<<
>>

Применение стратегических ядерных сил

  Практически любой сценарий применения стратегических ядерных сил предполагает, что решению об их применении будет предшествовать серьезный международный кризис, который может перейти в стадию вооруженного конфликта с применением обычных вооружений или тактического ядерного оружия.
Соответственно, разработка планов применения стратегических сил и процедур, которые предполагается осуществить для нанесения стратегического удара, происходит в предположении о том, что у каждой из сторон будет существовать возможность приведения стратегических сил и системы боевого управления в состояние повышенной или максимальной боевой готовности.

Единственным сценарием, которой не предполагает наличия такой возможности, является ситуация внезапного стратегического ядерного удара. Вероят

ность неспровоцированного ядерного удара была предельно мала даже в то время, когда отношения между Советским Союзом и США отличались наибольшей напряженностью.27 Тем не менее, структура стратегических сил, их операции, а также структура системы управления войсками построены таким образом, чтобы обеспечить возможность нанесения стратегического удара и в наиболее неблагоприятном случае внезапного ядерного нападения.

В случае, если развитие кризисной ситуации позволяет предположить, что существует возможность нанесения стратегического ядерного удара какой-либо из участвующих в конфликте сторон, стратегические силы могут быть приведены в состояние повышенной боевой готовности. Повышение степени боеготовности войск позволяет существенно увеличить выживаемость стратегических средств и устойчивость системы управления. В частности, в рамках повышения степени боеготовности могут быть осуществлены рассредоточение грунтовых и железнодорожных мобильных ракетных комплексов, выход в море находившихся в порту подводных ракетоносцев, оснащение бомбардировщиков ядерным вооружением. Меры, направленные на повышение устойчивости системы управления, могут включать в себя активизацию запасных командных пунктов управления и резервных каналов связи, развертывание мобильных ретрансляторов, предназначенных для передачи команд на подводные лодки и бомбардировщики.

Существенным элементом повышения устойчивости системы управления будет являться установление связи военного руководства с руководством страны и ввод в действие механизма Верховного главнокомандования. Среди прочих мер на этом этапе должно быть обеспечено прибытие Верховного главнокомандующего на центральный или запасной командный пункт и принятие им командования Вооруженными силами. Исполнительным органом Верховного главнокомандования в этом случае будет являться Генеральный штаб. По всей видимости приведение войск в состояние повышенной боеготовности сопровождается переводом системы боевого управления из дежурного в боевой режим. После перевода в боевой режим система управления может быть использована Верховным главнокомандующим для отдания распоряжений, исполнение которых необходимо для осуществления ядерного удара.

Определение необходимой степени боеготовности войск и осуществление конкретных мер, направленных на повышение боеготовности, должно производиться на основе анализа конкретной ситуации и предварительно разработанных планов. Необходимо отметить, что приведение войск в состояние повышенной боеготовности представляет собой потенциально дестабилизирующий шаг, поскольку он может свидетельствовать о готовности использовать стратегические силы и в кризисной ситуации может привести к эскалации кризиса или конфликта. По этой причине осуществление этих мер по всей видимости требует приказа Верховного главнокомандующего и должно приниматься после всестороннего анализа возможных последствий такого шага. В то же время, возможно, что часть мер по повышению боеготовности войск может быть осуществлена по приказу Генерального штаба.28

В случае внезапного стратегического удара возможность повышения боеготовности войск отсутствует. Соответственно, в случае необходимости осуществления стратегического удара все задачи будут решаться силами, находящимися в момент нападения на боевом дежурстве. Тем не менее, и в этом случае предусмотрены меры по рассредоточению войск, задача которых по всей видимости заключается в том, чтобы создать основу для резерва, который может быть использован для нанесения ответного удара.

Кроме этого, предпринимаемые в случае внезапного нападения меры, направленные на повышение устойчивости системы связи и боевого управления, позволяют увеличить вероятность нанесения ответного удара.

После того как стратегические силы приведены в состояние повышенной боевой готовности, соответствующее сложившейся ситуации, вопрос о необходимости нанесения стратегического удара должен решаться в зависимости от конкретной обстановки и от того, как развивается кризис или конфликт. Основным вариантом применения стратегических сил, предусматривавшимся советской военной доктриной, было нанесение ответно-встречного удара. Это означает, что решение о необходимости применения ядерного оружия должно было быть принято только в ответ на нанесение ядерного удара по СССР.29 Ответновстречный удар является также основным вариантом действий, предусмотренных российской военной доктриной. В то же время, положения военной доктрины России прямо предусматривают возможность нанесения первого удара. В частности, нанесение встречного удара может рассматриваться в качестве варианта ответных действий в случае нанесения ударов по ключевым объектам системы предупреждения или системы боевого управления и связи.30

Таким образом, основным событием, которое определяет необходимость нанесения стратегического ядерного удара, является начало нападения. Факт начала ядерного нападения определяется с помощью регистрации пусков баллистических ракет, направленных на территорию страны. Система предупреждения о ракетном нападении обеспечивает регистрацию пусков МБР с территории США, а также пусков баллистических ракет морского базирования из некоторых районов мирового океана. Сигнал о регистрации пусков баллистических ракет, формируемый на командном пункте системы предупреждения, поступает на Центральный командный пункт ПВО и Центральный командный пункт Генерального штаба.

Сигнал формируемый космическим эшелоном СПРН по всей видимости должен быть подтвержден на Центральном командном пункте Войск ПВО и ЦКП Генерального штаба. Возможно, что в случае, если количество признаков нападения превышает некоторый предел, подтверждения сигнала не требуется и он автоматически передается в высшие звенья системы управления. Для оценки достоверности сигнала оперативные дежурные соответствующих командных пунктов используют всю имеющуюся в их распоряжении информацию, включая изображение, формируемое аппаратурой спутников. Кроме этого, информация о зарегистрированном событии поступает на терминалы "Крокус", находящиеся в распоряжении высшего военного руководства. На этих терминалах отображается информация о масштабе возможного нападения, а также о прогнозируемых районах падения боевых блоков. Эта информация может быть использована военным руководством для оценки достоверности сигнала и масштабов возможной угрозы.

Сигнал о регистрации пусков, ракет формируемый космическим эшелоном системы предупреждения, по всей видимости играет наиболее важную роль при внезапном нападении. В этом случае именно этот сигнал активизирует систему связи "Казбек", терминалы которой находятся в распоряжении Верховного главнокомандующего, министра обороны и начальника Генерального штаба, и делает возможным перевод системы боевого управления из дежурного в боевой режим. Если перевод системы управления в боевой режим был произведен предварительно, то сигнал, формируемый спутниковой системой, может не играть такой существенной роли. В любом из вариантов, после получения сигнала о возможном нападении Верховный главнокомандующий, опираясь на рекомендации министра обороны и начальника Генерального штаба, должен принять решение о дальнейших действиях. В случае внезапного нападения для установления сеанса связи между Верховным главнокомандующим и военным руководством, а также для передачи всех распоряжений и приказов главнокомандующего используется аппаратура системы связи "Казбек".

По всей видимости именно на этом этапе должно быть принято решение о приведении стратегических сил в состояние полной боевой готовности к осуществлению пуска носителей. В случае принятия такого решения Верховный главнокомандующий отдает так называемую предварительную команду, исполнение которой является необходимым условием возможности осуществления стратегического удара. В ходе исполнения предварительной команды происходит коммутация цепей системы боевого управления, в результате чего становится возможным прохождение основной команды на пуск стратегических носителей и разрешающих кодов, делающих возможным такой пуск. Следует отметить, что по всей видимости до момента прохождения предварительной команды выдача команды на пуск носителей невозможна.

В случае, если войска были предварительно приведены в состояние повышенной боевой готовности, предварительная команда может быть выдана и в отсутствии сигнала от системы раннего предупреждения. В этом случае прохождение предварительной команды, которая по прежнему может быть выдана толь- ко Верховным главнокомандующим, может быть произведено в ходе осуществления мер По повышению степени боеготовности войск. Решение о заблаговременной выдаче предварительной команды по всей видимости должно приниматься на основе анализа конкретной ситуации. После прохождения предварительной команды дежурными сменами и расчетами всех уровней принимаются меры, направленные на то, чтобы обеспечить гарантированное выполнение основной команды на пуск в случае ее поступления.

Одной из особенностей созданной в Советском Союзе системы боевого управления стратегическими силами является то, что Верховный главнокомандующий может осуществить выдачу приказа на пуск стратегических носителей и разрешающих кодов только в случае, если системой предупреждения сформирован сигнал "ракетное нападение". При отсутствии подобного сигнала выдача приказа на пуск стратегических носителей невозможна. По всей видимости такая схема была реализована в системе управления для того, чтобы максимально исключить возможность ошибки при принятии решения об осуществлении стратегического удара. В то же время, как будет показано ниже, эта схема не исключает возможности нанесения встречного удара.

Формирование сигнала "ракетное нападение" происходит после того, как сведения о пусках баллистических ракет, зафиксированных космическим эшелоном системы предупреждения, подтверждены радиолокационными станциями этой системы. Для подтверждения информации об атаке радиолокационные станции должны обнаружить цели и сопровождать их в течение определенного времени. Поскольку космический эшелон системы предупреждения не обеспечивает регистрации пусков ракет из всех возможных районов пуска, сигнал "ракетное нападение" может быть сформирован на основании только данных, предоставляемых радиолокационными станциями. Возможно, что в этом случае требования к надежности регистрации целей и времени их сопровождения несколько более строгие нежели в случае, когда пуски ракет были предварительно зарегистрированы спутниковой системой.

После получения сигнала "ракетное нападение" Верховный главнокомандующий должен принять решение о нанесении стратегического удара и конкретном варианте, в соответствии с которым будет наносится удар. При принятии решения главнокомандующий опирается на рекомендации министра обороны и начальника Генерального штаба. Для оценки масштабов нападения используется информация, предоставляемая системой предупреждения, которая позволяет делать заключения о количестве атакующих ракет и основных районах, подвергшихся нападению. В случае, если в момент принятия решения о нанесении стратегического удара Верховный главнокомандующий не находится на одном из

командных пунктов высшего звена управления, он использует для передачи приказа находящийся у него в распоряжении терминал командной системы "Казбек". Приказ главнокомандующего передается на Центральный командный пункт Генерального штаба, который формирует окончательный приказ, передаваемый по цепям боевого управления к стратегическим носителям. Этот приказ, в состав которого входит уникальный код, позволяющий подтвердить его аутентичность, а также код выбранного варианта действий и разблокирующие коды, поступает по цепи системы боевого управления и многократно дублированным каналам связи к пусковым установкам ракет и ретрансляторам, обеспечивающим передачу приказа и разрешающих кодов подводным ракетоносцам и бомбардировщикам.

Для нанесения встречного удара сигнал "ракетное нападение", необходимый для выдачи команды на пуск носителей, должен быть сформирован на Центральном командном пункте. В случае принятия решения о нанесении встречного удара Верховный главнокомандующий и министр обороны отдают распоряжение о формировании такого сигнала. Основной характерной чертой этой схемы является то, что она, не исключая возможности нанесения первого удара, позволяет военному руководству не допустить ситуации, в которой решение о его нанесении будет принято Верховным главнокомандующим единолично.

Реализация ответно-встречного удара предъявляет исключительно высокие требования как к боеготовности войск, так и к устойчивости и надежности системы управления. В случае внезапного нападения время, имеющееся в распоряжении высшего руководства страны для проведения оценки ситуации и принятия решения об ответных действиях, очень ограничено и не превышает нескольких минут. Возможность нанесения ответно-встречного или ответного удара может быть поставлена под угрозу в случае, если на ранних этапах нападения будут подвергнуты атаке ключевые объекты системы связи и управления. Высокая степень централизации принятия решения, являющаяся характерной чертой созданной в Советском Союзе системы управления, также может поставить под вопрос осуществление ответно-встречного или ответного удара в случае, если Центральный командный пункт и высшее руководство будут уничтожены.

Для того чтобы обеспечить гарантированное нанесение ответного удара, в системе боевого управления предусмотрена возможность осуществления выдачи приказа на применение ядерного оружия и разрешающих кодов в отсутствии непосредственной санкции Верховного главнокомандующего. Для того чтобы такая возможность была реализована необходимо выполнение нескольких условий. Во-первых, аппаратура системы боевого управления должна подтвердить отсутствие связи с Верховным главнокомандующим. Во-вторых, система идентификации ядерного нападения должна зарегистрировать ядерные взрывы на территории страны. В состав этой системы по всей видимости входят различные датчики, позволяющие фиксировать сейсмические сигналы и другие эффекты, сопровождающие ядерные взрывы. Третье необходимое условие заключается в наличии на Центральном или запасном командном пункте высшего звена управления предварительной санкции Верховного главнокомандующего на реализацию такого варианта ответного удара. Подобная санкция по всей видимости должна быть выдана на достаточно ранних стадиях конфликта, скорее всего одновременно с выдачей предварительной команды, приводящей стратегические силы в состояние максимальной боеготовности. В случае выполнения всех этих условий Центральный командный пункт или запасной командный пункт высшего звена управления могут осуществить пуск стратегических носителей, используя собственные разрешающие коды.

Проблема уязвимости Центрального командного пункта и высшего руководства также решается с помощью развертывания сети запасных командных пунктов высшего звена управления, которые в случае необходимости смогут

осуществить нанесение ответного удара. В частности, в угрожаемый период могут быть развернуты мобильные командные пункты воздушного и железнодорожного базирования. При наличии времени члены высшего руководства могут перейти в защищенный Центральный командный пункт, расположенный в Подмосковье.

Кроме этого, в середине 70-х годов в СССР было начато строительство еще одного запасного стационарного командного пункта Генерального штаба —так называемого КП абсолютной защищенности. Расположенный в толще горного массива, этот командный пункт должен был обеспечивать возможность управления стратегическими силами в случае уничтожения основных пунктов управления.31 Вполне возможно, что именно этот командный пункт должен был осуществить меры по нанесению ответного удара в случае уничтожения высшего руководства.

Кроме обеспечения возможности выдачи приказа на применение стратегических сил, система боевого управления должна предусматривать возможность доведения этого приказа до носителей ядерного оружия. Наличие надежной связи наиболее серьезным образом влияет на возможность нанесения ответного удара, так как в этом случае основные узлы системы управления и линии коммуникации должны будут продолжать работу в условиях воздействия на них ядерных средств противника. В то же время, существует значительная вероятность того, что поражение объектов системы управления, которые будут в числе первоочередных объектов нападения, сможет поставить под вопрос и нанесение ответно-встречного удара.

Устойчивость системы связи обеспечивается с помощью многократного дублирования каналов связи и использования для передачи приказов различных средств и диапазонов. Устойчивость системы связи также может быть значительно повышена за счет использования спутниковых каналов связи, а также за счет развертывания мобильных ретрансляторов, в том числе ретрансляторов воздушного базирования, которые могут избежать поражения в ходе нападения и смогут обеспечить передачу сигнала на применение и разрешающих кодов на пусковые установки МБР, подводные лодки и стратегические бомбардировщики.

Одним из резервных каналов связи является система "Периметр", интегрированная в систему боевого управления.32 В состав системы "Периметр" входят командные ракеты, которые предназначены для передачи команд непосредственно на пусковые установки стратегических ракет. После получения соответствующей команды командные ракеты осуществляют старт и в течение своего полета над позиционными районами баллистических ракет, который продолжается от 20 до 50 минут, осуществляют непрерывную передачу приказа на пуск и разрешающих кодов. Получение такого сигнала делает возможным пуск носителей даже в том случае, если все остальные линии коммуникации пусковой установки с внешним миром нарушены. Насколько можно судить, существует возможность автоматического осуществления пуска шахтных баллистических ракет, не требующая участия дежурной смены полкового командного пункта. По всей видимости сигнал с командных ракет системы "Периметр" может также приниматься ретрансляторами, осуществляющими передачу команд на подводные лодки и бомбардировщики, а также непосредственно подводными лодками и бомбардировщиками.

Особенностью системы "Периметр" является возможность заблаговременного запуска боевого алгоритма работы. При проектировании системы предполагалось, что команда на начало работы системы может быть выдана Верховным главнокомандующим после получения сигнала о первых признаках ракетного нападения. Согласно первоначальному замыслу, в случае, если в течение определенного времени командный пункт системы "Периметр" не получает приказа на з*

остановку боевого алгоритма, пуск командных ракет и передача приказа на осуществление ответного удара осуществляются автоматически. Такая схема работы должна была обеспечить гарантированное нанесение ответного удара в случае уничтожения высшего руководства и в то же время предоставляла бы возможность отмены приказа в случае, если сигнал о ракетном нападении оказался бы ложным.

Насколько можно судить, система "Периметр" не была развернута в варианте, который предусматривает возможность полуавтоматического запуска командных ракет. При принятии решения о развертывании системы было сочтено, что существует вероятность того, что работа боевого алгоритма не сможет быть остановлена и соответственно работа системы в полуавтоматическом режиме является потенциально опасной. В настоящее время предполагается, что система "Периметр" должна выполнять роль резервного канала связи и пуск командных ракет будет производиться либо с Центрального командного пункта, либо с одного из запасных командных пунктов в соответствии с обычной процедурой, предусмотренной для ответного удара. Возможно, что обеспечение гарантированного пуска командных ракет системы "Периметр” было одной из задач, которые должен был решать командный пункт абсолютной защищенности.

Примечания Точная информация о времени создания Совета обороны, его составе и полномочиях практически отсутствует. Возможно, что Совет обороны или аналогичный орган существовал н в предвоенные годы. Во время Великой Отечественной войны для руководства Вооруженными силами была образована Ставка Верховного главнокомандования, которую возглавил И. В. Сталин, который также занимал пост председателя Совета Министров и возглавлял Государственный кометгет обороны. По всей видимости при соэ- даннн послевоенного Совета обороны был использован опыт работы Ставки ВГК н Государственного комитета обороны. И. В. Сталин занимал пост Генерального секретаря ЦК ВКП(б)/КПСС с 1922 г. до своей смерти 5 марта 1953 г. После смерти И. В. Сталина пост Генерального секретаря был упразднен. 6 марта 1953 г. Председателем Президиума ЦК (и председателем Совета Министров) был избран Г. М. Маленков. Уже 14 марта 1953 г. Маленкова на посту Председателя Президиума ЦК сменил Н. С. Хрущев. После отстранения Н. С. Хрущева от власти 15 октября 1964 г. Первым (с 1967 г. — Генеральным) секретарем ЦК стал Л. И. Брежнев, остававшийся на этом посту до своей смерти 10 ноября 1982 г. С 12 ноября 1982 г. по 9 февраля 1984 г. пост Генерального секретаря занимал Ю. В. Андропов, с 13 февраля 1984 г. по 10 марта 1985 г. — К. У. Черненко. Последним Генеральным секретарем ЦК КПСС стал М. С. Горбачев, занимавший этот пост с И марта 1985 г. до августа 1991 г. Тем не менее, пост председателя Совета обороны неизменно принадлежал именно Генеральному секретарю, а не Председателю Президиума Верховного Совета. 15 марта 1990 г. на Съезде народных депутатов первым Президентом СССР был избран М. С. Горбачев, который в то время заннмал пост Генерального секретаря ЦК КПСС. декабря 1991 г., в связи с прекращением существования СССР М. С. Горбачев сложил полномочия Президента СССР. На встрече руководителей стран СНГ, состоявшейся 30 декабря 1991 г., было принято решение о том, что вопрос о применении ядерного оружия будет решаться Президентом России по согласованию с руководителями Казахстана, Белоруссии н Украины в консультации с главами других государств —участников СНГ. Поскольку к настоящему времени Белоруссия, Казахстан и Украина присоединились к Договору о нераспростра

нении ядерного оружия в качестве неядерных государств, контроль за ядерным оружием полностью перешел к России. С момента первых выборов Президента России, состоявшихся 12 июня 1991 г. и до настоящего времени этот пост занимает Б. Н. Ельцин. В послевоенные годы пост министра обороны СССР занимали И. В. Сталин (1941- 1947 гг.), Н. А. Булганин (1947-1949 гг. н 1953-1955 гг.), А. М. Василевский (1949-1953 гг.), Г. К. Жуков (1955-1957 гг.), Р. Я. Малиновский (1957-1967 гг.), А. А. Гречко (1967- гг.), Д. Ф. Устинов (1976-1984 гг.), С. Л. Соколов (1984-1987 гг.), Д Т. Язов (1987- 1991 гг.), Е. И. Шапошников (1991 г.). Первым министром обороны России стал П. С. Грачев, назначенный на этот пост 18 мая 1992 г. С 17 июля 1996 г. по 22 мая г. этот пост занимал И. Н. Родионов. В настоящее время пост министра обороны России занимает И. Д Сергеев. После Великой Отечественной войны в составе Вооруженных сил находились Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и Военно-морской флот. Войска ПВО были образованы в 1954 г., Ракетные войска стратегического назначения —в 1959 г. И. Д. Сергеев, "В течение ближайших восьми лет Вооруженные силы России будут полностью реформированы", Независимое военное обозрение, 19 сентября 1997 г., с. 1.

10 Центральный комитет формировался на съезде КПСС, который являлся высшим органом партии. Основной задачей ЦК было руководство деятельностью партии в период между съездами. Пленумы Центрального комитета как правило созывались с периодичностью раз в несколько месяцев. Для осуществления руководства деятельностью партии в период между пленумами Центральный комитет формировал Политбюро ЦК н Секретариат ЦК, действовавшие на постоянной основе. На XIX съезде, состоявшемся в 1952 г., вместо Политбюро был создан расширенный орган — Президиум ЦК. В 1953 г. состав Президиума был уменьшен до 10 человек, а в 1967 г. он был виовь переименован в Политбюро ЦК КПСС. Должность секретаря ЦК ответственного за оборону в 1963-1976 гг. занимал Д. Ф. Устинов, который до этого назначения возглавлял Военно-промышленную комиссию. После того как в 1976 г. Д. Ф. Устинов занял пост министра обороны, секретарем ЦК, курировавшим вопросы обороны, стал Я. П. Рябов, который не играл столь заметной роли в процессе принятия решений. Положение изменилось в 1986 г., когда секретарем ЦК, ответственным за оборону, стал Л. И. Зайков.

15 Задача международного отдела ЦК традиционно была ограничена организацией взаимодействия с коммунистическими партиями за рубежом. Статус международного отдела ЦК был существенно нзмезен только в 1986 г., после того как его возглавил А. Ф. Добрынин, занимавший до этого пост посла СССР в США н игравший существенную роль в формировании советско-американских отношений. До 1953 г. пост председателя Совета Министров СССР занимал И. В. Сталин. После его смерти правительство возглавил Г. М. Маленков, который был смещен с поста председателя Совета Министров в 1955 г. В 1955-1958 гг. правительство возглавлял Н. А. Булганин, в 1958-1964 гг. — Н. С. Хрущев. После отстранения Н. С. Хрущева от власти председателем Совета Министров стал А. Н. Косыгин, занимавший этот пост до 1980 г. В 1980-1985 гг. правительство возглавлял Н. А. Тихонов, в 1985-1990 гг. — Н. И. Рыжков. Последним председателем Совета Министров СССР н единственным председателем правительства, не входившим в состав Политбюро, стал В. С. Павлов, занимавший этот пост в 1991 г. Особая роль в руководстве Министерством иностранных дел и в определении внешнеполитического курса СССР принадлежала А. А. Громыко, который возглавлял министерство с 1957 по 1985 г. До него пост министра иностранных дел занимали В. М. Молотов (1939-1949 н 1953-1956 гг.), А. Вышннскнй (1949-1953 гг.), Д. Т. Шепилов (1956- гг.). В 1985 г. А. А. Громыко на посту министра иностранных дел сменил Э. А. Шеварднадзе. В 1990 г. министерство возглавил А. А. Бессмертных, остававшийся министром до августа 1991 г.

Военно-промышленная комиссия стала играть заметную роль в решении вопросов во- енно-техническон политики в 1957 г., после того как ее возглавил Д. Ф. Устинов, до этого занимавший пост министра оборонной промышленности. После ухода Д. Ф. Устинова в Секретариат ЦК в 1963 г. Комиссию возглавил Л. В. Смирнов, остававшийся в этой

должности до 1985 г. В 1985 г. Военно-промышленную комиссию возглавил Ю. Д. Маслюков.

В частности, решения, вырабатываемые Комиссией по наблюдению за переговорами, направлялись непосредственно на утверждение Политбюро, минуя Совет обороны. A. G. Savel'yev, N. N. Detinov, The Big Five: Arms Control Decision-Making in the Soviet Union, Praeger, Westport, 1995, p. 20.

После создания комиссии ее возглавил Д. Ф. Устинов, который в то время занимал пост секретаря ЦК, ответственного за оборону. В 1976 г., после того как Д. Ф. Устинов занял пост министра обороны, Секретариат ЦК в комиссии представлен не был. В декабре 1984 г., после смерти Д Ф. Устинова комиссию возглавил А. А. Громыко, которого в 1986 г. сменил секретарь ЦК ответственный за оборону Л. И. Зайков.

В Генеральном штабе основной объем работы выполнялся Главным оперативным управлением. Кроме этого, в середине 70-х годов в структуре Генштаба было создано Договорно-правовое управление, которое также активно участвовало в работе комиссии. В Министерстве иностранных дел основная работа проводилась отделом США и Канады. Особую роль в работе комиссии играли С. Ф. Ахромеев, который занимал различные должности в Генеральном штабе (начальник Главного оперативного управления, затем первый заместитель начальника Генштаба, в 1984-1988 г. — начальник Генштаба), и Г. М. Корниенко, который возглавлял в Министерстве иностранных дел отдел США, а в г. стал первым заместителем министра. См. Savel’yev, Detinov, The Big Five, p. 61. Savel’yev, Detinov, The Big Five, p. 115.

Как правило в постановлении о начале разработки указывались: сроки основных этапов работ с точностью до квартала (готовность эскизного проекта, выход на испытания, готовность к началу серийного производства); головные разработчики системы и ее компонентов (в том числе персонально главный конструктор системы), а также организации, участвующие в разработке; поручения различным ведомствам по проведению мероприятий, необходимых д\я создания системы (строительство различных объектов, отчуждение территорий, решение социальных вопросов).

Следует отметить, что избыточное статическое давление, создаваемое во фронте ударной волны ядерного взрыва, не обязательно является основным фактором, вызывающим поражение объекта. Тем не менее, защищенность как правило характеризуют именно с помощью избыточного давления, так как интенсивность воздействия остальных поражающих факторов взрыва как правило однозначно связана с этой величиной. Оценка радиуса поражения может быть проведена с помощью соотношения R=kq1/3, где R— радиус в километрах, q—мощность взрыва в мегатоннах, к—коэффициент, зависящий от защищенности объекта. Для городских сооружений (запщщенность 0.3 атм) к=4, д\я укрепленных шахт (100 атм) к=0.4. См. например МБР СССР/РФ) и США, РВСН, 1996, с. 21.

Величины кругового н предельного отклонения связаны со среднеквадратичным отклонением о, описывающим распределение вероятности отклонения боеголовки от точки прнцелнвания, с помощью следующих соотношений: КВО= 1.18а, ПО=2.7а.

Так, в случае если круговое отклонение равно радиусу поражения д\я уничтожения цели с вероятностью большей 0.98 необходимо 6 боезарядов.

Радиус поражения увеличивается пропорционально q1/3, где q—мощность боезаряда. Это означает, что д\я увеличения радиуса поражения цели вдвое необходимо увеличить мощность заряда в 8 раз.

Информация о системе управления и схеме ее работы практически полностью отсутствует. Приведенное в данном разделе описание представляет собой реконструкцию основных принципов работы системы, основанную на немногочисленных сведениях, имеющихся в открытой литературе. Фактические данные, касающиеся работы системы управления, взяты из работы Bruce G. Blair, Globa/ Zero Alert (or Nuclear Forces, Brookings Institution, Washington, D.C.r 1995, которая представляет собой наиболее полное из имеющихся на сегодняшний день описаний системы боевого управления. Кроме этого, использованы сведения, приведенные в В. Е. Ярынич, Оценка гарантии, М.: МГИМО, 1994; В. Ярынич, "Ядерные стратегии и фактор управления*', Сегодня, 30 марта 1994 г., с. 9; Steven J. Zaloga, "Russia’s 'Doomsday Machine”, Jane's Intelligence Review, February 1996, pp. 54-56.

Следует отметить, что в начале 80-х годов советское руководство не исключало возможности внезапного ядерного нападения со стороны США. См. напрнмер Anatoly Dobrynin, In Confidence, Times Books, 1995.

Следует отметить, что в тех немногочисленных случаях, когда Советский Союз осуществлял меры по приведению ядерных сил в состояние повышенной боеготовности, масштаб этих действий был ограничен н они не были обнаружены разведывательными средствами США. См. напрнмер Blair, The Logic of Accidental Nuclear War, The Brookings Institution, 1993, pp. 23-26.

Советский Союз в 70-х годах начал осуществление обширной программы, направленной на обеспечение возможности ответно-встречного удара. В 1982 г. СССР официально объявил о неприменении ядерного оружия первым. В то же время следует отметить, что это обязательство могло не означать отказа от варианта нанесения первого стратегического удара в ответ на использование противником тактического ядерного оружия, в частности в ответ на использование тактического оружия для поражения целей, находящихся на территории СССР.

В основных положениях российской военной доктрины содержится следующее утверждение: "Преднамеренные действия агрессора, направленные на создание угрозы стратегическим ядерным силам, системе предупреждения о ракетном нападении, атомиым электростанциям и объектам атомной и химической промышленности, могут послужить факторами, увеличивающими вероятность перерастания конфликта, ведущегося с применением обычных средств, в ядерный". Основные положения военной доктрины Российской Федерации, Российские вести, 18 ноября 1993 г.

Создаваемый командный пункт, получивший обозначение "объект Белорецк-15", расположен в Башкирии, у поселка Татлы, в 35 км от г. Белорецк. Сооружения пункта находятся в недрах горы Ямантау. М. Сафаров ''...кому бункер", Комсомольская правда, 14 марта 1992 г., с. 2. Строительство этого объекта судя по всему до 1997 г. не было завершено. В. Михеев, ''Хочешь мира—рой бункеры", Известия, 3 апреля 1997 г., с. 3.

В настоящее время эксплуатируется система "Периметр-РЦ", в состав которой входят ракеты, созданные на основе МБР комплекса "Тополь". Ранее в состав системы входили командные ракеты, созданные на основе ракет "Пионер" и МР УР-100. В. Паппо- Корыстин, В. Платонов, В. Пащенко, Днепровский ракетно-космический центр, Днепропетровск, ПО ЮМЗ, КБЮ, 1994, с. 105; Blair, Global Zero Alert, p. 52.

<< | >>
Источник: П. Л. Подвиг. Стратегическое ядерное вооружение России. 1998

Еще по теме Применение стратегических ядерных сил:

  1. Структура морских стратегических ядерных сил
  2. Глава вторая Структура и операции стратегических ядерных сил
  3. 2. Североатлантический блок в 1961—1964 гг. Проблема создания «многосторонних ядерных сил»
  4. Операции стратегических сил
  5. Планирование операций стратегических сил
  6. Модернизация стратегических сил в начале 70-х годов
  7. Современное состояние и перспективы развития стратегических сил
  8. П. Л. Подвиг. Стратегическое ядерное вооружение России, 1998
  9. Глава пятая Морские стратегические ядерные силы
  10. Глава первая Стратегические ядерные силы СССР и России
  11. Порядок применения стратегической авиации
  12. Применение концепции стратегических групп
  13. Понятие стратегической зоны хозяйствования, зон стратегических ресурсов и групп стратегического влияния Стратегическая зона хозяйствования
  14. Виды Вооруженных сил
  15. § 5. Ответственность за ядерную деятельность
  16. Жизненный цикл ядерных боеприпасов
  17. § 1. Понятие международного ядерного права