<<
>>

Глава 6 ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА И ЮРИДИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ: ОБОГАЩЕНИЕ КОНЦЕПЦИЙ

О характере юридико-антропологического знания и его способности к интеграции с юридическими науками мы говорили в первой части работы. Однако наибольшую ценность объединение познавательных усилий ученых может дать для теории государства и права.
Для этого утверждения есть определенные предпосылки, которые, отчасти, заключаются в том, что юридическая антропология логично «вырастает» из потребностей в инновационных теоретических подходах и конструкциях государства и права; это тоже идеальные научные построения, однако их направленность носит принципиально иной характер.

Во-первых, юридическая ашропология на данном уровне своего развития пока лишь обозначает свои возможности в познании объектов, более типичных для теории государства и права.

Во-вторых, привнесение в теорию государства и права основных парадигм юридической антропологии способно сделать правовую политику более нравственной и гуманной.

В-третьих, не следует резко разграничивать юридическую антропологию и теорию государства и права, но следует учитывать особенности объекта теории государства и права, сводящегося главным образом, к государству (а также возможностям принуждения человека), и праву, как средству такого принуждения. Инкорпорируя в предмет теории государства и права человека, мы неизбежно придаем содержанию исследований антропологическое звучание. Как указывает В.А. Бачинин, "ни общество, ни право нельзя понять, если не пытаться взглянуть на них сквозь призму человеческой природы и сущности"299.

Возьмем, например, хорошо исследованный в теоретико-правовой науке вопрос о принципах права300. Вместе с этим, анализ принципов права еще далек от завершения. Мешает этому устоявшийся стереотипный взгляд на правовые

идеи, которые в науке интерпретируются как самодостаточные; их содержание и состав не подвергается сомнению. Между тем, как пишут В.И.

Леушин и В.Д. Перевалов, правовые принципы - «это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества»8. Признавая это утверждение за истину, следует признать актуальным требование изменить «качество права» (Л.С. Спиридонов), т.е. требуется переориентация познавательной деятельности на выявление человеческого содержания права. Это влечет понимание права как результата самореализации человека, сущностью которого является придание юридическим нормам все большей субьектности и индивидуальности.

Юристы всегда исходили из того, что человек способен рационально, сознательно ориентироваться на тот масштаб поведения, который установлен в правовой норме. На деле же, однако, во многих случаях выходит, что человек нашего общества с легкостью игнорирует официальные юридические рекомендации (например, нормы налогового права). Юридическая антропология утверждает, что мотивы поведения россиян иногда бессознательно иррациональны. Это происходит, во-первых, в силу особенностей Стиля мышления, и, во-вторых, тогда, когда человек очень слабо понимает суть, причины, цели и содержание правового регулирования. Поэтому, например, не понимая весьма запутанного и порой противоречивого, часто изменяемого налогового законодательства, россияне не слишком активны в деле декларации своих доходов и уплате соответствующих налогов государству. Принятый недавно Налоговый Кодекс (1 и 2 части) пока не смог увеличить число посетителей налоговых служб. 8

Теория государства и права / под ред. В.М. Корельского, В. Д. Перевалова. М., 1998. С. 237.

Однако провозглашение принципов правовой системы, ориентированных в первую очередь на учет конкретной личности, конкретной обстановки, ориентация правовой политики на ее антропологические последствия, требует придания многим общеизвестным правовым принципам новой редакции, или, по меньшей мере, нового толкования. Правовая политика не только должна быть основана на формальных правовых принципах.

Ее легитимность (в смысле признания обществом) укрепится благодаря ориентации на гражданское общество и человека, ориентации на утверждение гражданской ответственности, готовности к компромиссам, солидарности и кооперации общества и государства.

Чем же может обогатить антропологический подход теорию государства и права?

Теория государства и права понимается как система идей, понятий и суждений, направленных на уяснение общих закономерностей "возникновения, развития, назначения и функционирования государства и права"301. Однако этот предмет науки обогащается, если в него интегрируются новые феномены, столь же онтологические по своему характеру, как государство и право. Это - феномены, связанные с духовным миром людей (что влечет новый взгляд на правовую культуру), феномены, выражающие представления человека о государстве и праве (правосознание), а также субъективные личностные свойства, которые способны трансформироваться под воздействием государства и права (поведение). В результате общественно значимое поведение окрашивается в своеобразные и, порой, уникальные тона, характерные для специфических условий существования и функционирования данной личности или социальной группы.

Юридическая антропология позволяет точнее определять содержание отраслевых юридических понятий. Например, содержащиеся в уголовном законе понятия "обоснованный риск", "беззащитное, беспомощное состояние", "расовая ненависть" - все эти и многие другие понятия могут быть объяснены в полном объеме с использованием инструментария юридической антропологии. Так, в п.1 ст. 41 УК РФ содержится следующая норма: " Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели". С точки зрения антропологии, риск есть форма поведения человека, который оценивает и выбирает вариант поведения, связанный с возможностью неочевидных последствий. При таком подходе возможен неуспех, ущерб, угроза и иные неблагоприятные последствия.

Задача юриста- антрополога должна заключаться, во-первых, в реконструкции ситуации и оценке того, насколько поведение человека было обдуманным, обоснованным, правильным, а также, во-вторых, в оценке личности, ее способности оценивать свое поведение как рискованное, в-третьих, в оценке того, насколько были адекватны действия человека условиям развития ситуации. Ключевой вопрос в этом контексте заключается также в том, насколько антропологические особенности человека (физическая конституция, лабильность нервных процессов, мышление, самообладание, воля и т.д.) обусловили выбор поведения, и мог ли этот выбор быть иным в ситуации риска? По нашему мнению, уголовно-правовая наука едва ли способна дать развернутый анализ понятия "риск" (как и других, аналогичных поняшй), а также высказать соответствующие рекомендации практикам.

Теория государства и права рассматривает свой предмет социологически, изолированно от особых свойств человека или социальной группы. Это вполне оправданный подход. В то же время, актуально, когда создается реальная возможность преодолеть социологическую абстрактность теории государства и права. Однако речь не идет о навязчивом стремлении "оживить" теорию государства и права уникальными человеческими образами с ф присущим им специфическим восприятием государства и права. Речь идет о

попытке объяснить внутренний смысл правового поведения человека в конкретной правовой системе, увидеть государство и право не только с чисто внешней стороны (функции государства, формы государства, источники права и т.д.), а объяснить побудительные факторы поведения человека в рамках этих внешних форм. Например, возьмем такой раздел теории государства и права, как институт монархии. Для теоретика государства и права это одна из известных разновидностей формы правления. Для юриста- антрополога монархия - не только законодательство, совокупность норм об ^ институте монархии, но и соответствующее правосознание народа, его

строение. Как писал в свое время И.А.

Ильин, "нет ничего опаснее, чем вводить и навязывать народу такую государственную форму, которая не соответствует его правосознанию"302. С точки зрения юридической антропологии, в условиях монархии правосознание народа требует персоны, живого единоличного носителя, выражающего правовую волю и государственный дух народа. Монархическое правосознание связано с отеческим восприятием верховной государственной власти (об этом говорит такое, например, уважительно-почтительное народное выражение: "царь-батюшка”). Совершенно очевидно, что такой тип правосознания невозможен в государстве с республиканской формой правления. Таким образом, юридическая антропология привносит в теорию государства и права новые идеи и подходы, способные по-новому осветить проблему.

Необходимость интеграционных процессов теории государства и права и юридической антропологии существует. Чтобы продемонстрировать возможности такой кооперации, попробуем построить с позиций и ценностей юридической антропологии теоретическую модель взаимоотношения государства и общества, государства и человека. Это отношение является определяющим для теоретической науки о государстве и праве и потому демонстрация возможностей новых юридико-антропологических подходов будет, возможно, убедительной.

<< | >>
Источник: Пучков, Олег Александрович. Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве.. 2003

Еще по теме Глава 6 ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА И ЮРИДИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ: ОБОГАЩЕНИЕ КОНЦЕПЦИЙ:

  1. § 3. Преодоление "классового права"
  2. Глава 1 ЮРИДИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК НОВОЕ НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПРАВОВЕДЕНИИ
  3. Глава 6 ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА И ЮРИДИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ: ОБОГАЩЕНИЕ КОНЦЕПЦИЙ
  4. § 4. Общие выводы о роли магии в жизни права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -