<<
>>

4. Проекты колонизации России и исход междуцарствия

С началом Смуты не только возросли территориальные претензии к России со стороны ее соседей. Получили широкое распространение планы колонизации России, которые оказывались особо популярны в эпоху колониальных захватов европейских государств. Для ведущих колониальную торговлю держав Россия была весьма привлекательна благодаря волжскому водному пути, который связывал Балтику с Каспием и странами Востока, сулившими несметные богатства. В 1612 году в английский Государственный совет было представлено «Предложение о подчинении Русского Севера».

В проекте указывалось, что если Англия овладеет землями между Архангельском и Волгой или установит протекторат над водным путем до Каспия и получит свободу торговли, то это будет «самым счастливым предложением, когда-либо сделанным государству с тех пор, как Колумб предлагал Генриху VII открытие для него Вест-Индии»27. Приобретали все новых сторонников и польские планы феодальной колонизации русских земель (на этот раз с помощью насильственных методов).

В Европе многим казалось, что колонизация России может быть осуществлена малой кровью. При этом проводились прямые аналогии с колониальными захватами в Новом свете. Главный польский идеолог колонизации русских земель Павел Пальчовский писал: «Несколько сот испанцев победили несколько сот тысяч индейцев». Московиты, может быть, лучше вооружены, но вряд ли храбрее индейцев. Идеи Пальчовского получили широкое распространение в Речи Посполитой. Планировались создание в России поселений поляков — опорных пунктов власти (по образцу португальских крепостей в Северной Африке), раздача земель дворянству (при условии, что русским дворянам могут быть оставлены владения небольших размеров)28. В английском проекте колонизации Русского Севера подчеркивалось, что план не потребует крупных финансовых затрат» а средства, необходимые, для перевоза оружия и войска, должны быть предоставлены самими русскими29.

Поляки в основном вели переговоры с представителями русского боярства в центре, а шведы и англичане в той мере, в какой последним импонировали проекты колонизации русских земель, ориентировались на подчинение отдельных регионов. Основная ставка в проектах захвата российских земель и колонизации всей страны делалась на соглашение с представителями русских правящих кругов. В английском проекте говорилось, что в России прекратилась династия, уничтожено боярство, а среди населения идет брожение. Население «по необходимости вынуждено предаться в руки какого- нибудь государя, который будет его защищать, подчиниться правлению иностранца, так как в его собственной среде не осталось человека, способного принять это дело на себя»30.

Еще 1 ноября 1608 г. Карл IX обращался к комиссарам, находившимся в это время в войсках в Лифляндии: «Хорошо было бы, если б удалось привлечь на свою сторону нескольких русских бояр или если бы какие-нибудь русские города отдались под покровительство Швеции», при этом русские «сохранят все свои привилегии и льготы». Желательно, чтобы на сторону Швеции перешли новгородцы, которые прежде были вполне самовластны и свободны и только коварством были привлечены на сторону князей московских. Шведский король готов оказать им содействие в избрании собственного правителя. Как подчеркивал Карл IX, переговоры, если не достигнут успеха, усилят Смуту и Швеции будет легко овладеть Новгородом31.

Во второй половине 1609 года Сигизмунд III послал жителям Смоленска универсал, в котором говорилось, что все беды горожан связаны с приходом к власти в России недостойных людей.

Польский король спасет Смоленск, обеспечит вольность его жителям. В универсале были слова и о правах Сигизмунда III на русский престол как христианского царя и дедича32.

Русская верхушка стремилась к сохранению существующих феодальных порядков и ради этого готова была пригласить на московский престол члена правящей династии другой страны.

Представители 1-го народного ополчения вели переговоры о возведении на русский престол Карла Филиппа, сына Карла IX. Представитель ополчения В.И. Бутурлин тайно заключил со шведами договор об уступке города, фактически отказавшись от его обороны. После вступления шведов в город представители новгородской феодальной верхушки заключили с ними договор.

Ведя переговоры со шведами, новгородцы пользовались случаем, чтобы скорректировать в своих интересах не вполне устраивающую их политику московского правительства. В частности, подлежало обжалованию и последующей отмене при заключении договора между Новгородом и Швецией исходившее от Бориса Годунова запрещение выезда новгородских купцов за рубеж.

В последующем, отправляя в Москву в 1615 году посольство с просьбой простить признавших шведскую власть новгородцев и принять их в подданство, новгородские митрополит Исидор и воевода И.Н. Одоевский писали об обострении внутренней борьбы, заставившем новгородское боярство искать защиты и поддержки у своих иноземных соседей: в Новгородском уезде казаки «побили» дворян и детей боярских, «чинили насильства и беды такие, чего и бесерма- ны не чинят». Эго привело к отъезду дворян и бояр за рубеж33.

Попытки заключить договор с иностранцами об избрании на московский престол представителя чужеземной династии предпринимались от лица «всей земли»* то есть от всех слоев неподатного населения из всех районов страны, соответствующие решения выдавались за решения сословного представительства. По словам историка Л.В. Черепнина, «сложившаяся в XVI в. политическая форма — сословно-представительная монархия — находилась в кризисном состоянии. Лозунгом «вся земля» стали пользоваться различные шедшие к власти социально-политические группировки»34.

Отщепление от России части ее владений становилось возможным благодаря территориальному сепаратизму отдельных районов, имевших особые экономические интересы.

Как предполагает другой историк, И.И. Любименко, готовя «Предложение о подчинении Русского Севера», англичане, по-видимому, имели какую-то опору в России. Интерес русских к подобному проекту был обусловлен тяжелым положением в районах Русского Севера: волжская торговля замерла, люди остались без жалованья. Вероятно, что «Предложение» нашло поддержку в среде северного дворянства, наименее враждебного Западу33.

Впрочем, реалистичность проектов колонизации России не следует преувеличивать. Английский проект носит характер частного предложения, которое не нашло поддержки правительства. Польские политики неоднозначно оценивали планы колонизации России.

Тем не менее переговоры с Речью Посполитой и Швецией о возведении представителей правящих династий на русский престол при наличии постоянной военной угрозы со стороны этих держав и при уже начавшейся интервенции составляли основное содержание русской дипломатии в конце правления Василия Шуйского и в период междуцарствия, до того момента, как сформировалось народное ополчение К. Минина и Д. Пожарского — представителей земщины, — олицетворившее реальную власть в стране.

В январе 1610 года под Смоленск для переговоров с Сигизмун- дом III приехали из Тушина от Лжедмитрия бояре М.Г.

и И.М. Сал- тыковы, князь В.М. Масальский, думный дьяк И.Т. Грамотин и др. Действуя от имени «всей земли», они договорились об условиях возведения Владислава на русский престол. Договорная запись была составлена в виде ответа на запрос Земского собора; ее условия близки к тем, которые обсуждались в 1600 году. Владислав принимает православие и венчается на царство московским патриархом. Гарантировалась незыблемость православия (оговаривалось, что для католиков будет построен за городом специальный костел). В России сохранялась сословно-представительная монархия, основанная на власти русских феодалов. Паны не могли получать в России панства и воеводства. Те, кто приезжал на службу в Московское государство, должны были обеспечиваться вотчинами и жалованьем. Договор препятствовал ополячиванию государства, а равно признанию шляхетских вольностей, чуждых русским феодалам. Предусматривался союз Москвы и Речи Посполитой в случае нападения других государств (в первую очередь в случае нападения татар). Посольство получило отказ: Владислав не будет венчаться в Москве и не примет православия36.

Через месяц после отстранения Василия Шуйского от власти, 17

августа 1610 г., московское правительство заключило договор с гетманом Жолкевским о признании Владислава царем. Семибоярщина постаралась, чтобы решение о признании Владислава царем носило форму решения Земского собора. В Москве не было единства по этому вопросу. Возможно, в городе даже происходили волнения37.

Вскоре под Смоленск было отправлено посольство для переговоров с Владиславом. В состав посольства вошли патриарх Филарет, князья В.В. Голицын и Д.И. Мезецкий, думный дворянин В.Б. Сукин, а также, с целью придания делегации характера представительства «всей земли», лица «разных чинов»38. Члены посольства были задержаны поляками в качестве пленных.

Посольство предложило Владиславу условия, близкие к тем, которые обсуждались раньше. Владислава возводили на русский престол, обязывая принять православие. Запрещалась его переписка с папой. Специально оговаривалось, что если люди разных чинов захотят принять католичество, то они должны быть казнены, лишены владений и имущества, «чтоб за то меж государей и государств ссоры и мятежу не было, а были б государства в покое и в тишине». Их земли должны были перейти к Владиславу. В таком случае он стал бы крупным земельным собственником. С Владиславом может приехать лишь ограниченное число людей. За ним сохраняется тот же титул, который носили прежние русские цари. Желательно, чтобы Владислав женился на православной христианке. Речь Посполи- тая, согласно предложенным условиям, возвращала Московскому государству города, захваченные во время Смуты, Сигизмунд III должен был отступить из Смоленска. Выходцам из Речи Посполитой запрещалось давать поместья в пограничных районах, хотя они могли получить земли в других местах39.

Таким образом ставился предел территориальным притязаниям Речи Посполитой, попыткам распространения католичества в русских землях. Заключая договор, бояре надеялись, что Россия обретет политическую стабильность, справится с внутренними неурядицами и одновременно положит конец польской агрессии. А

Как отмечает исследователь русско-польских отношений Б.Н. Фло- ря, русские надеялись, что Сигизмунд III захочет обеспечить московский престол своему сыну. Однако польский король не обладал достаточной властью для реализации подобного проекта. К тому же сам он выступал за восточную экспансию в ее крайних формах. Делегация получила отказ: предложенные ею условия не давали возможности воздействовать на внешнюю и внутреннюю политику России40.

В сложившейся ситуации принимавший участие в смоленских переговорах с польской стороны С. Жолкевский предлагал заключить мир при условии, что Россия уступит Речи Посполитой пограничные районы^,Отъезд из России отказавшегося от продолжения переговоров Жолкевского означал, что наиболее дальновидные польские политики признали нереальность планов объединения двух государств. Однако руководство восточной политикой Речи Посполитой перешло к сторонникам крайних мер41.

Провал смоленских переговоров совпал с распадом боярского правительства. Москва принесла присягу Сигизмунду III, а он передал власть пришедшим к нему на службу тушинским боярам и дьякам. Была предпринята попытка провести завоевание в скрытой форме43.

Вскоре один из казачьих предводителей, И.М. Заруцкий, с частью казаков ушел под Смоленск к Сигизмунду IIГ, Однако довольно быстро казаки вернулись обратно, поняв, что не на Владислава надо возлагать надежды и не с ним связывать мечты о воплощении в жизнь казацких идеалов. Контакту Заруцкого с польскими властями привели к сужению социальной базы возглавляемого им движения43.

Швеция тоже стремилась воспользоваться сложившейся ситуацией и под предлогом оказания помощи Русскому государству добиться территориальных приобретений. При переговорах о возведении сына Карла IX, Карла Филиппа, на русский престол, как и при обсуждении кандидатуры Владислава, встал вопрос о принятии шведским королевичем православия. 6

июня 1611 г. состоялись переговоры стольника воеводы

В.И. Бутурлина и командовавшего щведркими войсками Делагарди. Русская сторона сообщила, что Новгород хочет иметь на престоле сына Карла IX й что есть надежда на поддержку Москвой этой кандидатуры при условии принятия Карлом Филиппом православия. 23 июня ополчение П. Ляпунова приняло приговор об избрании шведского королевича на русский престол при условии уступки шведам Ладоги и города Орешка, а тайно Бутурлин договорился сдать и Новгород. В то же время шведские войска подошли к Новгороду. В июле Делагарди занял Новгород. Опасность заставила новгородское боярство идти на переговоры со шведами, делая им новые уступки. В ходе дальнейших переговоров новгородцы подтвердили Тявзинский мирный договор, согласились на избрание шведского королевича, который должен был остаться под покровительством Карла IX. Новгородцы шли на значительные уступки в вопросе о вероисповедании: шведы должны были только дать обязательство, что не будут притеснять православных христиан44.

Делагарди руководствовался королевской инструкцией от 18 мая 1611 г.: если Карл Филипп будет избран монархом, то он приедет в Россию при условии, что его признают царем всего государства. Кроме того, Россия должна согласиться на территориальные уступки и признание шведской торговой монополии. Если явятся представители лишь некоторых областей, как писал Карл IX, надо предложить России союз против Польши при сохранении ею независимости. Если же, наконец, русская сторона откажется заключать договор, шведский король велел требовать уступки Ивангорода, Яма, Копорья и других городов45.

В инструкции нашла отражение, с одной стороны, претензия .Швеции на превращение России в политически зависимое от Швеции государство, а с другой — ее готовность ограничиться территориальными приобретениями, если ставка на политическое подчинение России не пройдет.

Позиции боярского правительства и верхушки ополчения П. Ляпунова в какой-то мере оказывались сходными: и те и другие требовали признания сына иноземного королевича главой Русского государства. При этом надо было обеспечить, по крайней мере, видимость того, что избрание монарха проводится при участии представителей разных сословий (об этом свидетельствовали состав посольства, отправленного под Смоленск, а также состав 1 -го ополчения). Для поляков и для шведов было бы удобнее, если бы соответствующий акт совершался при участии представителей «всей земли» (когда речь зашла о кандидатуре Владислава, Филарет сослался на необходимость созыва Земского собора; вопрос о приглашении Карла Филиппа на русский престол должен был решаться выборными «всей земли»). В первом случае речь шла о двустороннем урегулировании русско-польских дел, во втором шведы должны были помочь русским против поляков, а Россия при этом становилась заложницей польско-шведских отношений. Московское государство превращалось в арену борьбы Речи Посполитой и Швеции.

Д. Пожарский, в свою очередь, затеял переговоры с австрийцами. Он обсудил с возвращавшимся из Персии имперским посланником Ю. Григоровичем возможность возведения на русский престол Максимилиана. Понимая, что реально возможности приезда эрцгерцога нет, Пожарский надеялся заручиться австрийской поддержкой.

С соответствующей грамотой в Вену был направлен гонец Е. Еремеев (официальной целью его миссии было испросить у цесаря денежную помощь). Ответ на предложение возвести на русский престол Максимилиана и На просьбу оказать финансовую поддержку был отрицательным: Австрия не собиралась помогать России.

Прорыв дипломатической изоляции, в которой оказалось народное ополчение, произошел в другом направлении: Турция предложила помощь Москве против Речи Послсдитой46.

Однако в ближайшем будущем русским дипломатам предстояло решить непростые проблемы. Переговоры о возведении на московский престол представителей польской или шведской династий создавали видимость законности притязаний поляков и шведов.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. История внешней политики России. Конец XV — XVII век (От свержения ордынского ига до Северной войны). — М.: Междунар. отношения. — 448 с., ил. — (История внешней политики России. Конец XV в. — 1917 г.) (Институт российской истории РАН).. 1999

Еще по теме 4. Проекты колонизации России и исход междуцарствия:

  1. Раздел 1. Антропология и колонизация
  2. ГЛАВА 1 НАЧАЛО КОЛОНИЗАЦИИ РУССКИМИ СИБИРИ
  3. Раздел 2. Правовая колонизация в Черной Африке
  4. Для России нет места в «больших проектах»
  5. 7.4. Экспертная оценка проектов (методика Госкомвуза России)
  6. Исламский проект: угроза исламизации России
  7. § 2. Либерализм в России. Проекты государственных преобразований М. М. Сперанского
  8. 1. «Жизненный мир», «колонизация» и нормативные свойства «речевых актов»
  9. Варианты исхода межличностного конфликта
  10. ИСХОД ТРОЯНЦЕВ
  11. 1. ИТАЛЬЯНСКИЙ ИСХОД
  12. Явные социально неэффективные исходы
  13. Йтот процесс стоит в тесной связи с колонизацией земель, расположенных к востоку от Эльбы и на юго-востоке
  14. 10.8.2. Расчет пособий исходя из среднего заработка
  15. Д.В. Соловьёв Проекты изданий политических журналов и газет в России в 1830-е — 1850-е гг.
  16. 28.1. Управление организацией исходя из интересов рынка
  17. БЫТИЕ-ПРОТИВ: НОМАДИЗМ, БЕГСТВО, ИСХОД
  18. Подготовка к презентации исходя из знаний личностных характеристик клиента.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -