<<
>>

Борьба с великорусским шовинизмом

Большевики преследовали Александра Невского не только потому, что князь представлял интересы «эксплуататорского класса» и почитался святым православной церковью. Национального героя подозревали в том, что в XIX в.

он сослужил полезную символическую службу великорусскому шовинизму. Как свидетельствует уже упоминавшийся выше список лиц, которым планировалось в 1919 г. установить памятники, большевики распрощались с концепцией коллективной идентичности старого порядка. Место имперского национализма заняли концепции интернационализма и советского федерализма.

Изначально в своих теоретических трудах большевики планировали «заменить донационально легитимированный порядок цар' ской империи постнациональным пролетарско-интернациональ- ным и перескочить фазу развития национального государства»76*

После 1918 г., однако, произошел отказ от этих идеологических установок. Стало понятно, что власть большевиков может стабилизироваться и устояться только в случае, если ставить при строительстве Советского государства на национальную карту. Сила национального движения на периферии распавшейся империи требовала прагматической позиции, нашедшей выражение в идее «советского федерализма». Согласно этой доктрине, Советское государство следовало строить как федерацию национальных республик. Народы, еще не развившиеся в самостоятельные и полноценные нации, должны преодолеть этот этап с помощью большевиков, чтобы затем вместе с развитыми нациями достичь ступени развития коммунистического мирового общества77.

Коммунистические идеологи различали «хороший национализм» ранее угнетенных и эксплуатировавшихся народов и «плохой национализм» народов, ранее игравших роль «эксплуататоров». В бывших колонизованных народах они видели эквивалент угнетенных классов в развитом обществе. Титульная нация, к которой принадлежали представители колониальной власти, соответственно оказывалась эквивалентом эксплуатирующего класса.

На русском народе, с точки зрения большевиков, лежало пятно нации-угнетателя в «тюрьме народов» Российской империи. По этой причине новой власти было ненавистно все то, что ранее свидетельствовало о величии русской культуры и истории. Не в меньшей мере это касалось и персонажей, ранее почитавшихся русскими национальными героями, таких как Александр Невский, Петр Первый или Пушкин, а также идеи «самостоятельной» русской истории или кириллического алфавита, который в долгосрочной перспективе должен был быть заменен латинским алфавитом «коммунистического мирового сообщества»78.

Поскольку русская нация считалась развитой и доминирующей, как политическая категория она оказывалась нерелевантной79. В новом дискурсе коллективной идентичности она годилась разве что на роль негативного фона для размежевания. На XII партийном съезде в апреле 1923 г. делегаты от ВКП(б) объявили борьбу против остатков великорусского шовинизма «первейшей современной задачей партии в национальном вопросе»80. Эту линию Сталин представлял на XVI партсъезде еще в июне—июле 1930 г. Борьба против великорусского шовинизма дошла до того, что Михаил Николаевич Покровский объявил в 1929 г. «контрреволюционным» Даже понятие «русская история»81. Если за всеми другими народа-

ми в СССР признавалось наличие собственной национальной истории, «русская история» должна была раствориться в «истории СССР».

Тексты революционно-большевистского дискурса об Александре Невском могут показать лишь внешнюю сторону денационализации дискурса коллективной идентичности. Однако сам факт шельмования всего национального и особенно русского может

быть назван еще одной причиной, почему эта фигура в 1917

1937 гг. все сильнее уходила в забвение и соответственно постепен-* но вытеснялась из культурной памяти. Одна лишь краткая статья об Александре Невском в БСЭ 1926 г. может дать представление о девальвации национальных категорий. Понятие «русский / русская» упоминается в статье всего лишь дважды, и оба раза в сочетании с негативно окрашенным существительным («русский феодал» и «русская церковь»)82. Враги, которых поборол Александр Невский, не описываются в первую очередь как национальное сообщество. Это особенно заметно при описании Тевтонского ордена, еще так недавно, в период Первой мировой войны, проклинавшегося русской военной пропагандой в качестве «немецкого» противника (см. гл. 6.6). В советском каноне 1926 г. рыцари считались всего лишь «ливонцами»83. 

<< | >>
Источник: Шенк Фритьоф Беньямин. Александр Невский в русской культурной памяти: святой, правитель, национальный герой (1263—2000). 2007

Еще по теме Борьба с великорусским шовинизмом:

  1. 2. Революционная работа партии в массах во время империалистической войны
  2. 5. XI! съезд партии. Борьба против троцкизма. Преодоление хозяйственных трудностей. Смерть В. И. Ленина. Ленинский призыв в партию
  3. «СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В ВИДЕ, СВОЕГО РОДА, ЗВЕРИНЦА»
  4. СССР: ПРОМЕЖУТОЧНАЯ ФОРМА ВСЕМИРНОЙ РЕСПУБЛИКИ СОВЕТОВ, НОВАЯ ИМПЕРИЯ ИЛИ...?
  5. Борьба с великорусским шовинизмом
  6. Александр Невский в эмиграции
  7. РУССКАЯ ИДЕЯ.
  8. БЕСЫ
  9. ОБРАЗОВАНИЕ СССР
  10. Дискуссии по национальному вопросу в СССР
  11. Национальная политика в 1920-е годы