<<

Заключение

  Говорят, что смысл всякой деятельности лежит за ее пределами, поэтому в любой работе так важно Заключение. Было бы навязчиво в самом конце пытаться еще раз втолковывать читателю то, что он уже уяснил себе, прочитав предыдущие разделы книги.
Однако нелишне все же пояснить ему, зачем автор с помощью более двухсот страниц убористого текста отнял у него пару драгоценных часов, а у себя — несколько лет жизни. Короче говоря, Заключение — это окно, через которое в книгу заглядывает великан, чье имя — Сверхзадача — то, ради чего была затеяна вся работа. Смысл данной книги можно выразить всего несколькими словами, повторив великолепную фразу: «История свободы — это история процессуальных гарантий».[447] Может быть, Монтескье несколько и увлекся, когда заявил, что правила уголовного судопроизводства интересуют род людской больше всего на свете, но нельзя отрицать очевидного: после войн и революций именно уголовный процесс занимает «почетное третье место» среди самых острых орудий политической борьбы, и даже величайшая в мире история, рассказанная в Новом Завете, — это с внешней, земной стороны репортаж о судебном деле. Тем существенней эволюция, которой на протяжении многих веков подвергалась процедура уголовного разбирательства, постепенно превратившаяся из судебного варварства в публичный дискурс и меру индивидуальной справедливости.

По всей вероятности, юстиции уготована в будущем информационном обществе (Й. Масуда) выдающаяся роль. Грядущая цивилизация в политическом отношении будет означать становление новой, информационно-консенсусной демократии, которая покончит с противоречием между мажоритарной системой навязывания меньшинству воли большинства и гуманистическим принципом индивиду-

альной справедливости.[448] Это, по словам Э. Тоффлера, будет «мозаичная демократия», ориентированная на отдельного индивида.[449] Однако конкретная технология реализации принципа меньшинства не получила у Э.

Тоффлера, как до него у Ю. Фрёбеля,[450] достаточного объяснения. Ведь принятый демократическим большинством закон, общий для всех шаблон, может оказаться для индивидуума Прокрустовым ложем. К счастью, средство против этого хотя еще и не полностью востребовано, но давно приготовлено — это Правосудие, юстиция. Крайности, как известно, сходятся, и то, что было когда-то первым ростком государственности, возможно, явит нам ее поздние и мудрые плоды, ведь «сова Минервы,— как утверждал Гегель,— только в сумерки начинает свой полет».

Применение к Правосудию принципов информационного общества — разнообразия, меньшинства и индивидуальной справедливости заставляет иначе взглянуть на возможные в будущем роль и задачи суда в истинно правовом государстве. Не исключено, что в случае, если законодательный шаблон вступает в противоречие с принципом индивидуальной справедливости в отношении личности, суд будет принимать решение, основанное не на законе, а непосредственно на индивидуальной справедливости (принцип справедливости). Закон — не клетка для судей, а дверь, которую надо открыть. Однако подобные судебные решения не должны иметь характер прецедента, то есть быть обязательны по другим делам, ибо обстоятельства для всех дел различны (принцип разнообразия). Исключением из этого правила могут быть лишь решения высшего судебного органа, достойные того, чтобы стать ratio decidendi (лат.) — мотивами для решений, ибо в отличие от нижестоящих судов он теоретически владеет максимальным объемом судебной практики. Как было показано нами на примере российской «конституционной революции», подобное развитие событий не химера, а во многом уже реальность. Принцип меньшинства в деятельности юстиции может выражаться в том, что основанное на законе судебное решение при обжаловании его индивидом, интересы которого оно затрагивает (истец, ответчик, обвиняемый, потерпевший), будет считаться юридически ничтожным. В случае отклонения жалобы вышестоящим судом юридическая сила решения восстанавливается.

Нечто подобное мы видим уже сейчас в германском институте судебного приказа. Более глобальным результатом может явиться воссоздание в новых исторических условиях права справедливости, прообраз которого давно известен в Англии под тем же именем — Law of equity, — наверное потому, что в этой стране всегда относились с определенным подозрением к закону как

источнику права. Впрочем, право справедливости никогда не было предметом лишь английских симпатий. Континент также проявлял к нему интерес, хотя здесь оно всегда имело чисто концептуальный характер, будучи почти синонимом естественного права. «Гораздо лучше, — пишет известный французский компаративист Р. Давид, — откровенно признать, что предписания закона, подобно статьям договора, привязаны к определенным условиям, и если сложилась совершенно новая ситуация, непредвидимая в момент издания закона, судья может, исходя из требований справедливости, отказаться от его применения».[451]

Однако старый исковой (частный и публичный) порядок судопроизводства в силу своего конфликтного характера непригоден для права справедливости. Акционарный индивидуализм не равен индивидуальности. Естественной формой для права справедливости может быть только постсостязательный нонкомбатантный процесс, который, сам будучи производен от «свободной субъективности», превыше всего ценит истину, естественные права человека и индивидуальную справедливость. Постиндустриальному обществу XXI века нужен постсостязательный судебный процесс. 

<< |
Источник: Смирнов А.В.. Модели уголовного процесса. 2000

Еще по теме Заключение:

  1. § 3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  2. § 5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом)
  3. § 5. Заключение экспертов
  4. Консультативное заключение Международного Суда от 1951 г.
  5. г) Иные случаи допустимости доказательств - допустимость экспертного заключения
  6. § 2. АКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОРОЖДАЮЩИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, ИСПОЛНЕНИЕ КОТОРОГО СВЯЗАНО С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ДОГОВОРА
  7. 8.1. Заключение эксперта-почерковеда как объект оценки субъектом доказывания
  8. Процессуальные и тактические средства исследования и проверки заключения эксперта-почерковеда
  9. 23.1. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору
  10. § 4. Заключение эксперта как средство доказывания. Требования, предъявляемые к заключению эксперта
  11. 5. Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -