<<
>>

Возбуждение уголовного преследования и подготовка судебного разбирательства по делам частного обвинения

Согласно УПК в мировом суде предусмотрено производство по делам частного обвинения. Производство по делам частного обвинения имеет отличительные черты от производства, предусмотренного для уголовных дел публичного обвинения.
Прежде всего это касается досудебной стадии. По делам частного обвинения досудебная стадия подготовки материалов отсутствует. За некоторым исключением, она может производиться в случаях, прямо предусмотренных в законе. По ранее действующему законодательству производства по делам частного и публичного обвинения также имели существенное различие. Сегодняшнее законодательство более детально регламентирует производство по делам частного обвинения. Прежде всего эти новеллы обусловлены последовательным проведением в жизнь принципа состязательности в уголовном судопроизводстве и тесно связанного с ним понятия уголовного преследования и обвинения. В судебном разбирательстве функция потерпевшего получила дальнейшее развитие и закреплена законом как обвинительная с вытекающими отсюда процессуальными правами и обязанностями. Идея состязательности при производстве по делам частного обвинения находит свое наиболее четкое выражение. В этом смысле обращение потерпевшего в мировой суд следует рассматривать как предъявление уголовного иска. Характерной чертой обращения потерпевшего в суд по делам частного обвинения является его добровольность. Без такого волеизъявления не могут возникнуть и развиваться юридические процессуальные отношения. На эти обстоятельства в свое время обратила внимание профессор П. С. Элькинд, указав, что «...сфера уголовно-процессуальных отношений не исключает добровольного вступления субъектом в соответствующие правоотношения»333. Выяснение правовой природы возникновения, развития и прекращения юридических процессуальных отношений по делам частного обвинения находится в тесной взаимосвязи с понятием уголовного процесса. Преобладающий на сегодняшний день взгляд на уголовный процесс как систему процессуальной деятельности суда, прокуратуры, следствия и дознания не объясняет юридической природы первоначального момента возникновения процессуальных отношений не только по делам частного обвинения. Предусмотренная в нашем уголовном процессе специфическая стадия «возбуждение уголовного дела» как этимологически, так и пронес- суально неопределенна. Кроме того, это понятие не соответствует исторически сложившемуся понятию начала движения уголовного дела — это «возбуждение судебного преследования». УУС четко разграничивал эти стадии — возбуждение уголовного преследования и возбуждение производства по уголовному делу. Представители обвинительной власти возбуждали судебное преследование, а судебной — осуществляли и прекращали производство по уголовному делу1. По делам частного обвинения уголовное преследование осуществлялось потерпевшим. Отдельный процессуальный документ в виде постановления о возбуждении уголовного дела не составлялся. В этом смысле по действующему законодательству постановка потерпевшим вопроса перед судом о возбуждении уголовного преследования в порядке частного обвинения в соответствии с ч. 2 ст. 318 УПК есть не только отражение принципа состязательности, но и следование исторической традиции. Новеллой в УПК является исключение требования вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.
Потерпевший в своем обращении в суд (т.е. действием) инициирует возбуждение юридических процессуальных отношений, и при условии соответствия жалобы ч. 5 и б ст. 318 УПК мировой судья придает такой жалобе процессуальное значение путем ее принятия к своему производству. Под уголовным преследованием по делам частного обвинения следует понимать обращенное к суду требование в форме жалобы компетентного обвинителя об обязательном судебном разбирательстве и решении вопроса по существу по представленным материалам уголовного дела. Возбуждение уголовного преследования по делам частного обвинения есть юридическое последствие факта обращения компетентного обвинителя в мировой суд, и возникает оно с момента принятия мировым судьей материалов к своему производству, т.е. с момента признания его юридическим фактом, соответствующим процессуальным и материальным условиям. Таким образом, факт обращения потерпевшего в мировой суд в порядке частного обвинения не порождает процессуальных отношений до тех пор, пока его жалоба не будет принята к производству. Мировой судья в установленной законом процессуальной форме констатирует возникновение уголовно-процессуальных отношений по факту обращения потерпевшего в мировой суд. Мировой суд по делам частного обвинения не находится в каком-то зависимом или подчиненном положении от сторон, он нейтрален: обеспечивает движение уголовного дела, распределяя процессуальные функции, контролируя их осуществление в соответствии со свойственной им правовой природой. Содержащееся в ч. I ст. 318 УПК положение о возбуждении дел частного обвинения путем подачи в суд жалобы потерпевшим следует рассматривать как предоставленное потерпевшему право на обращение в суд в процессуальном смысле. Если жалоба, как отмечалось ранее, соответствует юридическим условиям, то у потерпевшего возникает процессуальное право на уголовное преследование лица, совершившего преступление. Правовую природу такой жалобы следует соотносить с сущностью предъявления уголовного иска, в котором заключается изначальный смысл состязательности. Из права потерпевшею на возбуждение уголовного преследования или иска вытекает обязанность осуществления им функции обвинения. Постановка вопроса о возбуждении уголовного дела путем вынесения должностным лицом процессуального акта в виде постановления о возбуждении уголовного дела не соответствует природе состязательного процесса. Искусственно навязанная стадия возбуждения уголовного дела в большей мере отражает и соответствует инквизиционной природе уголовного процесса, в котором процессуальная деятельность должностного лица носит доминирующий всепроникающий характер. Придание самостоятельного характера стадии возбуждения уголовного дела и рассмотрение ее как начала уголовного преследования есть ни что иное, как невольное протаскивание элементов инквизиционного начала в состязательный процесс. При решении вопроса о наличии дост аточных данных для возбуждения производства по уголовному делу как по делам частного, так и публичного обвинения не решается вопрос о судебном преследовании. На этом этапе решае тся гипотетический вопрос о возможности возникновения юридических уголовно-процессуальных отношений, и только при наличии материальных и процессуальных предпосылок для обвинения могут наступить юридические последствия334. По делам публичного обвинения начальным моментом уголовного преследования следует считать постановление органов следствия о принятии дела к своему производству, а по делам частного обвинения, как отмечалось ранее, соответствующее решение мирового судьи. В юридической литературе и в практической деятельнос ти мировых судей, особенно на первых этапах, вопрос о возбуждении уголовного дела частного обвинения (производства по уголовному делу частного обвинения) трактовался и решался по-разному. Некоторые авторы считают, что уголовное дело частного обвинения возбуждают потерпевшие335. В качестве аргумента они ссылались на ст. 468 УПК РСФСР 1960 г. На практике же можно было встретить такие ситуации, когда мировые судьи, руководствуясь ст. 468 УПК РСФСР, выносили постановление о возбуждении уголовного дела частного обвинения по жалобе потерпевшего. В образцах процессуальных документов для мировых судей некоторых регионов можно встретить формулировки в постановлении о принятии жалобы к своему производству: «...потерпевший, подав жалобу, тем самым возбуждает уголовное дело». Ранее нами была рассмотрена проблема института «возбуждения уголовного дела», где мы присоединились к мнению известных русских процессуалистов, что указанный термин не соответствует природе процессуальных действий и складывающихся правоотношений, а также исторической традиции русского уголовного процесса с 1864 г. и до принятия УПК РСФСР в 1960 г. По УПК РСФСР 1923 г. указанная стадия именовалась «Возбуждение производства по уголовному делу» (гл. 7). Поданная в мировой суд потерпевшим жалоба служит первоначальным основанием для возникновения и движения процессуальных отношений в форме процессуальной деятельности. Тем самым, следует вывод, что процессуальные правоотношения по делам частного обвинения в мировом суде возникают помимо воли суда. Их инициирует одна из сторон. Процессуальные функции стороны осуществляют самостоятельно. Суд контролирует процессуальную деятельность сторон в процессе судебного состязания (спора), обеспечивая им равные возможности. По предмету спора в предусмотренном законом порядке суд как орган публичной власти в установленной законом процессуальной форме принимает решение. Таким образом поданная в мировой суд жалоба не может быть приравнена к процессуальному акту о возбуждении уголовного дела в современном его понятии и не может рассматриваться в качестве самостоятельного процессуального акта до тех пор, пока не будет принята к производству в мировом суде. В законе прямо содержится указание о форме жалобы: она должна быть письменной. По УУС допускалась жалоба потерпевшего в устной форме. Представляется существенным упущение законодателя, который не предусмотрел возможность подачи потерпевшим и в устной форме жалобы в мировой суд. На практике встречаются ситуации, когда лица, в силу возраста или недостаточного образования, вынуждены обращаться к посторонней Помощи при составлении письменной жалобы. Законодатель, предъявив определенные правовые требования к содержанию жалобы, несоблюдение которых влечет за собой отказ в ее приеме, тем самым ограничил возможность судебной защиты указанной выше категории лиц. Мировой судья, в силу своего процессуального положения, не имеет права оказывать юридическую помощь какой-либо из сторон в составлении текста жалобы, поскольку в жалобе формулируется обвинение либо возражение на обвинение. Подобные ситуации следует расценивать как беспомощное состояние потерпевшего, лишенного возможности защищать свои права и законные интересы, в связи с чем уголовное преследование при указанных выше обстоятельствах должен осуществлять прокурор. В этом случае проводить предварительное следствие нет необходимости, поскольку вместо частного лица уголовное преследование, по просьбе последнего, будет осуществлять прокурор. Сокращенный порядок производства не предполагает досудебной подготовки в виде предварительного следствия и составления обвинительного акта. Обращает на себя внимание содержание ч. 2 ст. 318 УПК, где указывается, что жалоба в суд может быть подана законным представителем, близким родственником. В этом случае не требуется проведение предварительного расследования. Предъявляя определенные требования к содержанию жалобы, законодатель тем самым сформулировал необходимые юридические условия для возникновения и развития процессуальных отношений. Следует отметить, что закон не обязывает потерпевшего собирать доказательства на досудебной стадии. На него лишь возлагается обязанность указать очевидцев происшедшего. Описание события преступления необходимо для определения объекта преступного посягательства, как материального условия обвинения, без чего невозможно определить также подведомственность дела. Указание на место и время совершения преступления необходимо для определения территориальности подсудности и течения сроков давности. Если жалоба не соответствует требованиям ст. 318 УПК, мировой судья предлагает заявителю устранить недостатки. Закон не устанавливает (ст. 319 УПК) сроки устранения этих недостатков. Нам представляется, что этот срок должен быть разумным исходя из местных условий. Например, в мировых судах Ростовской области он составляет семь дней. Очевидно, для условий Ростовского региона он является оптимальным. Правовым последствием невыполнения требований мирового судьи является отказ в принятии жалобы к своему производству, о чем выносится мотивированное постановление. Отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу, обязывает мирового судью принять жалобу к своему производству- С этого момента жалоба потерпевшего приобретает статус официального процессуального обвинительного акта. С ней законодатель связывает дальнейшее движение дела и развитие процессуальных отношений. Лица, участвующие в деле, приобретают определенное процессуальное положение, что должно находить свое отражение в первом процессуальном документе — постановлении мирового судьи о принятии жалобы к производству в суде. В данном постановлении мировой судья обязан лицо, подавшее жалобу, признать частным обвинителем, а лицо, в отношении которого поступила жалоба, — подозреваемым, разъяснив им их процессуальные права и обязанности. С этого момента частный обвинитель осуществляет судебное преследование. Однако законодатель определил процессуальное положение (ч. 7 ст. 318 УПК) лишь частного обвинителя. Относительно лица, в отношении которого подается заявление, на стадии принятия такого заявления законодатель не высказал мнения о его процессуальном положении. Более того, вопреки требованиям ч. 2 ст. 47 УПК, до назначения дела в судебное заседание это лицо в ч. 3 ст. 319 УПК уже именуется подсудимым. Думается, что с момента принятия судом заявления к своему производству, лицо, в отношении которого подано заявление о привлечении к уголовной ответственности, следует признавать подозреваемым, разъяснив последнему соответствующие права и обязанности, после чего принимать меры к примирению сторон. Если же примирение сторон не состоялось, мировой судья назначает дело к слушанию и в постановлении признает подозреваемого подсудимым, также разъясняет ему соответствующие права. К сожалению, на практике мировые судьи не всегда в постановлении о принятии дела к своему производству придают сторонам официальное процессуальное положение, а это является существенным процессуальным упущением, поскольку тем самым стороны лишаются возможности реализовать свои права на досудебной стадии, что в конечном счете ведет к затягиванию времени непосредственного судебного разбирательства. Деятельность частного обвинителя по осуществлению уголовного преследования на досудебной части завершается постановлением мирового судьи о назначении уголовного дела к судебному разбирательству. До указанного момента мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения. Примирение сторон следует отнести к процессуальной сделке, условия которой не обязательно сообщать судье, но вместе с тем следует иметь в виду, что мировой судья указанную сделку процессуально закрепляет, и если условия сделки противоречат общепринятым нормам морали и нравственности, а также противоречат законодательству, такая сделка сторон не может быть принята. В практике могут быть случаи, когда Уже после признания судом сделки о примирении сторон станет известно, что она была совершена вопреки требованиям закона. Такое примирение должно быть признано судом недействительным. Функции мирового судьи по делу частного обвинения до начала судебного разбирательства многообразны, вместе с тем они не связаны ни с функцией обвинения, ни с функциями защиты. В данной стадии мировой судья обязан принять меры к примирению сторон. Эти меры должны опираться на силу закона, убеждения о необходимости сохранения мирных взаимоотношений и поддержания правопорядка. Естественно, мировой судья должен хорошо знать местные условия, национальные обычаи, традиции и культуру - поскольку это, безусловно, способствует установлению мира в возникающих порой весьма эмоциональных недоразумениях, как правило, среди близких родственников, соседей и просто знакомых. Если же мировой судья с позиции служебной безупречности сухо и официально ограничится разъяснением сторонам права на примирение, такое примирение может состояться, но в весьма редких случаях. Вынесение приговора по делам частного обвинения, как показала практика, редко приводит к восстановлению мира. Такой мировой судья вряд ли будет пользоваться авторитетом в глазах граждан, проживающих на территории мирового участка. После принятия дела к своему производству мировой судья вправе назначать экспертизы по делу, предлагать сторонам представлять доказательства и оказывать им содействие в сборе тех материалов, которые они не могут получить самостоятельно, т.е. этот период характеризуется самостоятельностью процессуальных целей и способов их реализации. При наличии достаточных данных для назначения дела в судебное заседание мировой судья, исходя из требований ч. 6 ст. 319 УПК, вручает обвиняемому копию жалобы, знакомит с материалами дела, выясняет, какие доказательства защиты от обвинения могут быть им представлены и в случае необходимости оказывает обвиняемому помощь. Законом установлен срок, в течение которого мировой судья должен начать и завершить досудебную подготовку. Как показала практика, установленный нормой срок подготовки дела в семь суток нереален, так как неясно — входит или нет в этот срок время на устранение недостатков, содержащихся в жалобе. В целях сохранения сроков на практике будут применяться самые различные приемы и методы, корректность которых будет вызывать определенные сомнения. Сбор документов по просьбе сторон займет значительные промежутки времени Следует учитывать также загруженность мирового судьи по рассмотрению гражданских дел, уголовных дел публичного обвинения. Как представляется, законодатель, устанавливая сроки, не должен абстрагироваться от реальных условий жизни, не учи тывать территориальный фактор России, ее дороги, работу почты и другие особенности, которые могут повлиять на объективность и реальность сроков. Здесь примечателен опыт дореволюционной России, когда процессуальные сроки тесно увязывались с реалиями жизни. Уголовное дело частного обвинения мировой судья назначает в судебное заседание с соблюдением правил, предусмотренных гл. 33 УПК. Выше была рассмотрена деятельность мирового судьи по делам частного обвинения в ситуации, когда уголовное преследование на досудебной стадии осуществлял частный обвинитель. He меняется процессуальная природа дел частного обвинения в случае возбуждения уголовного преследования дела следователем, а также с согласия прокурора дознавателем и поступления их в мировой суд. В соответствии со ст. 320 УПК при поступлении такого дела мировой судья должен руководствоваться процессуальными нормами, содержащимися в гл. 33 УПК, что в полной мере распространяется и на дела частного обвинения. Кроме того, в мировой суд могут поступать дела по обвинению в совокупности преступлений, где одно из обвинений может быть частным. Во всех этих случаях мировой судья обязан руководствоваться общими правилами производства в суде первой инстанции. Если обратиться к российской истории, мы увидим, что, предвидя возможные коллизии, УУС прямо указывал, что в случаях, когда мировой судья встретит какие-либо затруднения в порядке судопроизводства, он должен руководствоваться правилами, предусмотренными для мировых судей, и правилами судопроизводства, предусмотренными для судов общей юстиции (ст. 118). He вызывает сомнения возможность рассмотрения мировым судьей уголовного дела, в котором содержатся два порядка обвинения: частное и публичное. В судебном заседании по таким делам применяются общие правила и специальные процедуры, предусмотренные гл. 41 УПК. Обвинение перед судом осуществляет частный обвинитель или его представители, а также государственный обвинитель. Если в ходе судебного разбирательства станет ясно, что совместное разбирательство дела в силу разных причин становится невозможным, то дело публичного обвинения следует выделить в отдельное производство. Особенностью рассмотрения дел частного обвинения является возможность объединения дел по встречной жалобе. В этом случае стороны являются одновременно и подсудимыми, и обвинителями (соответственно и потерпевшими от преступного посягательства). Потерпевшие, являясь одновременно обвинителями, допрашивается по правилам допроса потерпевшего, соответственно предупреждаются председательствующим по делу об уголовной ответственности по ст. 307 УК. Наибольшая сложность в практической деятельности, как это видно из процессуальных документов по конкретным уголовным делам, а также опубликованных в качестве рекомендаций образцо» процессуальных документов, состоит в определении места и роли мирового судьи в судебном заседании. Тогда как, казалось бы, этот вопрос довольно четко решен законодателем. Мировой судья в судебном заседании — это председательствующий, соответствующие его процессуальные функции определены ст. 243 УПК. Представляется, что за этой проблемой кроется еще не до конца осознанная природа единоличного правосудия, статусность мирового судьи, и поэтому часто встречаются ошибки при составлении протоколов судебного заседания и приговоров мирового суда. Следует различать деятельность мирового судьи в судебном заседании, связанную с отправлением правосудия, где процессуальная функция мирового судьи — это председательствующий в судебном заседании, и иную деятельность мирового судьи вне судебного разбирательства. Такое понимание процессуальной функции мирового судьи соответствует конституционному принципу отправления правосудия только судом. Мировой судья осуществляет и иные процессуальные функции, не связанные непосредственно с функцией правосудия. К ним следует отнести организационно-распорядительные действия мирового судьи, связанные с подготовкой уголовных дел к рассмотрению в судебном заседании. Здесь мировой судья принимает решение от своего имени. В настоящее время на практике сложилась ситуация, когда подавляющее число жалоб по делам частного обвинения поступает в органы дознания, последние по ним проводят проверку, а после чего, в соответствии с п. 3 ч. I ст. 145 УПК, отказывают в возбуждении уголовного дела, материалы направляют в мировой суд. Представляется, что такая практика не соответствует требованию процессуального закона о порядке возбуждения производства по делам частного обвинения. В рассматриваемом случае в суд поступают материалы, по которым отказано в возбуждении уголовного дела. Для возбуждения производства в мировом суде необходимо отменять соответствующие постановления органов дознания. В связи с поступившими материалами мировой судья не вправе вызывать стороны в суд, так как в этом случае суд, а не стороны, инициирует возникновение юридических процессуальных отношений. Закон прямо указывает: потерпевший по делам частного обвинения вопрос о возбуждении уголовного преследования по делам частного обвинения ставит перед судом, а не перед органами дознания- Кроме того, на момент поступления материалов в мировой суд стороны могут примириться, и вызов их в суд будет некорректны.%|' В подобных ситуациях органы дознания, не отказывая в возбуждении уголовного дела, разъясняют лицу о его праве по делу частного обвинения обратиться в мировой суд в порядке ст. 318 УПК. Если потерпевший обратится в мировой суд, в случае необходимости мировой судья может запросить материалы от органов дознания. Нельзя согласиться с мнением, что заявление по делам частного обвинения, поступившее в органы дознания, может быть приравнено к заявлениям, поданным в мировой суд1.
<< | >>
Источник: В. М. Лебедев. Уголовно-процессуальное право : учебник для бакалавриата и магистра. 2014

Еще по теме Возбуждение уголовного преследования и подготовка судебного разбирательства по делам частного обвинения:

  1. § 2. Возбуждение уголовного дела частного обвинения и полномочия мирового судьи по уголовному делу частного обвинения
  2. Тема 9. ВОЗБУЖДЕНИЕ И ПОДГОТОВКА ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ
  3. § 3. Судебное разбирательство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  4. § 5. Суд и прокуратура в стадии судебного разбирательства по уголовным делам
  5. 37.4. Особенности судебного разбирательства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  6. 20.2. Порядок возбуждения дел частного обвинения
  7. 3.3. Возбуждение дела частного обвинения у мирового судьи
  8. § 4. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования
  9. § 3. Особенности производства у мирового судьи по делам частного обвинения
  10. §3. Производство мирового судьи по делам частного обвинения
  11. §3. Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования
  12. 21.1. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования
  13. §6. Изменение и дополнение обвинения и частичное прекращение уголовного преследования (ст. 175 УПК РФ)
  14. 40.1. Передача судопроизводства по уголовным делам и осуществление уголовного преследования
  15. ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЯ ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩЕГО УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ, ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЯ ОБ ОТКАЗЕ ОТ ОБВИНЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -