Задать вопрос юристу

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Стороны в уголовном обязательство. – Групповое начало. – Ответственность главы рода. – Распределение композиции среди пострадавшей группы.

Система композиций отражает на себе еще в большей степени те черты отношений между сторонами, которые были намечены выше, при характеристике мести. В развернутом родовом строе каждая человеческая группа приобретает особенно ярко выраженный характер хозяйственной организации.
Доколе и поскольку держится единство рода как хозяйственного целого, сторонами правовых отношений, возникающих из деликта, остаются не столько отдельные личности, физические виновники и потерпевшие, но вся группа, к которой эти лица принадлежат. Это групповое начало не представляется, конечно, специальной чертой уголовно-правовых отношений, а является лишь одним из проявлений вообще родового строя и межродовых отношений во всех решительно областях. Таким образом, в эпоху действия композиции проявляется еще ярче представление, по которому уголовный ущерб падает не на отдельных лиц, а на хозяйственное целое группы. С другой стороны, виновником, вернее, причинителем ущерба является не отдельный преступник, а вся группа, к которой он принадлежит. Соответственным образом, сторонами в том обязательном отрешении, которое возникает из деликта (obligatio ex delicto), плательщиком и получателем уголовной пени оказываются две группы в целом, а не отдельные их члены. Сохранение такого порядка здесь, как и во всей широкой области общегражданских отношений, зависит всецело от сохранения единости группы. И эволюция его является отражением процесса распада родового хозяйства. Мы поэтому только кратко наметим здесь общие черты, в каких проявляется действие группового начала в практике композиционной системы на стороне как плательщиков, так и получателей уголовного платежа. Прежде всего, надо заметить, что созданная и фиксированная в эпоху родового строя «цена человека» представляла собой всегда весьма крупную сумму. Во всяком случае, она соответствовала масштабу родового хозяйства, а не имущественным возможностям отдельного лица. Уже это одно обстоятельство само по себе поддерживало коллективный характер уголовного обязательства. И тогда как родовое хозяйство постепенно распадалось, размер «цены человека» оставался неизменным, оказываясь не под силу отдельным членам рода. Без поддержки родичей уплатить всю сумму композиции было невозможно. У народов и племен, сохранивших в большой степени хозяйственно-групповую единость, например гиляков, древних арабов и многих других, плательщиком уголовной пени является весь род. У мазаи в уплате участвуют все взрослые мужчины. От такой безраздельной и единой, покоящейся на полной общности хозяйственного имущества ответственности совершается переход к ответственности солидарной. На этой стадии застаем киргизское право: обязанным к платежу считается непосредственный причинитель ущерба, и лишь при отсутствии у него средств платят все члены рода, причем ближайшие родственника платят больше, дальние – меньше. Однако, если даже непосредственный плательщик и очень богат, и может самостоятельно уплатить всю следуемую сумму, родные обычно все же добровольно помогают ему. Наконец, если преступник неизвестен, а известно лишь, что он принадлежит к данному роду, хун выплачивается всеми членами рода. В различных иных правовых системах находим самые разнообразные порядки солидарного выполнения уголовного обязательства.
По мусульманскому праву, вся сумма композиции, подлежащей выплате, вносится всеми членами рода сообразно средствам каждого. По Винодольскому закону, половина пени уплачивается убийцей, половина – его родом. По фризскому праву, преступник уплачивает 2/3 вергельда, остальное – его родичи. Широко распространенным остается участие рода в уплате композиции в средневековом немецком праве, где виновный может требовать от своего рода выплаты половины или одной трети всей суммы, причем эта часть распределяется, в свою очередь, в известных долях либо по определенным степеням родства, либо на определенных индивидуально родичей. В случае несостоятельности самого преступника, а тем более его бегства, род отвечает в полной сумме. Англо-саксонский кодекс смягчает ответственность рода: если виновный скроется, род платит только половину вергельда (Abt 23). Салическая Правда дает изображение особого, вполне своеобразного обряда, представляющего собой обращение убийцы к своим родичам за помощью в уплате вергельда. В случае невозможности для него уплатить пеню или в случае недоплаты всей следуемой суммы, убийца в одеянии кающегося преступника, в чем сказывается пережиток выдачи на месть, в рубашке, без пояса и обуви, с колом в руке исполняет странную церемонию прыганья через плетень и бросания горстей земли, взятой из своего дома, сначала в своего ближайшего родственника, а затем и в отдаленных. Этим символическим актом преступник передает свое имущество тому из родичей, кто уплатит за него долг (L Sal LVIII). С возникновением государственной власти, которой оказывается не под силу считаться с родовым коллективом как с обязанным целым, и которая к тому же сама заинтересована в получении установленных ею дополнительных в свою пользу, помимо вознаграждения потерпевшей стороны, уголовных пошлин. Ответственность группы здесь, как и во всех иных правовых отношениях, обращается в ответственность представителя и главы рода – хозяина. По-видимому, этот именно переход отражают две статьи первого сербского кодекса, Законника Стефана Душана, состоящего из первоначальной редакции и позднейшего дополнения: «За не веру, за всякое преступление – брат за брата и отец за сына, родич за родича. Те же, которые отделены от такового в своих домах и не согрешили, да не платят ничего, исключая того, кто согрешил, и дом того да платит» (ст. 51). «И кто зло учинит, брат или сын, или родич, которые принадлежат к одному дому, все да платит господин дома или да даст зло учинившего» (ст. 70). Решительным образом предопределяет ответственность «господаря домового» Литовский Статут (1529 VII 18). Наконец, государственно-церковная власть, беря на себя борьбу с преступлениями и правильно усматривая в существовании родовой ответственности по системе композиций несомненное поощрение преступников, одновременно с началом борьбы с самой системой и введением суровой публичной карательной юстиции, декретирует освобождение родичей от имущественной ответственности за уголовный ущерб (L Burg 2, 6. L Visig VI 1, 7). Аналогичный процесс совершается в отношении стороны, получающей композицию. Безраздельное получение компенсации уголовного ущерба единым родом-хозяйством в его общую собственность переходит в особый порядок распределения полученной суммы. У мазаи половина пени идет брату убитого, остальное – роду. У черкесов одну треть получает семья, остальное – род; у пшавов пеня в старину делилась пополам. По Салической Правде, вергельд распадается на две половины: Erbs?hne, идущую ближайшему родственному кругу – семье, и Mags?hne – ближайшим родичам (L Sal LXII). В дальнейшем часть рода уменьшается до одной трети (L Sax 19. L Fris 1, 1), а рипуарское и турингское право уже совершенно не знают этого деления: получение вергельда ограничивается ближайшим кругом родных, и сам вергельд рассматривается как наследство, целиком идущее законным наследникам убитого (L Rip 67, 1. L Thur 31). Литовский Статут также присоединяет головщину к наследственной массе (1529 VII 13). Мусульманское право предусматривает особо, что, в случае отказа одних членов семьи от получения композиции, остальные, как и в праве наследственном, сохраняют свое право на следуемую каждому долю (Халил 1779). Наконец, в качестве пережитка сохраняется обычай, по которому получающий композицию добровольно часть ее раздает своим сородичам (киргизы).
<< | >>
Источник: Косвен М.. Преступление и наказание в догосударственном обществе.

Еще по теме ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Стороны в уголовном обязательство. – Групповое начало. – Ответственность главы рода. – Распределение композиции среди пострадавшей группы.:

  1. Глава 2. ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ПРИВЛЕЧЕНИЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНЫХ ЛИЦ И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЕЕ ПРИЗНАКОВ v
  2. 2.2. О договорной ответственности сторон в возмездных обязательствах.
  3. Глава двенадцатая ДЕЛИКТЫ КАК ИСТОЧНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  4. 1.3. Некоторые особенности ответственности сторон в обязательствах.
  5. 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков, образующих объективную сторону состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного
  6. § 6. Средства правовой защиты и ответственность сторон за нарушение обязательства по договору международной купли-продажи товаров
  7. Лекция 10. Общие положения об обязательствах 10.1. Понятие и виды обязательств. 10.2. Субъекты обязательств. 10.3. Исполнение обязательств. 10.4. Ответственность за нарушение обязательств. 10.5. Способы обеспечения исполнения обязательств. 10.6. Прекращение обязательств.
  8. 2.1. Понятие объективной стороны состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц
  9. 1.3. Объект состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации)
  10. Глава XIV. КАКИМ ОБРАЗОМ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТРЕХ ВЛАСТЕЙ НАЧАЛО ИЗМЕНЯТЬСЯ ПОСЛЕ ИЗГНАНИЯ ЦАРЕЙ
  11. 1. Понятие и стороны, основания возникновения обязательств. Перемена лиц в обязательстве.
  12. 16.1. Понятие, стороны, основания возникновения и виды обязательств. Перемена лиц в обязательстве
  13. § 32. Перемена в лицах кредитора и должника. - Делегация. - Экспромиссия. - Ответственность за другие лица. - Случаи сего рода по русскому закону
  14. 9.3.3 Влияние групп и групповых коммуникаций
  15. 18.2. Начало процесса: выбор схем параллельного распределения
  16. Глава 2. ПЕРЕМЕНА ЛИЦА В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ И ЗАМЕНА СТОРОНЫ В ДОГОВОРЕ
  17. ГЛАВА 8 УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ
  18. Глава 1. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРИ ПРИВЛЕЧЕНИИ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ