>>

Сущность и значение принципов правосудия

Правосудие по уголовным делам как вид государственной деятельности осуществляется на основе принципов — общих положений, отражающих существо исследуемого явления. Принципы правосудия обусловлены самой его природой.
«...Принципы, — писал Ф. Энгельс, — не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа и человечество сообразуются с принципами, а, наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории»1. Отражая природу правосудия по уголовным делам, принципы, как и само правосудие, объективны. Однако при их выявлении и формулировании необходимо учитывать гносеологический аспект, ибо, как подчеркивал Ф. Энгельс, «принципы — не исходный пункт исследования, а его заключительный результат...»2. Принципы правосудия познаются и выводятся путем исследования всей системы этого вида государственной деятельности. Они не могут рассматриваться вне их зависимости от правосудия. Принципы советского социалистического правосудия — продукт утверждения нового типа государства. До возникновения социалистического права идеи о правосудии находились только в области общественного сознания. С его появлением они получили закрепление в нормативных актах и превратились в принципы правосудия. Правосознание является предшественником права, а значит, и его принципов. Среди многих факторов, влияющих на содержание и 5 развитие правосознания, определяющую роль играют экономический строй общества и экономические отношения. В ходе правового развития имеет место прежде всего перевод экономических отношений в юридические принципы3. Однако между правосознанием и экономическими отношениями нельзя видеть только прямую зависимость. К. Маркс отмечал, что «правовое представление, свойственное определенным отношениям собственности, хотя и вырастает из них, с другой стороны, все же не совпадает и не может совпадать с ними»4. Разъясняя суть материалистического понимания истории, Ф. Энгельс писал: «Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т.д.
развитие основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономический базис. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а все остальное — лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе путь»5. На правосознание оказывает влияние вся совокупность идей и общественных отношений, к которым можно отнести прежде всего политические, правовые, моральные, бытовые и др. Правосознание черпает для себя материал во всей полноте реальной жизни, а не только в правовых отношениях6, ибо ни одна из форм общественного сознания не действует изолированно от других. Все они усиливают и дополняют друг друга, выступая в качестве единой системы, оказывающей воздействие на поведение людей. Для того чтобы зафиксировать в нормативном акте экономическое, нравственное, политическое или любое иное отношение, которое нуждается в правовом урегулировании, оно должно пройти через правосознание и лишь затем может получить закрепление в виде нормы права. К. Маркс отмечал, что люди устанавливают свои общественные отношения соответственно развитию их материального производства7. Поскольку «...экономическая структура общества каждой данной эпохи образует ту реальную основу, которой и объясняется в конечном 6 счете вся надстройка, состоящая из правовых и политических учреждений...»8, постольку правовые нормы являются продуктом определенной эпохи. «Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества», — подчеркивал К. Маркс9. Сообразно закономерностям общественного развития законодатель избирает формы и методы правового регулирования общественных отношений. Значит, принципы правосудия не только объективны, но и субъективны, ибо с помощью мышления выводятся из объективной реальности. Задача состоит в том, чтобы правильно их сформулировать и обеспечить неуклонное проведение в жизнь.
В широком смысле принципы — это интересы, которым придается правовая форма10. Особенностью общественных отношений является их постоянное изменение. Вследствие этого одни принципы исчезают, другие появляются. Принципы так же «мало вечны, как и выражаемые ими отношения. Они представляют собой исторические и преходящие продукты»11. Но в силу субъективного характера принципы более стабильны по сравнению с общественными отношениями, поэтому возникает необходимость искать наиболее удачное их выражение в праве. В.И. Ленин подчеркивал, что «юридические определения могут соответствовать прогрессивному развитию этих [общественных] отношений, но могут также (если эти определения плохи) «соответствовать» регрессу или застою»12. Законодательные органы не создают принципов правосудия, а открывают уже существующие в сфере правосудия. В отыскании принципов правосудия велика роль науки. Она призвана: следить за соответствием имеющихся принципов правосудия уровню общественного развития; оказывать помощь законодателю в выявлении новых принципов; находить такие способы для их формулирования и реализации, которые соответствовали бы уровню развития общества, отражали коренные интересы государства, а также потребности личности. Таким образом, принципы правосудия по уголовным 7 делам — это концентрированное выражение уровня общественного развития, правосознания, общественной и юридической практики. Они объективны в смысле материального источника, их отражающего, и обусловлены в конечном счете экономическими условиями жизни общества. По формальному признаку, связанному с сознанием людей, они субъективны. Но сознание может отразить то, что уже существует. Поэтому закрепление в праве принципов правосудия, чуждых социалистическому обществу, приведет либо к несоблюдению их членами общества, либо вызовет опасность в плане перерождения существа социалистического правосудия. С гносеологических позиций право, а следовательно, и принципы правосудия, закрепленные в нем, до возникновения правосознания существовать не могут. Хотя принципы правосудия формулируются человеческим разумом и поэтому обладают признаком субъективной реальности, однако это не является основанием для вывода о том, что принципы правосудия всего лишь руководящие идеи, закрепление которых в нормах права не обязательно13. Идея — это элемент правосознания. Она, конечно, может адекватно отражать сущность явления, но от этого не перестает быть только идеей. На уровне правосознания нельзя говорить о принципах правосудия. Принципы правосудия станут таковыми, если получат нормативное закрепление14. Нормы — это внешняя форма выражения принципов правосудия15. Правосознание же служит основой любого правотворческого процесса. Отраженные в законодательстве принципы правосудия по своему содержанию не всегда будут полностью совпадать с идеализированным о них представлением. Правосознание, являясь идейным источником права, относится к числу 8 наиболее подвижных элементов правовой надстройки. Лишь пройдя через сознание, правовые требования воплощаются в новые нормы права. Отсюда отставание правовых норм от развития правосознания, которое призвано как бы выступать в качестве побудительного начала правотворчества, правоприменительной и правоохранительной деятельности16. В своем генезисе принципы правосудия по уголовным делам проходят несколько этапов: 1) возникновение идей о правосудии как прообразов принципов правосудия; 2) подготовительная работа по реализации этих идей в нормативных актах; 3) отображение идей в нормах права. Принципы, сформулированные в правовых актах, могут представлять собой удачное, менее удачное или неудачное отражение идей о правосудии, возникших в сфере правосознания. Но в любом случае принципы правосудия будут носить нормативный характер17. Те положения, которые еще не закреплены в правовых нормах, не могут быть принципами правосудия. Их следует рассматривать лишь как идеи, научные выводы18. Именно через правовые нормы принципы правосудия по уголовным делам способны оказывать воздействие на поведение людей. В этом смысле они имеют опосредствованное значение, поскольку непосредственно действуют правовые нормы. Содержание правовых норм как регуляторов поведения участников судопроизводства предопределено и подчинено соответствующим принципам правосудия. При принятии той или иной нормы права необходимо, чтобы она не находилась в противоречии с действующими в сфере принципами правосудия. Игнорирование этого приведет к разлаженности в системе правосудия. Нормативная сторона принципов правосудия свидетельствует о том, что извне они представляют собой нормы права, соблюдение которых обеспечивается силой государства. Это главное отличие принципов права от принципов правосознания, поскольку область правосознания относится к идеальному. Однако система норм 9 права, определяющих правосудие по уголовным делам, и система норм, в которых выражены принципы данного вида правосудия, не равнозначные понятия. Право не может состоять только из норм, в которых закреплены принципы. Кроме принципов в его содержание входят общие положения, дефиниции, задачи, презумпции, преамбулы, которые взаимообогащают друг друга19. Каждое из этих общих правовых предписаний занимает самостоятельное место в правовом механизме и не просто обладает нормативным характером, а выполняет роль регулятора общественных отношений. С.С. Алексеев указывает на устойчивую тенденцию к специализации юридических норм, сущность которой состоит в том, что определенные нормы права предназначаются для выполнения соответствующих операций20. По мере такого «разделения труда» некоторые нормы по отношению к другим приобретают относительно самостоятельный характер21. Недооценка этого фактора приводит иногда к попыткам придать термину «принцип» многоаспектное значение, что ведет к утрате им строгих очертаний и слиянию с другими представлениями, которые относятся к презумпциям, задачам и т.д. Как правильно отмечает Т.Н. Добровольская, принципы правосудия по уголовным делам в действующем уголовно-процессуальном законодательстве получают двоякое закрепление. В большинстве случаев они прямо выражены в отдельной норме, в других — их содержание «вытекает из ряда правовых норм, каждая из которых формулирует только отдельную, составную часть соответствующего принципа»22. Нормы, наиболее полно отражающие принципы, — это своего рода нормы-принципы. Закрепленные в Конституции СССР, конституциях союзных республик, Основах законодательства о судоустройстве, Основах уголовного судопроизводства и в УПК, они образуют схему — приближенную модель осуществления правосудия по уголовным делам. Наличие норм-принципов говорит 10 о многоуровневой структуре права, в которой они являются наиболее глубинными элементами и относятся к разряду нормативных обобщений. При закреплении принципов правосудия в законах приемы законодательной техники имеют второстепенное значение. Важно, чтобы нормы права были адекватны по своей сути принципам правосудия как объективному явлению. «...Право, — писал Ф. Энгельс, — должно... быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий»23. Хотя принципы правосудия по уголовным делам могут двумя способами отражаться в праве, однако свое полное звучание тот или иной принцип не может получить лишь в одной норме права, даже если она будет нормой-принципом. Только комплекс норм может выразить каждый из принципов правосудия. Нормы-принципы лежат в основе всей правовой системы и отличаются особой устойчивостью. Они остаются неизменными и постоянными при социалистическом строе. Формулировка их может периодически уточняться, как это произошло с некоторыми нормами-принципами в Конституции СССР 1977 г. Однако сущность их остается прежней. С развитием и совершенствованием социалистических общественных отношений идет постоянное обогащение демократического содержания норм, конкретизирующих нормы-принципы. Именно за счет детализирующих норм может меняться правовой статус участников уголовного судопроизводства, при этом нормы-принципы остаются те же. Наличие одной нормы-принципа без других норм, развивающих определенный принцип правосудия по уголовным делам, приведет к формальному его существованию. С другой стороны, если представить, что какая-либо норма-принцип отменена, а нормы, конкретизирующие ее, продолжают действовать, то это не приведет к устранению действия принципа. Например, ст. 13 УПК БССР представляет собой норму-принцип, в которой закреплен принцип гласности правосудия по уголовным делам. Если эту статью отменить, то возникает вопрос, будет ли действовать отраженный в ней принцип. Думается, что будет, поскольку идеей гласности правосудия пронизаны конкретные нормы уголовно-процессуального 11 права. Так, применительно к нормам, регламентирующим производство в стадии судебного разбирательства, принцип гласности обнаруживается почти в каждой из них. На первый взгляд может показаться, что норма-принцип играет второстепенную роль, коль сам принцип будет осуществляться даже после ее отмены. Однако это не так. Наличие нормы-принципа усиливает воздействие принципа на поведение субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Хотя сама норма-принцип вытекает из правосознания, однако она оказывает воздействие на всю совокупность представлений и чувств людей. Обыденное сознание формируется в большей мере под влиянием норм-принципов. Граждане могут не знать той или иной нормы, детализирующей норму-принцип, но они осведомлены относительно существа правосудия по уголовным делам, которое обусловлено прежде всего наличием норм-принципов. Еще в большей мере под воздействием норм-принципов формируется профессиональное правосознание. Наличие их позволяет глубже уяснить содержание и природу социалистического правосудия. Правосознание судьи чутко реагирует на общественные отношения, которые в силу объективных причин нуждаются в правовом опосредствовании, а также на те нормы, которые отжили и становятся своего рода правовым балластом. Если для граждан главным является адекватное выражение в их правах и обязанностях явлений общественной жизни, то для судьи важны прежде всего нормы-принципы правосудия, соотнесение с ними частных норм. Только согласованность между общими и специальными нормами будет способствовать единообразию в применении закона. Нормы-принципы оказывают огромное влияние на правильное применение аналогии закона. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве нет нормы, подобно той, которая содержится в ст. 12 Основ гражданского судопроизводства. В ней сказано, что в случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения, а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла советского законодательства. Однако это не означает, что при осуществлении правосудия по уголовным делам вовсе не используется аналогия уголовно-процессуального закона. Н.Н. Полян- 12 ский подчеркивал, что обойтись без аналогии в сфере уголовно-процессуального права никогда не представлялось возможным24. Необходимость в применении аналогии закона особенно возникает в судопроизводстве по исполнению приговора. Порядку судебного разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, посвящена ст. 377 УПК. В ней получили отражение наиболее специфические стороны судебной деятельности в стадии исполнения приговора. Что же касается таких общих вопросов, как подготовительные действия, связанные с открытием судебного заседания, проверкой явки вызванных лиц, необходимостью приглашения переводчика, если кто-либо из участвующих в рассмотрении дел не владеет языком судопроизводства, разъяснением прав и обязанностей, и других вопросов, которые неизбежны при проведении судебного заседания на любом этапе отправления правосудия по уголовным делам, то они не получили закрепления в гл. 32 УПК БССР «Исполнение приговора»*. Из этого, однако, не следует, что в судебной практике выпадают необходимые атрибуты судебного заседания. Председательствующий, прибегая к использованию аналогии закона, проводит те же подготовительные действия, которые свойственны стадии судебного разбирательства. Нельзя согласиться с мнением П.С. Элькинд, что поскольку основанием для применения аналогии закона являются пробелы в нем, постольку ликвидация их путем совершенствования уголовно-процессуального законодательства приведет к устранению аналогии при сохранении института расширительного толкования норм25. В.И. Каминская даже утверждала, что законодатель, учитывая потребности практики и новые, выдвинутые жизнью вопросы, может с необходимой полно- 13 той регламентировать процессуальную деятельность и не допускать пробелов в законодательстве26. Применение аналогии уголовно-процессуального закона сохранит свое значение и впредь. Это связано с тем, что нормы права более стабильны, чем общественные отношения, которые они подвергают правовому регулированию. В связи с быстрым изменением характера общественных отношений законодатель не всегда в состоянии оперативно реагировать на эти изменения. К тому же в УПК сосредоточены нормы, которые потребуются при производстве любого уголовного дела. В этом смысле они носят абстрактный характер. Задача состоит в том, чтобы правильно их применить в возникшей на практике ситуации. И здесь действенную помощь могут оказать нормы-принципы как наиболее общие, сквозные, постоянные положения, являющиеся своего рода ориентиром в применении аналогии уголовно-процессуального закона. Благодаря им у суда, например, не возникает сомнений, допускать ли к участию в судопроизводстве по исполнению приговора защитника, если на этот счет имеется соответствующее ходатайство, поскольку в законе имеется норма-принцип, из содержания которой вытекает, что обвиняемому (подсудимому, осужденному) предоставляется право на защиту. Для надлежащей практической реализации принципов правосудия по уголовным делам недостаточно одних норм-принципов. Применительно к этапам судопроизводства, участникам судебного заседания и конкретным уголовно-процессуальным действиям нужны детализирующие нормы, без которых нормы-принципы сами по себе могут оказаться бессильными. В связи с этим возникает вопрос: создают ли нормы-принципы правосудия по уголовным делам определенные правоотношения? И.Л. Петрухин пишет: «Принципы правосудия имеют нормативный характер. Гласность, устность, национальный язык судопроизводства и т.д. — все это обращенные к суду нормативные требования, порождающие правоотношения между судом и участниками процесса и допускающие при их нарушении применение санкций»27. Представляется, что придание решающего значения в осуществлении правоотношений нормам-принципам, как 14 умаление их роли, не соответствует тому месту, котрое они занимают в системе норм уголовно-процессуального права. Венгерский ученый И. Сабо отмечает, что марксистская теория права есть в конечном счете теория правовых отношений. При этом имеются в виду не только индивидуальные, но и правоотношения в их абстрактной форме28. Если это общеправовое теоретическое положение применить к уголовно-процессуальному праву, то можно в конечном итоге прийти к выводу о том, что нормы-принципы создают базовые общественные отношения29 или, точнее, абстрактные образы общественных отношений, которые имеются независимо от того, участвуют ли в них конкретные лица. Правоотношениями в широком смысле слова могут выступать не только строго определенные связи между отдельными субъектами, но и более общие, не столь детализированные, относительно стабильные. Их возникновение связано главным образом с наличием конституционных норм, которые регулируют наиболее важные общественные отношения30, а также с наличием в отраслях права, в частности уголовно-процессуальном, норм-принципов. Правоотношения, порождаемые нормами-принципами правосудия по уголовным делам, являются общими. Общие уголовно-процессуальные отношения — первичная форма опосредствования общественных отношений. В рамках их находятся специфические, конкретные уголовно-процессуальные отношения. Общие уголовно-процессуальные отношения возникают во взаимосвязи «государство — участник уголовного процесса». Что касается процессуальных правоотношений, детализирующих общие, то там имеется непосредственная связь между участниками уголовного процесса: «обвиняемый — следователь», «осужденный — суд», «орган, ведающий отбыванием наказания, — суд» и т.д. Значит, специфика общих уголовно-процессуальных правоотношений, урегулированных нормами-принципами, состоит в том, что они возникают на основе норм-принципов, 15 носят общий характер и являются исходным, первичным для возникновения конкретных отношений. Определяя свойства принципов правосудия по уголовным делам, необходимо отметить, что в судебных актах суды ссылаются не только на статьи уголовно-процессуального закона, в которых отражены нормы-принципы, но и на детализирующие их нормы права. И.Л. Петрухин пишет, что, отменяя, например, приговор, вышестоящий суд вправе сослаться на статью Конституции, которая была нарушена, а не отыскивать основания для отмены приговора в текущем законодательстве31. Представляется, что на практике не всегда это возможно реализовать, ибо в Конституции содержатся лишь нормы, регулирующие в наиболее обобщенном виде общественные отношения. В ней может не быть нормы, необходимой для обоснования принятого решения. Однако автор прав в том, что если нарушена та или иная статья Конституции, то суд должен сделать ссылку и на эту статью. Возражение вызывает то, что, по мнению И.Л. Петрухина, суд не должен отыскивать в текущем законодательстве нарушенные нормы. Проведение в жизнь этого предложения может привести к злоупотреблениям со стороны судей, которые не будут утруждать себя отыскиванием в отраслевом законодательстве норм, детализирующих конституционные. А это будет служить помехой на пути установления истины по рассматриваемому делу. Важным в теоретическом и практическом отношении является вопрос о том, получат ли адекватное выражение на практике закрепленные в законе принципы правосудия по уголовным делам. В.М. Семенов считает, что принципы процессуального права являются одновременно принципами процессуальной деятельности, поскольку прокуратура, органы следствия и суд не имеют права при осуществлении своей деятельности выходить за рамки отрасли права32. Принципы правосудия по уголовным делам должны получать в законе такое отражение, чтобы при их реализации по возможности не допускались различия между нормами права как моделями правоотношений и реальными правоотношениями. Думается, однако, что различия будут все-таки иметь место, хотя при формули- 16 ровании в законе принципов правосудия учитываются разнообразные факторы (экономический, моральный, этический и др.), но на практике их роль усиливается. Психологический склад личности конкретного судьи, его общий образовательный уровень, не говоря об уровне профессионального правосознания, будут накладывать отпечаток на применение норм права, в которых выражены принципы правосудия. К. Маркс подчеркивал, что государственные функции представляют собой «не что иное, как способы существования и действия социальных качеств человека»33. Важно, чтобы урегулированная правом сторона общественных отношений при их реализации не выходила за грань закона. В этом смысле, действительно, принципы правосудия по уголовным делам, закрепленные в законе, будут в то же время являться принципами осуществления данного вида правосудия. Но поскольку реальная жизнь правоотношений, возникающих на их основе, будет богаче, постольку в пределах закона принципы правосудия на практике будут модифицированы. Таким образом, принципами правосудия по уголовным делам являются основные правовые положения, которые выражают социалистическую природу и сущность данного вида правосудия и направляют уголовно-процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством.
| >>
Источник: Бибило Валентина Николаевна. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. 1986

Еще по теме Сущность и значение принципов правосудия:

  1. Тема 2 СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРАВОСУДИЕ. ПРИНЦИПЫ ПРАВОСУДИЯ. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. 3. Конституционные принципы правосудия
  3. Вопрос 28. Демократические принципы правосудия в РФ
  4. Понятие и конструкционные принципы правосудия
  5. § 4. Демократические принципы законодательствования и отправления правосудия
  6. §1. Конституционные принципы правосудия
  7. 13 . Каково содержание принципов правосудия
  8. 1.6. Сущность, основные черты и значение гражданской процессуальной формы: понятие, черты, значение и последствия ее нарушения
  9. 1.6. Сущность, основные черты и значение гражданской процессуальной формы: понятие, черты, значение и последствия ее нарушения
  10. 12. Что понимается под принципами правосудия и какова их система
  11. Бибило Валентина Николаевна. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора, 1986
  12. Принцип осуществления правосудия только судом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -