<<
>>

§1. ПУТЬ ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ

В своем развитии российский уголовный процесс прошел те же ступени, что и западноевропейские типы. Древнее судопроизводство периода Русской Правды (XI—XIII вв.) было в основном обвинительным.

Доказательства имели характер подтверждений формальными средствами заявленных перед судом требований. Для этого использовались такие средства доказывания, как признание, испытания (ордалии) железом и водой, поле (судебный поединок), «послухи» (соприсяжники), «рота» (очистительная присяга), крестное целование. Однако применяются и такие средства доказывания, которые требуют свободной судебной оценки: «видоки» (свидетели, очевидцы) и поличное (вещественные доказательства, найденные у подозреваемого лица). Применяются также своеобразные средства доказывания, использующие презумпцию виновности последнего владельца похищенного («свод») и круговую поруку общины, в которую приведет след («гонение следа»).[390]

Создание централизованного Московского государства, так же как в Западной Европе, сопровождается в XIV—XVII вв. возникновением процесса розыскного типа («сыска»), который стал действовать параллельно с «судом», то есть ординарным обвинительным, а после, с отходом от ордалий и судебных поединков, — и частно-исковым судопроизводством. Обычно считается, что розыск возник в России «без всяких иноземных влияний, а вследствие лишь выяснившихся потребностей».[391] Вместе с тем констатируется «поразительное сход

ство основных черт развития розыскного процесса в Западной Европе и в Московской Руси...»[392] Это сходство не случайно, оно связано с тем, что социально-политические условия России и Западной Европы до XVI в. расходились еще не слишком разительно. «В тот период Русь находилась в условиях, когда она изначально могла пойти по западному пути развития».[393] С учетом этого нельзя отрицать и возможности влияния западного права на формирование русского судопроизводства.

«Сыск», если не считать преследования государственных преступлений в виде царской опалы, не был примитивной уголовно-административной расправой. Он практически совпадал с тем, что в Западной Европе именовали «дознанием через местных людей», или обвинительным жюри, а мы в предыдущем изложении называли также ассизой. Еще в Краткой редакции Русской, или Ярославовой, Правды (XI в.) упоминается об «изводе перед 12 мужами» в случае «запирательства» обвиняемого (ст. 15).[394]

Следует учитывать, что Правда Ярослава была составлена в 1016 г. «ввиду острой необходимости урегулировать отношения новгородцев и варягов после завоевания великокняжеской власти Ярославом Мудрым».[395] Естественно предположить, что исконный норманнский обычай чинить суд через собрание из местных людей («12 мужей») вполне мог быть включен тогда в текст нового компромиссного закона.[396] Причем не исключено, что не только «извод», но и круговая порука («гонение следа») является норманнским изобретением. При схожих обстоятельствах круговая порука была введена норманнами и в Англии, в округах-сотнях (hundred, wapentake) сразу после прихода к власти датчанина Кнуда Великого,[397] а происходило это практически в то же самое время (1017 г.), что и на Руси (1016 г.). О том, что это не просто совпадение, а результат своего рода системы обмена правовым опытом в среде норманнских завоевателей и первопроходцев, свидетельствует, например, отмеченный датскими исследователями факт проникновения в скандинавскую раннесредневековую Исландию славянского государственно-правового термина «полюдье» (polutasvart), обозначавшего принятую тогда на Руси систему сбора князьями дани.[398] Таким образом, весьма вероятно, что этими институтами уголовный процесс как на Западе, так и на Востоке обязан именно норманнской экспансии.

«Извод»-ассиза применялся также при задержании «татя, душегубца и разбойника и грабежника» на месте преступления, как было зафиксировано в договоре 1398 г между великим князем Московским и великим князем Тверским.[399] В XVI в.

при Иване IV Грозном ас- сиза принимает форму «большого повального обыска» (англ. аналог — большое жюри), проводимого для выявления все более широкого круга преступлений выборными судьями — губными старостами и целовальниками. Розыск состоял из опроса «съезда» представителей всех сословий — «с выти по человеку». Названных «лихих людей» доставляли к губному старосте для дальнейшего расследования («довода»): простого расспроса, допроса под пыткой и очных ставок.[400] Затем выносился приговор. Этот же порядок был сохранен Соборным Уложением 1649 г. Таким образом, российский «сыск» XIV-XVII вв. по своей форме почти полностью дублирует западноевропейский розыскной процесс того же периода {нем., Riigen- verfahren, фр. enqueste du pay, англ. assize), который был, как говорилось ранее, первоначально не плодом римского права, а развитием германо-скандинавского наследия. Следовательно, русский уголовный процесс уже с древнейших времен формировался под сильным германским влиянием. Это стало еще более очевидным с начала XVIII в., когда при Петре I и его преемниках с Запада рецептируется немецкий инквизиционный, а затем (Наказ Екатерины II) и следственный порядок по Своду законов 1832 , 1842 и 1857 гг. Вместе с ними в Россию впервые приходит и Usus modemus pandectarum, ре- цептированное римское право. Следствие так же, как и в немецком процессе, распадалось на предварительное (inquisitio generalis), начинавшееся в силу закона при наличии определенных поводов, и формальное (inquisitio specialis), по пунктам; в нем тоже присутствовали шеффены — сословные депутаты, прокуроры и стряпчие, действовала формальная система доказательств и т.д.

После принятия 20 ноября 1864 г. Устава уголовного судопроизводства немецкий курс был временно забыт, и российский уголовный процесс всецело отдался французским симпатиям, сохранив от старого порядка доказывания лишь дознание через местных людей. Пореформенный уголовный процесс России приближен к французскому типу. Предварительное расследование также складывалось из полицейского дознания, не отягощенного особыми формальностями, и предварительного следствия, которое проводили судебные следователи, состоявшие членами окружных судов.

Но в отличие от французского или немецкого следственного судьи, русский судебный следователь был более специализированным органом: он назначался не

на краткий срок или, тем более, не ad hoc из числа судей, а бессрочно, на определенный следственный участок. Как и на французском instruction preparatoire, прокурор имел большую власть над судебным следователем, который не мог отказаться от исполнения требований прокурора, касающихся исследования обстоятельств дела и собирания доказательств (ст. 281—282 УУС); именно прокурор определял, произведено ли следствие с достаточной полнотой, и мог обратить его к доследованию (ст. 512 УУС), он составлял также обвинительный акт (ст. 519 УУС); по предложению прокурора следователь мог быть переведен из одного участка в другой (ст. 227 Учреждения судебных установлений). Таким образом, судебный следователь, подобно французскому juge d’instruction, был в значительной степени придатком обвинительной власти. Имея в виду эту ситуацию, Н. Н. Полянский писал: «Опыт, однако, показал, что там, где... законодателем сделана попытка установить грань между дознанием и предварительным следствием по самому существу их задач, эта грань на деле неизбежно стирается и следователь превращается в помощника прокурора».[401] Вместе с тем в русском процессе прокурорская власть была все же менее активна — все меры, необходимые для производства следствия, мог принимать только судебный следователь (ст. 264, 266 УУС). Прокурор не имел права вмешиваться в проведение следственных действий, мог лишь присутствовать при этом и знакомиться на месте с материалами дела (ст. 280 УУС). На практике роль прокурора обычно ограничивалась «одной лишь внешней стороной, то есть понуканием следователя и исправлением формальных упущений с его стороны», и почти не касалась «сути дела, содержания исследуемой области и границ ее».[402] Это оставляло следователю больше самостоятельности, но, с другой стороны, мешало налаживанию взаимодействия с полицией как органом дознания, которая состояла в «непосредственной зависимости от прокуратуры» (ст.

279 УУС) и никогда не была полицией судебной. Данное обстоятельство являлось, пожалуй, одним из основных недостатков русского предварительного расследования по Уставу 1864 г. Защитник допускался в дело лишь в период подготовительных к суду распоряжений, то есть уже по окончании следствия (ст. 557 УУС). Однако русский процесс выгодно отличало от французского то, что обвиняемый на предварительном следствии пользовался широкими правами, некоторых из которых у него нет и по сей день: мог присутствовать при осмотре и освидетельствовании, обыске, выемке, допросе свидетелей, дознании через окольных людей, рассматривать все производство при окончании следствия и др. (ст. 316, 359, 444, 455, 459, 462, 463, 466, 468, 469, 475-478, 491 УУС). Предание суду, как и во французском процессе, было делом камеры предания суду, в качестве которой выс

тупала судебная палата (ст. 534, 543 УУС). По французскому «лекалу» был скроен и суд присяжных, отличавшийся резким разделением судебного следствия от прений сторон, подробным допросом подсудимых председателем суда,[403] имевшим большие дискреционные полномочия (ст. 613 УУС). Из французского процесса пришли к нам апелляционный и кассационный порядок пересмотра дел.

В целом русское уголовное судопроизводство образца 1864 г. можно определить как смешанный процесс французского морфологического типа с преобладанием на предварительном расследовании следственно-розыскных признаков и состязательных — на последующих судебных стадиях. Так, стезя германских рецепций в конце концов привела русский суд в лоно романской правовой семьи, так что в известном смысле это был путь «из варяг в греки». В дальнейшем германские и французские элементы, сочетаясь в различных пропорциях, дали советский уголовный процесс. 

<< | >>
Источник: Смирнов А.В.. Модели уголовного процесса. 2000

Еще по теме §1. ПУТЬ ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ:

  1. Параграф первый. Введение в историю славянского права
  2. 4.1. ИСТОЧНИКИ И ИСТОКИ ЗАРОЖДЕНИЯ ИУМ В РОССИИ
  3. БОРЬБА ДВУХ МИРОВ
  4. ГЛАВА 3 Русь на «пути из немец в хазары» (IX—X века)
  5. Глава 4 Между арабами и варягами, Западом и Константинополем: Древнерусская денежно-весовая система как результат межэтнического культурного взаимодействия
  6. КТО ЖЕ ТАКИЕ СЛАВЯНЕ-БОДРИЧИ?
  7. ГЛАВА 7 О ВАРЯГАХ ВООБЩЕ
  8. §1. Путь из варяг в греки
  9. Глава 4 НЕСЛАВЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И ЕГО ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ВОСТОЧНЫМИ СЛАВЯНАМИ
  10. Глава 5 ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ НАРОДНОСТИ
  11. Глава 6 ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЙ РУСЬ, РУССКИЙ, РОССИЯ
  12. СКАЗАНИЕ ОБ АПОСТОЛЕ АНДРЕЕ И ЕГО МЕСТО В НАЧАЛЬНОЙ ЛЕТОПИСИ
  13. ЦИВИЛИЗАЦИЯ, ЛАНДШАФТ И ЭТНОС
  14. Город-государство в Новгородской земле
  15. §1. ПУТЬ ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ
  16. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  17. Государство, вотчина и город в XII—XVI вв.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -