<<
>>

3. НА ИСПАНСКОМ ФРОНТЕ

А между тем империалистические круги не могли смириться с существованием первого социалистического государства и усиленно готовились ко второй мировой войне.

Летом 1936 года жертвой экспансионистских вожделений Италии и Германии стала Испания.

К тому времени в агрессивных планах фашистских держав она заняла особое место. Это объяснялось тем, что победа народного фронта на парламентских выборах в Испании стимулировала борьбу всех народов Западной Европы против фашизма и войны, за мир и демократию. Итало#x2011;германская интервенция в Испании создала весьма опасной очаг напряженности.

Коммунистическая партия и Советское правительство приняли решительные меры по укреплению обороноспособности страны, повышению боевой готовности Вооруженных Сил. Повсеместно начала проводиться большая разъяснительная работа по международному положению и внешней политике нашего государства.

Неделину как начальнику штаба полка приходилось в то время часто выступать перед бойцами. Его доклады были интересны и своеобразны. Держался он просто, эрудицией и ораторским мастерством покорял аудиторию. Неделин умел в коротких и четких фразах с высокой идейностью и партийной страстностью разъяснить суть событий, происходивших на международной арене.

Уже более года сражался свободолюбивый народ Испании, проявляя исключительный героизм и мужество. Верные принципам пролетарского интернационализма, советские люди выступали в первых рядах бойцов за спасение испанской демократии. На фабриках, заводах, в колхозах и воинских частях проходили митинги солидарности с республиканской Испанией. Только за три месяца 1936 года в фонд помощи республике было собрано 47 миллионов 595 тысяч рублей[4]. Тысячи спасенных от смерти испанских детей обрели вторую родину в Советском Союзе. С октября 1936 года по март 1937 года республиканская армия получила из Советского Союза 333 самолета, 256 танков, 60 бронеавтомобилей.

3181 станковый и 4096 ручных пулеметов, 189 тысяч винтовок, 1,5 миллиона снарядов, 376 миллионов патронов. 150 тонн пороха, 2237 тонн горюче#x2011;смазочных материалов. Кроме того, были направлены в Испанию 21 самолет, 16 танков, 243 орудия, 126 минометов, 874 пулемета, 62 640 винтовок, 441 тонна пороха, 11 автомашин, закупленных во Франции, Чехословакии, Швейцарии и в других странах[5].

Многие советские люди хотели сражаться против фашистских агрессоров. Лозунг коммунистов Испании «Но пасаран!» можно было тогда слышать всюду: в колхозах, на предприятиях, в частях Красной Армии. Поток рапортов командиров и политработников, желавших добровольцами защищать республиканскую Испанию, устремился в Наркомат обороны.

Митрофан Иванович подал рапорт осенью 1936 года. Но проходили дни, недели томительного ожидания, а ответа все не было. Мария Дмитриевна, знавшая о его намерениях– ее очень волновала возможная разлука с мужем,– вроде бы окончательно успокоилась, но в конце 1937 года Митрофан Иванович сообщил ей, что разрешение получено. Он уже давно готовился к поездке. В свободное время изучал испанский язык, тщательно следил за развитием событий в Испании.

Собравшись и попрощавшись с женой и дочерью, он выехал в Москву, где его подробно проинструктировали о порядке и пути следования.

Добираться в Испанию нужно было кружным путем, со многими остановками и пересадками. Но вот наконец и Париж. В советском посольстве Неделина познакомили с последними фронтовыми сводками.

Вечером того же дня он отбыл в Тулузу, чтобы лететь оттуда самолетом в Мадрид.

Наскоро пообедав в кафе аэропорта, Неделин вместе с другими пассажирами занял место в небольшом самолете, который вскоре взлетел и взял курс на юг. Через 40 минут самолет пересек границу с Испанией. Под крылом проплывал незнакомый пейзаж– гряда холмов, покрытых лесами и изрезанных множеством глубоких лощин. Задумавшись, Митрофан Иванович вспомнил родной Борисоглебск, мать, сестру, братьев, Марию Дмитриевну, дочь...

Самолет, шедший на посадку, тряхнуло– Барселона. Короткая остановка для заправки горючим. Спустя полчаса самолет поднялся в воздух. В Мадриде Неделин посетил советское посольство, где беседовал с военным атташе В.Е.Горевым, который сообщил Митрофану Ивановичу о том, что его направляют советником начальника артиллерии в мадридскую армию. Кроме того, Неделин познакомился с полковником Родионом Яковлевичем Малиновским, уже около полутора лет находившимся в Испании.

–Родион Яковлевич, расскажите, пожалуйста, в чем заключаются особенности работы советника?

–Советнику забот хватает. Республиканцы сражаются мужественно, но военная подготовка у них слабовата. Мы приехали сюда не командовать, а помогать им своими знаниями, умением организовать боевые действия...

–А много ли здесь наших, артиллеристов?– спросил Неделин.

–Из всех, кого я знаю, советую переговорить с Вороновым, Дмитриевым, Ивановым, Гоффе, Кутейниковым. Это знающие, опытные артиллеристы. Они пользуются большим авторитетом, у них многому можно научиться...

Утром Неделин отправился в штаб артиллерии мадридской армии, который находился в центре Мадрида, недалеко от международного узла связи «Телефоника». Начальник артиллерии армии майор Самаро и начальник штаба капитан Ирмен были приятно удивлены тем, что новый советник бегло говорит на испанском и французском языках. Самаро, разложив карту на столе, ознакомил Митрофана Ивановича с боевой обстановкой, рассказал и о трудностях– на вооружении разнотипные орудия, боеприпасов мало, зениток и противотанковых пушек почти нет, дивизионы укомплектованы представителями двадцати национальностей, а это затрудняет обучение. Позже от своих коллег#x2011;советников Митрофан Иванович слышал еще и о том, что некоторые руководители республиканской армии далеки от революционных интересов народа: они почти не бывали в войсках и плохо знали положение на фронте. Ряд кадровых испанских офицеров, перешедших на сторону республики, внедряли среди личного состава артиллерии реакционный дух старой монархической армии.

Это было несколько неожиданным для Неделина, но он как коммунист, советский командир осознавал главное– свободолюбивому испанскому народу, борющемуся за правое дело, необходимо помочь.

«С чего начать?»– мучительно размышлял Митрофан Иванович, шагая в гостиницу «Палас», где ему, как и другим советникам, была отведена небольшая комната. Он, еще командуя дивизионом, выработал правило, которое неукоснительно исполнял и впоследствии: всякий раз, когда надо было одновременно решить множество вопросов, нередко самых запутанных, он составлял их перечень. Вот и сейчас, поужинав и примостившись за столом, он набросал список возникших проблем, причем в той очередности, в какой они приходили ему в голову. Затем Неделин расположил их по важности, в логической последовательности. Мысленно прикинув, сколько же понадобится времени для изучения каждого вопроса, он таким образом составил нечто вроде рабочего плана, стремясь ничего не упустить.

«Перво#x2011;наперво,– подумал Неделин,– надо посмотреть, на что способны артиллерийские подразделения в бою, а это поможет выявить наиболее слабые места. Затем начну знакомиться с командирами частей, проанализирую их систему боевой подготовки и обстановку, а потом уже выйду с предложениями на начальство республиканской армии».

Уставший от впечатлений этого дня, он наконец крепко уснул.

Утром Митрофан Иванович выехал на один из самых опасных участков фронта. Здесь уже несколько дней республиканское артиллерийское подразделение вело бои с хорошо замаскированной батареей противника. Выслушав объяснения испанского офицера, Неделин обнаружил, что исходные данные для стрельбы вычисляются неверно, и внес свои коррективы, после чего возглавил работу одного из орудийных расчетов. Вскоре из штаба армии передали, что вражеская батарея уничтожена.

Когда советник хотел было распрощаться, испанский артиллерист увидел, что у того нет оружия.

–Прошу принять от меня лично пистолет, планшетку с картой и бинокль...– Так состоялось боевое крещение нового советника.

Много совещаний пришлось провести Самаро, на которых основным действующим лицом был Неделин, пока не наметились определенные сдвиги. Приходилось преодолевать инертность, бороться с рутиной. Так, например, ставя перед артиллеристами боевые задачи, командование в письменных приказах указывало не конкретные объекты для огневого подавления, а квадраты на карте и количество выстрелов в день. По внезапно появившимся целям огонь не велся: батареи добросовестно «стреляли по квадрату», не заботясь о том, есть ли там противник. И советник прежде всего учил умению реально оценивать обстановку и пользоваться соответствующими ее характеру способами ведения боевых действий.

«Митрофан Иванович Неделин заметно выделялся среди наших советников#x2011;артиллеристов,– вспоминает его сослуживец по Испании М.П.Дмитриев.– Давая советы и рекомендации, он не нервничал, вел себя спокойно, говорил уверенно, объяснял до тех пор, пока не убеждался полностью в том, что он понят».

Через несколько месяцев этого высококвалифицированного советника#x2011;артиллериста знали все командиры частей и подразделений армии. О нем говорили как о храбром, хладнокровном человеке и хорошем организаторе, глубоко знающем артиллерийское дело.

Позже, в годы Великой Отечественной войны, Неделин, нередко вспоминая испанские события, отмечал, что советская военно#x2011;теоретическая мысль была подтверждена практикой и доказала свою жизненность. По#x2011;новому решались с помощью советников такие, например, вопросы, как методы сосредоточения огня несколькими батареями и дивизионами, использование основной массы артиллерии на самых напряженных участках фронта.

В Испании Неделин неоднократно встречался с начальником Генерального штаба республиканской армии В.Рохо. Это был преданный делу республики человек, и Митрофан Иванович очень обрадовался, когда услышал однажды, что Рохо прибыл в штаб мадридской армии для уяснения положения на этом направлении. Тогда же, во время первой беседы с ним, Неделин смог по достоинству оценить его талантливость, командирские способности, доброжелательность.

К середине 1938 года Испанская республика оказалась в полной изоляции. Мятежники при поддержке флотов фашистских государств блокировали все прибрежные города Испании. Кроме того, правительство Франции запретило заходить в ее порты судам с грузами, предназначенными для республиканцев. Неделин с горечью ощущал, что ситуация крайне тяжелая– не хватало боеприпасов, военного снаряжения, медикаментов, продовольствия, запасных частей для ремонта танков, орудий и самолетов.

Выход был один– максимально использовать внутренние возможности республики. Для быстрейшего решения этой проблемы требовались специалисты по многим отраслям промышленности, умелые администраторы, хорошо разбирающиеся в военном деле, твердые, смелые, способные быстро наладить выпуск боеприпасов.

Старшему артиллерийскому советнику М.П.Дмитриеву было поручено подобрать подходящего человека, который смог бы помочь в организации военно#x2011;промышленного производства. Его выбор пал на Неделина.

В начале июля Дмитриев, прилетев в Мадрид, пригласил к себе Неделина.

–Митрофан Иванович, у вас богатый боевой опыт, вы испытывали в полку АКУКС новые артиллерийские системы, были связаны с промышленностью и знаете топкости этого дела...

А через день Неделин был представлен премьер#x2011;министру Испанской республики X.Негрину, исполнявшему одновременно обязанности и военного министра...

В Испании в это время работало много наших советников#x2011;инженеров: М.А.Антоненко, П.В.Бернт, В.Березкин, А.Н.Загуменный, Я.П.Леонтьев, А.П.Лабухин, В.Н.Михайлов, П.Т.Николаев, М.Парфенов, Ф.Н.Ребров, К.А.Сидоров, И.Марков, Н.Михайлюк, П.Т.Николаев, Н.А.Чепурин, Ф.Г.Устин и другие. Митрофан Иванович провел с ними совещание, пригласив на него заместителя премьер#x2011;министра по вооружению. Пришли к выводу, что необходимо побывать на ряде заводов и разработать программу по выпуску военной продукции. На это отводился недельный срок.

Неделин создал несколько групп, которые комплектовались из советских, чешских, немецких, французских специалистов, прикрепив к каждой по опытному советнику#x2011;инженеру. Было переоборудовано несколько промышленных предприятий. Производство патронов наладили на заводе металлоизделий в Картахене. На мадридских фабриках будильников и детских игрушек выпускались взрыватели для снарядов, а на заводе «Испано#x2011;Сюиза»– винтовки и пулеметы. Советские специалисты помогли освоить изготовление на металлургическом заводе в Сагунто 76#x2011;мм снарядов, а в Валенсии создать мастерские. А ремонт военной техники производился прямо на боевых позициях.

Благодаря помощи Советского Союза росла боеспособность республиканской армии. Она сумела провести ряд успешных операций. Однако существовало «...серьезное несоответствие между общими успехами, достигнутыми республикой, и методами военного и политического руководства, которые не обеспечивали выполнение стоящих перед страной задач. Революционный энтузиазм масс разбивался о косность и инертность высших командиров, скованных профессиональными предрассудками и обветшалыми традициями. Последние придерживались пассивно#x2011;оборонительной стратегии, не верили в творческие силы трудящихся»[6].

Из#x2011;за этого осенью 1938 года на фронте сложилась тяжелая обстановка. Коммунистическая партия Испании предприняла решительные меры– спешно формировались новые части, развернулось строительство укреплений, расширялось военное производство. Неделин с группами специалистов прилагал огромные усилия к тому, чтобы сделать все возможное, удовлетворить нужды фронта. Однако к концу 1938 года положение не улучшилось, на исходе были людские резервы, иссякали запасы продовольствия, боеприпасов. Активизировали свою деятельность контрреволюционные элементы, в том числе и в республиканской армии. Они начали переговоры с Франко об условиях перемирия, но тот потребовал немедленной капитуляции. 28 марта 1939 года фронт был открыт предателями, и к 30 марта вся территория страны была занята фашистскими войсками.

В марте 1939 года Митрофан Иванович вместе с другими советскими специалистами вернулся на Родину. Его награждают орденом боевого Красного Знамени, и ему досрочно присваивается звание полковника.

За время пребывания в Испании наши военные советники накопили богатый боевой опыт. Его требовалось обобщить. Поэтому Генеральный штаб создал специальную комиссию. В нее включили наиболее отличившихся на испанском фронте представителей от основных родов войск, в том числе и артиллеристов– М.И.Неделина, Б.М.Авилова, В.Л.Божко, А.П.Боховцева, Н.Н.Воронова, Н.П.Вотинова, Н.Е.Васильева, Н.П.Гурьева и других. Они подготовили обстоятельный доклад, в котором содержались весьма ценные выводы и практические рекомендации. Митрофан Иванович внес много очень важных предложений по дальнейшему улучшению обучения артиллеристов, уточнению ряда принципиальных положений в существовавших тогда уставах, наставлениях и инструкциях для войск.

В докладе, в частности, отмечалось: «...война в Испании убедительно показала, что роль артиллерии в бою и операции значительно возросла. Хорошо организованный артиллерийско#x2011;минометный огонь является самым действенным средством подавления и уничтожения живой силы и огневых средств противника. В борьбе с танками и бронеавтомобилями эффективна противотанковая артиллерия».

<< | >>
Источник: Толубко В.Ф.. Неделин.. 1979

Еще по теме 3. НА ИСПАНСКОМ ФРОНТЕ:

  1. 1. Обоснование платформы Народного фронта коммунистами Франции и Испании
  2. источники
  3. ВТОРОЙ ПРОВАЛ ВСЕОБЩЕГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА
  4. 1. Обоснование платформы Народного фронта коммунистами Франции и Испании
  5. источники
  6. Глава седьмая ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 г.
  7. 1. ЛИТЕРАТУРА
  8. 3. НА ИСПАНСКОМ ФРОНТЕ
  9. ВЕЛИЧАЙШИЙ МИФ
  10. ИСПАНИЯ
  11. Человек-кинжал (Неизвестные страницы биографии чекиста Кирилла Орловского)
  12. ЗАЧЕМ ЕВГЕНИЙ САВОЙСКИЙ ПЕРЕВЕРНУЛ ФРОНТ?
  13. Взгляд на исходное положение 1808—1813 гг.
  14. ТЕОРИЯ ПАРТИЗАНА ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
  15. Хронологическая таблица
  16. Великая Отечественная война
  17. Изучение трофейных самолетов люфтваффе в годы Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы
  18. Терроризм — особый вид преступлений международного характера
  19. Пехотинец Испанская «Голубая дивизия» Украина 1942