<<
>>

Сущность и процессуальное значение обвинения

Успешное решение поставленной задачи требует всестороннего анализа процессуального института обвинения.

В отечественной науке уголовного процесса широкое распространение имеет деление обвинения на обвинение в материально-правовом смысле, под которым подразумевается совокупность установленных по делу и вменяемых обвиняемому в вину общественно-опасных и противоправных фактов, составляющих существо конкретного состава преступления, и обвинение в процессуальном смысле, понимаемое как основанная на законе процессуальная деятельность компетентных органов и лиц по изобличению обвиняемого в совершении инкриминируемого ему преступления и по обоснованию его уголовной ответственности с тем, чтобы добиться публичного его осуждения.46 С учетом избранной темы предметом рассмотрения в данной работе будет являться обвинение в процессуальном смысле, то есть сущность, содержание, субъектный состав и правовые механизмы ведения деятельности по изобличению лиц, виновных в совершении преступлений, и обоснованию их уголовной ответственности.

В процессуальной науке уяснение сущности института обвинения протекало в русле дискуссии о структуре процессуальных функций. Научные позиции по данному вопросу определялись через отношение авторов к идее состязательности в уголовном процессе. В 30 - 50е годы в отечественной процессуальной науке широко распространилось мнение о том, что состязательность не может являться основой уголовного процесса, поскольку находится в противоречии с принципом установления объективной истины.47 Отрицая состязательность как принцип уголовного процесса, многие ученые последовательно отрицали существование в уголовном процессе самостоятельных процессуальных функций. Соответственно делался вывод о том, что обвинения в советском уголовном процессе либо не существует вообще, либо оно играет в судопроизводстве факультативную, подчиненную роль.

Например, М.А.Чельцов, выделяя четыре процессуальных функции, не называл среди них обвинения, а понимал его как одну из форм прокурорского надзора в суде.48 Еще более категорично высказывался по этому поводу В.Г. Даев: «Ни прокурор, ни потерпевший, ни общественный обвинитель, на наш взгляд, не являются в советском уголовном процессе носителями функции обвинения... Соответственно этому отсутствует и сама функция обвинения как специальные роль и назначение кого-либо из участников процессуальной деятельности».49 Это мнение разделяют и некоторые современные исследователи. Например, В.Джатиев пишет: «Полагаю, что в уголовном процессе нет и не может быть никакой функции обвинения».50 В. Божьев, анализируя природу российского уголовного процесса, также приходит к выводу, что стороны существуют не на всех стадиях судопроизводства, а значит, на отдельных его этапах принцип состязательности не действует.51 Действовавший до недавнего времени Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР содержал множество норм, смысл которых не позволял считать обвинение самостоятельной процессуальной функцией (ст.ст. 3, 20, 109, 217, 248, 251, 255, 256 УПК РСФСР).

Тем не менее, идея состязательности никогда не теряла полностью своего значения и в настоящее время получила последовательное закрепление в законодательстве (ст. 15 УПК РФ). Сторонники состязазательной организации судопроизводства всегда указывали на существование ряда самостоятельных процессуальных функций, среди которых выделялась деятельность по изобличению лица, совершившего преступление, и доказыванию его виновности. Так, М.С. Строгович еще в 1951 году обосновывал наличие в процессе трех основных функций: уголовного преследования, защиты и судебного разрешения дела.52 В защиту обвинения как самостоятельной процессуальной функции также выступили А.М. Ларин, Я.О. Мотовиловкер и другие исследователи.53 В настоящее время, когда принцип состязательности судопроизводства получил законодательное признание в Конституции РФ и Уголовно-процессуальном кодексе РФ, обвинение не может пониматься иначе, как одна из трех основных процессуальных функций.

Данная мысль с полной определенностью закреплена в ч. 2 ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Эта норма содержит прямое указание на обвинение как процессуальную функцию и закрепляет принцип разделения процессуальных функций в качестве основы состязательности.

Другую проблему на пути познания сущности обвинения представляет вопрос о соотношении понятий «уголовное преследование» и «обвинение». В науке существует большое количество мнений по данному вопросу. Так, например, Ф.Н. Фаткуллин утверждал, что по сравнению с уголовным преследованием обвинение «...имеет более узкое содержание - изобличение уже привлеченного в качестве обвиняемого лица, обоснование его уголовной ответственности».54 Развивая ту же мысль, А.М. Ларин заметил, что, коль скоро уголовное преследование представляет собой функцию, противоположную защите, а защищаться можно не только от обвинения, но и от подозрения, то обвинение и подозрение следует считать формами реализации уголовного преследования.55 Данное положение поддерживает А.Г. Халиулин, который предлагает соотносить понятия «уголовное преследование» и «обвинение» как содержание и форму и выделять две формы уголовного преследования: обвинение и подозрение.56 При этом в литературе отмечается, что обвинение не может начаться раньше, чем произойдет привлечение в качестве обвиняемого конкретного лица по данному уголовному делу.57 В то же время в содержание уголовного преследования ряд авторов включают и многие процессуальные действия, предшествующие моменту предъявления обвинения. Так, например, А.Г. Халиулин определяет содержание уголовного преследования как деятельность по возбуждению уголовного дела в отношении конкретного лица, задержанию этого лица и применению в отношении него меры пресечения, привлечению этого лица в качестве обвиняемого, составлению обвинительного заключения, направлению уголовного дела в суд и поддержанию в суде обвинения.58

Однако рассмотренное выделение двух форм уголовного преследования (подозрения и обвинения) значимо лишь для смешанного процесса и неприемлемо для «чистого» состязательного судопроизводства, где сам процесс начинается с предъявления обвинения в суде.59

Неоднозначную позицию в этом вопросе занимает и законодатель. С одной стороны, по смыслу ч.1 ст.

31 и ч.2 ст. 35 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» уголовное преследование осуществляется органами прокуратуры в двух формах: путем расследования уголовных дел и поддержания обвинения в суде. С другой стороны, п. 23 ст. 10 Модельного уголовно-процессуального кодекса для государств-участников СНГ определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность стороны обвинения (курсив мой - Н.П.) в целях установления деяния, запрещенного уголовным законом и совершившего его лица, виновности последнего, а также для обеспечения применения к такому лицу наказания или других принудительных мер. Получается, что субъект (сторона) обвинения появляется в процессе задолго до того, как вынесено постановление о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого, что позволяет расценивать предшествующую предъявлению обвинения деятельность соответствующих лиц как обвинительную.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс России попытался внести ясность в этот вопрос, определяя обвинение как утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом (п. 22 ч. 1 ст. 5 УПК РФ), а уголовное преследование – как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ч. 1 ст. 5 УПК РФ). Однако нельзя сказать, что законодатель последовательно придерживается данного разграничения. Так, уже в п. 45 ст. 5 УПК РФ термины «обвинение» и «уголовное преследование» употребляются как синонимы. Ч. 5 ст. 37 УПК РФ устанавливает: «Прокурор вправе… отказаться от уголовного преследования», а ч. 7 ст. 246 УПК РФ гласит: «Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения...». При этом «полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования» (курсив везде мой – Н.П.).

В этой связи нельзя не обратить внимания на то, что и в теории уголовного процесса большинство авторов используют понятия «обвинение» и «уголовное преследование» для обозначения одной процессуальной функции.60 Так, например, М.С. Строгович отождествлял понятие уголовного преследования и обвинения, высказывая суждение, что «...уголовное преследование - это обвинение как процессуальная функция, то есть обвинительная деятельность».61 Аналогичную позицию заняли в этом вопросе В. Познанский и ряд других ученых, принявших участие в дискуссии на страницах журнала «Социалистическая законность».62 Совершенно справедливым представляется мнение русского ученого А. Квачевского о том, что все части уголовного судопроизводства так тесно связаны с обвинением, что термины «уголовное преследование» и «обвинение» могут употребляться как синонимы.63

Наиболее правильной позицией в решении вопроса о дифференциации уголовного преследования и обвинения представляется общая точка зрения А.М. Ларина, Э.Б. Мельниковой и В.М. Савицкого. Эти ученые полагают, что в содержание уголовного преследования следует включить также деятельность, направленную на применение принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости.64 Совершенно очевидно, что в этих случаях обвинения в материально-правовом смысле не существует, поскольку вина как необходимый элемент состава преступления отсутствует. Таким образом, уголовное преследование, по мысли А.М. Ларина и его соавторов, осуществляется либо в форме обвинения, либо в форме обоснования необходимости применения принудительных мер медицинского характера.

Обобщая изложенные научные взгляды, следует прийти к выводу, что в рамках российского уголовного процесса обвинение может рассматриваться в широком и узком значении. В узком смысле обвинение представляет собой деятельность по формулированию утверждения о виновности конкретного лица в совершении преступления и обоснованию этого тезиса перед судом.

Но в качестве обвинительной в широком смысле слова может рассматриваться любая деятельность, направленная на изобличение лица, совершившего преступление, в том числе, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, задержание этого лица и применение в отношении него меры пресечения, собирание доказательств виновности этого лица, привлечение его в качестве обвиняемого, составление обвинительного заключения, предъявление и поддержание обвинения в суде.

С учетом сказанного термин «обвинение» употребляется в данной работе именно в расширительном смысле, поскольку наиболее значимой и дискуссионной проблемой современной уголовно-процессуальной доктрины и правоприменительной практики является вопрос о предоставлении частным лицам возможности осуществлять все виды деятельности, направленной на изобличение лиц, совершивших преступления: возбуждать уголовное производство, требовать применения мер пресечения, собирать уличающие доказательства, формулировать и отстаивать обвинительный тезис. Во всей полноте такими полномочиями частные лица обладают только в условиях англо-саксонского (чисто состязательного) процесса. Поскольку частное обвинение является органичным элементом состязательного судопроизводства, дальнейшее исследование требует анализа сущности обвинения в состязательном процессе.

<< | >>
Источник: Петрова Н.Е.. Частное и субсидиарное обвинение. Самара: Изд-во «Самарский университет», 213 с.. 2004

Еще по теме Сущность и процессуальное значение обвинения:

  1. § 2. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО В СТРУКТУРЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  2. § 2. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  3. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  4. СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОТКАЗУ ОТ ОБВИНЕНИЯ
  5. СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ
  6. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ
  7. ( 1. Историческое развитие, понятие, сущность и процессуальное значение обвинения. Исторический генезис обвинения и его связь с формой процесса
  8. Сущность и процессуальное значение обвинения
  9. ( 1. Понятие и сущность субсидиарного обвинения.
  10. 1.2. Уголовно-процессуальные функции
  11. Возбуждение уголовного преследования и подготовка судебного разбирательства по делам частного обвинения
  12. ГЛАВА 6. ПРЕДМЕТ, ОБЪЕКТ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МЕТОДИКИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ
  13. Т е м а 1. ПОНЯТИЕ, НАЗНАЧЕНИЕ И СУЩНОСТЬ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА (ПРОЦЕССА)
  14. § 2. Уголовное преследованиекак институт уголовно-процессуального права
  15. § 3. Уголовно-процессуальные функции,место уголовного преследования в системе этих функций
  16. § 1. Процессуальное положение прокурорав досудебном производстве по уголовным делам
  17. § 1. Сущность уголовно-правового воздействия
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -