<<
>>

1. Боярская дума и ее внешнеполитические функции

В массе дипломатической документации, которая сохранилась со времени правления великого князя Ивана III Васильевича (1462- 1505 гг.) ведущее место в «делах посольских» занимает Боярская дума1. Летописи и посольские документы сообщают нам формулу решений Боярской думы: «приговор царя с бояры», «по государеву указу и боярскому приговору», «царь приговорил с бояры», «государь указал и бояре приговорили».

Выбор формулы документа — от имени царя или Боярской ду- N мы — определял его значимость.

Боярская дума принимала участие в решении почти всех важнейших вопросов внешних сношений. В ее ведении находились: прием иностранных дипломатов, ведение переговоров, составление документации. Так, в июне 1524 года великий князь Василий III Иванович решает вопрос об отпуске турецкого посла и отправлении ответного посольства: «говорил с бояры, что ему Скиндеря к султану отпустити, а с ним своего доброго человека послати не пригоже, того деля, что салтан большого посла не прислал и с Скиндером приказу нет — каким межи их крепостям (постановлениям. — Авт.) быти».

В начале XVI века в России складываются определенные посоль- ские обычаи. Так, в 1514 году великий князь «велел боярам всем быти на дворе, да о том говорити: пригоже ли послати кого на встречу против турецкого посла Камала князя, зенеже он истомен, кони по- устали и сами голодны?» Бояре приговорили, что «пригоже, против турецкого посла послати людей, а и корму его подослати». Боярская дума обсуждала не только как встретить, но и где принять посла. Например, «турецкому послу Скиндирю быть в Коломне непригоже, а пригоже к нему послати сказать, что великий князь на своем деле, ино у него быть нельзя, и он бы был на Москве»2.

В ходе усиления централизованной власти Боярская дума подчас мешала проводить самодержавную политику. Уже в правление великого князя Василия III (1505-1533 гг.) возник частный совет государя, состоявший из наиболее близких и доверенных лиц, так называемая Ближняя дума. Наиболее сложные вопросы внутренней и внешней политики предварительно обсуждались членами Ближней думы, а затем уже подготовленное решение выносилось на утверждение Боярской думы. Состав и численность Ближней думы полностью зависели от царя. Дипломатические документы называют ее членов «ближние думцы», упоминаются они чаще всего как личные представители царя во время переговоров с иноземными дипломатами «о государьских тайных делах». Будучи за границей, российские послы объясняли, что «великие дела у великого государя нашего ведают большие думные люди Ближней думы». Характерно замечание Ивана IV Грозного английскому послу: «...у нас издавна того не ведетца, что нам, великим государем, самим с послы говорить». Обычай этот сохранялся и в XVII веке. Известный дипломат А.Л. Ордин-Нащо- кин писал царю Алексею Михайловичу: «В Московском государстве искони, как и во всех государствах, посольские дела ведают люди тайной Ближней думы»3.

Французский офицер, капитан Жак Маржерет, завербовавшийся на службу в Россию в 1600 году, в своих записках начала XVII века описал состав Боярской думы следующим образом: «Определенного числа членов Думы не существует, так как от императора зависит назначить, сколько ему будет угодно. При мне оно доходило до тридцати двух членов. Тайный Совет для дел особой важности состоит обычно из самых близких родственников императора... Сверх того в Думе держат двух думных дьяков, которых я считаю скорее секретарями, чем канцлерами, как они толкуют.

Один из них тот, в ведомство к которому направляют всех послов и дела внешней торговли. Другой тот, в ведомстве которого все дела военных...»4.

В середине XVI века в дворцовых хоромах московского Кремля существовала палата, служившая постоянным местом заседаний Думы. В XVII веке, в период правления царя Алексея Михайловича (1645-1676 гг.). Дума чаще всего заседала в так называемой Передней палате. Имеются также документальные свидетельства о заседаниях бояр в Золотой и Столовой палатах. Если царь выезжал из Москвы, бояре следовали за ним, и заседания Боярской думы могли происходить в Измайлове, Коломенском, Троице-Сергиевском монастыре и т.д.

Из состава Боярской думы — из бояр, казначеев и дьяков — назначалась «ответная комиссия». На нее возлагалось ведение переговоров с иноземными послами. Комиссия официально именовалась «советниками», «большими людьми», «которые у великого князя в иизбе живут», и являлась связующим звеном между Боярской думой во главе с великим князем и иностранными дипломатами. В труде русского историка С.А. Белокурова имеется список состава комиссий Боярской думы, назначавшихся на встречу с различными послами с 1497 по 1561 год5.

Прибывший на аудиенцию с государем посол предъявлял верительную грамоту и затем удалялся в одну из палат Кремлевского дворца. При великом князе Василии III Ивановиче послов принимали в Набережной палате (1522 г.), в Средней избе (1527 и 1548 гг.), Брусяной выходной избе (1539 г.). С середины XVI столетия почти все приемы совершались в Столовой брусяной избе, а в конце века — в Средней Золотой подписной (1586 г.) и в Грановитой (1591 г.) палатах, Через некоторое время к послу являлась назначенная для переговоров ответная комиссия, чтобы выслушать и передать главе государства его «Речи». Предварительно комиссия получала наказ о ведении переговоров: «большие люди» «против речей» великого князя «с бояры ответ чинили». Комиссии обычно состояли из од- ного-двух, а в особенно важных случаях — из трех членов Боярской думы, их помощниками были дьяки (два-три человека). Если ранг иностранного дипломата был недостаточно высок или же дипломатический вопрос не имел большого значения, то с ответом могли послать одного дьяка без бояр.

Итак, до образования специального ведомства самое непосредственное отношение к вопросам дипломатии имели Боярская дума и Ближняя дума. Но существовали и другие учреждения и служащие, которые в своей деятельности соприкасались с посольскими делами, Это — Казна (Казенный дворец) и Дворец.

В XV-XVI веках слово «казна» имело несколько значений: так называли ценную утварь, платье, меха, сосуды, драгоценные камни и др., в том числе рукописные книги и дипломатические документы; место их хранения; так же называлось и одно из первых государственных учреждений, служащие которого ведали финансовым обеспечением (государевы доходы, пошлины, оброки) и хранением ценностей. В посольских книгах XVI века часто встречаются указания: «грамоту перемирную королево слово и другую грамоту с пословными печать- ми... положити в казну»; «грамоты докончальные и перемирные в нашей казне тому есть»; «а которая грамота королево слово писана будет по старине и та грамота будет у тебя государя в казне...».

В списке боярских комиссий первой половины XVI века упомянуты великокняжеские казначеи, которые являлись постоянными членами ответных комиссий. В 1498 году литовских послов Кишку и Сапегина принимали казначей Дмитрий Владимирович Овца-Головин и дьяк Федор Курицын.

Тот же Д,В. Овца-Головин был членом боярских комиссий при встрече венгерского посла Сантая и немецкого посла И. Гилдорпа (1503 г.), литовских дипломатов (1504, 1507, 1509 гг.). В 1515 году в состав боярской комиссии, встречавшей турецкого посла Камала, был включен казначей Юрий Дмитриевич Траханиот. В июле 1517 года знаменитого немецкого дипломата и путешественника С. Герберштейна принимал казначей Юрий Малой. В 1539 году казначей Иван Иванович Третьяков встречал крымского посла Дивин-мурзу, а в 1549 году казначей Федор Иванович Сукин — ногайского посла Сары-мурзу.

Кроме того, казначеи (дьяки или подьячие) ведали государственными доходами, а также ямскими, поместными и холопьими делами. По мнению С.А. Белокурова, и само наименование «казенный» означает «государственный», то есть двор, в котором проходила казенная, государственная служба.

Казенный двор находился между Архангельским и Благовещенским соборами московского Кремля. Здесь бояре и казначеи в отсутствие великого князя принимали иноземных послов, которые предъявляли привезенные грамоты, и вели предварительные переговоры. Иными словами, в XV — начале XVI века, до образования Посольского приказа, Казенный двор был одним из первых учреждений по ведению внешних сношений России и одновременно хранилищем дипломатических документов. В ведении казначеев находились и материалы, связанные с учетом отправляемых за рубеж поминок (подарков), В посольских книгах довольно часто встречаются записки такого типа: «а что поминков, и то писано у казначеев»; «и что были их поминки, и то писано в казне у казначеев» и т.д. Казначеи принимали участие в тех ответных комиссиях, которые вели переговоры преимущественно с послами из восточных стран, что было связано с финансовыми соображениями, так как посольства с Востока чаще всего приезжали с торговыми целями. Прибывавшие в Москву турецкие, крымские, ногайские послы (или купцы) полностью находились в ведении казначеев. Так, в 1529 году во время отсутствия великого князя о приезде турецкого посла Думе докладывали боярин Михаил Юрьев и казначей Павел Головин.

К дипломатической службе имели отношение также дворецкие. Большой дворец снабжал прибывавших в Москву послов и гонцов продовольствием («кормом»), дворцовые дьяки принимали участие в церемониях по приему и отпуску послов, они же занимались раз- мещением и устройством иностранных дипломатов на подворьях. В отличие от казначеев, дворцовые дьяки чаще были участниками переговоров с послами европейских государств и нередко сами выезжали за границу в качестве дипломатических представителей.

В XV — первой половине XVI века дьяки вообще имели очень близкое касательство к дипломатическим делам. Они были постоянными членами ответных комиссий, принимали грамоты от иноземных послов, входили в состав посольств, при их участии писались наказы российским послам, отправляемым за границу, они же ведали дипломатической документацией. Из обширного круга разнообразных дел некоторым особенно доверенным дьякам поручались прежде всего дипломатические дела. С 80-х годов XV в. постоянно существовали особые (посольские) дьяки, ведавшие внешнеполитическими делами Российского государства.

В труде профессора Харьковского университета В.И. Саввы рассмотрены все сохранившиеся записи о приемах и отпусках посольств начиная с 1489 года. Используя многочисленные данные летописей, приходно-расходных, разрядных, посольских книг, историк воссоздал живую картину всех событий, связанных с деятельностью посольских служащих — от бояр до подьячих. Он проследил, что входило в круг обязанностей тех, кто стоял «у посольского дела». С начала 80-х годов XV в. в источниках упоминаются также помощники посольских дьяков (вторые дьяки) и подьячие «у посольского дела». Так, при Иване III к посольским делам было приставлено 28 подьячих6.

Среди лиц, ведавших в конце XV — начале XVI века внешнеполитическими делами, были такие крупные представители дьяческо- го сословия, как В.Ф. Курицын, Б. Паюсов, Г.Н. Меньшой-Путятин, М.М. Третьяк-Раков, Б. Митрофанов, А. Одинец. Имеются сведения

о дипломатической деятельности известного впоследствии публициста и государственного деятеля Ф.И. Карпова.

Определенное отношение к дипломатической службе имели и так называемые «печатники». Подлинность грамоты удостоверялась печатью, которая привешивалась к ней. Печатью удостоверялись и грамоты иноземным владетелям.

Создание Русского централизованного государства повлекло за собой возникновение общегосударственных эмблем, символизирующих территориальное единство бывших княжеств, объединенных под властью московского князя, а также могущество и суверенитет нового государства. На государственной печати Ивана III помещались эмблемы (всадник, поражающий копьем дракона, и двуглавый орел с распростертыми крыльями), из которых в дальнейшем сложился русский государственный герб. Иногда на печатях, скреплявших некоторые международные акты, изображались эмблемы покоренных земель. Например, двуглавый орел попирает лапами эмблемы, символизирующие присоединенные Прибалтийские земли. Эта печать была сделана по приказанию Ивана Грозного в 1564 году. Употребление этой печати строго регламентировалось: ею запечатывались «грамоты перемирные со Свейским королем... и грамоты в иные государства». Она скрепляла документы, подтверждавшие полномочия русских послов, письма царя и т.д.7 На государственной печати Ивана IV изображались эмблемы российских земель, областей, княжеств и царств вокруг двуглавого орла со всадником (на оборотной стороне — единорог).

«Печатники» были доверенными лицами великого князя в XV- XVI

веках, а в XVII веке они получили титул «царственные большие (т.е. государственные. —Авт.) печати оберегатели». Вместе с казначеями они служили в Казенном дворе, отвечали за изготовление государственных документов и их сохранность.

Перечень лиц, связанных в конце XV — начале XVI века с внешнеполитическими делами, был бы неполным без упоминания целого штата толмачей и переводчиков, выполнявших и разнообразные дипломатические поручения.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. История внешней политики России. Конец XV — XVII век (От свержения ордынского ига до Северной войны). — М.: Междунар. отношения. — 448 с., ил. — (История внешней политики России. Конец XV в. — 1917 г.) (Институт российской истории РАН).. 1999

Еще по теме 1. Боярская дума и ее внешнеполитические функции:

  1. 4. Боярская дума и секуляризация церковных земель
  2. Глава 1 БОЯРСКИЕ ЗАГОВОРЫ
  3. 9. Государственная Дума РФ
  4. 2. Внешнеполитическая сфера
  5. §2. Государственная Дума
  6. Московская городская Дума
  7. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. § 2. Государственная Дума
  9. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА (20 ФЕВРАЛЯ - 3 ИЮНЯ 1907 г.)
  10. Тюменская областная Дума
  11. В. А. МАКЛАКОВ. Вторая Государственная Дума, 1991
  12. КРИЗИС ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ИМПЕРИАЛИЗМА
  13. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА (27 АПРЕЛЯ - 9 ИЮЛЯ 1906 г.) И ВОКРУГ НЕЕ
  14. 6. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  15. КООРДИНАЦИЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЗАПАДА
  16. 3. Внешнеполитический кризис 1954 г.
  17. Концептуальное развитие внешнеполитического курса
  18. 1. Становление нейтрализма как новой внешнеполитической концепции
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -