<<
>>

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ(18 января — 3 февраля 1945 года)

  К исходу 17 января в полосах 1-гоБелорусскогои 1-го Украинского фронтов сложилась обстановка, благоприятствующая развертыванию преследования на всем фронте. После разгрома главных сил 9-й полевой и 4-й танковой армий противника германское командование стремилось оставшимися силами и
переброшенными на это направление резервами удерживать отдельные рубежи и районы, чтобы замедлить наступление советских войск.
В Польшу усиленно перебрасывались резервы из Германии, с Западного фронта, а также с других направлений. Так, например, только в период с 18 по 20 января в полосы наступавших войск 1 -го Белорусского и 1-го Украинского фронтов противник перебросил семь дивизий, в том числе: с Западного фронта — 2б9-ю и 712-ю пехотные дивизии; из внутренних районов Германии — 408-ю пехотную дивизию; из района Карпат (из состава 1-й танковой армии) — 75-ю пехотную и 97-ю легкопехотную дивизии; из Восточной Пруссии — танковый корпус «Великая Германия» (в составе одной танковой и одной панцергрена- дерской дивизий).
Кроме того, готовилась переброска других соединений и частей из Германии, Чехословакии, а также с Западного фронта. января 1941 года главнокомандующим германскими вооруженными силами Адольфом Гитлером был издан приказ. Он гласил:
«1. Командующие группами армий и армиями, командиры корпусов и командиры дивизий лично ответственны передо мною:
а)              за любое решение на осуществление оперативных передвижений;
б)              за любое намеченное наступление в масштабе дивизии и выше, которое не предусмотрено в рамках директив вышестоящего командования;
в)              за каждую наступательную акцию на стабильных участках фронта, выходящую за рамки нормальных боевых действий и имеющую тенденцию привлечь внимание противника к данному участку фронта;
г)              за каждый намечаемый отход или отступление;
д)              за планируемое оставление занимаемой позиции, укрепленного опорного пункта или крепости.
Во всех перечисленных случаях надлежит докладывать заранее, с тем чтобы у меня была возможность вмешаться в принятие окончательного решения и чтобы в случае отдачи мною возможного контрприказа последний мог быть своевременно доведен до сведения войск. Командующие группами армий и армиями, командиры корпусов, командиры дивизий и начальники их штабов, а также каждый офицер генерального штаба или любой офицер, несущий службу в оперативных штабах, ответствен передо мною за то, чтобы направленное мне донесение содержало не приукрашенную правду. В будущем я буду принимать драконовские меры в случае любой попытки с их стороны скрыть действительное положение на фронте, будь то сделано предумышленно, по небрежности или по невнимательности. Я должен указать на то, что содержание в должном состоянии сети связи, прежде всего в условиях ведения тяжелых боевых действий и в кризисных положениях, является предпосылкой для осуществления управления в бою. Каждый войсковой командир ответствен передо мною, чтобы эта сеть связи с вышестоящим штабом, а также с подчиненными командными инстанциями не прерывалась и чтобы, используя все средства, вплоть до личного участия и вмешательства, была обеспечена непрерывная связь вверх и вниз в любых условиях обстановки •.

Понимая, что одних приказов для изменения положения на советско-германском фронте недостаточно, германское командование продолжало реализовывать план тотальной мобилизации. Так, на совещании в министерстве пропаганды (рейхсминистр пропаганды Геббельс 25 июля 1944 года был назначен имперским уполномоченным по осуществлению тотальной мобилизации. — Примеч. авт.), которое проводилось января 1945 года, было принято решение о передаче из состава ВВС (до 10 февраля) для нужд сухопутных сил 112 тысяч человек. Армия резерва в течение января 1945 года передала на Восточный фронт до 80 тысяч человек.
Наряду с передачей в сухопутные войска своего личного состава ВВС в начале 1945 года сформировали новые (с 8-й по 11-ю) парашютно-егерские дивизии. В реальности названия этих соединений не имели никакого функционального значения. Личный состав этих дивизий не был подготовлен в качестве пар^ютистов и не имел соответствующего снаряжения и оснащения.
Германский военно-морской флотна заключительном этапе войны также прилагал последние усилия для формирования своих собственных соединений и частей для использования их в качестве морской пехоты. На рубеже 1944—1945 годов были сформированы три дивизии морской пехоты, которые не смогли достичь соответствующего уровня боеспособности, поскольку л/с этихсоединений, укомплектованный молодыми и рвущимися в бой матросами, но не обученный ведению наземного боя, ни в какой мере не отвечал требованиям, предъявляемым к пехотиицам. Соображения сохранения престижа помешали вермахту придать этим дивизиям опытных офицеров и унтер-офицеров, поэтому моряки несли в боях неоправданные потери.
Главной угрозой для немцев на советско-германском фронте являлись танки, и командование вермахта лихорадочно искало способы борьбы с ними. В конце января в этот вопрос вмешался сам Гитлер. В дополнение к специальным батальонам и бригадам он приказал сформировать дивизию истребителей танков. За этим многообещающим названием скрывалось соединение, имевшее в своем составе большое количество батальонов. В составкаждогоиз таких батальонов входили группы истребителей танков. Эти группы возглавлялись лейтенантами- фронтовиками, имевшими опыт борьбы с танками средствами ближнего боя. Личный состав имел на вооружении одноразовые камулятивные гранатометы « Фаустпатрон», многоразовые реактивные гранатометы «Панцершрек», ручные гранаты, противотанковые мины и т.п. Подобные группы в качестве средства передвижения получили велосипеды.
Хорошо отлаженная германская военная машина стала в январе 1945 года трещать по всем швам.
В подобной обстановке нервозности и неразберихи, которая царила в немецких верхах, необходимо было максимально использовать выгодные условия, с тем чтобы противник не смог где-либо восстановить сплошной фронт обороны, а также разгромить его подходившие резервы по частям.
Выполняя поставленные задачи, войска обоих фронтов развернули стремительное преследование противника, которое развивалось на широком фронте и не прекращалось ни днем ни ночью.
Главные силы общевойсковых армий и подвижных войск в этот период двигались в колоннах и развертыв^шсь для боя лигив по мере необходимости (для отражения контратак и контрударов, овладения важ^^ни опор^^ни пунктамиврага и крутыми узлами дорог). Преследование против^ника велось передо^^лк отрядами, которые создавались в армиях, корпусах и дивизиях. Так, напр^ер, армейский передовойотряд в б-й ударной армни состоял из одной танковой бригады, танкового полка, стрелкового полка (на автомашнкях), дивизиона самоходной артиллерии, истребительного противотанкового ар’^^ле рийского полка, дивизиона реактивной артиллерии, ^дивизиона тяже.лых минометов, зенитно-артиллерийского полка и саперной роты. Армейский передовой отряд действовал на удалении 60 км от главных сил ар^ни.
Передовые отряды корпусов обычно состояли из стрелкового батальона (на автомашинах), усиленного дивизионами полевой, самоходной и истребительно-противотанковой артиллерии, саперной ротой и отделением химзащиты. Корпусные передовые отряды действовали в отрыве от главных сил на 1б—20 км.
Передовые отряды, не ввязываясь в бои закрупные опорные пункты, главными силами громили тылы отступавших частей и соединений противника, а также перерезали его коммуникации, чем создавали угрозу окружения отходившим войскам противника и часто вынуждали их оставлять обороняемые ими объекты без боя.
Нередко танковые соединения врывались в крупные города или выходили к заранее подготовленным оборонительным полосам противника еще до того, как он успевал занять их своими войсками. Однако отдельными опорными пунктами, находившимися в узлах дорог (Иновроцлав, Гнезен, Конин, Коло и другие), приходилось овладевать в результате ожесточенного боя.
Соединения 1-го Белорусского фронта с утра 18 января начали преследование отходивших на запад войск противника. Остатки разгромленной в предыдущих боях 9-й немецкой армии не могли оказать серьезного сопротивления войскам 1-го Белорусского фронта. Отдельные дивизии противника, взятые из резерва вди снятые с других направлений, вводились в бой по частям, что облегчало их быстрый разгром. Поэтому за первые два дня преследования общевойсковые армии главной группировки фронта продвинулись более чем на 55 км и достигли рубежа Илув, Лазьники, Пионтек, 3геж. января 8-я гвардейская армия, 11-й и 9-й танковые и 7-й гвардейский кавалерийский корпуса освободили от германских войск крупный промышленный центр Польши город Лодзь.
С целью увеличения темпов преследования и упреждения противника в занятии обороны по рубежу Торн, Коло, река Барта командующий войсками фронта потребовал от командующих общевойсковыми и танковыми армиями не ввязываться в затяжные бои по уничтожению вражеских гарнизонов в городах и населенных пунктах, а быстрее продвигаться вперед. я гвардейская танковая армия получила задачу развивать успех в северо-западном направлении на Иновроцлав, Шубин и к исходу 22 января выйти на реку Нетце, захватив на ней плацдарм. 1-я гвардейская танковая армия должна была к исходу 22 января овладеть городом Познань и выйти западнее города в район Бук. января погода несколько улучшилась, что позволило нашей авиации принять более активное участие в операцИИ, обеспечивая форсирование реки Барта войсками Красной Армии.
Развивая преследование, общевойсковые армии правого крыла и центра к исходу дня 22 января вышли на рубеж Не- шава, Осиенцин, Петркув-Куявски, Галина, Турек, Серадз. К этому времени 2-я гвардейская танковая армия овладела районом н/п Накель и завязала бои за Бромберг, 1-я гвардейская танковая армия подошла к восточному берегу реки Варта и завязала бои за северо-восточную окраину Познани.
В то время, когда армии центра продвинулись далеко вперед, войска левого крыла фронта (69-я и 33-я армии), преодолевая упорное сопротивление противника, вели бои юго-западнее н/п Пабянице.
Таким образом, к исходу 22 января подвижные войска фронта подошли к познаньской оборонительной полосе и на ряде участков вклинились в нее (в районах Накель, Бромберг и Познань). Среднесуточный темп продвижения подвижных соединений достигал 45 км, а в отдельные дни — 70 км. Передовые части подвижных войск оторвались от главных сил общевойсковых армий более чем на 100 км. Общевойсковые соединения, наступавшие на направлении главного удара, за период с 20 по 22 января продвинулись на 100—120 км. Среднесуточный темп наступления этих соединений достигал 30, а в отдельные дни — 40—45 км.
При дальнейшем наступлении советские части встречали все возрастающее сопротивление противника. Германские войска, используя значительные лесные массивы, а также реку Варта, пытались остановить продвижение соединений фронта. Вражеское командование стремилось во что бы то ни стало выиграть время, необходимое для организации обороны по старой германо-польской границе, проходившей по линии Шнайдемюль, Чарникау, Бетше. Для обороны пограничных укреплений б^ыли привлечены остатки 9-й армии, а также части 15 СС, 31-й пехотных и 4-й танковой дивизий, переброшенных сюда из других районов Германии.
Положение войск фронта осложнялось тем, что в связи с отсутствием аэродромов и трудностью их подготовки в условиях рано наступившей весенней распутицы боевые действия авиации сильно ограничивались.
Одновременно приходилось учитывать, что войска левого крыла 2-го Белорусского фронта в это время вели бои в районе н/п Торн. Поэтому требовалось своевременно принять меры по обеспечению правого крыла фронта.
Для содействия подвижным войскам общевойсковые армии должны были ускорить наступление, особенно своими передовыми отрядами. Передовым отрядам 47-й и 61-й армий надлежало выйти в район н/п Накель и сменить действовавшие здесьчасти 2-йгвардейскойтанковой армии. Передовые отряды 5-й ударной армии должны были выдвинуться в район Вон- гровец, Рогазен, а 8-й гвардейской армии — на реку Варта.
Немецкое командование перебрасывало подкрепления с различных участков советско-германского фронта. Так 22 января 1945 года разведка 12-го гвардейского танкового корпуса 2-й гвардейской танковой ар^и установила появление на правом фланге армии панцергренадерской дивизии «Бранденбург» из состава элитного танкового корпуса вермахта «Великая Германия». Согласно немецким штатам, танковый полк «Бранденбург» одноименной дивизии должен был иметь двухбатальонный состив.' 1-й батальон должен был состоять из трех рот танков Pz.Kpfw.V «Пантера» по 17 машин в каждой, а 2-й батальон — из четырех рот Pz.Kpfw.IV по 14 танков в каждой роте. Но из-за неуклонного снижения промышленного производства бронетанковой техники укомплектование полка производилось с помощью организационно-штатных мероприятий. Дело в том, что немецкие штаты 1945 года делили германские бронетанковые соединения на танковые дивизии и боевые группы танковых дивизий. Панцергренадерские дивизии формировать больше не предполагалось, решили постепен- нореорганизовать их в танковые, но так как в 1943—1944 годах укомплектовали не один десяток панцергренадерских дивизий, те тоже продолжали существовать, что породило невообразимую путаницу. января 1945 года дивизия « Бранденбург», которая реорганизовывалась в танковую в Восточной Пруссии, стала (без танков) перебрасываться в зону боевых действий 1-го Белорусского фронта. Одновременно из группы армий «Юг» через Бреслау прибыл 1-й батальон 26-го танкового полка (3 роты по 14 «Пантер» в каждой и 3 танка командования), ставший 1-м батальон тп тд «Бранденбург». Роль 2-го батальона тп тд «Бранденбург» временно, до момента полного формирования, выполняла бригада штурмовых орудий тк «Великая Германия » (в январе она получила 21 САУ Pz.IV/70(V), а по штату должна была иметь 31 машину). В таком составе с 20 по 26 января дивизия «Бранденбург» вела бои по частям. Вообще подобное положение в тот период было характерно для многих германских соединений. Так, у нашей войсковой разведки появились данные о выгрузке на станции Накель эшелона танков и подходе в район Бромберга уже упоминаемых 4-й танковой немецкой дивизии, а к району Накеля 15-й латышской гренадерской дивизии СС. По мере прибытия эти соединения вступали в бой с войсками 2-й гвардейской танковой армии, которая на 21 января вела боевые действия при значительном отрыве (до 100 км) от общевойсковых объединений, продвигающихся за ней.
1-я гвардейская танковая армия к этому времени (16— 21 января) своим правофланговым корпусом вышла в район Повидз, Клечево и его передовым отрядом подошла к населенному пункту Гнезен, то есть действовала почти на уровне со 2-й гвардейской танковой армией и по-прежнему расстояние между их внутренними флангами равнялось 35—40 км.
Возможность самостоятельных действий этих подвижных групп на параллельных операционных направлениях и отсутствие между ними тактического взаимодействия объясняются тем, что в ходе наступления немецкому командованию не удавалось противопоставить им крупных группировок, для разгрома которых потребовалось бы объединение усилий ^еин танковых армий. Единственный немецкий танковый резерв, состоящий из 21 САУ Pz.IV/70 (V) бригады штурмовых орудий «Великая Германия» и 30—40 САУ StuGIII/Pz.IV/70(V) танкового батальона 10-й панцергренадерской дивизии, не мог оказать действенного сопротивления сотням советских танков.
. В тех условиях оперативной обстановки действия последних на самостоятельных направлениях создавали более широкий фронт наступления, давали свободу маневра, дробили оборону противника на части и рассредоточивали усилия его резервов.
Выполняя поставленную задачу, войска фронта продолжали наступать в западном и северо-западном направлениях.
23 января части 2-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардейского кавалерийского корпуса овладели городом Бромберг (Быдгош). В этот же день 1-я гвардейская танковая армия вышла в район западнее Познани.
К исходу 25 января главные си.лы 2-й гвардейской танковой армии находились на переправах через реку Нетце, в районе Чарникау, а ее передовые отряды — на восточной окраине ШнаЙдемюля. Главные силы 1-й гвардейской танковой армии вышли на рубеж Пинне, Гродзиск и южнее, где соединились с частями 11-го танкового корпуса 69-й армии. С выходом подвижных войск на указанный рубеж был образован внешний фронт окружения познаньской группировки противника. Одновременно войска 8-й гвардейской и часть сил 1-й гвардейской танковой армий завершили окружение вражеских войск непосредственно в городе Познань. ¦
В «котле» оказались остатки 19-й и 25-й танковых, 251-й пехотной и 10-й панцергренадерской дивизий, а также различные другие части. Общая численность войск противника, окруженных в районе Познани, достигала около 65 тысяч человек.
Реальные данные по численности немецкой окруженной группировки, обороняющей город-крепость Познань, выяснились не сразу. Еще в начале января 1945 года по советским разведданным гарнизон этого города насчитывал 7—8 тысяч человек.
В двадцатых числах января советской разведгруппой был захвачен заместитель Познаньскогоукре^8Йонаподполковник вермахта Флакке. Он начертил подробнейший план обороны крепости Познань со всеми ее фортами, железобетонными капонирами и другими фортификационными сооружениями.
Круговая оборона Познани состояла из трех обводов. Первый проходил по окраинам города, второй — поулице Пильна до Зокач и третий, центральный, включал старую часть города и крепость-цитадель.
По окраинам города все здания были приспособлены к обороне: в стенах пробиты бойницы, окна заложены мешками с песком, подвалы соединены ходами сообщения. По словам
Флакке, на момент его пленения гарнизон Познани насчитывал 20 тысяч человек.
Шофер коменданта укрепленного района Познань, 25 января перебежавший на сторону советских войск, показал:, что гарнизон города состоит из частей 19тд (40—50 танков) и 25 тд (30—35 танков и 7—8 штурмовых орудий). 25 января ж/д транспортом в район станции Торн прибыло пополнение для этих дивизий в количестве 250 человек и 25 танков Pz.Kpfw.V «Пантера». 16—18 самоходных орудий находились у форта № 6, поддерживая части войск СС, роты полиции и жандармерии (около 150 человек). По немецким данным, в обороне города принимали участие 500-й отдельный дивизион штурмовых орудий (17 штурмовых орудий), а также 8 САУ (предположительно, самоходки Pz.IV/70(A), предназначавшихся для пополнения бригады штурмовых орудий « Великая Германия» и включенных в систему городской обороны. Также известно, что в обороне города принимали участие один тяжелый танк « Тигр 1», САУ «Хетцер» и части танково-парашютного корпуса « Герман Геринг» без танков, но с 88-мм орудиями на тягачах, в количестве 1'—2 полков, прибывшие из района города Лодзь солдаты из 251 пд (до 2000 человек), сводная часть на базе курсов переводчиков (до 1000 человек), а также подразделения «фольксштурма» (все познаньские «фольксштурмбатальоны» имели литер «36 ». —При.м.еч.авт.). Немецкий комендант объявил гарнизону Познаньского ^Р, что за город будут сражаться до последнего солдата.
Видимо, именно на этот момент обороны города численность гарнизона увеличилась до 65 тысяч человек. Это связано с отходом в направлении Познани сражающихся поблизости соединений: 4-й танковой дивизии вермахта, 15-й латышской гренадерской дивизии СС, 31, 192, 6, 45-й пехотных дивизий вермахта, а также привлечением к обороне города учебных частей и подразделений «фольксштурма».
По решению командующего фронтом для ликвидации гарнизона противника в Познани были оставлены 29-й стрелковый корпус (27, 74, 82-я стрелковые дивизии) 8-й гвардейской армии и 91-й стрелковый корпус (117, 312, 370-я стрелковые дивизии) 69-й армии. Главные силы этих армий продолжали неотступное преследование противника. Общее руководство боевыми действиями по уничтожению окруженного противника в Познани возлагалось на командующего 8-й гвардейской армией.
С выходом главных сил фронта на рубеж Бромберг — Познань была выполнена задача, поставленная Ставкой Верховного Главнокомандования (директива от 28 ноября 1944 года). При этомглавные силы подвижных соединений фронта продолжали преследование противника в западном направлении, часть сил фронта вела бои в районах Шнайдемюль и Познань.
Обстановка на обоих крыльях фронта к этому времени значительно осложнилась. Против правого крыла фронта противник сосредоточивал в Померании крупные силы для удара в южном направлении. В то же время войска 2-го Белорусского фронта были повернуты в северо-восточном направлении для разгрома восточно-прусской группировки противника. Это обстоятельство вынудило командование 1-го Белорусского фронта выделить значительные силы для обеспечения своего правого крыла. На левом крыле фронта в направлении Кротошин, Глогау с боями отходила кельце- радомская группировка противника, которая представляла собой еще значительную силу. В то же время главные силы 1-го Украинского фронта действовали против силезской группировки врага.
Командованию и штабу 1-го Белорусского фронта было известно, что пограничные укрепленные районы Германии не везде имели постоянные гарнизоны.
В этой обстановке командующий 1-м Белорусским фронтом решил9: прикрывшись справа против померанской группировки противника и оставив часть сил для блокирования и уничтожения гарнизонов в Шнайдемюле и Познани, главные силы фронта направить на захват с ходу пограничных укреплений, тем самым исключая в последующем затяжную борьбу за эти укрепления. Быстрое преодоление пограничных укреплений обеспечивало выход к реке Одер и захват на ее западном берегу плацдармов.
По мере приближения наших войск к границам нацистской Германии сопротивление вражеских войск увеличивалось, особенно на правом крыле 1-го Белорусского фронта.
В связи с тем, что главные силы 2-го Белорусского фронта были повернуты против окруженной восточно-прусской группировки противника, а войска левого крыла задерживались на реке Висла в районе Торна, разрыв между смежными крыльями 1-го и 2-го Белорусских фронтов 24—25 января достигал 110—120 км. Оценивая обстановку, сложившуюся на правом крыле фронта, командующий фронтом решил обеспечить это крыло войсками 47 -й и 61-й армий и соединениями 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.
Из-за успешных наступательных действий войск 1-го Белорусского фронта группа немецких армий «А» была практически .. разрезана» на две изолированные друг от друга части, что значительно затрудняло германскому командованию управление разобщенными группировками. Поэтому 26 января 1945 года командование вермахта провело реорганизацию системы германской обороны. 17- я полевая, 1-я и 4-я танковые армии под командованием генералов Ф. Шульца, Г. Хейнрици и Ф. Грезера составили основу новой группы армий « Центр», а 9-я полевая армия вермахта была передана в состав также новой группы армий .. Висла», которую возглавил лично рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Группа армий «А» была расформирована. Конечно, руководитель аппарата СС слабо разбирался в стратегии и тактике боевых действий, но к штабу группы армий .. Висла» были прикомандированы опытные генералы вермахта, а Генрих Гиммлер, несмотря на всю свою одиозность, обладал несомненным организаторским талантом.
В группу армий .. Висла» вошла 2-я армия10 в составе 23-го и 27-го армейских корпусов, остатков разгромленного под Варшавой 46-го танкового корпуса, 15-й гренадерской дивизии СС, 16-го армейского корпуса СС (прибывших из других районов Германии) и 4-й панцергренадерской дивизии СС. С 27 января в группу армий «Висла» вошла 9-я армия в составе 5-го горнострелкового корпуса СС, прибывшего из резерва группы армий «Юг», остатков 2-го и 10-го (СС) полевых и 40-го танкового корпусов, а также 25-й панцергренадерской дивизии.
Группа армий .Висла. заняла фронт (иск.) Глогау, Лисса, Кротошин, Познань, Шнайдемюль, сев. Бромберга и далее по реке Висла до Балтийского моря. Ее основные усилия были сосредоточены против правого крыла l-го Белорусского фронта.
На остальном участке фронта, от Глогау до района юго- восточнее Моравской Остравы, оказывала сопротивление наступлению наших войск группа армий «Центр., в состав которой были включены 17-я полевая, l-я и 4-я танковые армии, ранее входившие в группу армий «А ».
Таким образом, к 26 января перед войсками 1-го Белорусского и l-го Украинского фронтов действовали главные силы группы армий «Висла» и группы армий «Центр» всоставесвы- ше тридцати пехотных, шести танковых, трех панцергренадер- ских дивизий и четырех бригад. Многие из этих соединений в предшествовавших боях понесли большие потери и серьезной силы не представляли.
Советские войска продолжали наступление.
Командиру 12-го гвардейского танкового корпуса на 26 января командующим 2-й гвардейской армией была поставлена задача — силами всего корпуса овладеть Шнайдемюлем. Так как противник 25 января уже вел активные действия — контратаковал части армии в районе Накеля, корпусу одновременно былоприказано: выставитьсильныезаслонына высотах в районе Виссек и Низухово, севернее реки Нетце. Таким образом, корпусу надлежало быть в готовности вести боевые действия по овладению Шн^вдемюлем с перевернутым фронтом.
Командир корпуса решил обойти город с севера и с юга, имея главные силы корпуса на левом фланге. Обеспечение тыла и правого фланга корпуса от возможных контратак противника возлагалось на 49-ю гвардейскую танковую бригаду.
Во всех трех бригадах 12 гв. тк корпуса, непосредственно нацеленных на овладение городом, к утру 26 января было в строю около 120 танков и самоходно-артиллерийских установок и до 1200 человек мотопехоты. Артиллерии в корпусе к этому времени имелось около 140 орудий и минометов.
Корпус в течение первой половины дня, совершив главными силами перегруппировку и маневр на север в направлении Самочин, Виссек, а затем в западном направлении и пройдя в общей сложности свыше 50 км, после артиллерийского налета начал боевые действия за овладение ШнаЙдемюлем. К исходу дня соединения корпуса вели тяжелые бои на 10-километровом рубеже. 66-я гвардейская танковая бригада вышла к устью реки Глумиа у Боркендорфа, 48-я гвардейская танковая бригада — в 2 км западнее Штюссельдорфа, а 34-я гвардейская мотострелковая бригада подошла к реке Кюддов и овладела железнодорожным разъездом Кенигсбликк. В ходе боя было установлено, что Шнайдемюль и ближние подступы к нему упорно обороняли подразделения свежей 33-й немецкой пехотной дивизии, отдельный батальон жандармерии, саперный батальон, 3 батальона «фольксштурма», истребительно-противотанковый дивизион, до 40 танков и дивизион полевой артиллерии. Наступлению корпуса также противодействовала немецкая авиация, совершившая до 70 самолето-вылетов. В Шнайдемюле, как показывали трофейные документы, к 21 января был образован центр формирования самокатных противотанковых истребительных команд для групп армий «А» и «Висла». Немецкое командование планировало к 24—25 января скомплектовать в нем 300 таких команд. В состав каждой команды входили офицер, унтер-офицер и 8 рядовых-добровольцев. Вооружение каждого из них: штурмовая винтовка, 2 «фаустпатрона» и велосипед. Часть из этих команд в ходе их формирования была включена в гарнизон города и принимала участие в его обороне. В среднем на километр фронта наступления корпуса приходилось около 11—12 орудий, одна мотострелковая рота и до 12 танков и самоходно-артиллерийских установок. й гвардейский танковый корпус в течение 25 января танковым батальоном, двумя мотострелковыми и мотоциклетным батальонами вел оборонительные бои по отражению контратак подразделений 34-го немецкого пехотного полка 15-й гренадерской дивизии СС, стремившихся овладеть населенным пунктом Накель. К исходу дня в район Накеля подошли передовые части 328-й стрелковой дивизии 47-й армии и, оказав содействие в боях за удержание н/п Накель, впоследствии сменили оборонявшиеся в нем танковые части. Корпус главными силами 25 января и в полном составе 26 января находился в прежнем районе, то есть фактически был во втором эшелоне армии и готовился к дальнейшим действиям. За это время он пополнился горючим и боеприпасами: дизельного топлива имелось у него к исходу 26 января одна, а автобензина только 0,4 заправки; боеприпасов — 1,2 боекомплекта.
В этот день зенитными средствами танковой армии было сбито 20 самолетов противника.
К исходу 26 января передовые отряды 9-го гвардейского и 80-го стрелковых корпусов 61-й армии подошли в район Кольмара, а передовой отряд 5-й ударной армии вышел еще глубже в район Путцигхауланд, западнее Чарникау. Основные силы общевойсковых армий к этому времени достигли рубежа: Кроне, Накель, Задке, Маргвнин, Рогазен.
В период с 26 января по 3 февраля сопротивление противника значительно усилилось. Противник стремился любой ценой остановить наступление наших войск на берлинском направлении.
Преодолевая упорное сопротивление врага, общевойсковые соединения фронта к исходу 26 января вышли на рубеж Кроне, западнее Накель, Рогазен, западнее Познани, северо-западнее Кротошин, а подвижные войска действовали на рубеже Шнай- демюль, Хохцайт, Бетше и южнее.
С выходом на этот рубеж общевойсковые соединения находились от реки Одер в 120—150 км, а подвижные войска — в 70 км.
При развитии наступления на Кюстрин ведущая роль должна была принадлежать подвижным войскам и прежде всего танковым армиям.
Выход непосредственно в район действия 2-й гвардейской танковой армии передовых отрядов 2 общевойсковых объединений и сокращение расстояния отрыва от нее главных сил последних — до 40—50 км — улучшило дело с обеспечением тыла танковой армии и коммуникаций ее снабжения. Северный же фланг армии по-прежнему был открытым, и угроза удара противника по нему оставалась реальной. Севернее реки Нетце противник располагал еще 33-й пехотной вермахта, 15-й гренадерской СС и 4-й танковой дивизиями. Непосредственно перед фронтом 2-й гвардейской танковой армии к этому времени (26 января), по данным разведки, оборонялись одна пехотная дивизия, пехотный полк, 13 отдельных пехотных и отдельный танковый батальоны противника. В общей сложности это составляло до 10 000 активных штыков, 60 танков, свыше 120 орудий различного калибра, около 400 реактивных противотанковых ружей и свыше 300 пулеметов.
2-я гвардейская танковая армия к 27 января имела в строю около 2/з танков и самоходно-артиллерийских установок от имевшихся у нее к началу операции. Таким образом, у нее было общее девятикратное превосходство над противником в танках и пятикратное, с учетом минометов, в артиллерии, однако не было превосходства в пехоте.
В этот же день тяжелые бои шли на участках наступления соединений танковых и механизированных войск 1-й гвардейской танковой армии. января немецкое командование частями берлинской школы унтер-офицеров, боевой группы «Шлангоо», автомобильным батальоном СС, остатками боевой группы генерал- лейтенанта Шрека, остатками 653-й саперной бригады и бригады из «фольксштурма» Познаньского округа при поддержке артиллерии продолжало оказывать упорное сопротивление в наступлении войск 1-й гв. ТА.
В районе городка Нейтирштигель противник произвел обледенение берегов реки Обры. В этом же районе, на восточном берегу, были вырыты траншеи, перед ними установлено проволочное заграждение в два кола. На западном берегу реки Обры, в районе н/п Нейтерштигель, немецкую оборону поддерживало до двух артиллерийских батарей. Однако уже к вечеру мелкие группы немецких солдат из состава берлинской школы унтер- офицеров и боевой группы генерал-лейтенанта Шрека передовыми отрядами армии были отброшены из района западнее Нейтомишель, на западный берег реки Обры.
Германская авиация (люфтваффе) продолжала действовать мелкими группами истребителей против войск армии и произвела за сутки более 70 самолето-вылетов.
В условиях непрерывно меняющейся обстановки командование 1-го БФ начало ставить командармам новые задачи.
2-я гвардейская танковая армия получила задачу нанести удар в общем направлении Шенлапке, Берлинхен, Эберсваль- де, с ходу преодолеть Померанский укрепленный район и не позднее 29—30 января захватить плацдарм на левом берегу реки Одера, между Цеденом и Кюстрином. января 2-я гвардейская танковая армия, наступавшим на ее левом фланге 1-м механизированным корпусом, с хода прорвала на узком участке Померанский укрепленный район — последний мощный оборонительный рубеж на пути к реке Одеру. Столь быстрому прорыву долговременных укреплений способствовали хорошо организованная разведка, внезапность ночного выхода к переднему краю названного рубежа, дерзость атаки передовых частей корпуса и быстрое развитие их успеха главными силами мехкорпуса, а также наступательные боевые действия танковых корпусов армии в районе Шнайдемюля и Шлоппе. Сюда были прикованы и в значительной мере «перемолоты» наиболее боеспособные подразделения 33-й и 15-й пехотной гренадерской (СС) дивизий. Прорыв мехкорпусом укрепленного района благоприятствовал дальнейшему развитию наступления главных сил 2-й гвардейской танковой армии и продвигающихся за ней соединений 5-й ударной и 61-й армий.
В это время командующий фронтом поставил задачу 2-й гвардейской танковой армии главными силами наступать к Одеру. Требовалось срочно повернуть 9-й гвардейский танковый корпус на запад. Для передачи приказа были высланы 3 офицера на бронетранспортерах М3А1 «Скаут». Однако из-за глубокого снега колесные бронетранспортеры не смогли достичь колонны танков и были вынуждены вернуться. Только один офицер, догнав отставший танк, смог на нем доставить приказ. На следующий день 9-й гвардейский танковый корпус, повернув на запад и развивая наступление, вышел к Одеру.
12-й гвардейский танковый корпус 30 января завяза.ч бои за Дойч-Кроне, действуя в удалении от главных сил армии на 100 км. Радиосвязь с ним была потеряна. В армии вновь стал ощущаться недостаток горючего. 1 февраля 9-й гвардейский танковый и 1-й механизированный корпуса 2-й гвардейской танковой армии были направлены в район населенного пункта Пиритц для обеспечения открытого правого крыла фронта, а войска 47-й и 61-й армий и 12-го гвардейского танкового корпуса завершили окружение противника в шнайдемюле.
В это время 1-ягвардейская танковая армия в течение 27— 28 января вела упорные, но малоуспешные бои за переправы через реку Обру на участке между населенными пунктами Альт-Тирштигель и Пиршин. Эта река была передним краем рубежа прикрытия (предполья) пограничного Мезеритцского укрепленного района. Районы действий двух танковых армий 28 января были удалены один от другого по прямой на 50—90 км. Чтобы использовать имевшийся успех прорыва Померанского укрепленного района, 1-й гвардейской танковой армии необходимо было совершить большой маневр, половина пути которого проходила в озерно-лесистом районе, занятом противником, что представляло значительные трудности. Все это не давало выигрыша во времени для решения задач, поставленных перед войсками 1-й гвардейской танковой армии.
В течение всего дня 28 января германские войска, опираясь на заранее подготовленный и дооборудованный оборонительный рубеж на западном берегу реки Обры, оказывали упорное сопротивление наступлению войск армии. Здесь оборонялись введенные в бой части и подразделения из ближайшего резерва, а также 2-й охранный, 67-й запасной, 66-й тяжелый танкоистребительный РГК батальоны, конный батальон СС, подразделения берлинской унтер-офицерской школы и приведенные в порядок отходящие части из боевой группы генерал-лейтенанта Шрека. Сюда же были подтянуты подразделения 633-го немецкого саперного и 89-го гренадерско-учебного батальонов.
1-й гвардейской танковой армии надлежало обойти с севера укрепленный район Бетше, Ной-Тирштигель и 28 января овладеть основными опорными пунктами Мезеритцкого укрепленного района — Шверин, Циленциг, Швибус, Мезеритц.
Наличие боевой матчасти в частях и соединениях 1-й ТА
на 26 января 1945 года

Соединения. армейские части

Тип танка/САУ

Т-34

ИС-2

СУ-57

СУ-76

СУ-85

ИСУ-122

11 гв. тк (танковый корпус)

158


4

16

15

13

8 гв. мк (мехкорпус)

95

11

6

1

14


11 ттп (тяжелый танковый полк)


18





19 сабр (самоходноартиллерийская бригада)

2


58




6 мцб
(мотоциклетный батальон)

3


10



-

12мцб
. (мотоциклетный батальон)

4


6




3 опс (отдельный полк связи)

5






64 гв. тбр (танковая бригада)

50






Всего

317

29

84

30

29

13

Для-оказания содействия танковым армиям в выходе на реку Одер и захвате укрепленных районов противника командующий фронтом приказал командующим общевойсковыми армиями выделить по одному усиленному стрелковому корпусу. Этим корпусам надлежало двигаться вслед за танковыми армиями и, закрепляя их успех, захватить и удерживать плацдармы на левом берегу Одера.
Главные силы общевойсковых армий должны были наступать в своих полосах, в период со 2 по 6 февраля форсировать Одер и захватить плацдармы на ее левом берегу.
Выполняя поставленную задачу, войска ударной группировки фронта продолжали наступление. 1-й механизированный корпус 2-й гвардейской танковой армии, продвинувшись в западном направлении на 30 км, с ходу преодолел Померанский укрепленный район и к исходу 28 января вел бой в 10 км западнее н/п Хохцайт.
1-я гвардейская танковая армия и 11-й танковый корпус 69-й армии к исходу дня 28 января частью сил форсировали реку Обру южнее Ной-Тирштигеля и вклинились здесь в оборону противника.
8-й гвардейский механизированный корпус 1-й ТА также начал форсирование реки Обры. Головными бригадами корпуса были 19-я и 20-я гвардейские мотострелковые бригады. 19-я гвардейская мотострелковая бригада выступила в 13.30 28 января, а 20-я гвардейская мотострелковая бригада уже в 4.00 29 января. Задача была одна — форсировать реку Обру, выйти на рубеж Домброво, Бомст и обеспечить выход остальных частей корпуса на западный берег реки. Под сильным огнем противника во второй половине дня обе бригады без танков форсировали реку в районе между Нейдорфом и Кебницем. К исходу дня танки 19-й гвардейской мотострелковой бригады находились в лесу южнее Киршина, а пехота и артиллерия форсировали реку и овладели населенным пунктом Нейдорф. Танки 20-й гвардейской мотострелковой бригады вышли в район леса южнее Кебница, а пехота и артиллерия форсировали реку и вышли в район населенного пункта Гросс Гройци. К тому времени 1-ягвардейская танковая бригада уже находилась в районе Кебница, а 21-я гвардейская мотострелковая бригада сосредоточилась в районе населенных пунктов Ни- борус и Седлиц и с 20.00 28 января пехотой начала переправу на западный берег реки Обры. В районе ведения боевых действий 21-й гвардейской мотострелковой бригадой при выполнении боевой задачи погиб заместитель командира 8-го гвардейского механизированного корпуса Герой Советского Союза гвардии полковник В. Горелов.
К вечеру штаб корпуса расположился в Беленцине, а резерв командарма — 64-я гвардейская танковая бригада — еще с утра сосредоточилась в районе Греца, где и находилась со своими частями усиления в течение всего дня. Инженерные части армии вышли в районы переправ у населенных пунктов Альтфорберк, Нейсдорф, Кебниц и приступили к наводке понтонного моста в километре северо-западнее Кебница в готовности к постройке деревянных мостов через реку Обру. 1-й моторизованный понтонный мостовой полк во второй половине дня начал наводить паромы 6О-тонного моста через реку, был обстрелян с противоположного берега артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем противника. В результате обстрела 8 понтоновбылираз- биты. Руководивший работой начальник штаба инженерных войск армии полковник А.П. Шхиян был ранен. Однако полк, несмотря на сильный огонь противника с противоположного берега. продолжал постройку моста. января противник частями и подразделениями 2-го охранного батальона, боевой группы 28/3, 57-го саперного учебного батальона, 23-го запасного учебного саперного батальона, двумя батальонами берлинской унтер-офицерской школы, подразделениями 230-го фузелерного запасного и учебного батальона «Бранденбург», 309-м запасным учебным батальоном, 209-й тяжелой зенитной батареей и остатками различных тыловых подразделений 9-й полевой армии вермахта огнем и частыми контратаками продолжал оказывать упорное сопротивление наступлению войск 1-й гвардейской танковой армии. В результате тяжелого боя немецкие войска все-таки были сбиты с заранее подготовленного оборонительного рубежа по реке Обре и отброшены в западном направлении. Самолеты люфтваффе мелкими группами бомбардировали боевые порядки наступающих советских войск. Всего за сутки было отмечено свыше 60 самолето-вылетов немецкой авиации.
Войска 1-й гвардейской танковой армии, выполняя ранее поставленную задачу, как уже упоминалось, в ночь на 29 января главными силами форсировали реку Обру и, танковым ударом сбив противника с оборонительного рубежа, к вечеру передовыми бригадами вели напряженные бои в 4 км южнее городка Мезеритц и в 3 км западнее населенного пункта Шмарзе.
11-й гвардейский танковый корпус (142 танка, СУ-85—5, СУ-76—17, СУ-57—14, СУ-122 — 13 на 8.00 29.01.45 года) с 10.30 танками начал переправляться на западный берег реки Обры в районе озера Вендсомирг-Зее. Его 40-я гвардейская танковая бригада, ведя бои в течение ночи за переправу, встретила перед собой противника силой до батальона (специального назначения), снятого с реки Одер и вооруженного «фаустпатронами ». Переправившись на западный берег реки Обры и наступая по северному маршруту, совместно с 27 -й гвардейской мотострелковой бригадой танкисты вышли на шоссейную дорогу в 3 км южнее н/п Мезеритц. 44-я гвардейская танковая бригада, переправившись через реку Обру, во второй половине дня вышла к Ширцигу. В лес, в километре западнее этого населенного пункта, после переправы на западный берег реки вышла и 45-я гвардейская танковая бригада. Войска корпуса за 29 января потеряли убитыми 46 человек, ранеными — 129 бойцов. Штаб корпуса расположился в населенных пунктах Хеттен и Хауланд.
8-й гвардейский механизированный корпус (танков — 93, СУ-122 — 11, СУ-57 — 5, СУ-76 — 14, СУ-85 — 13 на 29.01.45 года) действовал следующим образом.
l-я гвардейская танковая бригада совместно с 400-м гвардейским самоходно-артиллерийским, 358-м гвардейским зенитно-артиллерийским полками и 405-м отдельным гвардейским минометным дивизионом, сломив сопротивление противника на рубеже Бомст, Шлосс, вышла в район Вальмер- сдорфа и Кельчена. Главные силы бригады вышли на рубеж Оппельвица и Кирпа в 1,5 км западнее Шмарзе. 20-я гвардейская мотострелковая бригада двумя своими мотострелковыми батальонами и танковым полком вела бой на рубеже Опельвец, отм. 89,4. Выделенный ею разведотряд вел разведку в районе населенного пункта Езер.
19-я гвардейская мотострелковая бригада корпуса велатя- желые бои с танками и пехотой противника на рубеже Шлос- нейдорф, отм. 83,6, Гросс, а 21-я гвардейская мотострелковая бригада шла во втором эшелоне за 20-й гвардейской мотострелковой бригадой и главными силами достигла населенного пункта Браузендорф.
Войска корпуса за 29 января потеряли убитыми 18 человек, ранеными — 25. Штаб корпуса расположился на станции южнее н/п Веленцина.
64-я гвардейская танковая бригада — резерв командарма, вечером выступила в район Баухватц, Лаговитц, Дерлеттелъ и к исходу дня была на марше в указанный район. Инженерные части армии под артиллерийским и пулеметным огнем противника производили строительство деревянных и наводку понтонных мостов через реку Обру в районах в 3 км восточнее населенных пунктов Ширциг, Цигельшейне и в 2 км западнее городка Кебница.
Таким образом, только 29 января танковые соединения совместно с подошедшими частями 8-й гвардейской, 69-й и 33-й армий прорвали полосу прикрытия. Продолжая наступление, к исходу дня они вышли к Мезеритцкому укрепленному району. Большого успеха достиг передовой отряд 11-го гвардейского танкового корпуса — 44-я гвардейская танковая бригада. Вырвавшись вперед, 29 января в 20.00 бригада подошла к Хохвальде — одному из сильнейших опорных пунктов укрепленного района. Опорный пункт был опоясан проволочными заграждениями и прикрыт минными полями и железобетонными надолбами «зубы дракона» в 5—7 рядов. Командир бригады полковник И.И. Гусаковский решил, используя темноту, с ходу прорваться через укрепления противника и выйти к Одеру. Проведя разведку и уничтожив противотанковые препятствия, бригада смелым стремительным броском преодолела укрепленный район и двинулась на запад. В ночь на 30 января бригада вышла в район населенного пункта Мальсов, оторвавшись от главных сил корпуса на 50 км. Связь бригады со штабом корпуса была потеряна. Попытки восстановить связь посылкой офицеров на танках успеха не имели. Бригада заняла круговую оборону и в течение двух дней отражала контратаки немецких частей. Главные силы танкового корпуса вышли к месту прорыва бригады с запозданием. Момент внезапности был утерян, и укрепленный район пришлось прорывать в течение двух дней.
В период с 29 по 31 января войска фронта преодолевали сопротивление вражеских войск в приграничных районах Германии. Особенно сильное сопротивление противник оказывал на правом крыле фронта. В Померанию продолжали прибывать резервы, противник готовился нанести контрудар во фланг и тыл главной группировке фронта. В связи с этим ранее выделенных сил для обеспечения правого крыла фронта было недостаточно, и командующий фронтом выдвинул сюда дополнительно 1-ю армию Войска Польского и 3-ю ударную армию (второй эшелон фронта).
Таким образом, к исходу 31 января для обеспечения правого крыла фронта были привлечены четыре общевойсковые армии, часть сил 2-й гвардейской танковой армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус, что составляло около половины всех сил фронта.
Войска ударной группировки фронта продолжали продвигаться в западном направлении. Особенно крупного успеха они достигли 31 января. В этот день 5-я ударная и 2-я гвардейская танковая армии вышли к Одеру и захватили северо-западнее Кюстрина, в районе н/п Кенитц, плацдарм шириной более 4 км и глубиной до 2 км. Войска 1-й гвардейской танковой армии продолжали преодолевать упорное сопротивление противника южнее города Мезеритц, овладели н/п Либенау. Соединения 8-й гвардейской армии овладели городом Шверин, 69-я и 33-я армии в течение 31 января вели упорные бои за Мезеритцкий укрепленный район и на отдельных направлениях прорвали его.
Одновременно с наступлением войск фронта к реке Одеру шли напряженные бои по уничтожению окруженного противника в Шнайдемюле и Познани. Бои по уничтожению гарнизона противника в районе н/п Шнайдемюль вели войска 61-й армии, а с 4 февраля эту задачу продолжали выполнять соединения 47-й армии.
Таким образом, к исходу 31 января войскаударной группировки фронта, преодолев с ходу многочисленные оборонительные полосы противника в его оперативной глубине, в районе н/п Кенитц форсировали Одер и захватили на его левом берегу небольшой плацдарм. Для закрепления достигнутого успеха войскам фронта необходимо было расширить фронт форсирования, захватить и закрепить на реке Одере плацдармы, ликвидировать окруженные группировки противника в районах Шнайдемюль и Познань, а также прочно обеспечить правый фланг ударной группировки фронта. февраля значительно возросла активность немецкой авиации (люфтваффе), стремившейся не допустить выхода советских войск к Одеру и его форсирования. Только 1-м мехкорпусом 2-й ТА было зарегистрировано 575 самолето-вылетов. Основные усилия авиации противника, действовавшей в этом районе, были направлены против тех войск, которые непосредственно преодолевали саму реку Одер. Бомбардировщики и истребители противника группами из 12—30 самолетов противодействовали своими ударами даже мелким подразделениям, переправляющимся на западный берег реки. Германское командование в этот день пыталось путем авиационных бомбардировок взорвать ледяной покров на Одере и не допустить дальнейшего продвижения советских войск. Действия немецкой авиации, базирующейся на постоянных аэродромах в районе Берлина, существенно замедляли форсирование реки Одера. Большинство советских войск, и особенно 2-я гвардейская танковая армия, испытывали в этих условиях недостаток зенитной артиллерии, которая была почти единственным средством ПВО армии.
Условия боевой работы советской истребительной авиации были весьма тяжелыми, так как на полевых аэродромах из-за оттепели почва раскисла. Действовали лишь те истребители, которые были выведены с аэродромов на асфальтированные и бетонированные шоссе, допускавшие взлет и посадку самолетов.
День 1 февраля стал примером исключительно умелых действий зенитчиков 2-й гвардейской танковой армии. Один зенитно-артиллерийский полк (37-мм пушек М3А), хорошо замаскировавшись и применяя массированный внезапный зенитно-пулеметный огонь на коротких дистанциях, сбил 10 немецких бомбардировщиков за сутки. Этому успеху сопутствовали метеорологические условия. Наличие тумана усложняло для немецкой авиации ведение наблюдения и выполнения противозенитного маневра. В ходе боев наилучшие результаты в борьбе со снижающимися самолетами показали зенитно-пулеметные установки. Так из 21 самолета, уничтоженного за операцию зенитно-артиллерийским полком 9-го гвардейского танкового корпуса, 9 (43 %) было сбито зенитно-пулеметной ротой.
Значительное сопротивление наземного противника встретил 31 января 9-й гвардейский танковый корпус. Его передовой отряд — 47-я гвардейская танковая бригада — достиг реки Одера в районе Цэкерика только к исходу дня. Главные силы корпуса к этому времени вышли в район Витнитц, Вартенберг. Разведкой боем было установлено, что противник подготовился к обороне подступов к мостам через реку Одер на участке от Пе- етцига до Гюстенбизе. В частности, опорные пункты Пеетциг, Люббихов, Цеден оборонялись отдельными гарнизонами (до пехотного батальона в каждом). В течение ночи 47-я гвардейская танковая бригада безуспешно пыталась овладеть Цэкери- ком — предмостным укреплением в 2 км восточнее реки Одера. Ее обороняла одна из рот 255-го немецкого танкового полка, вооруженная «фаустпатронами» и усиленная 3 зенитными орудиями. Только с подходом 65-й гвардейской танковой бригады утром 1 февраля удалось овладеть этим укреплением. во второй половине дня 1 февраля главные силы корпуса достигли реки Одера на участке Альт-Рюднитц, Альт-Литцегерике и вели боевые действия за предмостные укрепления в этом районе; исправных мостов корпус захватить не смог.
Таким образом, главные силы 2-й гвардейской танковой армии в первой половине дня 1 февраля вышли к реке Одеру на фронте от Альт-Рюднитца до Кюстрина, на участке протяженностью до 40 километров, и почти полностью очистили от противника восточный берег реки в этом районе. Мотопехотой соединений армии удалось форсировать с хода реку Одер и захватить два небольших плацдарма на западном берегу.
Тяжелые бои в эти 4 дня вели подразделения 12-го гвардейского танкового корпуса. В течение 29 января корпус, отражая контратаки немецких танков и пехоты, продвинулся в направлении Дойч-Кроне на 10 км и, овладев населенными пунктами Гросс-Виттенберг, Шротц, Никоскен, вел бой за городок Арнсфельде в 10 км южнее Дойч-Кроне. Тем самым в этот день корпусом были перерезаны пути отхода противнику из Шнайдемюля на запад. Непосредственно город с запада обошла 66-я гвардейская танковая бригада, имевшая задачу содействовать в овладении Шнайдемюлем частям 61-й армии, к этому времени подошедшим к городу. Своей задачи корпус в этот день не выполнил. Окруженная в Шнайдемюле группировка противника была ликвидирована только 14 февраля, то есть уже после завершения Висло-Одерской операции.
1 февраля можно считать днем, завершающим боевые действия 2-й ТА в Висло-Одерской операции. Со второй половины дня главные силы 2-й гвардейской танковой армии начали перегруппировку на другое направление для решения новой боевойзадачиоперативного значения в интересах фронта. К этому времени в двух корпусах 2-й гвардейской танковой армии, вышедших к реке Одеру, имелось на ходу 279 танков и САУ. А всего в армии оставалось в строю 420 танков и самоходно-артиллерийских установок, что составляло 50 % от их штатного состава. Командующий фронтом в этот день в своей директиве за № 00214 отмечал: 2-я гвардейская танковая армия с выходом на реку Одер своюзадачу выполнила. К этому времени, в результате отставания 1-й польской и 17-й армий значительно удлинился фронт наступления 61-й армии. Между ней и вышедшими к реке Одеру 2-й гвардейской танковой и 5-й ударной армиям образовался большой разрыв, равнявшийся по глубине свыше 100 километрам. Для надежного обеспечения правого фланга фронтаот возможного контрудара померанской группировки противника требовалось заполнить образовавшуюся брешь и расширить на север полосу выхода войск фронта к реке Одеру. В этих целях командующий фронтом приказал 2-й гвардейской танковой армии двумя ее корпусами (9-му гвардейскому танковому и 1-му механизированному) повернуть на север с задачей выйти в район Бритцих, Пиритц, Геберсдорф, Бан, Нойендорф, Меллентин, выдвинув передовые отряды в населенные пункты Штаргард, Баббин и к переправам через реку Одер научастке Грайфенхаген, Цеден. 12-й гвардейский танковый корпус должен был до особого указания продолжать выполнение прежней боевой задачи. Новый район ее действий находился по отношению к рубежу, занимаемому главными силами танковой армии, на расстоянии в 40—60 километрах.
Завершали Висло-Одерскую операцию и подразделения 1-й гвардейской танковой армии. 1 февраля противник на франкфуртском направлении отдельными группами пехоты, различными учебными, запасными батальонами, вооруженными противотанковыми средствами ближнего боя, опираясь на подготовленные узлы сопротивления с ДОТами и противотанковыми рвами, еще оказывал сопротивление наступлению армии. Пленный 457-го гренадерского запасного батальона, захваченный в районе западнее Бенчина, показал: батальон состоит из 4 рот, в каждой из которых по 180 человек. Роты вооружены 8 пулеметами и на каждых 2 солдат — по «фаустпатрону», на каждых 5 солдат — «оффенрор».В результате боя противник выбит в течение суток из ряда населенных пунктов и отброшен к Франкфурту.
Таким образом, в начале февраля наиболее ожесточенные бои происходили на реке Одер. К 3 февраля войска фронта (5-я ударная, 8-я гвардейская, 69-я и 33-я общевойсковые, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии) вышли к реке Одеру в полосе от Цедена до разграничительной линии с 1-м Украинским фронтом (район Глогау). При этом в районе южнее Кюстрина 3 февраля войскам 8-й гвардейской армии удал:ось захватить небольшой плацдарм на левом берегу Одера. В то же время противник в районах Кюстрина и Франкфурта-на-Одере продолжал удерживать небольшие предмостные укрепления, ликвидация которых потребовала значительных усилий и времени от войск 1-го Белорусского фронта.
Борьба за расширение и закрепление захваченных плацдармов на Одере носила весьма напряженный характер. Достаточно сказать, что в полосе 5-й ударной армии в первой половине февраля противник предпринял 150 контратак силою от роты до двух пехотных полков каждая. Контратаки противника поддерживались танками и авиацией. Столь же напряженный характер носили бои на плацдарме, захваченном войсками 8-й гвардейской армии южнее Кюстрина. Противник здесь ежедневно проводил по 5—7 контратак силою от роты до двух батальонов каждый, усиленных 5—20 танками и штурмовыми орудиями и поддержанных авиацией.
Сложность обстановки, в которой вели боевые действия наши войска на плацдармах, характеризовалась тем, что противнику удалось временно завоевать господство в воздухе. В то время наша авиация не имела достаточного количества аэродромов вблизи Одера и не могла оказать своевременной помощи войскам фронта, особенно на плацдармах в районе Кюстрина.
В результате напряженных боев войска 5-й ударной армии в первой половине февраля расширили плацдарм до 27 км по фронту и 3—5 км в глубину. В это время 8-я гвардейская армия расширила плацдарм южнее Кюстрина до 14 км по фронту и 5 км в глубину.
Объединение этих плацдармов в один общий плацдарм было осуществлено лишь в марте 1945 года.
Группировка противника, окруженная в районе Шнайде- мюля, как уже упоминалось, была уничтожена 14 февраля. Гарнизон Познани оказывал сопротивление до второй половины февраля, и только 23 февраля войска 8-й гвардейской и 69-й армий завершили ликвидацию познаньской группировки противника и очистили от ее остатков сам город.
Касаясь описания боев за Познань, необходимо отметить, чтонаиболее отчаянное сопротивление войскам Красной Армии оказали курсанты местного военного училища (до 1000 человек), но даже их фанатизм не мог предотвратить надвигающуюся катастрофу. К 16 февраля в рукахнемцев остался лишь узкий участок на восточном берегу реки Варты. В этот день командующий гарнизоном под личную ответственность разрешил двум тысячам уцелевших в боях солдат предпринять попытку вырваться из окружения. Отдельным подразделениям удалось пробиться в северо-восточном направлении, а остатки гарнизона прекратили бои через неделю.
С выходом войск 1-го Белорусского фронта на Одер и захватом плацдармов на ее левом берегу успешно завершилась фронтовая наступательная операция, осуществлявшаяся в столь стремительных темпах. Несмотря на то, что на берлинском направлении в начале февраля противник не имел сколько- нибудь значительных сил, войска 1-го Белорусского фронта не смогли продолжать наступление на Берлин, хотя до него оставалось 60—70 км.
Для того чтобы развертывать успешное наступление набер- линском направлении, требовалось: ликвидировать группировку противника в Восточной Померании, завершить разгром гарнизонов противника в Шнайдемюле и Познани, расширить и закрепить захваченные плацдармы на реке Одере, а также пополнить соединения и объединения фронта людьми и материальными средствами. Все эти задачи были решены в течение февраля и марта 1945 года, что и позволило во второй половине апреля нанести завершающий удар по Берлину.
В результате Варшавско-Познаньской фронтовой операции, продолжавшейся в течение 21дня (14января — 3 февраля 1945 года), советские войска совместно с польскими соединениями освободили большую часть Польши, в том числе столицу этой страны — Варшаву, вступили на территорию Германии и вышли на реку Одер, захватив ряд плацдармов на ее левом берегу. При этом было уничтожено не менее 20 немецких дивизий, а еще 14 — понесли тяжелые потери. Потери советских войск составили 77 342 человека, из них безвозвратные — 17 032 человека. 1-я армия Войска Польского потеряла 1066 человек1^ Успешные действия Красной Армии создали благоприятные условия для наступления в Померании, Силезии и на берлинском направлении. 
<< | >>
Источник: Мощанскнй, И.Б.. Гибель фронтов. 2009

Еще по теме ПРЕСЛЕДОВАНИЕ(18 января — 3 февраля 1945 года):

  1. Крымская конференция руководителей трех держав — США, Великобритании и СССР (4 - 12 февраля 1945 г.)
  2. Первая лекция (Прочтенная 27 января 1891 года)
  3. ГОТОВНОСТЬ К ЯДЕРНОЙ ВОЙНЕ - 1 ЯНВАРЯ 1957 ГОДА
  4. Палата лордов, Лондон 11 февраля 1937 года
  5. Вторая лекция (Прочтенная 3 февраля 1891 года)
  6. Третья лекция (Прочтенная 10 февраля 1891 года).
  7. Ной готовится к третьей встрече со спонсором, 8 февраля 2000 года до нашей эры
  8. ГЛАВА XV ПАРТИЯ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (июнь 1941 года-1945 год)
  9. 1. Революционное движение в России накануне 1905 года. Русско-японская война. Девятое января. Начало первой русской революции
  10. Статья 435. Утратила силу с 1 февраля 2008 года. - Федеральный закон от 02.10.2007 N 225-ФЗ.
  11. Рамочная встреча по проекту разработки вакцины против вируса X, 11 февраля 2000 года до нашей эры
  12. ГЛАВА VI ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ГОДЫ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. ВТОРАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ (1914 год-февраль 1917 года)