<<
>>

2. Начало русско-польской войны. От Смоленска до Каунаса и от Дрижиполя до Львова

Одновременно с дипломатическими акциями велась подготовка и к военным действиям, что, как уже говорилось, было характерной чертой века. По замыслу командования русской армии, основной удар наносился по Речи Посполитой в направлении на Смоленск, Белоруссию и Литву. Вспомогательные удары предпринимались на Украине и на севере, из Великих Лук. На основном направлении действовало 40 тыс., на севере — 15 тыс., на Украину был направлен 4-тысячный отряд окольничего Андрея Васильевича Бутурлина.

Отряд этот был взят из 7-тысячного корпуса Василия Борисовича Шереметева, расположенного на Белгородской засечной черте. Кроме того, в Киеве находился русский гарнизон в 2500 человек66.

Установить точно численность украинского войска источники не позволяют, но несомненно, она превосходила цифру в 60 тыс. казацкого реестра, предусмотренную мартовскими статьями 1654 года.

Речь Посполитая, как и прежде, намеревалась основной удар нанести на Украину. Еще с осени 1653 года началось сосредоточение сил в Карпатском Подгорье, на Волыни и к северу от Киева. Военные действия начались в феврале 1654 года. Уже 6 марта у города Стародуба были остановлены отряды неприятеля, наступавшие на Киев.

Польский коронный гетман Станислав Потоцкий наступал с запада на Немиров, Брацлав, Умань. Неожиданным ударом ему удалось овладеть Немировом и некоторыми местечками вокруг. Но Брацлав взять не удалось, а под стенами Умани в первых числах апреля Потоцкий потерпел поражение от Ивана Богуна.

Главной целью военных действий в 1654 году было взятие Смоленска. 26 июня передовой полк русских войск под командой Никиты Ивановича Одоевского подошел к Смоленску и «стал на реке Днепре, укрепясь обозом, и сделали для поспешения мост обычной из хоромного лесу»67, то есть попросту разметали ближние избы. Царская ставка расположилась в двух верстах от крепости. Гарнизону предложили сдаться, но наемники-солдаты и шляхта предпочли драться.

Тогда 30 июня на Покровскую гору был направлен князь Иван Иванович Дашков с двумя стрелецкими полками и тремя сотнями дворянской конницы, чтобы построить там земляную крепость и расположить артиллерию. Начался обстрел города. Шляхта держалась стойко и мужественно. Гарнизон Смоленска, по разным данным, насчитывал 1200-2250 человек, а вместе с жителями города — более 7000. Все крепостные ворота были завалены камнем. Для вылазок оставили только ворота на берегу Днепра. Осажденным не хватало артиллерии. Боевые места на валах заняли наемники, отряды мещан оставались в резерве, в городе.

Пока тылам русской армии угрожали с юго-запада отряды группировки под командой Януша Радзивилла, штурмовать город было невозможно. Лишь когда Радэивилл был разбит под Оршей, затем под Шкловом, тогда предприняли попытку штурма. В ночь на 15 августа русские отряды взошли на стену и овладели Лучинской башней. Тоща осажденные подкатили под башню бочку с порохом и взорвали ее. Башня рухнула. Только ранеными во время приступа русские потеряли более 1000 человек.

Но и гарнизон был обескровлен. 2 сентября командир наемников полковник Корф и смоленский воевода Обухович начали переговоры о сдаче города. Было решено, что все те, кто не хочет оставаться, могут покинуть Смоленск, оставшимся же российский царь гарантирует жизнь и сохранность имущества. 23

сентября царь со всеми своими 32 полками подошел к городским стенам и стал у Молоховских ворот.

Смоленский воевода Обухович и полковник Корф с гарнизоном вышли из города и сложили к ногам царя свое оружие, знамена, после чего ушли в Литву.

Русским воеводой в Смоленске был назначен Григорий Гаврилович Пушкин, еще недавно побывавший в Варшаве во главе посольства, которое тщетно пыталось склонить Речь Посполитую к признанию социальных и религиозных прав казачества и православного духовенства.

Татарские отряды в 1654 году в военных действиях не участвовали. В конце мая неожиданно заболел и умер Ислам-Гирей14. Смерть хана, как всегда, вызвала борьбу за власть среди знати, и потому крымцам стало не до набегов. В октябре 1654 года в Бахчисарай прибыл новый хан — Мухаммед-Гирей IV.

Ко всему прочему на Крым неожиданно напали донские казаки. В ночь с 16 на 17 июня в Бахчисарае поднялась паника. Затесавшись в толпе, переводчики русского посольства Абдул Байцын и Иван Собакин узнали: из Кафы пришло письмо начальника турецкого гарнизона Мустафа-паши о том, что в море появились 38 казацких стругов и в любой момент можно ожидать нападения68.

18 июня на подходах к Кафе казаки заметили 6 кораблей с хлебом и прочими товарами, следовавших из Стамбула. Два корабля с хлебом взяли на абордаж. Через два дня, после ожесточенного боя, они овладели посадом Кафы, освободили много невольников и подожгли город. После чего отошли с боем, потеряв при отходе троих.

Слухи о казацком набеге всколыхнули все побережье Черного моря. Паника докатилась до Константинополя. Уверяли, что казаки будто бы захватили не только Кафу, но и болгарскую Варну, их якобы видели в 4 милях от Стамбула. В действительности же казаки всего лишь блокировали побережье Крыма и Тамани до середины августа, а затем казацкие струги, забрав 120 освобожденных невольников, вошли в устье Дона69.

Осенью 1654 года военные действия возобновились с новой силой. На этот раз Крымское ханство выступило в союзе с Речью Пос- политой. Собственно, польских сил по спискам насчитывалось около 20 тыс., из них «рыцарского, боевого войска» было около 4 тыс., все остальное, докладывали Хмельницкому его разведчики, «решта люди плохи, не бойцы»70.

Из пограничных земель правобережных казацких полков приходили тревожные вести о непрерывных нападениях татарских отрядов. Бои с ними шли по всей южной границе от Днепра до Днестра. Хмельницкий и A.B. Бутурлин посчитали ее самой опасной, потому укрепили основными силами, а на западе против Потоцкого оставили только легкий заслон.

Хмельницкий расположил свои полки на самых уязвимых участках: переправах через реки, степных «шляхах», по которым чаще всего ходили татары. Такое рассредоточение сил было чрезвычайно опасным, поэтому Хмельницкий экстренно связался с В.Б. Шереметевым в Белгороде, дабы тот придвинул свои силы к границе на случай крупного вторжения крымцев71.

Между тем военные действия не заставили себя ждать. В середине ноября польские части выступили в поход и в районе Шарго- рода на Днестре соединились с небольшим отрядом белгородских татар. Основные силы Крымского ханства ожидались после того, как замерзнут реки. Один из польских шляхтичей, входивший в свиту С. Потоцкого, писал об этой «помощи» в частном письме: «Татар было плюс-минус 150 особ, коней 300. Взяли те, что пришли 100 червоных, кроме атласов в штуках, от его милости пана гетмана. Однако мурзы тем не удовольствовались и так говорили, что те упо- минки слугам нашим, а нам, мурзам, нужны собольи ферязи, кони с уборами. А мурз, курвьих сынов, два с теми татарами пришло, один в вывороченном кожухе, а другой в мусульбасе, подшитом баранами, а хотят соболей.

Что же будет, когда сама старшина придет, которую ожидаем в эту неделю?»72

Перед русской и украинской армией встала задача в приграничных боях выиграть время, нужное для концентрации главных сил, и продержаться до подхода корпуса В.Б. Шереметева с Белгородской черты. Самоотверженная оборона Буши, Брацлава, Умани и действия многочисленных казацких отрядов в ноябре—декабре 1654 года выполнили эту задачу.

Войска Речи Посполитой и Крымского ханства соединились под Брацлавом 1 января 1655 г. Корпус В.Б. Шереметева соединился с Хмельницким 13 января под Белой Церковью. Тотчас же объединенное войско поспешило на юг, к Умани, куда рвались и отряды неприятеля.

Первыми 15 января 1655 г. у стен Умани оказались польские и татарские отряды. Умань защищали казаки Уманского, Брацлавского, Корсуньского, Калницкого полков под командой Ивана Богуна и отряд сербов под командой Ференца Сербина. Кроме того, в крепости были 6 рот русских драгун под командой майора X. Графта и капитана В.П. Колупаева.

О соединении сил Хмельницкого и Шереметева С. Потоцкий ничего не знал. Он был абсолютно уверен, что гетман еще долго будет ожидать русских где-то на берегах Днепра. 16 января Потоцкий отправил конный разведывательный отряд к Киеву, но уже вечером того же дня разведчики вернулись с сообщением, что они натолкнулись на главные силы приближавшегося противника.

Потоцкий спешно покинул Умань и устремился на север, для боя с гетманом. Сражение происходило с 19 по 22 января между городами Ставищи и Ахматов. Это было одно из крупнейших сражений в ходе Освободительной войны 1648-1654 годов и русско-польской войны 1654-1667 годов. Русские войска насчитывали до 16 тыс. человек, примерно столько же было и у Хмельницкого.

Сражение шло с переменным успехом. Вначале войско Хмельницкого и Шереметева было вынуждено укрыться за кольцом соединенных боевых возов и обороняться. У осажденных кончились запасы хвороста и дров, стоял сильный для Украины мороз, и окоченевшие воины с тех пор называли место, где шла битва, Дрижнпо- лем — полем дрожи от холода. Полякам даже удалось было прорвать кольцо возов, но украинцы и русские смогли отбить противника, перешли в наступление и прижали шляхетские отряды к укреплениям города Ахматова, где засел Полтавский полк Мартына Пушкаря.

Татары, хотя и блокировали казацко-русский лагерь, непосредственно в битве не участвовали. Потоцкий, Лянцкоронский и командовавший авангардом Стефан Чарнецкий непрерывно слали гонцов к возглавлявшему татарские отряды 16-летнему сыну умершего Ислам-Гирея — Менгли-Гирею. Впрочем, командовал 30-тысячным войском приставленный к юному Менгли-Гирею опытный Каммам- бет-мурза. Польские военачальники требовали немедленно штурмовать казацкий лагерь, но татары, верные своей тактике избегать открытых больших сражений с русскими и украинцами, уклонялись от битвы. Они предпочитали действовать неожиданными стремительными набегами и к вечеру 21 января распустили отряды широко вокруг места боя.

Особенно негодовал на бездействие татар вспыльчивый и храбрый Чарнецкий: «Если бы татары нам хотя бы своим алалаканьем помогли, несомненно бы мы Украину успокоили вечным покоем. Я неоднократно посылал к татарам гонцов, затягивая их к прислуге и помощи, пусть бы только гуком и криком работали»73, — писал позднее Стефан Чарнецкий к канцлеру Корецыньскому. Под стенами Ахматова развернулся заключительный акт драмы. Польский историк Кохово Коховский, принимавший участие в битве и раненый в плечо, писал: «...печальный вид еще представлялся очам: пешаки и челядь, утратив дух от необычного мороза (зима морозила и тех и других! — Авт.), одни еще брели тяжелым шагом с обмороженными ногами, засыпанные снегом, другие лежали промеж войска, то здесь, то там. От лютой погоды войско наше потерпело больше, чем от неприятеля»74. (Оставим последнее утверждение на совести Коховского.) Польское войско утратило боеспособность, стратегическая инициатива перешла в руки Хмельницкого и Шереметева. Не помогло и то, что 20 февраля 1655 г. к Потоцкому подошли новые силы — 120-150 тыс. татар под командой калги15 Кази-Гирея.

После поражения под Ахматовом С. Потоцкий покинул армию, сославшись на срочное свидание с королем. Во главе разваливающегося воинства он оставил Тышкевича и Чарнецкого. К неудовольствию Тышкевича, помощь татар явно запоздала: «Дал нам Бог гостей постоянных. От одних избавились, воюя с ними целую зиму, а когда пришло время отдыхать от работы на станах — пришел калга- султан со своими ордами и захотел наново войну начинать в самую распутицу и злую пору»75, — писал он литовскому гетману Янушу Радзивиллу. Крупных военных действий татары не вели. Расположившись на контролируемой поляками территории» они занялись грабежом и захватом в полон населения. Уже к концу марта все села и городки вокруг Брацлава были разграблены, лишь немногим, например Рашкову, удалось отбиться. Татары ушли в Крым, уведя с собой около 50 тыс. полонян, то есть десятую часть населения Брацлавского полка76. (Украинский казацкий полк являлся одновременно военной, территориальной и административной единицей. Казаки каждого полка жили на определенной территории, по которой и называли полк — Брацлавский, Чигиринский, Полтавский, Уманьский и пр.)

Тем временем польское войско гибло под ударами партизанских отрядов казаков и крестьян, отрядов русских и украинских войск, высылаемых из лагеря под Ставищами. Разгром, начатый на Дрижиполе, завершали эти отряды. Предпринятая осенью и зимой 1654/55 года попытка широкого контрнаступления на Украину провалилась.

Основные силы украинских и русских войск отдыхали, пополнялись, готовились к новым боям. Корпус Шереметева, сильно ослабленный в дрижипольской битве, был заменен корпусом Василия Васильевича Бутурлина, который действовал зимой и весной на юге Белоруссии. Усиливая армию на Украине, российское правительство пошло на некоторое ослабление сил на главном направлении удара в Белоруссии. 1

июля 1655 г. полки Хмельницкого и В.В. Бутурлина перешли в наступление. Чтобы обезопасить тыл, нужно было блокировать в Крыму силы хана. 6 июля 1655 г. 34 казацких струга (2300 донских и 700 запорожских казаков) вошли в Керченский пролив «и на крымских селах имапи языков, крымских мужиков»77. Только в конце августа, когда близилось время осенних штормов и казаки ушли с моря, основные силы крымских татар численностью до 100 тыс. человек под командой самого хана вышли за пределы полуострова78. В середине сентября, когда казаки вернулись на Дон, хан рискнул войти в пределы Украины.

К тому времени Хмельницкий и В.В. Бутурлин уже овладели БраЦ' лавщиной, Подолией и Волынью, а в середине сентября 1655 года осадили Львов.

Успешно развивались военные действия и в Белоруссии. После овладения Смоленском русские полки взяли Полоцк, Витебск, Могилев, Гродно, Вильно и Ковно (Каунас), подошли к Бресту.

8 июля 1655 г. Швеция начинает войну против Речи Посполитой, и 29 августа Карл X входит в Варшаву, а в сентябре овладевает Краковом. Власть Яна-Казимира признавали лишь Львов, Торунь, Брест и Ченстохов. Сам польский король бежал из страны и укрывался в Силезии. Магнаты в письмах друг другу писали, что единственное спасение Речи Посполитой — в татарской помощи.

Стотысячная орда Мухаммед-Гирея во второй половине сентября ворвалась на Украину и отрезала осаждавшие Львов полки от тыловых баз. В этих условиях Хмельницкий и В.В. Бутурлин вынуждены были прекратить осаду Львова и, взяв с города контрибуцию, 31 октября 1655 г. повернули против Мухаммед-Гирея. Сражение с крымским ханом произошло с 9 по 12 ноября у местечка Озерное и закончилось победой Хмельницкого и Бутурлина. Хан потерял около 10 тыс. воинов, вынужден был уйти с Украины, подписав с Хмельницким договор о мире.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. История внешней политики России. Конец XV — XVII век (От свержения ордынского ига до Северной войны). — М.: Междунар. отношения. — 448 с., ил. — (История внешней политики России. Конец XV в. — 1917 г.) (Институт российской истории РАН).. 1999

Еще по теме 2. Начало русско-польской войны. От Смоленска до Каунаса и от Дрижиполя до Львова:

  1. 51. ПОНЯТИЕ СРЕДСТВ И МЕТОДОВ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ. НАЧАЛО И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
  2. Львова Е.Ю. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. — М: Юристъ — 216 с., 1999
  3. Б. Влодарский ЯТВЯЖСКАЯ ПРОБЛЕМА В ПОЛЬСКО-РУССКИХ СВЯЗЯХ X-XIII вв.
  4. 1. Революционное движение в России накануне 1905 года. Русско-японская война. Девятое января. Начало первой русской революции
  5. Д. В. Карнаухов. История русских земель в польской хронографии конца XV — начала XVII в., 2009
  6. Глава 10 НАЧАЛО ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  7. 12.2. Начало войны и его правовые последствия
  8. Начало холодной войны
  9. НАЧАЛО ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  10. 6.9. Начало японо-китайской войны
  11. ГЛАВА 1 НАЧАЛО КОЛОНИЗАЦИИ РУССКИМИ СИБИРИ
  12. Партизанская война в Афганистане Начало войны
  13. 9.2. Начало второй мировой войны на Тихом океане.
  14. Глава 8. Начало второй мировой войны (1939 - 1941 гг.)
  15. Миссии А. Доржиева в Россию: начало русско-тибетского диалога
  16. 1. Начало иностранной военной интервенции и гражданской войны. Организация партией отпора интервентам и белогвардейцам
  17. Глава 9. Начало Великой Отечественной войны. Международные отношения 1941 - 1942 гг.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -