<<
>>

5. Первые годы правления Михаила Романова: урегулирование отношений с Речью Посполитой и Швецией

В 1613 году на московский престол вступил Михаил Федорович Романов. Его кандидатура была поддержана казаками. Утверждение нового монарха на избирательном Земском соборе в присутствии представителей «всех чинов» из 47 городов (Новгород в число этих городов не вошел) положило начало установлению национального согласия. Однако Смута еще не кончилась. Переговоры о мире с Польшей и Швецией должны были вестись на фоне продолжающихся казачьих движений. Предстояло улаживать отношения с Новгородом, признавшим власть Швеции.

Чтобы положить конец притязаниям поляков на русский престол, а шведов — на Новгород, Михаил Федорович должен был добиться, чтобы другие государства признали его как законного русского царя.

Россия не могла рассчитывать на кого-либо из своих непосредственных соседей, так как все они стремились воспользоваться Смутой в России в своих интересах. В этих условиях Россия, естественно, попыталась заручиться поддержкой более удаленных государств.

После вступления на престол Михаила Романова правительство России предприняло дипломатическую акцию, не знавшую себе равных за всю предшествующую русскую историю. Почти одновременно Москва отправила восемь посольств в разные страны с просьбой вступить в союз с Московским государством, оказать ему финансовую помощь. Целью досольств было также информировать

об окончании Смуты на Руси и об обретении ею законного монарха.

Послы направились в Турцию, к ногайским татарам, в Австрию, к константинопольскому патриарху, в Данию, Крым, Персию, в Англию и Голландию. Послы должны были разузнать и понять, какую позицию займут европейские державы в русско-польских и русско- шведских переговорах.

В феврале 1613 года в Варшаву бьш направлен гонец Д. Оладьин. Ему вменялось в обязанность договориться о возвращении русских пленных. Чтобы легче было освободить Филарета, отца Михаила Романова, из плена, гонец не должен был ничего говорить о готовящемся избрании царя.

Оладьин получил сведения о предложении цесаря выступить в роли посредника. При этом поляки подчеркивали, что имперские дипломаты будут действовать в русских интересах.

23 марта 1613 г. между Сигизмундом III и императором Матвеем был заключен династический союз. Император не признавал Михаила Романова как законного царя. В силу сложившихся отношений с Речью Посполитой Австрия была в принципе готова поддержать польские притязания к России. Впрочем, в австрийских правящих кругах не было единства по вопросу об отношениях с Россией. Епископ Венский, кардинал М. Клесль считал, что польские планы относительно русского престола нереалистичны, а полагаться на помощь Речи Посполитой в борьбе против Турции не стоит, поэтому надо установить дружественные отношения с Москвой. Венский вице-канцлер Л. Ульм выступал за активную поддержку Речи Посполитой. Но в целом Австрия была по-прежнему заинтересована в России как в потенциальном союзнике в борьбе с Турцией. Империя питала опасения относительно возможности сближения Москвы и Константинополя.

В наказе дворянину С. Ушакову и дьяку С. Заборовскому, поехавшим к императору Матвею, говорилось о желательности выступления Австрии в роли посредника в мирных переговорах во имя совместной борьбы с Османской империей47.

В роли дипломатов на этот раз выступали непрофессионалы, малосведущие люди, не имеющие опыта ведения международных дел. Они получили свои должности в силу лояльности новой династии, их антипольские и антишведские настроения не вызывали сомнения.

Приход на дипломатическое поприще новых лиц в значительной мере препятствовал благоприятному исходу ряда переговоров с Австрией в первые годы правления Михаила Романова: миссия Ушакова и Заборовского оказалась неудачной.

Почувствовав слабость дипломатов, их неспособность представить от лица новой династии интересы Русского государства, австрийцы унижали русских как могли. Три дня учили Ушакова и Заборовского, как должно кланяться императору. Их поведение содействовало тому, чтобы отношение Австрии к России осталось двойственным, а император по-прежнему не признавал Михаила Романова. Послы привезли в Москву грамоту, в которой имя царя не упоминалось, хотя и выражались сочувствие Русскому государству, надежды на заключение русско-польского мира.

Цесарь продолжал придерживаться избранной им тактики: не признавать Михаила Романова и одновременно обсуждать вопрос об австрийском посредничестве в русско-польских переговорах.

В Москве сильно сомневались, стоит ли соглашаться на австрийское посредничество, так как опасались, что Империя может активно выступить в защиту польских интересов: посланнику Ф.Г. Желябужскому, отправленному в Варшаву в декабре 1614 года, поручалось выведать, не собираются ли цесарь, а также папа римский, Франция и Испания воевать с Россией. И все же Россия решилась начать переговоры с Речью Посполитой при австрийском посредничестве.

В самой Речи Посполитой позиции Сигизмунда III, хотевшего продолжения войны с Россией, заметно ослабли. Еще на сейме 19 февраля 1613 г. его политика подверглась острой критике, отражавшей настроения основной части шляхты. Сигизмунду III ставилось в упрек, что он потерял время, не поддержав Дмитрия и не выступив в поход на Москву. Лев Сапега заявил, что Польша не смогла использовать благоприятные обстоятельства. Пришлось обсуждать вопрос о жалованье войскам: последняя кампания оставалась неоплаченной. Из решений сейма вытекало, что король должен закончить войну путем дипломатических переговоров48.

Император же велел своему посреднику удостовериться, реалистичны ли польские планы, и в случае отрицательного ответа объявить, что цесарь признает русского царя, и попытаться уговорить русских согласиться на польские условия. В процессе переговоров австриец должен был постараться ликвидировать бесцельную войну, подчеркивая свой нейтралитет49.

Переговоры, начавшиеся под Смоленском в конце ноября 1615 года, проходили сложно. Опять же сказалась слабость русской делегации, сформированной по принципу верности династии Романовых. В состав делегации вошли И.М. Воротынский, активный противник русско-польского сближения, А.Ю. Измайлов, также известный своей антипольской ориентацией. Совершая ошибки во время переговоров, часто нарушая предписания полученного в Москве наказа, который к тому же страдал неполнотой, послы, отправляя официальные отчеты в Москву, старались скрыть свои ошибки, представить то, что реально происходило, в искаженном виде: между официальными донесениями Воротынского и личными донесениями члена посольства А. Сицкого царь наблюдал существенные расхождения.

Речь Посполитая была представлена литовскими феодалами, заинтересованными в Северских землях: Л. Сапегой, Я. Радзивил- лом и др.

На первом же съезде поляки, выслушав обвинения со стороны русской делегации, стали кричать, что будут стоять и биться за позор своего государя, то есть отомстят за поражение Сигизмунда.

Когда же дошли до сути, быстро выяснилось, что обе стороны заняли непримиримые позиции.

Московские послы требовали заключить мир, отпустить в Россию русских послов, находящихся в польском плену, возвратить России Смоленск, возместить нанесенный России ущерб. Поляки предъявили требование признать за королевичем, которому русские «целовали крест», Северскую и Смоленскую земли. 1 января 1616 г, русские послы получили новый наказ, в соответствии с которым им предписывалось оставить Смоленск в руках Польши. Поляки же снова настаивали на сохранении права Владислава на русский престол, требовали, чтобы Польше были отданы Дорогобуж, Вязьма, Белый, Торопец. В ответ на требование поляков признать права Владислава на русский престол, как доносил царю Сицкий, Зоротынский ответил полякам, что Михаил Романов «целовал крест» Владиславу, потому что был молод. Такой ответ поляки встретили смехом. Однако сам Воротынский писал в Москву, будто он утверждал, что «крестоцелования» не было. За такой ответ посол опять же получил порицание Москвы. Ему указали: поляки все равно, услышав такой ответ, будут настаивать на том, что русские «целовали крест» Владиславу. Послы разъехались, так и не заключив договор30.

Тем временем война со Швецией продолжалась. Приехавшие из Австрии в Голландию Ушаков и Заборовский на просьбу о помощи получили ответ, что Гаага помочь не может, но постарается склонить Швецию к миру с Россией. В апреле 1614 года Швеция заключила военно-политический союз с Голландией.

После того как в Лондоне побывал дворянин А. Зюзин, выполнявший те же поручения, какие выполняли Ушаков и Заборовский в Гааге, из Лондона в Москву с предложениями о посредничестве был направлен Дж. Мерик. И Англия, и Голландия выразили готовность выступить в роли посредников, так как для ведения торговли на Балтике им был необходим мир в регионе. Обе страны были заинтересованы в русском рынке, доступ к которому оказался бы ограниченным для них в случае перехода всего Балтийского побережья в руки Швеции, бравшей на себя посредническую роль в торговле, тогда Англия и Голландия могли бы свободно торговать только через Архангельск. Соглашаясь принять участие в урегулировании русско-шведских отношений, англичане надеялись выхлопотать себе дополнительные торговые привилегии: разрешение торговать с Персией через Россию и даже искать путь в Восточную Индию через реки Лену и Обь.

Притязания подобного рода были органически связаны с проектами колонизации России, являлись, по сути дела, их составной частью, хотя со вступлением на престол Михаила Романова прежние планы колонизации России утратили свое значение.

Англия и Голландия, так же как и Швеция, были заинтересованы в ослаблении Габсбургов и опасались союза России с Речью Поспо- литой и Австрией, союза, который мог бы возникнуть в результате перегруппировки сил. Угроза выступления Австрии против России и Швеции служила в устах голландцев важным аргументом в пользу голландского посредничества51.

Пока же переговоры не начались, шведы продолжали сохранять свои позиции в Новгороде. Густав Адольф, занявший шведский престол после смерти Карла IX, отправил на место покинувшего Новгород Делагарди Еверта Горна, который предложил жителям города присягнуть новому шведскому королю. Город безудержно разграблялся шведами. Новгородцы заявили, что им необходимо перед тем, как «целовать крест» королю, «сослаться» с Москвой. Решение о признании Михаила Романова было для новгородцев не совсем простым делом. Новгород оставался и во власти внутренних конфликтов, посланные туда ратные люди действовали как на вражеской территории52. Однако жестокость шведов не оставляла новгородцам возможности выбора и предопределяла их обращение к Москве. Приехавшая в Москву делегация получила от царя две грамоты: в одной новгородцы назывались изменниками, а в другой, тайной, новгородцам прощалась их вина.

Военные действия продолжались, царские войска терпели поражения.

30 июня 1615 г. Густав Адольф осадил Псков.

Однако начиная еще с 1614 года шведы стали склоняться к решению заключить мир с Россией. 4 января 1616 г. в Дедерине начались русско-шведские переговоры при посредничестве голландцев и англичан. Там возобладала точка зрения шведского государственного канцлера А. Оксеншерны, призывавшего заключить мир, сохранив за Швецией только новгородские пригороды у побережья Финского залива.

В процессе переговоров голландцы и англичане действовали неслаженно, и те и другие преследовали свои интересы. Голландцы выступили на стороне Швеции, а затем вышли из переговоров.

Москва, надеясь на урегулирование отношений с Речью Поспо- литой, затягивала переговоры. В июне 1616 года ведший переговоры шведский посол Горн писал Густаву Адольфу: «Этих русских доведешь только до крайности, и они, ради целости своей территории, согласятся войти в соглашение с Польшей и действовать заодно с нею против Швеции». Горн передавал королю сведения, что Сигиз- мунд III рассылает прелестные письма, призывая население русских городов не повиноваться шведам53.

Мерику удалось уговорить шведов пойти на некоторые уступки. Для Москвы вопрос о том, на что соглашаться — на передачу Швеции русских земель или на выплату денег,' — решался болезненно. Земский собор, заседавший в Москве в сентябре 1616 года, постановил отдать города Новгородской области: если даже удастся собрать деньги на выкуп городов, не будет средств на выплату жалованья ратным людям и на хлеб для войск. В декабре Земский собор обсуждал, какие города можно уступить. Было решено не уступать Новгород.

27 февраля 1617 г. в Столбово, куда в конце 1615 года перебрались послы, был подписан мирный договор. Шведы должны бьши возвратить Новгород, Старую Руссу, Порхов и Сумерскую область. Россия отдавала Корелу (Кексгольм), Копорье, Орешек, Ям, Иван- город. Отныне вся российская торговля должна бьша идти через шведские города. Швеция замкнула прибалтийский барьер. Договор закреплял посредническую роль ревельского купечества. Русским купцам запрещалось ездить через шведские владения в европейские страны, а также вести на шведской территории торговлю с иностранными купцами. В результате усилилась ориентация России на Архангельск. Швеция получила контроль над устьем Наровы.

После заключения Столбовского мира Густав Адольф пытался продолжить по отношению к России прежнюю политику, предлагая отправить на помощь русским войска. Войскам же давалась инструкция: если в случае смерти великого князя отдельные русские области захотят искать поддержку у шведов, она должна быть оказана.

После смоленских переговоров продолжалась русско-польская война. В июле 1616 года варшавский сейм, мнение которого снова качнулось в пользу войны, решил отправить против Москвы Владислава. Владиславу вменялось не противодействовать заключению мира, так как война предпринималась для проверки расположения московского народа к королевичу. Владислав должен был добиваться передачи ему русского престола и выполнения условий договора, заключенного между королевичем и боярами: 1) заключения союза между Россией и Речью Посполитой; 2) установления между ними свободы торговли; 3) отказа России от Северских городов; 4) ее отказа от прав на Эстонию и Ливонию. Позже к этим пунктам добавился пункт о русско-польском союзе против Турции.

Владислав расположился лагерем под Вязьмой, откуда поляки стали совершать наезды на русские территории. Его войска пополнялись переходившими на. сторону поляков русскими. Казаки шли на службу к Владиславу, надеясь тем самым свести счеты с московскими властями. Казаки были недовольны тем, что правительство не относится к ним как к полноправным служилым людям, не обеспечивает им условий службы и содержания. Среди казаков были распространены идеи физической расправы с правительством54.

Посольский приказ тем временем оказался поглощенным дипломатическими переговорами с разными государствами. Позиция Швеции не предвещала ничего хорошего, а Турция была готова поживиться за счет России. Москва пыталась найти себе новых союзников. Как справедливо отмечает Б.Н. Флоря, «осознав, что на пути к осуществлению его целей стоит габсбургский блок, русское правительство пыталось найти себе союзников среди европейских государств — противников Габсбургов, пока, правда, не заходя в попытках сближения с ними слишком далеко и ограничиваясь главным образом хлопотами о помощи против Сигизмунда III»33.

В 1617 году Россия просила о денежной помощи Данию и Англию. Дания отклонила просьбу. Англичане выразили готовность предоставить русскому царю треть просимой суммы с условием, что получат торговые привилегии, право транзитной торговли с Персией. Когда в 1618 году из Лондона в Москву прибыло посольство Дигга, царь отказался принять предложенные деньги, но затем согласился, не желая портить отношения с английским королем. Дигг поспешно уехал из России, испугавшись поляков. В письме, отправленном в Англию из Архангельска, он выражал опасение, что русские войска не смогут оказать сопротивление полякам56.

В середине 1618 года польские войска подошли к Можайску. К осени в Москве был созван Земский собор, единодушно проголосовавший за борьбу с поляками.

Королевич Владислав тем временем обосновался в Тушине. Его войска осадили Донской монастырь, но взять не смогли. 20 октября последовал съезд с русскими послами на реке Пресне. Польские комиссары, назначенные сеймом, требовали возведения на русский престол Владислава, русские отказывались. Затем речь шла об уступке Северской и Смоленской земель.

Начавшиеся холода вынудили поляков отступить. Боярин Ф.И. Шереметев склонил Владислава к переговорам. Переговоры с польскими комиссарами открылись 23 ноября в деревне Деулино, близ Троице-Сергиева монастыря. До московской делегации доходили угрожающие сведения: шляхта хочет служить королевичу, его поддержат донцы. В этой ситуации русские пошли на значительные уступки и согласились на польские требования. Было заключено перемирие на 14,5 года. К Речи Посполитой отошли Смоленская, Черниговская и Новгород-Северская земли.

Непросто складывались отношения России и с южными соседями — Турцией и Крымом. Речь Посполитая стремилась воспрепятствовать сближению России и Турции. Из Варшавы в Константинополь было отправлено посольство А. Горского, который должен был довести до сведения султана, что русские круги, ищущие сближения с Турцией, не располагают реальной властью. Однако из Крыма в Турцию поступили сведения, что новая русская династия занимает прочные позиции.

В процессе переговоров с посланниками П. Соловьевым-Прота- сьевым и М. Даниловым, прибывшими из Москвы, султан убедился, что Россия представляет собой реальную политическую силу. Последовал отказ Турции от готовившегося похода на Астрахань57.

В 1615 году в Константинополь поехало посольство П. Мансурова и С. Самсонова для заключения союза с участием крымских татар против Польши. Посольству вменялось в обязанность сообщить, что России грозит направленный против нее союз в составе Речи Посполитой, Швеции, Австрии, папы римского. Турция заявила, что азовские походы казаков, поощряемых Россией, являются препятствием к заключению союза с ней. Царь отправил султану грамоты, в которых указывалось, что казаки действуют по наущению поляков. Однако Турция все же отказалась заключать союз, ссылаясь на «неправды» с русской стороны: Мансуров помогал казакам, а до этого Россия захватила Казань и Астрахань. В условиях, когда русско-польские отношения оставались неурегулированными, Турция предпочитала иметь свободу рук в борьбе против Московского государства, не связывая себя союзными обязательствами с Россией.

В последующие годы Крым и Турция сохраняли мирные отношения с Россией. А Московское государство воспользовалось ухудшением отношений Польши и Турции: Турция собиралась возобновить войну с Польшей и использовать в этой борьбе Крым, Благодаря этому Россия смогла выйти из враждебного окружения. Стал возможен союз с татарами против Польши.

Итак, со Швецией в 1617 году был заключен мирный договор. Отношения с Польшей остались неурегулированными: она не только не возвратила России западные русские земли со Смоленском, но и продолжала игнорировать Михаила Романова как законного русского царя, требуя, согласно договору Владислава с боярами, признания прав польского королевича на московский престол. Улаживая свои отношения с Польшей и Швецией, Москва практически впервые обратилась к посредничеству европейских государств, не имеющих общих границ с Россией, — Австрии, Англии, Голландии. Создавались предпосылки для втягивания России в систему европейских международных отношений.

Однако в основном Московскому государству по-прежнему приходилось иметь дело со своими ближайшими соседями.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. История внешней политики России. Конец XV — XVII век (От свержения ордынского ига до Северной войны). — М.: Междунар. отношения. — 448 с., ил. — (История внешней политики России. Конец XV в. — 1917 г.) (Институт российской истории РАН).. 1999

Еще по теме 5. Первые годы правления Михаила Романова: урегулирование отношений с Речью Посполитой и Швецией:

  1. ПЕРВЫЕ ШАГИ (40—90-Е ГОДЫ XIX В.)
  2. § 5. Адвокатура советского государства в первые послевоенные годы (19451950 гг.)
  3. ПОЯВЛЕНИЕ «ЛЕВОЙ» ТАКТИКИ СЕКТ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА
  4. Советское государство в первые послевоенные годы (1945-1953 гг.)
  5. 1. АМЕРИКАНСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПРАКТИКА КОНКРЕТНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  6. d. Большевики и профессиональные преступники в первые годы Советской власти (1917-1929)
  7. В.Я. Гросул ОБЩЕСТВЕННОСТЬ РОССИИ В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ЕКАТЕРИНЫ II И ПАВЛА I
  8. 3. Конец идеи союза со Швецией. Смерть Богдана Хмельницкого
  9. Глава 4. Адвокатура советского государства: этапы развития (октябрь 1917-1993 г.) § 1. Формирование органов защиты в первые годы советской власти (октябрь 1917-1920-е гг.)
  10. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИИ И ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ в 50—60-е годы
  11. Способы урегулирования конфликтов, используемые участниками педагогического процесса, и их отношение к конфликтам
  12. Тибетский вопрос в англо-русских отношениях в предвоенные годы
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -