<<
>>

СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ

В основе акта отказа от обвинения на любой стадии процесса всегда лежит процессуальное решение органа уголовного преследования об отказе от обвинения, именно решение содержит в себе государственно-властное веление, направленное на регулирование общественных отношений

На досудебных стадиях прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель, принимая решение об отказе от обвинения, единолично и самостоятельно прекращают уголовное преследование, устраняют обвинительный тезис, признают за обвиняемым право на реабилитацию, а также, если это необходимо, прекращают производство по делу.

В судебных стадиях акт отказа от обвинения выглядит иначе. Поскольку суд является независимым органом и подчиняется только закону (ч.1 ст. 120 Конституции РФ), то при рассмотрении уголовного дела в суде только он может устанавливать соблюдение условий, необходимых для прекращения судопроизводства и прекращать его. По этой причине акт отказа от обвинения в суде является комплексным и включает в себя два последовательных процессуальных решения.

Первым является решение об отказе от обвинения, принимаемое государственным обвинителем. Это решение содержит властное волеизъявление, изменяющее объём обвинения либо вовсе его аннулирующее. Особого внимания заслуживает вопрос о моменте, когда государственный обвинитель вправе принять подобное решение. Согласно одной из точек зрения, отказ государственного обвинителя от обвинения возможен только лишь в судебных прениях110. Данная позиция обосновывалась ссылкой на ст. 248 УПК РСФСР, согласно которой прокурор был обязан отказаться от обвинения, если пришёл к убеждению, что «данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения».

В дальнейшем, в связи с введением в РФ судов присяжных, в УПК РСФСР появилась ст. 430, регламентирующая последствия отказа прокурора от обвинения и изменения обвинения в суде присяжных.

Эта статья предусматривала возможность отказа от обвинения на любом этапе предварительного слушания или разбирательства дела судом присяжных, в том числе до момента назначения судебного заседания. Ныне действующий УПК допускает возможность отказа от обвинения во время предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства.

Тем не менее ряд авторов полагает, что отказ прокурора от обвинения через короткий промежуток времени после утверждения обвинительного заключения возможен только в исключительных случаях, например, если вступил в действие уголовный закон, устраняющий наказуемость деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый. По их мнению, на предварительном слушании государственный обвинитель еще не формирует сам обвинение, а представляет обвинение, сформулированное при направлении дела в суд. Для самостоятельного формулирования обвинения у прокурора ещё нет оснований, так как судебное следствие еще не проводилось, доказательства, собранные на предварительном следствии, еще не проверялись в судебном заседании. «Прокурор ещё не принимал участия в исследовании доказательств, и его выводы ещё не основываются на непосредственном восприятии доказательств в судебном заседании»111.

С подобным утверждением вряд ли можно согласиться. Уголовно-процессуальный закон не требует для формирования внутреннего убеждения прокурора непосредственного восприятия им всех доказательств. Например, при утверждении обвинительного заключения прокурор исследует лишь материалы уголовного дела и на их основе формирует своё внутреннее убеждение (ч.1 ст. 221 УПК). Он может утвердить обвинительное заключение, изменить обвинение (п.1 ч.2 ст. 221 УПК) либо прекратить уголовное дело (п.2 ч. ст. 221 УПК). При этом прокурор не обязан лично допрашивать свидетелей.

Другие авторы, не возражая против возможности отказа от обвинения во время предварительного слушания, отмечают, что в стадии судебного разбирательства, когда материалы дела исследованы не в полном объеме, отказ государственного обвинителя от обвинения является преждевременным.

Правильным будет, если он заявит о своем отказе от обвинения по окончании судебного следствия на этапе прений сторон, поскольку именно здесь он получает возможность выступить и обосновать отказ от обвинения, а также изложить суду мотивы отказа112. Не оспаривая по сути высказанное мнение, необходимо отметить, что действующее законодательство не обязывает государственного обвинителя вести себя подобным образом. Часть 7 ст. 246 УПК не связывает, как это было ранее, возможность отказа от обвинения с окончанием судебного следствия, устанавливая, что отказ возможен «в ходе судебного разбирательства», то есть на любом его этапе. Такое положение кажется нам удачным: как верно отмечал В.М. Савицкий, «…бывают случаи, когда необоснованность обвинения становится очевидной прокурору еще до окончания судебного следствия. Зачем же ему вопреки своему убеждению продолжать поддерживать обвинение и дожидаться открытия судебных прений?»113. Например, во время предварительного слушания или судебного следствия могут быть исключены недопустимые доказательства обвинения (ст. 235 УПК) или сторона защиты может предоставить доказательства, оправдывающие подсудимого (ч.ч. 6, 7 ст. 234 УПК). В такой ситуации дальнейшее продолжение уголовного судопроизводства может стать бессмысленным и будет только затягивать принятие окончательного решения по уголовному делу. Данный вывод подтверждается практикой: проведённое нами анкетирование государственных обвинителей показало, что 23,26 % из 275 заявляли отказ от обвинения на предварительном слушании, 24,29 % — во время судебного следствия.

Основываясь на решении государственного обвинителя, суд обязан принять процессуальное решение, которым констатирует наличие заявления об отказе от обвинения и, (как результат, отсутствие спора о виновности) прекращает уголовное судопроизводство, а также признаёт за лицом право на реабилитацию. Это решение отражается в постановлении (определении) суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Обязательным признаком любого решения является его определённая законом форма, проявляющаяся в виде процессуального документа. При прекращении уголовного дела в ходе предварительного расследования таким документом является постановление о прекращении уголовного дела, уголовного преследования. В этом документе фиксируются основания и мотивы решения принимаемого органом уголовного преследования.

Придав акту отказа от обвинения в суде обязательный характер, законодатель в целом сохранил прежний порядок и форму отказа от обвинения в судебном заседании. Решение об отказе от обвинения в каком-либо отдельном процессуальном документе не фиксируется. Заявление государственного обвинителя об отказе от обвинения фиксируется в протоколе судебного заседания, на принятое государственным обвинителем решение указывается в описательной части постановления суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ст. 477 УПК - Приложение 20). В то же время большое значение для обоснованности и законности акта отказа от обвинения имеют мотивы решения. Конституционный Суд РФ расценивает приведение мотивов отказа со ссылкой на предусмотренные законом основания как одно из важнейших условий его законности114. Однако существующий ныне порядок фиксирования мотивов и оснований отказа прокурора от обвинения в протоколе судебного заседания нельзя признать удачным.

Следует согласиться с высказыванием Ю. Щербакова, что секретари судебного заседания не в состоянии стенографировать судебное заседание, а записывают его ход сокращённо, и поэтому мотивировка отказа государственного обвинителя от обвинения не отражается ими достаточно полно115. Проведённый нами анализ уголовных дел позволяет согласится с этим выводом. В подавляющем большинстве случаев полного и частичного отказа от обвинения или изменения обвинения секретари ограничивались занесением в протокол судебного заседания только указания на то, что «прокурор отказывается от обвинения в связи с тем, что предъявленные доказательства не подтверждают обвинения»116.

В 72 из 187 изученных нами уголовных дел в протоколе судебного заседания имело место подобное указание на отказ государственного обвинителя от обвинения. Такая поверхностная фиксация мотивов отказа от обвинения практически полностью исключает возможность проверки законности и обоснованности отказа от обвинения. Тем более что суд, руководствуясь ст. 477 (Приложение 20) УПК, указывает в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения только статью УПК, на основании которой государственный обвинитель отказался от обвинения, и не приводит фактических оснований решения государственного обвинителя.

Кроме того, в протоколе судебного заседания фиксируются только судебные решения. При этом те из них, которые указаны в ч. 2 ст. 256 УПК, излагаются в виде отдельного процессуального документа. Поэтому было бы непоследовательно и неверно делать исключение из общего порядка оформления процессуальных решений для решения государственного обвинителя об отказе от обвинения, оно должно обрести своё оформление в отдельном процессуальном документе.

Некоторыми авторами уже высказывалось предложение о необходимости составления отдельного письменного документа117, в котором указывалась бы новая формулировка обвинения и излагались фактические обстоятельства в том виде, как они установлены по мнению прокурора, либо формулировалось бы мнение о недоказанности или необходимости исключения из обвинения каких-то обстоятельств. Подобный документ, как считает С. Зеленин, «будет надежным средством проверки правильности действий суда - не вышел ли он за рамки, определенные прокурором, не оставил ли без оценки те обстоятельства, которые прокурор посчитал доказанными»118.

Однако письменной формы документа недостаточно для полного отражения сущности и властного характера принимаемого государственным обвинителем процессуального решения. В произвольной письменной форме стороны в судебном заседании могут выражать только своё мнение относительно вопросов, подлежащих разрешению в приговоре.

Содержащиеся в подобных документах формулировки решений имеют своей целью оказать суду помощь в уяснении позиций сторон и не являются для него обязательными (ст. 244, ч.7 ст. 292 УПК).

В уголовном процессе обязательные решения должны отвечать определённым требованиям: они, как правило, имеют вводную, описательную и резолютивную части. Только таким образом можно полно отразить цель, фактические и юридические основания и мотивы, которые обусловили принятие решения119. Это важно как для появления юридических последствий решения, так и для контроля за его законностью, обоснованностью и своевременной реализацией120. Поэтому для отражения отказа государственного обвинителя от обвинения необходим отдельный процессуальный документ, фиксирующий основания, мотивы и последствия решения об отказе прокурора от обвинения. Такой документ должен иметь форму постановления и выносить его должен государственный обвинитель. В связи с этим в УПК необходимо внести следующие изменения: дополнить п.25 ст.5 после слова «дознавателя» словами «государственного обвинителя», слова «вынесенное при производстве предварительного расследования,» исключить;

изложить части 7 и 8 ст. 246 в следующей редакции:

«7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Решение государственного обвинителя оформляется постановлением, в котором указываются: 1)

дата и место его вынесения; 2)

должность, фамилия инициалы лица, вынесшего постановление; 3)

мотивы и основания отказа от обвинения.

8. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса»;

части восьмую, девятую и десятую считать соответственно частями девятой, десятой и одиннадцатой».

Нельзя согласится с предложением возвратиться к существовавшему непродолжительное время порядку, при котором суд в случае отказа государственного обвинителя от обвинения выносил оправдательный приговор121. Приговор является итогом исследования судом обстоятельств дела, поэтому может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (ч.3 ст. 240 УПК). В случае отказа от обвинения суд прекращает дальнейшее судопроизводство в той части, в которой из него исчезает предмет спора — обвинение, при этом он основывается на решении государственного обвинителя. Суд к моменту заявления отказа может не исследовать все доказательства, на которых основано решение государственного обвинителя (например, если отказ от обвинения был заявлен во время предварительного слушания). Законодатель поступил совершенно верно, установив, что при отказе от обвинения суд должен выносить постановление (определение) о прекращении уголовного дела, уголовного преследования.

В состав акта отказа от обвинения, помимо решений, входят процессуальные действия, связанные с прекращением уголовного преследования, а также с уведомлением участников процесса о принятом процессуальном решении и разъяснением предоставленных им прав.

Принимая решение на досудебных стадиях лицо, осуществляющее уголовное преследование, составляет постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования). В суде, поскольку судебное заседание проходит в условиях устности, непосредственности и гласности, государственный обвинитель обязан сделать устное заявление об отказе от обвинения.

В настоящее время, основываясь только на этом заявлении, суд выносит постановление о прекращении уголовного дела, уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, а участники процесса, в том числе и потерпевший, судят о законности и обоснованности акта отказа от обвинения и уголовного преследования, определяют наличие или отсутствие оснований для обжалования такого отказа и пересмотра определения, постановления суда о прекращении уголовного дела. Государственный обвинитель в своём заявлении обязан изложить мотивы отказа от обвинения (ч.7 ст. 246 УПК), исходя из указанных в п.п. 1,2 ст. 24 и п.п. 1,2 ст. 27 УПК оснований122. Поэтому структура заявления должна максимально полно отражать основания и мотивы отказа от обвинения, должна быть сходной со структурой речи, произносимой государственным обвинителем в судебных прениях. Ранее в научной литературе давались рекомендации строить такое заявление по аналогии с защитительной речью123. Сейчас такая форма вряд ли уместна, отказ от обвинения во всех случаях является обязательным для суда, и просить кого-либо об оправдании подсудимого государственному обвинителю не требуется. Использование предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований отказа от обвинения предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Поэтому в своём заявлении государственный обвинитель должен дать анализ данным, собранным в ходе предварительного расследования и судебного заседания. При анализе и оценке доказательств государственный обвинитель обязательно должен указать те изменения, которые претерпели доказательства в ходе судебного следствия, и причины этих изменений. Если отказ от обвинения связан с появлением в суде новых доказательств, которые не исследовались на предварительном следствии, то прокурор обязан уделить больше внимания именно им124.

Как на досудебной стадии, так и в суде обязательным является уведомление заинтересованных лиц о принятом процессуальном решении и разъяснение предоставленных им прав. Это процессуальное действие обеспечивает возможность реализации своих прав участниками процесса, в частности, права обжалования данного акта и права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства. В судебных стадиях такое уведомление осуществляется судом путём вручения копии судебного решения о прекращении уголовного дела ли уголовного преследования. Если отказ от обвинения происходит на досудебных стадиях, уведомление участников уголовного процесса о принятом решении осуществляется в порядке, установленном ч. 4 ст. 213 УПК. Лицо, осуществляющее уголовное преследование, обязано вручить или направить (по почте, курьером, по факсу либо электронной почте и другими способами) копию постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. Закон требует, чтобы при этом потерпевшему, гражданскому истцу были разъяснены их права на предъявление гражданского иска.

Разъяснение права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства не должно быть формальным. Необходимо разъяснять, в какой суд, в какие сроки следует обращаться, о возмещении какого вреда в данном конкретном случае можно ходатайствовать, какими статьями ГК РФ следует при этом руководствоваться125. Согласно п. 10 ч.2 ст. 213 УПК, обвиняемому, потерпевшему, их законным представителям и представителям, гражданскому истцу и гражданскому ответчику обязательно должен быть разъяснён порядок обжалования постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Разъяснение указанным лицам порядка обжалования должно удостоверяться их подписями на постановлении.

В состав процессуального акта отказа от обвинения в суде не входят действия по согласованию государственным обвинителем своей позиции в суде с прокурором, утвердившим обвинительное заключение126. Эти действия не являются процессуальными, поскольку предусмотрены приказами Генерального прокурора РФ, в то время как процессуальными являются только действия, предусмотренные УПК (п.32 ст.5 УПК). Поэтому несоблюдение установленного приказами Генерального прокурора РФ порядка согласования никак не влияет на законность и обоснованность акта. И следовательно, нарушение его не повлечёт никаких процессуальных последствий, однако оно вполне может послужить основанием для привлечения государственного обвинителя к дисциплинарной ответственности. Глава I.

<< | >>
Источник: Землянухин А. В.. Отказ от обвинения в системе уголовно- процессуальных актов. 2005

Еще по теме СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ:

  1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  2. СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ
  3. 3.4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В РАССЛЕДОВАНИИ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -