<<
>>

Публичность правосудия

В наиболее общем виде принцип публичности, действующий в сфере уголовного судопроизводства, сформулирован в ст. 3 Основ и ст. 3 УПК БССР: «Суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию».
Из этого определения вытекает, что сущность принципа публичности в уголовном процессе состоит в том, что компетентные государственные органы и должностные лица в интересах советского государства и социалистического общества обязаны независимо от желания заинтересованных в деле лиц и организаций возбудить, расследовать и рассмотреть уголовное дело в соответствии с законом. 55 Принцип публичности, действующий в социалистическом уголовном процессе, не имеет ничего общего с так называемой теорией возбуждения уголовного (публичного) иска, которая характерна для учения буржуазных юристов19. Весь буржуазный уголовный процесс, по существу, сводится к спору сторон: обвинителя и обвиняемого20. Английский юрист А.М. Уилшир отмечает, что уголовное преследование носит исковой характер21. Советское законодательство с самого начала отвергло уголовный иск как движущее средство уголовного процесса. Уголовный иск не может быть присущ социалистическому уголовному процессу, поскольку в его основе имеются неограниченные возможности для усмотрения отдельных лиц, а значит, социальное неравенство. Советский уголовный процесс возникает не в силу желания или нежелания компетентных органов начать производство по уголовному делу, а в силу того, что имеются законные поводы и основания для возбуждения уголовного дела. Спорным является вопрос относительно самого существования принципа публичности, а также его трактовки. Одни авторы либо не упоминают о нем в системе принципов уголовного процесса22, либо отрицают его наличие, полагая, что он полностью поглощается принципом социалистической законности.
Так, по мнению М.Л. Якуба, только «буржуазные процессуалисты имеют все основания говорить о публичности», а советские ученые этот принцип сводят к тавтологии — «обязанность исполнять свои обязанности»23. Точка зрения М.Л. Якуба уже подвергалась справедливой критике в процессуальной литературе24. Необходимо лишь отметить, что его позиция не только логически непоследовательна и даже в целом нелогична, но и ошибочна по своему существу. Прежде всего она противоречит ст. 2 Конституции СССР, которая гласит: «Вся власть в СССР принадлежит народу. 56 Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов. Все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам народных депутатов». Именно в данной статье нужно видеть квинтэссенцию принципа публичности, который получил дальнейшую конкретизацию в отраслевом законодательстве. Большинство же советских юристов положительно решают вопрос о наличии принципа публичности. Они определяют его как обязанности суда, прокурора, следователя и органа дознания, исходя из интересов государства и по долгу службы, в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в его совершении, и к их наказанию, а также с целью достижения задач уголовного судопроизводства, не ставя необходимость проведения тех или иных уголовно-процессуальных действий от желания отдельных лиц25. Принцип публичности проходит через весь уголовный процесс, получая своеобразное отражение на каждой из стадий. Наряду с этим его осуществление не является монопольным. Оно дополняется наличием элементов диспозитивности. Однако принято считать, что диспозитивность присуща только гражданскому судопроизводству*. 57 Некоторые юристы высказывают мнение, что хотя публичность и диспозитивность относятся к отраслевые принципам, причем первый из них — принцип уголовного судопроизводства, а второй — гражданского процесса, однако это не означает, что публичность чужда гражданскому процессу, а диспозитивность — уголовному.
Другие — делают вывод, что диспозитивность не является принципом уголовного процесса26. Авторы, говорящие о проявлении принципа диспозитивности в уголовном процессе, ограничивают его лишь наличием дел частного обвинения, а также возможностью прекращения уголовного дела за истечением сроков давности или вследствие акта амнистии, в связи с передачей виновного на поруки при условии, если отсутствуют возражения обвиняемого. В противном случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке. Такой подход к рассмотрению начал публичности и диспозитивности не исчерпывает решения проблемы. Она должна интерпретироваться с более широких социальных позиций. Реконструкция законодательства, связанная с подготовкой Свода законов, ставит перед наукой необходимость выработки пути выхода в практику, а не просто фиксировать и объяснять ее результаты. В самом общем виде можно сказать, что диспозитивность в уголовном процессе надо видеть в предоставлении возможности участникам процесса на свой выбор реализовывать свои права либо отказаться от этого. Наличие прав у субъектов не предполагает их принудительной обязанности воспользоваться ими. Конечно, наиболее рельефно диспозитивность проявляется при производстве по делам частного обвинения. Согласно ст. 106 УПК эти дела возбуждаются только по жалобе потерпевшего и прекращаются в случае примирения потерпевшего с обвиняемым. В остальном производство по делам частного обвинения подчинено принципу публичности. В делах так называемого частно-публичного обвинения диспозитивность выражается прежде всего в том, что эти дела возбуждаются, как правило, по жалобе потерпевшего. Этим и ограничивается наличие диспозитивно- 58 сти, поскольку в случае возбуждения такого дела оно не может быть прекращено за примирением сторон (ст. 106 УПК). Следует сказать, что в делах частного обвинения принцип диспозитивности проявляется даже в большей мере, чем в гражданском процессе. Особенно это наглядно проявляется в вопросе о примирении потерпевшего и обвиняемого, где утверждение судом их примирения законом не предусматривается в отличие от мирового соглашения в гражданском процессе, когда мировое соглашение сторон служит основанием для прекращения производства по делу только в случае утверждения его судом. В то же время между диспозитивностью в уголовном и гражданском процессах имеется различие иного характера. Прекращение уголовного дела частного обвинения за примирением сторон допускается только до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора (ч. 1 ст. 106 УПК). Гражданское дело может быть прекращено также кассационным судом на основании мирового соглашения, заключенного уже после подачи кассационной жалобы или протеста (ст. 277 ГПК). Такое влияние диспозитивности не устраняет осуществление принципа публичности в производстве по делам частного обвинения, которое проявляется в том, что рассмотрение дел возложено на органы, которые не ограничены в выборе средств доказывания, а также не связаны волей потерпевшего в назначении мер уголовно-правового воздействия. Публичность и диспозитивность наличествуют во всех стадиях уголовного процесса. В стадии исполнения приговора происходит наиболее гармоничное сочетание взаимосвязей и взаимозависимостей между публичностью и диспозитивностью. Это объясняется тем, что ее субъекты могут активно влиять на ход и исход судопроизводства. По многим вопросам, возникающим при исполнении приговора и требующим судебной деятельности, в суд с ходатайством может обратиться сам осужденный. В одних статьях УПК на этот счет содержится специальная оговорка, в других — это подразумевается, что является одним из проявлений принципа диспозитивности. В то же время без принципа публичности, обязанности суда принять, рассмотреть и вынести свое решение по возникшему делу судопроизводство немыслимо. Действие принципа публичности прежде всего состоит в том, что суд обязан исследовать обстоятель- 59 ства дела всесторонне, полно и объективно. Выполняя эти задачи, он не связан доказательствами, представленными в суд осужденным, органом, исполняющим наказание, и другими субъектами стадии исполнения приговора. Суд может истребовать по собственной инициативе новые доказательства. Публичность судопроизводства по исполнению приговора выражается не столько в том, что процесс ведется независимо от волеизъявления лиц, участвующих в нем, поскольку действия суда во многом зависят от иных субъектов стадии исполнения приговора, а в том, что суд и прокурор должны предпринимать все предусмотренные законом меры для установления истины по делу. Причем суд не должен сообразовывать свои уголовно-процессуальные действия, направленные на поиски истины, с фактом наличия или отсутствия на этот счет ходатайства, появившегося в процессе рассмотрения дела. Для широкой реализации принципа публичности в судебном заседании должны быть созданы условия еще до непосредственного рассмотрения дела. Подготовительные действия, связанные с приемом ходатайства или представления либо отказом в его приеме, совершаются единолично судьей. В ходе проверки поступившего ходатайства судья, в частности, обязан выяснить: 1) правомочен ли суд рассматривать поступившее ходатайство или представление; 2) какому именно суду подсудно возникшее дело. Как правило, трудностей в разрешении этих вопросов не возникает, поскольку в действующем законодательстве содержится четкое указание о том, какой именно суд правомочен рассматривать возникший вопрос. В соответствии со ст. 376 УПК БССР вопросы об отсрочке исполнения приговора, о приведении в исполнение приговора по основаниям, указанным в ст. 47 УК БССР, замене штрафа и исправительных работ без лишения свободы иными мерами наказания, об изменении или прекращении применения к душевнобольным принудительных мер медицинского характера, о продлении или прекращении принудительного лечения в отношении алкоголиков и наркоманов, а также всякого рода сомнения и неясности, возникающие при приведении приговора в исполнение, разрешаются судом, постановившим приговор. Если приговор приводится в исполнение вне района деятельности суда, постановившего приговор, эти вопросы разрешаются одноименным су- 60 дом, а при его отсутствии в районе исполнения приговора — вышестоящим судом. В этом случае копия определения направляется в суд, постановивший приговор. Вопросы об освобождении от отбывания наказания по болезни или инвалидности, условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду, условно-досрочном освобождении от наказания, замене неотбытой части наказания более мягким наказанием, направления осужденного из воспитательно-трудового профилактория в места лишения свободы, переводе из одной исправительно-трудовой или воспитательно-трудовой колонии в другую колонию иного вида режима, из воспитательно-трудовой колонии в исправительно-трудовую, из исправительно-трудовой колонии в тюрьму и из тюрьмы в исправительно-воспитательную колонию, включении времени работы в колониях-поселениях в общий трудовой стаж разрешаются определением районного (городского) народного суда по месту отбывания наказания осужденным независимо от того, каким судом был вынесен приговор. Вопросы о направлении для отбывания лишения свободы условно осужденных к лишению свободы с обязательным привлечением к труду или условно освобожденных из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду в случаях, предусмотренных ч. 6 ст. 231 и ч. 5 ст. 512 УК БССР, разрешаются определением суда по месту работы осужденного. Вопросы о направлении лица, осужденного к исправительным работам без лишения свободы с отбыванием по месту работы, для отбывания наказания в иные места, определяемые органами, ведающими применением исправительных работ, о сокращении испытательного срока при условном осуждении либо об отмене условного осуждения и направлении осужденного для отбывания наказания, назначенного приговором, об освобождении от наказания осужденного, в отношении которого исполнение приговора отсрочено по основаниям, предусмотренным ст. 441 УК БССР, а также отмены такой отсрочки исполнения приговора и направлении осужденного для отбывания лишения свободы разрешаются районным (городским) народным судом по месту жительства осужденного. Ходатайства о снятии судимости (ст. 378 УПК) рассматриваются районным (городским) народным судом по месту жительства лиц, отбывающих наказание. 61 Такое распределение полномочий между судебными органами не случайно. Оно основано таким образом, чтобы создать лучшие процессуальные условия для разрешения возникшего вопроса. Преимущества для судопроизводства по исполнению приговора исчезнут, если возникший вопрос не будет рассматривать суд, постановивший приговор, либо суд, находящийся в районе исполнения приговора. Тогда между судом и учреждениями, фактически исполняющими приговор, необходимый контакт будет затруднителен. В этом случае рассмотрение дела ограничилось бы преимущественно анализом письменных материалов, что привело бы к нарушению действия ряда принципов уголовного процесса, прежде всего таких, как всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела, состязательность и др. Реализация принципа публичности судом, действующим в порядке исполнения приговора, не может подменяться кассационным или надзорным судом не только потому, что законодатель не относит их к судам, исполняющим приговор, но и в силу того, что сама природа этих судов, а также их процессуальные средства не будут способствовать высокому качеству судебного разрешения вопросов, возникающих при исполнении приговора. Тем не менее в интересах быстрого решения задач, стоящих перед правосудием, а также усиления принципа публичности из этого правила надо сделать одно исключение. В ходе исполнения приговора могут возникать вопросы, связанные с допущенными в приговоре неточностями, упущениями, спорными положениями, которые осложняют его исполнение и требуют разъяснения. Такие несущественные дефекты приговора принято считать сомнениями и неясностями. Их устранение закон относит к компетенции суда, постановившего приговор. Однако на практике бывают случаи, когда эти сомнения и неясности приговора обнаруживает кассационный суд. Я.О. Мотовиловкер расценивает кассационную практику как незаконную, если кассационная инстанция сама исправляет несущественные ошибки приговора, а не направляет решение такого вопроса в суд, постановивший приговор27. 62 Правильную позицию в данном вопросе занимает М.К. Свиридов. Он считает, что сомнения, пробелы в приговоре может устранить кассационный или надзорный руд, обнаруживший их при проверке законности и обоснованности приговора28. Предоставление такого права кассационному и надзорному суду диктуется не только соображениями оперативности и процессуальной экономии судопроизводства. Проверка законности и обоснованности приговора будет ненадлежащей, если вышестоящий суд обойдет своим вниманием ошибки в приговоре, пусть даже не носящие существенного характера, что приведет к игнорированию принципа публичности, который лежит в основе деятельности всех судебных органов. В данном случае публичное начало кассационного или надзорного суда не устраняет публичности судопроизводства по исполнению приговора, а, наоборот, усиливает в целом принцип публичности правосудия. Действующее законодательство не содержит детальной регламентации правил судопроизводства по исполнению приговора, что в некоторой мере затрудняет выявление действия принципа публичности, но и не говорит о том, что он вовсе не реализуется. Ст. 377 УПК перечисляет лишь основные структурные элементы судебного заседания в стадии исполнения приговора: доклад председательствующего, объяснения явившихся лиц, заключение прокурора. Одним из основных проявлений принципа публичности является то, что главная роль в судопроизводстве принадлежит суду. Ведение всего судопроизводства по исполнению приговора происходит под руководством судьи, председательствующего в судебном заседании. Остальные участники процесса, исключая народных, заседателей, вправе обращаться друг к другу только с разрешения суда. Возникшие в ходе судебного заседания ходатайства адресуются суду, который полномочен их разрешать. Правда, в данном случае принцип публичности ограничен тем, что суд, прежде чем вынести решение по заявленному ходатайству, должен выслушать мнение остальных участников судебного заседания. Суд вправе отложить рассмотрение дела, признав необходимым истребование дополнительных данных. 63 Рассмотрение дела начинается докладом председательствующего, который излагает существо дела, а также содержание имеющихся материалов. Доклад судьи носит информационный характер, вводит в курс дела участников судебного заседания, чтобы они были лучше осведомлены относительно возникшего при исполнении приговора вопроса. Принцип публичности при осуществлении правосудия по исполнению приговора был бы подорван, если бы судья поручил сделать доклад секретарю судебного заседания, прокурору, либо защитнику осужденного. Законом не предусмотрена очередность дачи объяснений вызванными в судебное заседание лицами. Она определяется судом. В случае необходимости по инициативе суда либо как следствие удовлетворения заявленного суду ходатайства в судебное заседание для допроса могут быть вызваны свидетели, а для подтверждения искомого факта истребованы дополнительные документы, назначена экспертиза и т.д. Решение о проведении этих действий принимается судом. Действие принципа публичности при осуществлении правосудия по исполнению приговора не устраняет то обстоятельство, что после исследования всех материалов дела с заключением выступает прокурор. В его выступлении содержится анализ исследованных в судебном заседании доказательств. Прокурор высказывает также рекомендации суду относительно того, как суд должен разрешить рассмотренный в судебном заседании вопрос. Кульминационным моментом и одновременно итогом осуществления правосудия по исполнению приговора будет заключительный его этап — вынесение определения. В ст. 377 УПК отмечается, что для вынесения решения по рассмотренному в порядке исполнения приговора вопросу суд удаляется на совещание, которое происходит тайно. Именно в данный момент действие принципа публичности достигает своего апогея. Каждый вопрос, относящийся к рассматриваемому в стадии исполнения приговора делу, тщательно обсуждается и по нему принимается решение. Никто из судей не вправе воздержаться от голосования. Председательствующий подает свой голос последним. Какое-либо вмешательство тем или иным образом в то, что происходит в совещательной комнате, рассматривается не только как нарушение конституционного принципа публичности правосудия, 64 но и независимости судей и народных заседателей, а следовательно, должно влечь за собой признание судебного акта незаконным и необоснованным. После составления определения и подписания его судьями оно подлежит немедленному оглашению в зале судебного заседания по тем правилам, которые установлены для провозглашения приговора (ст. 322 УПК). Реализацию принципа публичности при осуществлении правосудия по исполнению приговора нельзя представить без диспозитивности. Диспозитивность в судопроизводстве проявляется в том, что круг субъектов, правомочных ходатайствовать перед судом о рассмотрении вопросов, возникающих в ходе исполнения приговора, довольно широк. Причем действующее законодательство в большинстве случаев четко определяет, какой субъект и по какому вопросу может возбуждать судопроизводство по исполнению приговора. По ряду вопросов такого указания в законе, однако, не содержится. Так, не определено, кто правомочен ставить вопрос об отсрочке исполнения приговора, об определении наказания по совокупности неисполненных приговоров, о зачете времени пребывания осужденного в лечебном учреждении в срок отбывания наказания и др. Этот пробел в законодательстве необходимо расценивать как предоставление возможности обращаться в суд с ходатайством о рассмотрении возникшего при исполнении приговора вопроса любому лицу, которое имеет хотя бы косвенное отношение к осужденному и его судьбе. Нередки случаи, когда в суд с ходатайствами обращаются общественные организации, трудовые коллективы, близкие родственники осужденного. Суд может принять к производству такие ходатайства, хотя и с определенными ограничениями, связанными либо с направлением такого ходатайства органу, правомочному возбудить судопроизводство по исполнению приговора для последующего направления им в суд официального представления (ходатайства), либо сразу же принимать ходатайства к производству, затребовав по собственной инициативе недостающие материалы. Диспозитивность уголовного судопроизводства наиболее ярко выражается в том, что ни в одной из статей действующего УПК суд прямо не назван субъектом, от которого может исходить инициатива в рассмотрении вопросов в порядке исполнения приговора. Нас интересует прежде всего роль осужденного в воз- 65 буждении судебной деятельности, поскольку главной процессуальной фигурой судопроизводства по исполнению приговора является осужденный и, по существу, всякий раз судебное заседание происходит в целях рассмотрения вопроса, затрагивающего его судьбу. Иногда в законе так сформулированы правовые основания рассмотрения вопросов в стадии исполнения приговора, чтобы дать возможность самому осужденному оценить то положение, в котором он находится, и принять решение о необходимости подачи в суд ходатайства. Так, ст. 369 УПК содержит п. 4, в соответствии с которым допускается отсрочка исполнения приговора в случаях, когда немедленное отбывание наказания может повлечь за собой особо тяжкие последствия для осужденного или его семьи ввиду пожара или иных стихийных бедствий, тяжелой болезни или смерти единственного трудоспособного члена семьи, других исключительных обстоятельствах на срок, установленный судом, но не более трех месяцев. Судебная практика в понятие «исключительные обстоятельства» вкладывает довольно широкое содержание. Так, народным судом Ивьевского района Гродненской области был признан виновным и осужден к двум годам лишения свободы с обязательным привлечением к труду М. После вынесения приговора М обратился в суд с ходатайством об отсрочке исполнения приговора в связи с тем, что приближается зима и ему необходимо закончить строительство дома, поскольку старый дом уже продан и семья осужденного проживает в новом. Суд удовлетворил ходатайство, отсрочив исполнение приговора на полтора месяца. Народный суд Московского района г. Минска предоставил отсрочку исполнения приговора сроком на один месяц К., осужденному к лишению свободы, на том основании, что жена осужденного находится на стационарном лечении и не на кого оставить восьмилетнего сына. Законодательство и судебная практика идут по пути все большего расширения диспозитивности стадии исполнения приговора. По ранее действовавшему законодательству ходатайствовать перед судом о включении времени отбывания исправительных работ в общий трудовой стаж могли только общественные организации по месту отбывания наказания. Видимо поэтому до принятия Указа Президиума Верховного Совета БССР от 29 марта 1977 г., которым осужденный был отнесен к субъектам права на возбуждение судопроизводства по 66 рассмотрению вопроса о включении времени отбывания исправительных работ в общий трудовой стаж, в народных судах подобные дела рассматривались чрезвычайно редко. В настоящее время осужденный в течение года после отбывания исправительных работ самостоятельно, без дополнительного ходатайства с места работы может обратиться в суд с таким заявлением о возбуждении судопроизводства (ст. 379 УПК). Изучение материалов судебной практики БССР за 1980 – 1984 гг. показывает, что рассмотрение подобных ходатайств составляет примерно 62% от всех случаев назначения исправительных работ в качестве уголовного наказания. Разумеется, такое частое рассмотрение судами дел о включении времени отбывания исправительных работ в общий трудовой стаж можно объяснить не только наличием законодательной нормы, расширяющей права осужденного, но и повышением уровня правосознания граждан, их осведомленностью о праве и практике его применения. Однако по большинству уголовно-процессуальных вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный не наделен правом возбуждать ходатайство. Такое ограничение неоправданно. Например, согласно ст. 371 УПК условно-досрочное освобождение от наказания применяется судом по совместному представлению органа, ведающего исполнением наказания, и наблюдательной комиссии при исполнительном комитете местного Совета народных депутатов. Осужденный не имеет права непосредственно обращаться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Одни авторы полагают, что такая позиция законодателя правильна и не требует изменения на том основании, что осужденный может обратиться относительно условно-досрочного освобождения от наказания к администрации органа, ведающего отбыванием наказания, в наблюдательную комиссию, к прокурору, которые полномочны принять этот вопрос к обсуждению29. Предоставление же осужденному права самостоятельно обращаться в суд при- 67 ведет к злоупотреблению этим правом, поскольку мнение осужденного о себе не всегда объективно30. Заслуживает внимания мнение, согласно которому осужденный должен являться субъектом права на ходатайство об условно-досрочном освобождении31. Предоставление ему такого права диктуется соображениями большей заинтересованности его самого в скорейшем исправлении и перевоспитании. Лишение осужденного возможности непосредственного обращения в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении приводит к тому, что он подвергается условно-досрочному освобождению не сразу после отбытия предусмотренной законом части наказания, а спустя три-четыре месяца. За такое короткое время вряд ли может коренным образом измениться поведение осужденного и его отношение к труду, тем более что суд должен учитывать при освобождении от наказания эти обстоятельства за весь отбытый срок. Предоставление права осужденному ходатайствовать перед судом об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания особенно важно в случае, если будет в законодательстве реализовано предложение о более постепенной социальной адаптации, в особенности осужденных к лишению свободы, когда в процессе отбывания наказания они должны проходить несколько этапов: 1) нахождение в условиях изоляции; 2) альтернатива перевода в колонию-поселение или условное освобождение с обязательным привлечением к труду; 3) условно-досрочное освобождение32. Непосредственно же условно-досрочному освобождению, минуя промежуточный этап, должны подвергаться главным образом нетрудоспособные и несовершеннолетние лица. И только в виде особого поощрения представлять к условно-досрочному освобождению трудоспособных лиц33. 68 В некоторых зарубежных социалистических странах осужденному предоставлено право непосредственно обращаться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от наказания, и, как свидетельствуют статистические данные, наибольшее число ходатайств об условно-досрочном освобождении исходит именно от самих осужденных34. Диспозитивность судопроизводства по исполнению приговора необходимо видеть в том, что уголовно-процессуальный закон не устанавливает обязательной формы ходатайства либо представления и тем самым делает простым и доступным обращение в суд с просьбой о рассмотрении вопроса, возникающего при исполнении приговора. Главное, чтобы в ходатайстве (представлении) содержались мотивы и основания его возбуждения. Согласно ст. 377 УПК БССР при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный, как правило, вызывается в судебное заседание. Желая подчеркнуть обязанность осужденного принимать участие в судебном заседании, законодатель имел в виду и случаи, когда присутствие осужденного в зале суда невозможно в силу тяжкого соматического заболевания либо бессмысленно вследствие психической болезни. В остальных случаях явка осужденного для рассмотрения возникшего вопроса должна быть обеспечена. В связи с этим вызывает возражение точка зрения отдельных авторов, которые считают, что вызов осужденного в судебное заседание зависит от усмотрения суда35. Такое толкование закона может привести к ограничению прав осужденного, к необоснованно доминирующему значению принципа публичности. Другое дело, когда осужденный ходатайствует о рассмотрении вопроса в его отсутствие, и суд приходит к выводу, что это не повлияет на установление истины по делу, будет служить интересам осужденного. Тогда возникший при исполнении приговора вопрос может быть рассмотрен без участия осужденного, хотя, как правильно указывает Р.В. Литвинов, воспитательное значение судебного процесса при этом снижается36. 69 Действие принципа публичности в стадии исполнения приговора, как и на других стадиях уголовного процесса, зависит от содержания уголовного судопроизводства по исполнению приговора. Наличие этого принципа не устраняет элементов диспозитивности. Более того, взаимосвязь между публичностью и диспозитивностью наиболее значительна именно в стадии исполнения приговора.
<< | >>
Источник: Бибило Валентина Николаевна. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. 1986

Еще по теме Публичность правосудия:

  1. 7. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ, В КОНТЕКСТЕ ДОСТУПНОСТИ ПРАВОСУДИЯ A. Влияние дифференциации судебных производств на доступность правосудия
  2. Даньков Альберт Анатольевич. Обеспечение баланса публичных и частных интересов в сфере правосудия Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве, 2014
  3. 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ДОСТУПНОСТИ ПРАВОСУДИЯ А. Развитие воззрений на доступность правосудия
  4. Тема 2 СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРАВОСУДИЕ. ПРИНЦИПЫ ПРАВОСУДИЯ. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. Главаб УЧРЕЖДЕНИЯ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
  6. § 2. Виды органов публичной власти как юридических лиц публичного права
  7. 22.3. Публичная политика как нормативная рамка действия и выражение публичной силы            
  8. § 2. Виды учреждений публичной власти как юридических лиц публичного права
  9. 4. МОДИФИКАЦИЯ ИСКА: ЕЕ ПРЕДЕЛЫ И ВЛИЯНИЕ НА ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ A. Вопросы структуры иска в контексте доступности правосудия
  10. Глава 30. ПУБЛИЧНОЕ ОБЕЩАНИЕ НАГРАДЫ. ПРОВЕДЕНИЕ ИГР И ПАРИ. ПУБЛИЧНЫЙ КОНКУРС
  11. Глава4 ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПУБЛИЧНЫЕ КОЛЛЕКТИВЫ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
  12. Глава5 ОРГАНЫ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
  13. 4.1.3. Что такое публичное мероприятие и какие виды публичных мероприятий выделяют? Недостатки закона
  14. ОРГАНИЧЕСКИЙ ЗАКОН О ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПУБЛИЧНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ |от 22 декабря 1976 г.) РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ О ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПУБЛИЧНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ (Мексика)
  15. Лекция 21. Обязательства, возникающие из односторонних действий 21.1. Обязательства из публичного обещания награды. 21.2. Обязательства из публичного конкурса. 21.3. Обязательства по проведению игр и пари.
  16. Глава 1 Административно-публичная деятельность как вид государственно-публичной деятельности, регулируемой административным правом
  17. Глава I Право на правосудие
  18. 3. Конституционные принципы правосудия
  19. а) Государственное правосудие
  20. Руденко В.Н.. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире, 2011
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -