<<
>>

§ 3. Кавказ

На Кавказе ко времени присоединения его к России проживали различные народы со сложившимися правовыми традициями, с развитыми, хотя и чрезвычайно пестрыми (от клановых до государственных) формами общественного управления.
Правовой быт этих народов носил печать мировых религий — ислама либо христианства, на которые наслоились местные обычаи1. Так, по адату выкуп невесты (калым) производился женихом семье невесты, по шариату же он должен передаваться не семье невесты, а ей самой как своеобразная "страховка" на случай вдовства или развода по инициативе мужа (правда, на практике дело нередко заканчивалось компромиссом: часть выкупа передавалась семье невесты в качестве "дара", другая часть -ей самой)2. По всем этим причинам, а также в силу того, что покорение Кавказа происходило в несколько этапов и растянулось на несколько столетий, было затруднено единообразное привнесение российского права в местные правовые системы.

В инструкции Екатерины II от 28 февраля 1792 г. предписывалось: "...ни единой силой оружия предлежит побеждать народы, в неприступных горах живущие, но паче правосудием и справедливостью нужно приобрести их к себе уверенность..."3 Правда, учрежденные российской админист-

1 См.: Свечников Л. Г. Роль обычного права и норм мусульманского пра ва в регулировании гражданско-правовых отношений народов Северно го Кавказа в XIX в. // Право и политика. 2000. № 7. С. 116—122.

2 См. на эту тему: Пвршиц А. И., Смирнова Я. С. Положение кавказской женщины по адатам, христианским канонам и шариату // Государ ство и право. 1997. № 9. С. 102—107.

3 Цит. по: Свечникова Л. Г. Из опыта взаимодействия традиционных норм и государственного права // Человек и право. М., 1999. С. 128.

269

Глава 7. Человек как объект правовой аккультурации

рацией временные окружные и иные суды, руководствовавшиеся российскими законами, встретили повсеместно неприятие местного населения, дело доходило до открытых восстаний.

Горцы не принимали российскую систему наказаний (например, ссылка или телесные наказания женщин), ибо это нарушало их древние обычаи, лишая, например, возможности личного или коллективного возмездия. Правда, в конце XVIII в. в Кабарде были созданы местные суды, разбиравшие дела местного населения на основе адатов и шариата, но не было единого представления об обычном праве горцев.

Уже в 1818 г. генерал А. П. Ермолов, руководивший военными действиями и одновременно осуществлявший управление завоеванных областей, отдает распоряжение о сборе сведений по обычному праву кавказских народов. К 40-м гг. XIX в. путем массового анкетирования и опросов был собран огромный материал, переданный затем Одесскому университету, обработанный там и впоследствии опубликованный Ф. И. Леонтовичем1.

Свидетельством примирения российского права с обычным правом горцев стало учреждение в середине XIX в. в Закавказском крае и Кавказской области уникальной административной и судебной системы — военно-народного управления, при которой со стороны российской администрации учреждалось "наблюдение" за применением горского обычного права местными судами. Князем Барятинским была издана "Особая инструкция для управления горцами", по которой народный суд и народная полиция возглавлялись представителями администрации, а народное право бралось под охрану государственной властью. (Жаль, что этот уникальный опыт не нашел своего отражения в отечественных учебниках по истории государства и права...) А. С. Кондрашова, автор интересного исследования военно-народного правосудия, анализирует объективные трудности, возникшие из естественной несовместимости двух правовых систем:

"Для успешного осуществления этой программы необходимо было учитывать важную роль общины (джамаата) и ро-

1 См.: Леонтович Ф. И. Адаты кавказских горцев: Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. Вып. 1. Одесса, 1882; Вып. 2. 1883.

270

Часть III. Право, культура, цивилизация

Глава 7.

Человек как объект правовой аккультурации

271

дового союза (тохума) в жизни всех горцев. Эти институты представляли собой сплоченные организации. Решение главы тохума было безапелляционным. За неподчинение следовало самое жестокое из адатных наказаний — изгнание из тохума, т.е. отвержение (применительно к законам Российской империи это означало политическую смерть). Суд совершался всем тохумом. Его постановления основывались на адатах, и наказания по уголовным делам выносились в форме штрафов, которые шли на вознаграждение старшин и нужды всего населения.

Необходимо было учесть и особенности судебного разбирательства у горцев. Например, предъявлялись иски, основанные не только на прямых уликах и доказательствах, но и на подозрениях. Такие иски предъявлялись по гражданским делам, если против обвиняемого не было прямых улик; а по уголовным — только по убийству, грабежу, ранению и воровству (остальные уголовные дела, особенно касающиеся нарушения женской чести, требовали прямых улик или свидетелей). В судебных доказательствах у горцев огромную роль играла присяга родственников за истца или ответчика.

У горских племен не существовало разделение преступлений на уголовные и гражданские; как и само понятие преступления расходилось с понятием, принятым по общим законам Империи. Преступлением у горцев считалась измена народу, отцеубийство, кровосмешение, нарушение супружеской верности женщинами, трусость, нарушение гостеприимства, воровство и нарушение личной неприкосновенности князей. Все прочие действия, которые не нарушали чести, личной неприкосновенности, прав собственности и свободы каждого, не подходили под понятие преступления. Эти действия производились по праву сильного и на основании всеобщего права применения оружия. Охранительная власть у горских племен заменялась правом родовой мести и правом применения оружия, а власть правосудия -- возмездием и установлением мирного соглашения. Мирное сожительство соседних родов являлось проявлением действия древнего народного обычая, который грубо нарушался в первой половине XIX в.

представителями царской администрации. Убийцу из горских народов присуждали к ссылке в Сибирь или отдаче в рядовые. Приговоры военно-судных комиссий лишали род-

ственников убитого права получить выкуп или применить право возмездия. Поэтому этот вид наказания в глазах горцев выглядел совершенно бесполезным, т. к. не способствовал прекращению вражды между ними.

Самой высокой целью, которую в дальнейшем ставила перед собой система военно-народного управления, являлось ограничение права родовой мести и особенно права всеобщего применения оружия"1.

Аналогичная система народных судов была учреждена в 1860 г. в Дагестане. И хотя в результате судебной реформы 1864 г. эти суды почти везде были отменены, в некоторых частях Кавказского края военно-народное судопроизводство сохранялось до начала XX в. Вторая половина XIX в. на Кавказе дает интересный образец реального правового плюрализма2 -тема, к которой мы еще вернемся, когда будем анализировать уже современную правовую ситуацию в этом регионе.

Поскольку нас особенно интересует вопрос о личном статусе в условиях правовой аккультурации, отметим, что учрежденная в 1864 г. во Владикавказе Комиссия для разбора личных и поземельных прав туземного населения Терской области (позднее переименована в Комиссию для разбора сословных прав горцев) сохранила в целом уже существовавшую сословную градацию: -

горские князья, имевшие всю полноту гражданской, военной, судебной и административной власти; -

свободные общинники; -

зависимое население (фактически - - крепостные).

Кондрашова А. С. К проблеме соотношения обычноправовых норм и официального законодательства на примере правового развития Кавказа (вторая половина XIX в.) // Обычное право и правовой плюрализм. М., 1999. С. 208—209.

"Общая... политика состояла в том, чтобы постепенно вытеснять местные адаты и шариат российскими законами, причем в одних сферах права отдавалось предпочтение адатам (чаще в имущественном праве),

i других — шариату (преимущественно в брачно-семейном праве), в семьях — имперским законам (главным образом в уголовном праве)", — пишут современные исследователи: Смирнова Я.

С., Тайсаева С. К. По-

шюридизм на Северном Кавказе (вторая половина XIX—XX вв.) // Обычное право и правовой плюрализм. С. 211. См. также: Ислам на территории бывшей Российской Империи: Энциклопедический словарь. М. 1998.

272

Часть III. Право, культура, цивилизация

Глава 7. Человек как объект правовой аккультурации

273

Между зависимыми и свободными получали особый статус вольноотпущенники, подобно российским крепостным, отпускавшимся на оброк1. Следует отметить, что сословные перегородки в этом регионе проявлялись даже более ощутимо, чем в остальной России и сохранялись, согласно различным свидетельствам, и в пореформенное время. Особенно незавидным было положение крепостных особой категориии, приближающихся по статусу к домашним рабам (унауты у адыгов, караваши у балкарцев, башсузкулы у карачаевцев): не имея никаких имущественных и личных прав, живя в доме владельца и исполняя самые тяжелые повинности, они не имели по адату никаких возможностей своей защиты2. Российская администрация оставила практически неприкосновенным это сословное деление. Судя по последним публикациям объективных отечественных исследователей3, сословный статус, как и традиционные суды, пережили и советский период - - еще одно свидетельство огромного потенциала сопротивляемости традиционных правовых систем внешней аккультурации.

* * *

Рассмотренные нами (увы, неполно) координаты правового бытия человека в системе так называемого традиционного права приводят к мысли, возможно спорной, о том, что для традиционного мышления "права человека" не самоцель, не некая абсолютная ценность, а скорее составная часть некоей божественно-космической справедливости, общего

1 См.: Свечникова Л. Г. Из истории сословных прав горского населения Северного Кавказа в XIX в. // Политика и право. 2000. № 2.

2 Увы, и сейчас наша печать время от времени публикует шокирующие сообщения об освобождении из рабства в горных районах Чечни все новых и новых пленников, захваченных еще в советское время.

Одно из последних сообщений к моменту сдачи книги в набор — освобожде ние пробывшего в рабстве более 10 лет А. Фабрицына из Харькова.

:i Рад представить работы молодого талантливого исследователя, ведущего на свой страх и риск полевые исследования в Дагестане, Владимира Бобровникова: Бобровников В. О. Колхозная метаморфоза адата у дагестанских горцев // Homo Juridicus. С. 193—200; Он же. Государство и адат в Советском Дагестане // Человек и право. С. 165—172; Он же. Теория и практика правового плюрализма для Северного Кавказа XIX—XX вв. // Закон и жизнь. С. 128—140.

вселенского порядка, где человеку отведено подобающее место, но где он не является центром мироздания.

Стало общим местом противопоставление как "деспотичного" Востока "демократичному" Западу, так и "размытого" понятия о правах человека в праве традиционных обществ четким представлениям о категориях свободы, равенства в европейских правовых системах (естественно, это сравнение делается имплицитно в пользу последних). Правда, в последнее время при таком сравнении мечутся стрелы и в сторону европейского права: мол, оно и "геоцентрично" (т. е. рассматривает само себя "пупом земли", универсальным мерилом всего и вся), и замыкается только на государственном (этатистском) праве, игнорируя все богатство обычаев и "местных" правовых систем и т. д.1 Приведем довольно интересное, хотя и не бесспорное, суждение молодого казахского исследователя Д. И. Нурумова: "Права человека не существуют в традиционном обществе, как их понимают на Западе, они не сконструированы космологически, а скорее всего присутствуют, причем структурно неопределенно, в ценностной шкале традиционного общества. Они уже есть суть гармоничного человеческого существования. Они есть процесс бесконечного становления жизни, без определений, являющихся только обманом и абстракцией, которые скорее определяют структуру или даже сами себя, нежели жизнь в ее неповторимом качестве"2. Итак, стрелы выпущены, похоже, в сторону позитивного (читай: европейского) права с его пристрастием к "определениям" и "абстракциям". Хороший повод перейти к следующей теме.

Отсылаем к "покаянной" работе на эту тему Гордона Вудмана, профессора Бирмингемского университета: Woodman G. Droit compare general // Une introduction aux cultures juridiques non occidentales. Bruxelles, 1998. P. 117—150.

Нурумов Д. И. Кризис западного мировосприятия и права человека // Право и политика. 2000. № 3. С. 91.

Глава 8. Европейский homo juridicus

275

<< | >>
Источник: Ковлер А. И.. Антропология права: Учебник для вузов. — М.: К 86 Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М). — 480 с.. 2002

Еще по теме § 3. Кавказ:

  1. Международный кризис на Кавказе
  2. Глава 7. Стратегия сетевых операций на Кавказе
  3. §11. Народы Кавказские.
  4. Глава 7. Человек как объект правовой аккультурации (Африка, Сибирь, Кавказ)
  5. § 3. Кавказ
  6. КАВКАЗ И ТЕРРОР: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
  7. А.Г. Большаков, Казанский (Приволжский) государственный университет ФОРМИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЮЖНОГО КАВКАЗА В УСЛОВИЯХ ДИВЕРСИФИКАЦИИ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА
  8. НАШИ ИНТЕРЕСЫ В ЗАКАВКАЗЬЕ Нужно ли России вмешиваться в карабахский конфликт?
  9. § 8.   МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  10. Русы-рухсы на Кавказе в археологии и письменных источниках
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -