>>

§ 1. Сущность уголовно-правового воздействия

В уголовном праве Российской Федерации термин "уголовно-правовое воздействие" не является традиционным и широко употребляемым. Согласно ст. 2 УК РФ для осуществления охраны прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя, обеспечения мира и безопасности человечества, а также предупреждения преступлений устанавливаются виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера.
Однако ни общей дефиниции, раскрывающей сущностные и другие отличительные признаки, ни конкретного перечня таких мер законодателем не приводится. В доктрине вопрос о понятии, признаках и видах мер уголовно-правового характера относится к числу дискуссионных. Возрастающий к нему интерес объясняется современной уголовно-правовой политикой, имеющей тенденцию к дифференциации и комплексности государственного принуждения. В специальной литературе в таком контексте все чаще используются словосочетания "уголовно-правовое воздействие" , "меры уголовно-правового воздействия" , "система мер уголовно-правового воздействия" . -------------------------------- См.: Кошаева Т.О. Уголовная ответственность как вид юридической ответственности // Журнал российского права. 2004. N 8. С. 48, 50; Коваленко С.Э. О некоторых формах реализации уголовной ответственности // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. N 4. С. 176. См., например: Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве. М., 2000. С. 7; Прохоров В.С., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Механизм уголовно-правового регулирования: норма, правоотношение, ответственность. Красноярск, 1989. С. 7, 88, 93; Тарасов А.Н. Условное осуждение по законодательству России: вопросы теории и практики. СПб., 2004. С. 67, 91; Чучаев А.И., Абдрахманова Е.Р. Лишение свободы и проблемы его реализации. Ульяновск, 1996. С. 61. См.: Кондалов А.Н.
Условное осуждение и механизмы его обеспечения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 4 - 6. В ряде норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства говорится об оказании на осужденных исправительного (ст. 68 УК РФ, ст. 8 УИК РФ), общественного (ст. 9 УИК РФ) и воспитательного (глава 15 УИК РФ) воздействия. Один из видов принудительных мер уголовно-правового характера легально именуется принудительными мерами воспитательного воздействия. Показательным в этом отношении является зарубежный опыт юридической техники. Уголовное законодательство многих государств предоставляет правоприменителю возможность выбора не только из множества наказаний, но и из числа иных мер принуждения. В Общей части Уголовного закона Латвии предусматриваются иные принудительные меры воздействия, о мерах исправления и безопасности говорится в специальной главе УК ФРГ, средствам уголовного воздействия посвящена одна из глав УК Литовской Республики . -------------------------------- См.: Крастиньш У.Я. Системность и иные уголовно-правовые меры принудительного воздействия // Системность в уголовном праве: Мат. II рос. конгресса уголовного права. М., 2007. С. 216 - 217. Потребность и целесообразность "обогащения" понятийного аппарата науки уголовного права вызваны "ограниченными" гносеологическими возможностями словосочетания "меры уголовно-правового характера". По справедливому замечанию А.С. Пунигова, термин "меры уголовно-правового характера" слишком широкий по объему, не отображает специфики обозначаемых средств. Его неопределенность "вносит путаницу в уяснение содержания исследуемого понятия и не добавляет строгости в употребление терминологии" . -------------------------------- Пунигов А.С. К вопросу о понятии "меры уголовно-правового характера" // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Мат. 4-й междунар. науч.-практич. конф. 25 - 26 января 2007 г. М., 2007. С. 291. Недостаток легального наименования проявляется и в том, что оно не позволяет перейти на новый уровень исследования, усматривая в совокупности качества, не свойственные отдельным составляющим.
Определение понятия мер уголовно-правового характера зачастую дается посредством перечисления двух групп признаков: свойств, общих для уголовно-правовых мер (включая наказание), и свойств, отличающих наказание и иные меры. Более емкое терминологическое сочетание "уголовно-правовое воздействие", напротив, ориентирует на проведение системного научного анализа. Системный подход является общенаучным инструментом получения нового знания и заключает комплексное видение сложных явлений в многообразии составляющих их связей, как внутренних, так и внешних (от греч. systema - "составленное из частей", "соединенное"). В философии данная категория обозначает объект, организованный в качестве целостности, где энергия связей между элементами системы превышает энергию их связей с элементами других систем. Семантическое поле такого понятия включает термины "связь", "элемент", "целое", "единство", "структура" - как схема связей между элементами . -------------------------------- Всемирная энциклопедия: философия / Под ред. А.А. Грицанова. М., 2001. С. 936. Основу уникальности и цельности любого явления, в том числе и системного, составляет его сущность - внутреннее содержание, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия . Сущностью обусловлены функциональное значение, отличительные признаки и свойства явления. В истории философии сущность определялась как начало понимания вещей, их вечный принцип бытия, внутренняя структура, первичное, устойчивое и необходимое качество (в противовес качествам вторичным, изменчивым и второстепенным) . -------------------------------- Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичева и др. М., 1989. С. 638. См.: Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина и др.: В 4 т. М., 2001. Т. 3. С. 682. Исходя из сложившегося анализа мер уголовно-правового характера вопрос об их сущности, как правило, не ставился. Учитывая, что не все черты, присущие явлению, выступают первичными и определяющими, представляется необходимым провести обстоятельное изучение свойств системы мер уголовно-правового характера, обозначить качество этих свойств и выявить в итоге сущность уголовно-правового воздействия. Пожалуй, единственной неоспоримой чертой мер уголовно-правового характера является их нормативная определенность . Закрепление в уголовном законе свидетельствует о принадлежности данных мер к средствам государственного регулирования общественных отношений и указывает на их особое предназначение, выраженное задачами УК РФ. По столь явному внешнему признаку, вытекающему из самого термина, не представляет трудностей провести разграничение уголовно-правового воздействия, к примеру, от гражданско-правового и административно-правового воздействия. -------------------------------- См.: Звечаровский И. Понятие мер уголовно-правового характера // Законность. 2007. N 1. С. 20; Келина С.Г. "Иные меры уголовно-правового характера" как институт уголовного права // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Мат. 4-й междунар. науч.-практич. конф. 25 - 26 января 2007 г. М., 2007. С. 285, 286; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 2008. С. 351; и др. Руководствуясь признаком формального выражения, логично предположить, что все средства, регламентированные УК РФ, выступают мерами уголовно-правового характера и образуют уголовно-правовое воздействие. Однако основывать научную теорию на внешнем формальном критерии и, более того, относить его к сущностным признакам правового феномена не представляется обоснованным. Уголовный закон определяет множество институтов, имеющих отличные цели, основания применения и содержание. Нормативную определенность следует рассматривать как вторичный признак уголовно-правового воздействия, обусловленный его социально-правовой значимостью. Не столь однозначно решается вопрос об отнесении мер уголовно-правового характера к мерам государственного принуждения. Большинство отечественных и зарубежных криминалистов отвечают на него положительно. Так, У.Я. Крастиньш пишет, что общим для уголовно-правовых мер воздействия и наказания является то, что они "реализуются в принудительном порядке: их назначают и исполняют соответствующие уполномоченные на то государственные институции" . -------------------------------- Крастиньш У.Я. Указ. соч. С. 215. Иной точки зрения придерживается С. Курганов. На его взгляд, принуждение свойственно лишь наказанию, в то время как альтернативные меры - любой вид освобождения от наказания или от его отбывания - не являются мерами принуждения, не влекут за собой наступления неблагоприятных правовых последствий для виновного лица . -------------------------------- Курганов С.И. Меры уголовно-правового характера // Уголовное право. 2007. N 2. С. 61. С последним утверждением сложно согласиться. Некорректно отождествлять содержание уголовно-правовой меры и государственного обеспечения ее реализации. Способ обеспечения отличает право от иных форм социального регулирования. Отглагольное существительное "принуждение" образовано от слова "принудить", означающего "приневолить, заставить сделать что-либо" . Отсюда под государственным принуждением понимается возможность государства обязать субъекта помимо его воли и желания совершить определенные действия либо воздержаться от их совершения. -------------------------------- См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 3. С. 1126; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 595. Принудительность выступает неотъемлемым признаком как права в целом, так и отдельных его норм. Обеспеченность реализации права государственным принуждением обоснованно определяется как необходимый внешний фактор функционирования правовых положений. Лишь имея под собой потенциальное силовое вмешательство уполномоченных на то властных органов, право может называться общеобязательной системой формально определенных правил поведения и выступать действенным и эффективным средством урегулирования общественных отношений. Первичность (сущностность) признака принудительности относительно государства и права является весьма спорной, в то время как необходимость такого их признака не вызывает сомнений. Исходя из лексического толкования освобождение от уголовной ответственности и (или) от наказания (от его отбывания) допустимо относить к специальным уголовно-правовым мерам. Слово "мера" в русском языке имеет три значения: единицы измерения, границы проявления чего-нибудь и средства для осуществления чего-нибудь, мероприятия . Думается, что именно в последнем из контекстов слово "мера" употребляется для обозначения мер уголовно-правового характера. -------------------------------- См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 350. Однако не каждый факт легального освобождения виновного от уголовной ответственности, наказания или его отбывания является безусловным и исключает возложение на лицо, совершившее преступление, других, пусть и менее ощутимых, но все же неблагоприятных правовых последствий (ст. ст. 73, 90, 92 УК РФ). Более того, нормы уголовного права, носящие поощрительный характер, могут сохранять возможности по усилению остроты влияния в случае поведения, недостойного примененного поощрения (ч. ч. 2 и 3 ст. 74, ч. 4 ст. 90 УК РФ). Таким образом, об уголовно-правовом воздействии справедливо говорить как о виде государственного принуждения. При этом последнее является одним из способов исполнения мер уголовно-правового характера, в использовании которого не всегда возникает необходимость. Данный признак не принадлежит к категории исключительных качеств рассматриваемого явления, не позволяет отграничить уголовно-правовое воздействие от близких ему мер уголовно-процессуального, административно- и гражданско-правового характера. Принудительность следует рассматривать как формальный критерий, указывающий на внешние атрибуты уголовно-правовых мер, а именно обеспеченность их реализации. Более дискуссионен вопрос о характере мер уголовно-правового воздействия. На взгляд большинства ученых, кара - одно из отличий наказания от иных мер. Другие криминалисты полагают, что все меры уголовно-правового характера являются карательными, в той или иной мере ограничивают (лишают) лицо в его правах, свободах и интересах. Именно кару как негативную, соответствующую представлениям о справедливости и неотвратимую оценку содеянного и виновного, их осуждение и порицание, В.К. Дуюнов предлагает считать внутренним смыслом уголовно-правового воздействия . Логично предположить, что, выражая сущность воздействия в целом, кара необходимо должна характеризовать и все возможные его проявления. По В.К. Дуюнову, к их числу принадлежат: -------------------------------- См.: Дуюнов В.К. Механизм уголовно-правового воздействия: теоретические основы и практика реализации: Дис. ... д-ра юрид. наук. Тольятти, 2001. С. 27. - превентивное влияние уголовно-правовых норм; - случаи освобождения лица от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям; - привлечение виновного к уголовной ответственности с применением в необходимых случаях наказания или иных мер уголовно-правового воздействия; - придание осужденному особого правового статуса в течение срока отбытия наказания и сверх этого срока - судимости . -------------------------------- Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 86 - 87. Можно выделить ряд противоречий в предлагаемой автором концепции. Во-первых, карательный характер приобретает ответ государства не только на совершение правонарушения, но и на склонность к его совершению. Представляется, что необходимость и законность уголовно-правового воздействия обусловливается противоправными действиями лица, но отнюдь не его мыслями и убеждениями (ст. 8 УК РФ). Во-вторых, весьма спорно наличие карательного воздействия в факте освобождения лица от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Обозначенная позиция не соответствует юридической природе данного института как выражения безусловного отказа (воздержания) государства от официального признания лица виновным в совершении преступления в расчете на его законопослушное поведение в будущем . Правовым результатом освобождения является полное прекращение всех отрицательных последствий, которые могли бы быть применены за общественно опасное деяние. -------------------------------- См. подробнее: Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 2002. С. 76; Ендольцева А.В. Институт освобождения от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. М., 2004. С. 72 - 73. В-третьих, отождествление кары с осуждением и порицанием представляется необоснованным. В русском языке слово "кара" исконно употребляется в значении (сурового) наказания, возмездия, казни, строгого взыскания . "Упрек", "укор", "порицание" и "осуждение" являются синонимами и толкуются как выражение неудовольствия, неодобрения, обвинения в худом и проч. . Несмотря на схожий вокализм слов "кара" и "корить" (от корня "кор"), их этимология, равно как и содержание, различны . Кара предполагает отрицательную "нравственную, социально-политическую и условно-юридическую оценку преступления и личности преступника" , основывается на ее наличии, но не тождественна ей. -------------------------------- См.: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2000. С. 417; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 2. С. 912; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 265. См.: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. С. 925, 1394; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 4. С. 1048; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 3. С. 828; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 465, 564, 836. См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. СПб., 1996. Т. 2. С. 190, 320. Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 35. Таким образом, кара не может выступать сущностью уголовно-правового воздействия. Наиболее справедливо связывать ее с сущностью уголовного наказания . В таком качестве кара заключает в себе основное отличие наказания от иных мер уголовно-правового воздействия, выражая большую степень интенсивности, силы и продолжительности оказываемого влияния. Остальные меры не столь ограничительны; опосредуемые ими обременения служат либо средством контроля и воспитания (условное осуждение, судимость, принудительные меры воспитательного воздействия), либо средством обеспечения безопасности (личной, общественной) и психиатрического лечения (принудительные меры медицинского характера). -------------------------------- См.: Астемиров З.А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. Махачкала, 1987. С. 76; Чучаев А.И., Абдрахманова Е.Р. Указ. соч. С. 73; Яковлева Л.В. О сущности наказания // Закон и право. 2003. N 8. С. 37. В то же время правоограничительный характер обусловливает общий для всех уголовно-правовых мер признак направленности принудительного влияния или объекта воздействия. В гносеологии под объектом понимают то, на что направлена познавательная субъектная активность, часть объективной реальности, которая вступила во взаимодействие с субъектом. Любая субъектная деятельность целесообразна и имеет объект приложения своих сил . -------------------------------- См.: Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина и др.: В 4 т. М., 2001. Т. 3. С. 136; Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичева и др. С. 437. Достаточно близко к смысловому контексту "объекта" стоит термин "предмет" (от лат. objicio - "бросаю вперед", "противопоставляю"), рассматриваемый как аспект, сторона объекта, находящаяся в области интересов конкретного исследования . Иными словами, предмет представляет собой составную часть объекта, непосредственно вступившую во взаимодействие с субъектом и изменяющуюся под влиянием его активной целенаправленной деятельности. -------------------------------- См. подробнее: Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина и др. Т. 3. С. 330; Соколов Р.Ю. Социальная деятельность: структура и основные параметры: Дис. ... канд. филос. наук. Ставрополь, 2006. С. 20. Выделяют объекты сенсибельные, доступные чувственному познанию, и интеллигибельные, умопостигаемые в условиях невозможности восприятия с помощью чувств . Специфика социальной деятельности заключается в значительно более частой объективации нематериальных социокультурных явлений. -------------------------------- См.: Белов М.В. Философия философии (самоопределение философии в акте рефлексивного мыследействия). Пермь, 2003. С. 96. В общей теории познания и в частных областях знаний весьма спорным является вопрос о роли личности в структуре субъект-объектного взаимодействия. Представляется, что системно и аксиологически недопустимо рассматривать человека (личность) в качестве объекта какой-либо деятельности. М.Б. Хомяков отмечает, что личность есть единственная ценность, обладающая реальным существованием . По Н.А. Бердяеву, человек - "образ и подобие абсолютного бытия", "субъект высшего самосознания", "малая вселенная", "микрокосм", потому не может выступать объектом научного познания . -------------------------------- См.: Хомяков М.Б. Личность как сущность человеческой природы // Личность и мир: Филос.-публ. альманах. М., 1999. С. 23. См.: Феномен человека: Антология / Под ред. П.С. Гуревича. М., 1993. С. 29 - 33. Абстрагируясь от ценностного подхода в интерпретации субъект-объектных отношений, отметим следующее. Личность (человек) - "интегральное, бесконечно богатое конкретным содержанием понятие" . Определение в качестве объекта личности в целом методологически необоснованно в силу смысловой неопределенности данного термина. -------------------------------- Гибадуллина Н.И. Личность как способ человеческой экзистенции: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Чебоксары, 2006. С. 12. В современной юридической доктрине и смежных с ней науках (философии права, социологии) вопрос об объекте права, правоотношения, ответственности, наказания вызывает неподдельный интерес. Ни один из этих терминов не имеет на настоящий момент общепризнанного толкования. Например, в литературе под объектами данных понятий понимают общественные отношения, охраняемые законом и нарушаемые (поставленные под угрозу нарушения) совершением деяния ; общественно опасное деяние , уголовная ответственность ; наказание, а равно воспитание и перевоспитание лиц, совершивших преступление ; личность, ее воля , тело и (или) душа , окружение виновного и социум в целом , фактическое поведение субъекта само по себе либо направленное на удовлетворение жизненных благ ; само благо, находящееся в распоряжении управомоченной стороны и охраняемое государством . -------------------------------- См., например: Петрова Г. Объект уголовно-правового отношения // Уголовное право. 2003. N 2. С. 61. См.: Сумачев А.В. Уголовное правоотношение. Тюмень, 2001. С. 14. См.: Миронов А.Н. Уголовные правоотношения // Российский следователь. 1999. N 2. С. 18. См. об этом: Прохоров В.С., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Указ. соч. С. 115. См.: Кули Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок. М., 2000. С. 300. См.: Мартынов М.Ю. Индивид в условиях дисциплинарной власти: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Чебоксары, 2004. С. 15. См.: Перминов О.Г. Функции и задачи уголовного наказания в борьбе с преступностью // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2002. N 4. С. 16. См.: Хропанюк В.Н. Теория государства и права / Под ред. В.Г. Стрекозова. М., 2005. С. 313. См., например: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1982. Т. 2. С. 154; Теория государства и права / Под ред. В.Д. Перевалова. М., 2004. С. 228; Уголовное право / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2007. С. 203. Теории объекта уголовно-правового воздействия, как правило, не имеют под собой методологической основы и противоречат большинству философских критериев субъект-объектного отношения. Исходя из интегративного свойства правоограничительности отдельных мер уголовно-правового воздействия и их системного целого представляется направленность принуждающего влияния усматривать в правах и свободах лица. Совокупность прав и свобод в юриспруденции называют "правовым статусом личности" . Следовательно, под объектом уголовно-правового воздействия обоснованно понимать правовой статус личности , а под его предметом - отдельные права и свободы, ограничиваемые при реализации той или иной формы уголовно-правового принуждения. -------------------------------- См.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. С. 23, 25, 35; Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. С. 7. См.: Имамов М.М. Виды наказаний и принципы формирования их системы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 15; Сундуров Ф.Р. Наказание и альтернативные меры в уголовном праве. Казань, 2005. С. 11; Чучаев А.И., Абдрахманова Е.Р. Указ. соч. С. 28. Термин "правовой статус личности" достаточно часто используется в специальной литературе при определении ответственности. Например, В.В. Мальцев трактует уголовную ответственность как "основанное на уголовном законе и определяемое совершенным преступлением ухудшение правового статуса лица, заключающееся в лишении или ограничении его прав и свобод" . С ограничением правового статуса связывают уголовную ответственность, а также отдельные меры уголовно-правового характера (чаще всего наказание) и другие криминалисты . -------------------------------- Мальцев В.В. Социальная ответственность личности, уголовное право и уголовная ответственность // Правоведение. 2000. N 6. С. 169. См., например: Велиев С.А. Общее понятие и значение уголовной ответственности // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2004. N 1. С. 100; Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. С. 23, 41; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 175, 202; Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 160; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай. М., 2006. С. 226; и др. Воздействие на личность, включая его исправление, может происходить лишь косвенным образом и заключается в лишении либо ограничении какого-либо права в необходимой и достаточной мере для осознания субъектом ценности понесенной (возможной) утраты и воздержания от совершения общественно опасного деяния (исключение в интерпретации психологического восприятия составляют принудительные меры медицинского характера, поскольку реализуются в отношении невменяемого лица). Таким образом, одним из общих признаков мер уголовно-правового характера выступает их правоограничительное влияние. Объектом уголовно-правового воздействия как частью объективного бытия, на которую направлена практическая активность субъекта уголовно-правовой деятельности, является правовой статус лица, совершившего общественно опасное деяние. Предмет составляют отдельные права и свободы личности, ограничиваемые при реализации той или иной формы (меры) уголовно-правового принуждения. Однако ни характер воздействия, ни его направленность (объект) не могут быть признаны сущностью рассматриваемой системы, поскольку раскрывают содержательную сторону понятия либо являются его внешним, атрибутивным свойством. Иная концепция сущности уголовно-правового воздействия предлагается В.Ф. Ширяевым. Интегративным свойством такой системы, на его взгляд, выступает единый результат, на который направлены все ее элементы, выраженный целями уголовного наказания: восстановлением социальной справедливости, исправлением осужденного, предупреждением совершения новых преступлений. Отсюда систему мер уголовно-правового воздействия автор определяет как совокупность ограниченного количества элементов, носящих основной или вспомогательный характер, объединенных результатом ее направленности, выраженным в целях наказаний, регламентированных УК РФ . -------------------------------- См.: Ширяев В.Ф. Наказание в системе мер уголовно-правового воздействия: содержание, проблемы совершенствования: Дис. ... канд. юрид. наук. Ярославль, 2001. С. 49. Думается, что сам выбор системообразующего (сущностного) свойства является не совсем удачным. Цель представляет собой идеальный или реальный предмет сознательного или бессознательного стремления субъекта, финальный результат, на который преднамеренно направлен процесс. В корреляции категорий "цель" и "средство" доминирующей является первая, поскольку в праксеологическом отношении цель корректирует инструментальное соответствие и рациональную эффективность избираемых средств . Несмотря на это, цель выступает внешним по отношению к явлению признаком. -------------------------------- См.: Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина и др.: В 4 т. М., 2001. Т. 4. С. 317, 320. Система, образованная по столь пространному критерию (даже с соблюдением его соответствия для каждого из элементов), может включать различные феномены, отмечая их назначение, но не природу. При этом одним из требований, обеспечивающих стабильность и жизнеспособность системного целого, в литературе называют однотипность и качественную взаимообусловленность его составляющих. Ю.В. Голик отмечает, что "изъятие или добавление какого-то элемента в структуру множества может привести к утрате существующего качества этого множества. Таким образом, нечто, существовавшее именно как нечто особенное, перестает таковым быть и превращается в нечто новое, с новым качеством, либо прекращает свое существование" . -------------------------------- Голик Ю.В. Нужна новая редакция Уголовного кодекса Российской Федерации // Системность в уголовном праве: Мат. II рос. конгресса уголовного права. М., 2007. С. 117. Элементный состав системы, предлагаемой В.Ф. Ширяевым, напротив, достаточно неоднороден и образует две самостоятельные подсистемы - основную и вспомогательную. Роль доминанты и основной системы выполняет наказание, а единым критерием отбора "вспомогательных" элементов является возможность определять, ограничивать, усиливать или смягчать его применение . Однако принятое основание отбора соблюдено не было. В системе уголовно-правового воздействия наряду с положениями, касающимися назначения, замены и освобождения от наказаний, оказались принудительные меры медицинского характера, принудительные меры воспитательного воздействия и досудебные меры уголовно-процессуального принуждения . -------------------------------- См.: Ширяев В.Ф. Указ. соч. С. 46. См.: Там же. С. 47. Рассмотрение последних в качестве отдельных составляющих уголовно-правового воздействия вызывает более всего вопросов. Достаточно сложно усмотреть влияние ареста, подписки о невыезде, залога и проч. на применение наказания. Описываемое автором единство образовавшейся совокупности представляется мнимым. Анализ норм отечественного уголовного и уголовно-процессуального законодательств не позволяет заключить, что цели восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения преступлений другими лицами (общее предупреждение) присущи каждому из элементов системы В.Ф. Ширяева. Так, цели применения принудительных мер медицинского характера закреплены законодательно. Ими являются излечение (улучшение психического состояния) лиц, совершивших общественно опасное деяние и страдающих психическим заболеванием, исключающим их вменяемость, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных УК РФ (ст. 98 УК РФ). Целей восстановления социальной справедливости, исправления лица и общей превенции перед принудительными мерами медицинского характера не ставится. Назначение принудительных мер воспитательного воздействия регламентировано не столь четко. Исходя из содержания ч. 1 ст. 90, ч. 2 ст. 92 УК РФ можно заключить, что их целями выступают исправление несовершеннолетнего и специальная превенция. Относительно реализации прочих предполагаемых результатов воздействия ответить с полной степенью уверенности, основываясь лишь на толковании уголовно-правовых норм, не представляется возможным. Думается, что решение этого вопроса определяется не единством системы мер уголовно-правового характера, а особенностями принудительных мер воспитательного воздействия как одного из элементов, ее составляющих. Постановка целей, аналогичных целям наказания, является более чем спорной применительно к мерам процессуального принуждения. В отличие от наказания такие меры обладают иной правовой природой. Анализ ст. 97, ч. 1 ст. 111 УПК РФ позволяет сделать вывод, что они служат реализации задач уголовного судопроизводства (обеспечению безопасности участников уголовного судопроизводства, сохранности доказательств, исполнения приговора) и предупреждению совершения правонарушений. Во время назначения мер процессуального принуждения лицо не выступает носителем правового статуса осужденного, отсутствует юридический факт признания его виновным в совершении преступления, следовательно, нет и оснований предполагать, что он нуждается в исправлении, а уголовно-правовое воздействие в отношении его может восстановить справедливость. Пожалуй, единственной общей целью перечисленных В.Ф. Ширяевым правовых явлений служит предупреждение совершения новых общественно опасных деяний со стороны лиц, к которым они применены. Именно цель специальной превенции указывается многими криминалистами в числе основных признаков, объединяющих меры уголовно-правового характера (Ф.Б. Гребенкин , С.Г. Келина ). -------------------------------- См.: Гребенкин Ф.Б. Понятие, признаки и виды иных мер уголовно-правового характера // Системность в уголовном праве: Мат. II рос. конгресса уголовного права. М., 2007. С. 126. См.: Келина С.Г. Указ. соч. С. 285. Можно сделать вывод, что концепция В.Ф. Ширяева носит искусственный, а не онтологический характер. Автор исходит не из сущности уголовно-правового воздействия как системного явления; взятые в совокупности элементы не обладают признаками устойчивости, целостности и качественного единообразия. Представляется, что сущностное определение уголовно-правового воздействия необходимо основывать на его терминологическом толковании. Слово "воздействие" является отглагольным существительным. Воздействовать означает оказывать влияние, добиться(-иваться) необходимого результата . Глагол образован посредством добавления к слову "действовать" соответствующей приставки. В этимологическом словаре значение приставки "воз" (древнерусское "въз") определяется как "за кого (что), вместо кого (чего)" . Отсюда термин "воздействие" отражает не просто деятельную активность, а подчеркивает отношение производности такой деятельности, ее возвратность (кому-то за что-то). Следовательно, уголовно-правовое воздействие есть ответная целенаправленная активная деятельность, имеющая уголовно-правовую основу. -------------------------------- См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 92. См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. СПб., 1996. Т. 1. С. 333. Сущностной чертой, объединяющей все меры уголовно-правового воздействия, является то, что предусмотренное уголовным законом принуждение выступает ответом государства на определенные действия субъекта. Исходя из этого сущностью уголовно-правового воздействия наиболее обоснованным представляется считать ответ, реакцию государства на такие действия. Под "реакцией" понимается "противодействие", "отпор", "сопротивление". Реагировать - значит отзываться каким-либо образом на раздражение, воздействие извне, проявлять свое отношение к чему-либо . -------------------------------- См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 670. Анализ научной литературы показывает, что из числа признаков мер уголовно-правового характера основание их применения вызывает у криминалистов более всего вопросов. Именно этот критерий зачастую относится к категории сущностного свойства и порождает значительные расхождения в интерпретациях прочих (вторичных) качеств. 50 ученым-юристам, имеющим ученую степень доктора или кандидата юридических наук, был задан вопрос о том, что следует называть термином "уголовно-правовое воздействие". Наименьшее количество экспертов (8%) определили его как реакцию государства на общественно опасное деяние, не связанную с привлечением лица к уголовной ответственности. 16% фактически отождествили рассматриваемое явление и уголовную ответственность. Значительное количество опрошенных (34%) полагали, что это синоним уголовно-правового регулирования. Наиболее распространенным мнением (42%) является характеристика уголовно-правового воздействия в качестве негативной реакции государства на общественно опасное деяние, что более содержательно, чем понятие "уголовная ответственность" и менее широко в сравнении с "уголовно-правовым регулированием". Таким образом, проведенная экспертная оценка не дала однозначного ответа на вопрос о сущности уголовно-правового воздействия. Однако во всех предлагаемых вариантах ответов ограничителем объема понятия выступало именно основание ответной государственной деятельности. Следовательно, вопрос об основании рассматриваемого явления требует более обстоятельного изучения. В специальной литературе можно встретить "сложные" конструкции уголовно-правового воздействия, в которых обозначаемое этим термином понятие оценивается широко за счет включения явлений, имеющих различные, нередко не связанные между собой основания. Такая ситуация является следствием теорий, обосновывающих первичность иных признаков правового феномена (например, упоминаемая ранее концепция карательной сущности уголовно-правового воздействия В.К. Дуюнова). Автор полагает, что основание воздействия должно рассматриваться в двух аспектах: как основание криминализации общественно опасных деяний и как основание практической реализации кары в отношении лиц, виновных в их совершении. Соответственно, по В.К. Дуюнову, имеют место два вида оснований уголовно-правового воздействия. Объективное существование преступности как основание создания уголовного законодательства и конкретное общественно опасное деяние, содержащее все признаки состава преступления, как основание реализации воздействия в отношении определенного лица . -------------------------------- См.: Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 39, 49. Близких взглядов придерживается Ф.К. Набиуллин. Автор не уточняет основания воздействия. Однако из данного им определения содержания воздействия четко просматривается сложный неоднородный состав: - преступление; - поощряемое государством посткриминальное поведение (добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба, примирение с потерпевшим) и истечение сроков давности как основания освобождения от уголовной ответственности; - невиновно совершенное общественно опасное деяние; - принятие и вступление уголовно-правовой нормы в законную силу . -------------------------------- См.: Набиуллин Ф.К. Некарательные меры уголовно-правового характера: природа, система и социально-правовое назначение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 11, 12. Обозначенные выводы свидетельствуют об искусственном объединении в рамках одного термина нескольких правовых феноменов: реакцию государства на общественно опасное деяние, государственное реагирование на желательное посткриминальное поведение и действие уголовного закона во времени и пространстве. Эти феномены имеют не только нетождественные основания, но и различное предназначение. В контексте предупредительного влияния уголовного закона целесообразней говорить не об "уголовно-правовом воздействии", а применять термин "действие" или "влияние" уголовного закона. По мнению ряда криминалистов, меры уголовно-правового характера (воздействия) могут применяться в ответ на разнообразное правовое поведение. По И.Э. Звечаровскому, "изменение уголовно-правового статуса субъекта может быть следствием не только преступного, но и любого поведения, имеющего уголовно-правовое значение", которое "как разновидность правового поведения включает в себя и противоправное, и правомерное уголовно-правовое поведение" . -------------------------------- Звечаровский И. Указ. соч. С. 20. В общей теории права к правовому поведению, помимо правомерного и правонарушающего, относят также злоупотребление правом и объективно противоправное деяние . Понимая под основанием воздействия любое уголовно-правовое поведение, более последовательным было бы включать все его виды, в том числе злоупотребление правом и объективно противоправное деяние. -------------------------------- См. об этом: Теория государства и права / Под ред. В.Д. Перевалова. С. 259 - 266. Однако И.Э. Звечаровский особо подчеркивает то, что объективно противоправное деяние лица, не обладающего способностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и (или) руководить ими в силу психического заболевания, не имеет уголовно-правового значения. Как следствие, автор не наделяет принудительные меры медицинского характера статусом уголовно-правовых мер . -------------------------------- См.: Звечаровский И. Указ. соч. С. 20. Несмотря на обозначенные рамки, данная точка зрения фактически означает отождествление уголовно-правового воздействия со всеми средствами регулирования уголовных правоотношений. На это С.И. Курганов вполне справедливо задается вопросом: насколько методологически корректно объединять в одном понятии разные по сущности, характеру и целевой направленности институты. Сам С.И. Курганов в качестве основания применения мер уголовно-правового характера рассматривает только правонарушающее поведение, полагая, что это соответствует и интуитивному представлению о мере уголовно-правового характера как мере, соотносимой с наказанием (принуждением) . -------------------------------- Курганов С.И. Указ. соч. С. 62. С указанным также сложно согласиться. Правонарушение является родовым юридическим понятием, охватывающим гражданско-правовые деликты, административные правонарушения, дисциплинарные проступки и преступления. Заметим, что в мышлении и науке философская категория "сущность" характеризует устойчивое, инвариантное свойство, выражающее переход от многообразия изменчивых форм явления к его внутреннему содержанию и единству . Предлагаемая С.И. Кургановым интерпретация сущности уголовно-правового воздействия является, по меньшей мере, некорректной и требует значительного уточнения. -------------------------------- См.: Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина и др.: В 4 т. М., 2001. Т. 3. С. 682. Природа уголовного права проявляется в борьбе с правонарушающим деянием, признаки которого определены ст. 14 УК РФ. Иное поведение (как поощряемое уголовным законом, так и пресекаемое им) имеет вторичный характер и именуется "посткриминальным". В связи с этим представляется недопустимым унифицировать несовпадающие по времени возникновения и степени вредоносности действия (бездействие), а также объединять в единое системное целое, порождаемые столь отличными фактическими основаниями акты государственного реагирования. Широкий подход к основаниям уголовно-правового воздействия размывает рамки правового явления. При этом утрачивается его исключительность и возникает весьма негативная перспектива ассоциирования самых ограничительных из арсенала государственного принуждения мер с фактически любым правовым поступком. Многие ученые основанием применения мер уголовно-правового воздействия считают совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (ст. 14 УК РФ). Основным аргументом в поддержку данной точки зрения является ч. 2 ст. 2 УК РФ, указывающая на назначение наказаний и иных мер уголовно-правового характера "за совершение преступлений" . -------------------------------- См.: Келина С.Г. Указ. соч. С. 284; Пунигов А.С. К вопросу о понятии "меры уголовно-правового характера". С. 292, 293. Необходимо отметить, что в уголовно-правовой доктрине реакция государства на преступление наиболее часто ассоциируется с другим термином - "уголовная ответственность", отсутствие легального определения которого восполняет множество различных концепций. Теоретики права, признавая многоаспектность данного социально-правового явления, под его сущностью понимают либо обязанность правонарушителя претерпеть неблагоприятные последствия и дать отчет в содеянном , либо негативную реакцию общества и государства на правонарушение, своеобразную форму их защиты . -------------------------------- См., например: Комаров С.А. Основы государства и права. М., 1997. С. 76, 77; Липинский Д.А. Формы юридической ответственности // Вестник Волжского университета. Серия "Юриспруденция". Тольятти, 1999. Вып. 4. С. 63; Хропанюк В.Н. Указ. соч. С. 334. КонсультантПлюс: примечание. Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004. См., например: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2005. С. 467; Теория государства и права / Под ред. В.Д. Перевалова. С. 266. Аналогичная ситуация сложилась и в уголовном праве. В большинстве случаев ответственность рассматривается то с точки зрения лица, нарушившего уголовно-правовой запрет (как обязанность виновного) , то с точки зрения государства, этот запрет установившего (в качестве оценки деяния и его деятеля, их осуждения и порицания) . Встречаются попытки объединения двух названных концепций и рассмотрения уголовной ответственности в качестве правоотношения, в содержании которого одновременно выделяются два аспекта: "активный" (право и обязанность государства требовать с виновного ответа за нарушение установленного запрета) и "пассивный" (обязанность лица дать отчет в содеянном) . Однако желание раскрыть многогранность ответственности в попытке обогатить теорию может привести к противоположному результату: отождествлению правовых явлений и, как следствие, стиранию четких граней понятийного аппарата. В то же время выделение главного, сущностного свойства вовсе не означает упрощения сложной конструкции. "Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутреннего содержания, существенных связей объекта, но и всевозможные случайные отношения, особенные черты последнего. Явления динамичны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто сохраняющееся во всех изменениях" . -------------------------------- См.: Загородников Н.И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. N 7. С. 39 - 40; Уголовное право России / Под ред. А.И. Рарога. М., 2007. Общая часть. С. 64; Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 2008. С. 100, 104; Чистяков А.А. Содержательная сторона уголовной ответственности // Закон и право. 2003. N 12. С. 45. См.: Велиев С.А. Общее понятие и значение уголовной ответственности. С. 99 - 100; Тарбагаев А.Н. Ответственность в уголовном праве // Правоведение. 1994. N 3. С. 104; Ткачевский Ю.М. Уголовная ответственность // Уголовное право. 1999. N 3. С. 38; Ткачевский Ю.М. Понятие уголовной ответственности, ее суть и цели // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2000. N 6. С. 17; Уголовное право: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2007. С. 66. См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность как охранительное правоотношение // Советское государство и право. 1980. N 8. С. 122; Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 18. Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичева и др. С. 638. Так, А.И. Рарог характеризует уголовную ответственность как сложное социально-правовое последствие совершения преступления, содержание которого включает четыре элемента: обязанность лица дать отчет в содеянном; выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку деяния и порицание лица, его совершившего; назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера; судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания . Говоря же о сущности, автор подчеркивает, что она "выражается именно в обязанности лица, совершившего преступление, дать отчет перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению, наказанию и иным неблагоприятным юридическим последствиям, предусмотренным уголовным законом" . -------------------------------- См.: Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2007. С. 62. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2007. С. 64. Данная точка зрения представляется наиболее справедливой. Подтверждением ее состоятельности служат философское, социологическое и в большей степени лингвистическое толкования термина "ответственность" через обязанность, обязательство, сознательное осуществление требований, долг . Более того, нормы об уголовно-правовом принципе вины (ст. 5 УК РФ), общих условиях уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ), определении интеллектуально-волевого критерия невменяемости (ст. 21 УК РФ) выражают единый тезис: нет вины - нет ответственности, в то время как отсутствие вины вовсе не означает отсутствия уголовно-правового воздействия. -------------------------------- См.: Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М., 1998. С. 355 - 356; Словарь современного русского литературного языка / Под ред. А.М. Бабкина, Е.Э. Биржаковой, В.В. Виноградова и др.: В 17 т. М.; Л., 1959. Т. 8. С. 1272; Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичева и др. С. 453. Справедливо замечено: "Из того, что в ч. 2 ст. 2 УК РФ говорится о мерах уголовно-правового характера за совершение преступлений, еще не следует, что все меры уголовно-правового характера применяются только за их совершение" . Анализ иных норм уголовного закона дает тому подтверждение. -------------------------------- Курганов С.И. Указ. соч. С. 59. В соответствии с нормами УК РФ меры уголовно-правового характера (воздействия) могут применяться не только к виновным в совершении преступления, но и к лицам, совершившим общественно опасное деяние, не содержащее всех признаков состава преступления. По п. "а" ч. 1 и ч. 2 ст. 97 УК РФ основаниями применения принудительных мер медицинского характера выступают общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ, совершенное в состоянии невменяемости, и психическое расстройство, связанное с возможностью причинения лицом иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Признак общественной опасности является полностью самодостаточным и не зависит от иных свойств правонарушающего деяния, обозначенных в законе. Г.П. Новоселов пишет: "Закрепив виновность в качестве самостоятельного признака понятия преступления, ныне действующий УК РФ тем самым дал основание полагать, что объективный характер общественной опасности нужно усматривать в ее независимости от воли и сознания как законодателя, так и лица, совершившего общественно опасное деяние" . -------------------------------- Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 101. Ранее общественная опасность признавалась признаком только преступного деяния. В настоящее время способность причинять вред либо создавать опасность его причинения характеризует любое правонарушающее поведение. Видовое различие последнего обнаруживается в степени проявления такого свойства. "Не только само наличие этого свойства, но и его величина (мера, уровень и т.п.) обусловливаются обстоятельствами, касающимися специфики объекта и внешней стороны посягательства, включая место, время, способ, обстановку совершения деяния" . -------------------------------- Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. С. 101. Вызывает недоумение сложившаяся в отечественной уголовно-правовой науке "практика игнорирования" иных мер уголовно-правового характера. В то время как для уяснения смысла ч. 2 ст. 2 УК РФ применяется буквальное толкование, целому институту уголовно-правовых норм не придается соответствующего значения. Отсутствие виновности совершенного деяния не умаляет его общественной опасности и не говорит о том, что поведение невменяемого находится вне сферы действия уголовного закона. В.А. Пимонов полагает, что укоренившийся в науке и законодательстве подход к определению задач и принципов уголовного права, основанный на теориях личной виновной ответственности субъекта, является неперспективным и методологически неверным. Автор подчеркивает, что ответственность - не единственная форма реализации правового запрета . -------------------------------- См.: Пимонов В.А. Иные (некарательные) меры в уголовном праве России: современное состояние и перспективы развития // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Мат. 5-й междунар. науч.-практич. конф. 24 - 25 января 2008 г. М., 2008. С. 106, 109. Неполнота научного понятия столь же нефункциональна, как и его "размытость". Содержательная ущербность является локальным недостатком и в текущем периоде менее заметна. Ее отрицательный эффект более всего отражается на перспективах развития доктрины и практики, снижая эвристическую ценность научных категорий. Таким образом, под основанием уголовно-правового воздействия наиболее справедливо понимать общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом. Принимая во внимание все изложенное выше, можно сделать следующие выводы. Легальный термин "меры уголовно-правового характера" следует заменить на более подходящее терминологическое сочетание "уголовно-правовое воздействие". В научно-практическом отношении последнее имеет ряд преимуществ. Оно конкретно, отражает целостность обозначаемого явления, полнее определяет его правовую природу и прочие признаки. Фактическим основанием применения мер уголовно-правового воздействия выступает как содержащее все признаки состава преступления деяние, так и объективно противоправное действие (бездействие), совершенное лицом в состоянии невменяемости. Поэтому под сущностью уголовно-правового воздействия следует понимать ответные действия государства, применяемые к лицу, совершившему общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом. Уголовно-правовое воздействие и уголовная ответственность - сущностно различные понятия. Первое представляет собой совокупность способов уголовно-правового выражения государственного принуждения в ответ на общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом. Второе - сложное социально-правовое последствие преступления, основанное на обязанности лица, обусловленной виновностью совершенного деяния, подвергнуться государственному принуждению.
| >>
Источник: Под ред. А.И. РАРОГА. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ МОНОГРАФИЯ. 2012

Еще по теме § 1. Сущность уголовно-правового воздействия:

  1. 2.6. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ «ПРАВОВОЕ СОСТОЯНИЕ»
  2. Раздел II ПОНЯТИЕ ВИНЫ КАК СУБЪЕКТИВНОГО ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  3. § 2. Наказание в уголовном праве – принуждение или кара?
  4. § 3. Цели уголовного наказания и механизм их реализации.
  5. § 1. Понятие и виды санкций в уголовном праве
  6. § 2. Принципы уголовно-правового воздействия, определяющие построение и применение системы уголовно-правовых санкций.
  7. 1.2. Предмет преступления и его связь с объектом уголовно-правовой охраны
  8. 2.1. Понятие объективной стороны состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц
  9. 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков, образующих объективную сторону состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного
  10. 3.1. Уголовно-правовая характеристика субъекта привлечения заведомо невиновного лица к уголовной ответственности
  11. Глава 2. Метод уголовно-правового регулирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -