>>

§ 1. СВИДЕТЕЛЬ И ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Перед органами государства, ведущим», уголовный процесс, стоит задача установления объективной истины гго каждому уголовному делу. Только при выполнении этого условия органы расследования, прокуратуры и су^ да могут успешно разрешить более широкие задачи уголовного процесса, определенные ст.
2 Основ уголовного судопроизводства. Установить по делу истину — значит восстановить картину того, что имело место в действительности, познать, выявить, доказать те факты и обстоятельства, которые стали предметом исследования, дать им правиль* ную общественно-политическую и правовую оценку. Средствами установления этих фактов, притом единственными, служат судебные доказательства, т. е. любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, 'Следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 16 Основ уголовного судопроизводства) К Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозревае- мого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ч. 2 ст. 16 Основ уголовного судопроизводства). Как видно, закон относит к судебным доказательствам ф а к т и ч е с к и е данные. В русском языке слово «фактический» означает «отражающий действительное состояние чего-нибудь, соответствующий фактам»1, а слово «данные» — «сведения, нео'бходимые для какого-нибудь вывода, решения»2. Таким о'бразом, судебные доказательства — это сведения об обстоятельствах дела, на основе которых следствие и суд устанавливают факт преступления и все другие искомые по делу факты. Фактические данные как сведения об исследуемых событиях составляют содержание доказательства.
Для того чтобы они могли передаваться от одного, субъекта к другому, необходим материальный носитель этих данных. Только тогда они могут попасть в орбиту уголовного судопроизводства. Закон устанавливает, что такими материальными носителями информации, используемой при расследовании и разрешении уголовного дела, являются показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы. Они обычно именуются источниками фактических данных3. Источник фактических данных, лишенный своего содержания (сведений), перестает быть источником. Такой источник не способен ничего ни доказать, ни опровергнуть. В доказательстве нельзя отрывать содержание от формы. Оно выступает в уголовном процессе в единстве содержания (сведений, отображений, информации о прошлых событиях) и формы (показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, заключения эксперта, вещественных доказательств, документов). Разграничение в доказательстве формы и содержания имеет практическое значение при расследовании преступлений. Судебным доказательством может быть признано только такое доказательство, которое содержит определенную информацию об элементах предмета доказывания, полученную из предусмотренного законом источника. При решении уголовного дела не мажет быть использована информация, хотя бы и относящаяся к предмету доказывания, но полученная помимо установленных законом источников. Равным образом в уголовном деле не могут иметь места ссылки на законные источники, если они не содержат информации об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела. В. Я. Дорохов совершенно справедливо указывает, что «не может служить доказательством и односложный ответ обвиняемого на вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Ответ обвиняемого в форме: «Да, признаю», «Нет, не признаю» не содержит фактических данных, подтверждающих его виновность или невиновность, а выражает лишь психическое отношение обвиняемого к предъявленному обвинению» К Доказательства по уголовному делу выступают либо в форме устных (показания) и письменных (заключение эксперта, протоколы, иные документы4) сообщений людей, либо в форме материальных объектов (вещественные доказательства).
Однако все они могут попасть в орбиту уголовного судопроизводства только через людей. Это будут свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, эксперты, авторы протоколов и документов. Материальные объекты могут выступать в качестве доказательств, если они будут подробно описаны в протоколах осмотра, по возможности сфотографированы и приобщены к делу особым постановлением ли'ца, производящего дознание, следователя, прокурора или определением суда (ст. 84 УПК РСФСР). В отдельных случаях они могут быть признаны вещественными доказательствами и иным путем. Например, у обвиняемого при совершении хулиганских действий жильцами общежития был отобран нож и передан прибывшему на место происшествия милиционеру. Последний получение ножа процессуально не оформил, а следователь ограничился вынесением постановления о приобщении ножа к делу. В судебном разбирательстве возник вопрос о допустимости данного доказательства. Он был разрешен допросом свидетелей, которые удостоверили принадлежность ножа обвиняемому и подтвердили факт отобрания его у обвиняемого во время совершения хулиганских действий. Следовательно, извлечь информацию из вещей, предметов, заставить заговорить «немых свидетелей» может только человек — обстоятельство, которое заставляет признать, что источником доказательства в уголовном процессе во всех случаях является человек — свидетель, обвиняемый и т. д., т. е. «лицо, сообщающее сведения о фактах, предметах» К Доказательства, при помощи которых устанавливаются событие преступления и другие обстоятельства, могут правильно отражать реальную действительность, быть достоверными, но могут давать искаженную картину, оказаться недостоверными 5. В процессе доказывания следствию и суду каждый раз приходится тщательно анализировать и проверять доказательства, давать им оценку. Существенное значение в этом отношении имеет проверка и оценка доброкачественности источника доказательства. Среди источников доказательств важное место принадлежит свидетелям. На рубеже XIX—XX вв. со свидетелями проводились многочисленные эксперименты и исследования, которые показали, что в свидетельских показаниях могут быть непроизвольные ошибки, связанные с искажениями при восприятии или передаче информации о наблюдаемых фактах.
Попав под влияние махистской философии, от рицавшей возможность достоверного познания объективного мира, буржуазные ученые В. Штерн, Лист, Гросс, Локар, Гольдовский и др., в результате неправильной оценки данных экспериментальной психологии относительно способности людей воспринимать и воспроизводить воспринятые ими явления и факты, пришли к выводу, что яко:бы «слово человеческое и действительность лишь в редких случаях совпадают между собой» \ что неправильное, ошибочное показание свидетеля есть правило, а правильное показание — исключение из правила. Порочными оказались и применяемые буржуазными учеными методы исследования и методика проведения эксперимента. Изучение отдельных психических функций дает возможность установить только отдельные факты поведения, но не обеспечивает познания закономерностей формирования свидетельских показаний, опираясь на которые можно было бы научно объяснить эти факты. Вместо этого буржуазные психологи и криминалисты, обнаружив ограниченность органов чувств человека, стали выдавать это за ограниченность человеческого познания вообще. Данные органов чувств, дополняясь мышлением и повседневно корректируясь практикой, снабжают нас правильной информацией, обеспечивающей деятельность в любой сфере, в том числе в области уголовного судопроизводства. Дело не в том, чтобы отбросить свидетельские показания из числа доказательств ввиду их ненадежности, а в том, чтобы разрабатывать приемы и методы получения достоверных свидетельских показаний. Эксперименты со свидетелями совпали по времени с бурным развитием естественных и технических наук, что дало возможность применять достижения этих наук в раскрытии преступлений. Исследование доказательств приемами, опирающимися на успехи химии, физики, фотографии, спектрографии, рентгеноскопии, предложенными Бертильоном, Гроссом, Локаром и другими западноевропейскими криминалистами, объективно позволило обнаруживать и исследовать такие доказательства, которые ранее установить не представлялось возможным. Преувеличенная критика свидетельских показаний и неумеренное восхваление научных и технических приемов (на первых порах далеких от совершенства) в уголовном процессе породили взгляды, что в век науки и техники свидетель вытесняется вещественными доказательствами — «немыми свидетелями» и экспертизами.
«Следы на месте преступления имеют гораздо большее значение в деле уличения преступника, чем сообщения свидетелей, так как они дают меньше оснований к заблуждениям»^. «Опасность пришла оттуда — писал по этому поводу М. С. Строгович, — откуда, казалось, меньше всего ее можно было бы ожидать — из области науки»6. Распространение взглядов о ненадежности показаний свидетелей в уголовном процессе и фетишизация «немых свидетелей», в конечном счете, явились результатом общего поворота буржуазии в период империализма к реакции, отражением того факта, что интересы империалистической -буржуазии оказались несовместимы ни с истинностью, ни с законностью в правосудии, требования о которых в свое время были написаны на знамени идущей к власти буржуазии. Поскольку в уголовном процессе современных империалистических государств требование установления истины, соблюдения законности часто является помехой для господствующего класса, стали весьма нежелательными и показания честных, добросовестных свидетелей. Их-то и стремятся любыми средствами опорочить и изгнать из уголовного процесса. Одним из поводов для этого являются (преувеличенные представления ряда буржуазных ученых о заведомой ненадежности свидетельских 'показаний как средства установления истины, о необходимости замены их «немыми свидетелями». Что же касается нечестных свидетелей, штатных агентов — доносчиков полиции, клятвопреступников и лжесвидетелей, как впрочем и лжеэкспертов, то им в уголовном процессе империалистических государств обеспечено широкое поле деятельности. В особенности это относится к США, где лжесвидетельство стало своеобразной профессией, своего рода бизнесом для многих проходимцев и лиц с уголовным прошлым. Советская теория доказательств, прочно стоящая на позициях диалектического материализма, не признает деления источников доказательств по ‘признакам их удельного веса и заранее обусловленной ценности. Любой из указанных в законе источников доказательств служит надежным средством установления истины, если им умело и правильно пользоваться.
В соответствии с законом никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы (ст. 17 Основ уголовного судопроизводства; ст. 71 УПК РСФСР). Указанное положение твердо вошло в о,биход судебной практики, которая требует производить оценку свидетельских показаний в совокупности с другими доказательствами по делу К Свидетельское показание представляет собой сообщение свидетелем следствию или суду 'фактических данных относительно известных ему обстоятельств по делу. К показанию свидетеля закон предъявляет ряд требований. Во-первых, сообщение делается в устной (форме; дача письменных свидетельских показаний по действующему закону не допускается. Во-вторых, показание должно быть получено в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке на допросе свидетеля в ходе дознания, предварительного или судебного следствия. В-третьих, допрос должен быть произведен органом государства, уполномоченным на то уголовно-процессуаль- ным законом (органом дознания, следователем, прокурором, судом). Свидетель — это лицо, которое по «первому требованию органов расследования, прокуратуры и суда обязано явиться в назначенное врем,я и место и дать в про- цессе допроса правдивые показания об известных ему и имеющих для дела значение обстоятельствах 7. Каждый свидетель должен иметь определенный источник осведомленности о сообщаемых им на допросе сведениях о фактах. Не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ст. 74 УПК РСФСР). Таким источником осведомленности для свидетеля служит прежде всего личное, непосредственное восприятие им определенных обстоятельств, имеющих значение для дела. В качестве источника осведомленности для свидетеля может служить наряду с личным, непосредственным восприятием фактов по делу также знание об этих фактах со слов других лиц, которые видели или иным путем восприняли факты, события. Поэтому в качестве свидетеля может быть допрошено лицо, которое непосредственно не воспринимало обстоятельства, о которых дает показания, но слышало о них от других лиц, знающих об этих обстоятельствах. Показания, которые свидетели дают с чужих слов, важны для следствия и суда ввиду того, что позволяют выявить и допросить очевидцев, заполучить другие источники доказательств по делу, проконтролировать первоначальный источник информации. Самостоятельное доказательственное значение показаний таких лиц невелико, и суд ,не должен основывать свои выводы по делу на показаниях .свидетелей, сообщающих о происшедшем со слов других лиц. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 сентября 1958 г. по делу Абрамова и Овцина записал: «Показания свидетелей Шитовой, Арзумановой и Ахмяковой Нины также нельзя признать достаточными для вывода о виновности Абрамова и Овцина в совершении преступления, имея в виду, что сами они очевидцами нападения на потерпевшего Ахмякова не являлись и свои показания давали со слов последнего» 8. Существенную помощь в правильном разрешении уголовного дела могут оказать свидетели, которые наблюдали поведение обвиняемого или слышали его высказывания после совершения преступления. Как указал Пленум Верховного Суда СССР, показания таких свидетелей имеют доказательственное значение и могут быть приняты во внимание судом, наряду с другими данными, при исследовании обстоятельств дела9. Предмет допроса и дачи свидетелем шоказаний определяется законом. Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними (ст. 74 УПК РСФСР). К предмету допроса свидетеля могут быть отнесены не только сведения о самом событии преступления, но также о сопутствовавших, предшествовав ших или последовавших вслед за событием обстоятельствах. Свидетель может быть допрошен о личности других свидетелей в целях правильной оценки их показаний. Доказательственное значение в показаниях свидетелей могут иметь только сообщаемые ими конкретные сведения о фактах, обстоятельствах дела. Обвинение не может быть основано на неконкретных показаниях свидетелей. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР, отменяя приговор по обвинению Кочалиева в хулиганстве, записала в своем определении: «Обвинение Кочалиева основано на показаниях контролера кинотеатра Алиева и двух его сослуживцев; из материалов дела совершенно не понятно, в чем выразились конкретно хулиганские действия Кочалиева, при каких обстоятельствах они им совершены»10. Даваемая свидетелем характеристика обвиняемого или другого лица также должна заключать в себе сообщение о конкретных фактах, .не 'быть голословной. Так, Судебная коллегия Верховного Суда СССР, установив, что «обвинение Насибова основано на показаниях свидетелей о том, что обвиняемый «нечестный человек», отметила, что «обвинение в краже не может быть основано только на отрицательной характеристике обвиняемого со стороны свидетелей, не давших показаний по существу предъявленного обвинения»11. Во время допроса свидетель иногда не ограничивается сообщением о воспринятых им фактах, но дает объяснения этим фактам, высказывает предположения. В не* которых случаях это может подсказать путь к отысканию доказательств, их проверке, содействовать выработке версий 12. Однако мнения и суждения свидетеля, не основанные на конкретных фактах, лишены доказательственного значения. Верховный Суд СССР неоднократно указывал, что показания свидетелей, выражающие личные предположения, не основанные на конкретных фак тах, не могут служить доказательствами по делу 13 и не могут быть положены в основу обвинительного приговора 14. Кроме свидетеля, доказательственную информацию доставляют потерпевший, обвиняемый, подозреваемый и эксперт. Ближе других источников доказательств (по своим объективным свойствам) стоит к свидетелю потерпевший. Показания того и другого имеют черты сходства как по форме, так и по содержанию, по предмету показаний. Много общего имеется в самом процессе формирования тех и других показаний. Неслучайно законом установлен в принципе одинаковый процессуальный режим для собирания, проверки и оценки показаний свидетеля и потерпевшего (ст. 75, 155—161, 287 УПК РСФСР). Вместе с тем свидетель и потерпевший отнюдь не од- народные фигуры уголовного судопроизводства. В то время как свидетель обычно не имеет в деле процессуального интереса, не занимает в нем устойчивогоиоложения, является субъектом отдельных процессуальных отношений, но не участником процесса и с точки зрения процессуального положения характеризуется >в первую очередь выполнением правовой обязанности правдиво сообщать об известных ему обстоятельствах дела, потерпевший всегда преследует в процессе определенный интерес, занимает устойчивое положение в производстве дела и, будучи активным участником процесса, оказывает влияние на ход и исход дела. В отличие от свидетеля дача показаний не только обязанность, но и право потерпевшего15, а сами показания не только средство доказывания, но и средство защиты его интересов. По окончании предварительного следствия потерпевший знакомится с материалами дела, что оказывает существенное влияние на облик, содержание и общую направленность его по казаний. Учитывая все это, законодатель рассматривает потерпевшего как самостоятельный источник доказательств. Как и показания потерпевшего, показания обвиняемого и подозре-ваемого служат не только источниками фактических данных, но и средством защиты их прав и интересов. Разница в том, что потерпевший посредством своих показаний защищает интересы в связи с причиненным ему преступлением вредом, обвиняемый и подозреваемый, давая показания, защищаются от предъявленного обвинения или возведенного подозрения. Указанный момент еще больше отдаляет показания свидетеля от показаний обвиняемого и подозреваемого. Если показания свидетеля, как правило, содержат сведения о действиях и поступках других лиц, то показания обвиняемого и подозреваемого касаются раньше всего обстоятельств, связанных с собственными действиями и поступками. В этом смысле они всегда шире по объему и содержанию показаний свидетелей: в них неизбежно проступают объянения по поводу совершенных действий и поступков. Обвиняемый — активный участник процесса, который в подавляющем большинстве случаев в полной мере использует .предоставленные ему права при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства. Соответственно с различием процессуального положения свидетеля и обвиняемого закон устанавливает различные правила собирания, закрепления и проверки их показаний. Однако в конкретной практической ситуации грань различия между сопоставляемыми источниками доказательств не всегда столь ясна. В качестве свидетелей на практике допрашиваются лица, переданные на поруки после предъявления обвинения, по поводу действий лиц, являвшихся соучастниками преступления, но не переданными общ>ествен,ности на перевоспитание и исправление. Точно так же в качестве свидетелей допрашиваются обвиняемые в отношении других обвиняемых, дело о которых после предъявления всем обвинения выделено в отдельное производство. Наконец, как свидетели допрашиваются лица, отбывшие срок наказания, в отношении бывших соучастников преступления, дело о которых пересматривается в связи с отменой (приговора в порядке судебного надзора. Во всех перечисленных случаях, думается, названные лица свидетелями не являются и не должны допрашиваться в качестве таковых. Свидетель рождается обстоятельствами дела, а не собственными преступными действиями. Кто пребывал в положении обвиняемого, чья виновность в совершении преступления доказана, тот, независимо от того, был он или не был освобожден от уголовной ответственности, не может трансформироваться в свидетеля и давать свидетельские показания относительно своих соучастников. Если лицо, совершившее пре- > Чтупление, находилось в положении обвиняемого, подсу- ч- ;Ьшого или осужденного, если виновность этого лица доказана с несомненностью, если в связи с этим оно \) пользовалось правами обвиняемого (подсудимого), оно г должно в необходимых случаях допрашиваться не по ~ правилам допроса свидетеля, а по правилам допроса \обвиняемого (подсудимого), что и должно быть отражено в уголовно-процессуальном законодательстве. Практика идет по иному пути лишь потому, что действующее \ законодательство ее регламентирует порядка допроса упомянутых лиц. Своеобразное положение в уголовном судопроизводстве занимает эксперт. Советская теория доказательств рассматривает свидетеля и эксперта в качестве самостоятельных, отличных друг от друга по -своей природе источников доказательств. Эксперт и свидетель имеют различные источники своей осведомленности. Свидетель создается самим событием преступления и фактом восприятия им определенных обстоятельств происшедшего -события, в связи с чем он располагает сведениями до привлечения к делу для информации о них1. Эксперт черпает сведения о необходимых ему данных для дачи заключения не путем личного восприятия каких-то обстоятельств преступного события, а из материалов дела, представляемых ему следствием и судом. Для дачи заключения эксперт использует 'Свои специальные познания и личный опыт специалиста в определенной сфере деятельности. В то время как свидетель являет собой J^ibKo лицо, дающее показания, эксперт,, прежде чем шрЯктавить заключение по поставленным перед ним водаро^амк выступает актив- ным исследователем определенных обстоятельств дела. Формирование экспертного заключения столь существенно отличается от формирования свидетельского показания, сколь существенно отличается эксперт как источник доказательств от свидетеля. Вполне резонно поэтому уголовно-процессуальное законодательство по-разному определяет их процессуальное положение и относит заключения экспертов и показания свидетелей к самостоятельным источникам доказательств 16.
| >>
Источник: Смыслов В. И.. Свидетель в советском уголовном процессе. Учебное пособие. 1973

Еще по теме § 1. СВИДЕТЕЛЬ И ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ:

  1. Доказательства по гражданскому делу. Процесс доказывания
  2. Вопрос 38. Судебные доказательства
  3. В. Понятие, классификация и оценка доказательств в административном процессе
  4. А. Понятие документов и их роль как источника доказательств
  5. Б. Способы получения документов в качестве источника доказательств в административном процессе
  6. в) Письменные доказательства
  7. § 1 .Обеспечение следователем допустимости , относимости и достоверности доказательственной информации , полученной при допросе .
  8. § 1. Понятие и виды доказательств. Проблемы допустимости использования в доказывании современных научно-технических методов и средств
  9. § 5. Внеэкспертные исследования вещественных источников доказательственной информации
  10. § 6. Допустимые доказательства. Основания признания доказательства недопустимым
  11. § 1. СВИДЕТЕЛЬ И ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  12. § 7. Допрос потерпевших и свидетелей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -