обман.
Здесь мы можем отметить такие психологические способы самозащиты личности, которые значительно снижают дискомфорт, вызванный внутриличностным конфликтом: рационализация, т.е. попытка убедить себя, что ничего страшного не происходит и в следующем деле такие приемы и аргументы использоваться не будут (вариант успокаивающего самообмана); проекция, т.е. стремление приписать подобное поведение другим адвокатам («все так поступают»); вытеснение, т.е. устранение из сознания мыслей о своем профессионально ущербном поведении, переключение размышлений на другой объект и др. Понятно, что специфика деятельности адвоката наряду с позитивным влиянием, повышающим профессионализм, содержит в себе элементы отрицательного воздействия на личность, которое при отсутствии у защитника достаточного уровня нравственной и психологической устойчивости часто ведет к профессиональной деформации. Выделяют три группы факторов, ведущих к образованию профессиональной деформации личности адвоката: факторы, обусловленные спецификой деятельности, например, детальная правовая регламентация деятельности, что может вести к формализму и элементам бюрократизма, корпоративность деятельности, слабый контроль за деятельностью адвоката, необходимость вступать в контакт с преступниками; факторы личностного свойства – завышенные личностные ожидания, недостаточная профессиональная подготовленность, профессиональные установки, неверно отражающие смысл адвокатской деятельности, изменение мотивации деятельности, склонность к немотивированным конфликтам, импульсивность; факторы социально-психологического характера, например, неадекватный и грубый стиль общения, низкая оценка деятельности со стороны подзащитных, коллег, неблагоприятное влияние со стороны «опытных» коллег. К основным формам такой деформации можно отнести: самоуверенность в собственной непогрешимости при решении профессиональных задач и завышенную самооценку; «правовой нигилизм», который проявляется в пренебрежительном отношении к ряду требований закона, произвольном толковании закона и подзаконных нормативных актов; усвоение элементов криминальной субкультуры (уголовных норм или «понятий», уголовного жаргона, правил криминального общения, обращения к другому человеку) и их использование в своей деятельности; «упрощение делового общения», выражающееся в снижении культуры и этики общения, обращения к другим людям на «ты» и т.п.; переоценку «старых» привычных методов работы и недооценку необходимости внедрения новых методов; профессиональный эгоизм, часто блокирующий эффективное взаимодействие с работниками иных правоохранительных органов.
Важнейшей правовой и психологической проблемой является формирование системы профессионально-психологических требований к личности, необходимых для качественного отбора кандидатов на должность адвоката, организации их воспитания и повышения юридической квалификации. А.Ф. Кони отмечал, что «уголовный защитник должен быть муж добрый, опытный в слове, вооруженный знанием и глубокой честностью, бескорыстный и независимый в суждениях; он правозаступник, но не слуга своего клиента и не пособник ему уйти от заслуженной кары правосудия» (Кони А.Ф. Избранные произведения в 2 томах. Т. 1. М., 1959. С. 72). Нам представляется, что в число таких требований к личности адвоката можно включить несколько групп качеств: мотивационно-ценностные – развитое правосознание, высокий уровень нравственности, принципиальность, честность, ответственность, самоуважение; познавательные – высокий уровень интеллекта, творческое мышление, наблюдательность, развитая память, развитая интуиция; эмоционально-волевые – выдержка, развитая эмпатия, самообладание, стрессоустойчивость, уравновешенность, самостоятельность, организованность; характерологические – устойчивая и адекватная самооценка, независимость, работоспособность, альтруизм; коммуникативные – умение устанавливать психологический контакт, экстравертированность, отличные риторические способности, тактичность, скромность. Профессионально-психологическую непригодность кандидата в адвокаты создают следующие качества: низкий уровень нравственности, психологическая неустойчивость, повышенная личностная тревожность, импульсивность и неуравновешенность в поведении, низкий уровень интеллекта, внушаемость и конформность, плохие речевые способности, грубость, агрессивность и жестокость. Российская юстиция. 2003. № 3. С.25-27
<< | >>
Источник: CОСТАВИТЕЛИ: Н.М. КИПНИС, Е.Л. БОГДАНОВА, А.Б. ГУТНИКОВ. Учебно-методическое пособие ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА ЮРИСТА - КОНСУЛЬТАНТА. 2004

Еще по теме НРАВСТВЕННЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К АДВОКАТУ:

  1. § 8.4. Выступление адвоката в суде
  2. 1.5. Принципы деятельности адвокатуры
  3. 5.3. Этические правила поведения адвоката
  4. 5.3.1. Этические правила поведения адвоката при работе с клиентом
  5. § 9. Основы дисциплинарного производства в отношении адвоката Содержание и значение адвокатской этики
  6. Принципы и нормы профессионального поведения адвоката
  7. Глава 3. Этические основы деятельности адвоката
  8. Тесты 1.
  9. § 3. Политическая культура адвоката: ретроспектива проблемы и современность
  10. § 5. Адвокатская тайна, этика, мораль и «сделки с правосудием»
  11. § 7. Незаконная адвокатская деятельность и типы адвокатов-наруши- телей
  12. § 8. Профессиональная деформация адвоката и пути ее минимизации
  13. Список литературы
  14. § 2. ПРОФЕССИЯ — АДВОКАТ
  15. § 2. СОДЕРЖАНИЕ ЗАЩИТИТЕЛЬНОЙ РЕЧИ АДВОКАТА
  16. Нравственные принципы ведения уголовного процесса
  17. О КОДЕКСЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЧЕСТИ АДВОКАТА
  18. НРАВСТВЕННЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К АДВОКАТУ
  19. О ФОРМИРОВАНИИ ЕДИНЫХ НРАВСТВЕННЫХ ПРИНЦИПОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТОВ РОССИИ
  20. Лекция 4 ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА АДВОКАТА А.В.СЫСОЕВ преподаватель кафедры адвокатуры МГИМО (У) МИД РФ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -