Задать вопрос юристу

4.4. Процессуальное положение лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера

«Вопрос о процессуальном положении лица, о котором рассматривается дело, есть вопрос о процессуальных гарантиях его прав и интересов»50. Между тем процессуальный статус лиц, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, в законе не определен: нет в УПК специальной статьи, в которой были бы закреплены процессуальные права именно этих лиц.
Конечно, можно руководствоваться положением, закрепленным в ст. 433 УПК РФ (порядок судопроизводства по применению принудительных мер медицинского характера определяется общими правилами настоящего Кодекса), и распространять на этих лиц процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, подсудимого51. Однако полная аналогия в данном случае неуместна (об этом ниже). Подобно тому как ранее отсутствие четко определенного общего правового статуса душевнобольных, содержащихся в лечебных учреждениях, приводило к их фактическому бесправию52, неурегулированность их процессуального положения приводит, соответственно, к процессуальному бесправию, о чем неоднократно писалось в литературе53. Подтверждением здесь могут служить результаты проведенного нами исследования. "'* В соответствии с ранее действовавшим законом «еслйвсилу психического состояния производство следственных действий с участием лица, совершившего общественно опасное деяние, являлось невозможным, следователь обязан был составить об этом протокол». Из смысла этой нормы следовало, что следователь должен был установить возможность или невозможность проведения следственного действия с участием лица, совершившего общественно опасное деяние. И только в том случае, если его психическое состояние этого не позволяло, конкретное следственное действие могло производиться без участия душевнобольного. По УПК РСФСР суд хотя и не был обязан, но имел право распорядиться о вызове в судебное заседание лица, о котором рассматривается дело. Конечно, и когда действовал УПК РСФСР, положение лица, в отношении которого велось производство, фактически было бесправным. В практической деятельности (а в значительной степени и в законе) как бы заранее устанавливалось, презюмировалось, что указанные выше лица настолько психически больны, что в течение всего времени производства не могут правильно воспринимать обстоятельства, связанные с производством по делу. Проще говоря, «процессуальное обращение» с ними чаще всего было «хуже», чем с обвиняемыми и подсудимыми. Новый УПК РФ вообще устранил это лицо из числа не только участников уголовного процесса, но и вообще субъектов уголовного судопроизводства. В новом УПК не предусмотрены даже те «куцые» права, которые предусматривались УПК РСФСР. Законодатель априори считает всякое лицо, в отношении которого назначена психиатрическая экспертиза, ничего не соображающим субъектом, а точнее — даже объектом, на который направлена уголовно-процессуальная деятельность. Как и по многим другим вопросам, современный законодатель сделал шаг назад в деле защиты конституционных прав личности. Получается, поместили человека в психиатрическую больницу, и он уже лишен права обжаловать постановление судьи в кассационном порядке, лишен права на судебную защиту, лишен прав обжаловать все последующие решения следователя и его действия, лишен права обратиться за защитой в суд. Лишен вообще каких бы то ни было прав. Такое положение иначе, как беспрецедентным надругательством над конституционными правами личности назвать нельзя. Вот почему, безусловно, необходимо определить и закрепить в законе процессуальное положение лиц, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера. О том, каким именно оно должно быть, в литературе нет единого мнения. Так, А. А. Хомовский предлагает наделить такое лицо правами подсудимого. Напротив, Т. А. Михайлова считает, что поскольку это лицо не является субъектом преступления, на него не могут быть распространены права, которыми пользуется в уголовном процессе субъект преступления, именуемый на предварительном следствии обвиняемым, а в суде — подсудимым, осужденным54. Представляет интерес позиция А. П. Овчинниковой. По ее мнению, указание ст. 408 УПК РСФСР на то, что судебное разбирательство о душевнобольных лицах проводится по общим правилам, определяется тем, что эти лю ди наделены правами подсудимого. Однако столь общее решение вопроса она считает неудачным. Она пишет: «Душевнобольной — не подсудимый. И не все права последнего могут быть к нему приложены. Поэтому каждый раз, учитывая особенности правового положения душевнобольного, приходится взвешивать, какие права подсудимого ему надо предоставить, какие не могут быть им использованы»55. Соглашаясь с логикой рассуждения А. П. Овчинниковой, отметим вместе с тем, что вряд ли будет оправданным такое положение, когда важные процессуальные права предоставляются или не предоставляются лицу, в отношении которого ведется уголовно-процессуальное производство, в зависимости от усмотрения должностных лиц (органов), в ведении которых находится производство по делу. По нашему мнению, проблему процессуального положения лица, в отношении которого осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера, необходимо решать с учетом следующих положений: 1. Это лицо не может быть ограничено в правах в сравнении с обвиняемым, подсудимым. 2. Неправильно наделять это лицо правами обвиняемого, подсудимого, осужденного. Его права могут соответствовать в ряде случаев правам обвиняемого, но это права именно лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера. Указанное лицо — не обвиняемый, не подсудимый, а самостоятельный участник уголовного судопроизводства. 3. Следователь, прокурор не могут лишать лицо, в отношении которого ведется производство, какого-либо права, принадлежащего ему по закону. Если же в силу своего болезненного состояния душевнобольной сам не может реализовать свое субъективное право, оно должно быть реализовано через защитника и законного представителя. В этом проявляется различие между процессуальной правоспособностью и дееспособностью. 4. Данное лицо должно иметь возможность при желании самостоятельно реализовывать некоторые свои права. При закреплении процессуального положения лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, в уголовно-процессуальном законе о Ч и можно поити двумя путями: а) указать в конкретной норме эти права и обязанности; б) предусмотреть в УПК норму отсылочного характера, указав, что это лицо наделяется такими же правами, что и, соответственно, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный. Предпочтителен второй путь. Представляется, что и по делам о применении принудительных мер медицинского характера необходима этапность производства, как это имеет место по уголовным делам.
Соответственно должно меняться и процессуальное положение лица, в отношении которого ведется производство. Его положение будет совпадать с процессуальным положением подозреваемого, когда факт душевного заболевания установлен после задержания или избрания меры пресечения (но до привлечения в качестве обвиняемого) либо непосредственно после возбуждения уголовного дела. Затем, имея фактические данные (достаточные в обычном случае для предъявления обвинения) о том, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, следователь должен выполнить действие, аналогичное предъявлению обвинения. С этого момента следователь будет связан той юридической оценкой общественно опасного деяния, которую он дал при осуществлении названного действия, со всеми вытекающими последствиями. При проведении этого процессуального действия должно быть обязательным участие защитника, а также лица, в отношении которого ведется производство, если этому не препятствует состояние его здоровья. В гл. 51 УПК РФ следует также закрепить общее правило о том, что если в производстве следственного или иного процессуального действия участие лица, в отношении которого ведется производство, является обязательным, а участие его невозможно в силу болезненного состояния, то в указанном следственном или ином процессуальном действии обязательно должен принимать участие защитник, а также может участвовать (по желанию) законный представитель. Необходимо также указать в УПК на обязанность суда обеспечить лицу, в отношении которого ведется производство, возможность участвовать в судебном разбирательстве, если тому не препя тствует его болезненное состояние56. Участие этого лица в судебном заседании необходимо не только для получения от него необходимых для разрешения дела показаний, но также для того (и это главное), чтобы оно само могло защищать в суде свои права и законные интересы. Поэтому в каждом случае суд должен рассмотреть этот вопрос и принять по нему обоснованное решение. Разумеется, в законе должно быть закреплено правило, согласно которому в каждом конкретном случае, требующем обязательного участия в процессуальном действии лица, о котором ведется производство, необходимо устанавливать, возможно ли его участие по состоянию здоровья. Лицо, в отношении которого ведется производств^, должно участвовать во всяком следственном действии, когда это предусмотрено законом, если в данном конкретном случае такому участию не препятствует состояние его здоровья. Поэтому мы принципиально не согласны с А. И. Галаганом, который пишет: «...Психическое состояние лица позволяет производство с его участием не всех предусмотренных уголовно-процессуальным законом действий, а только тех из них, при выполнении которых не требуется активное проявление эмоциональных и волевых качеств такого лица, его разумных поступков». Нетрудно заметить, что данное высказывание подразумевает, что на протяжении всего производства лицо, в отношении которого оно ведется, не может в силу своего болезненного состояния быть участником уголовно-процессуальных действий и отношений. Однако это не так. Во-первых, может оказаться, что это лицо вообще не страдает психическими заболеваниями либо страдает, но не в такой степени, чтобы его можно было приЗнать невменяемым. И, во-вторых, психическое состояние душевнобольного может измениться в сторону ухудшения или улучшения. Поэтому и надо определять его в каждом конкретном случае на момент производства конкретного следственного действия. Невозможность участия лица, в отношении которого ведется производство, в конкретном процессуальном действии либо в разби рательстве дела в суде не обязательно устанавливать с помощью судебно-психиатрической экспертизы. Для этого необходимо предусмотреть в законе такое следственное действие, как освидетельствование психического состояния. Освидетельствование психического состояния лица на предмет возможности его участвовать в производстве следственного действия или в судебном разбирательстве дела осуществлялось бы лечащим врачом-психиатром. И на основании этого процессуального действия решался бы вопрос о возможности или невозможности лица участвовать в следственном действии или в судебном разбирательстве57. Очень важным для процессуального положения лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, является правило о том (и это правило должно быть закреплено в законе), что независимо от заключения экспертизы и результатов освидетельствования психического состояния это лицо может обжаловать любое действие и любое решение органов предварительного расследования, прокурора, суда. К сожалению, изучение практики показывает, что не редки случаи, когда принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, вовсе не страдающим психическими заболеваниями или, во всяком случае, не нуждающимся в принудительном лечении. И последние, по существу, были лишены возможности обжаловать действия органов предварительного расследования и определение суда о применении принудительных мер медицинского характера. Поэтому в первую очередь необходимо закрепить в законе право лиц, к которым применены принудительные меры медицинского характера, обжаловать определение суда в кассационном порядке58. Равным образом у этих лиц должна оставаться возможность самостоятельно осуществлять следующие права: обжаловать любые действия и решения органов предварительного расследования и суда, заявлять ходатайства и отводы, предоставлять доказательства. И, наконец, рассматривая проблему процессуального положения лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, следует определить его наи менование. По этому поводу в литературе существуют различные мнения. Так, П. А. Колмаков предлагает именовать указанного субъекта лицом, нуждающимся в применении принудительных мер медицинского характера59. Употребляются и термины «невменяемый», «душевнобольной»60. В данном случае налицо все та же ошибка: еще до решения суда человек, в отношении которого ведется производство, заранее считается невменяемым, душевнобольным и т. д. Если бы речь здесь шла об уголовном деле, безусловно, напрашивался бы вывод о нарушении презумпции невиновности. Правильнее было бы именовать указанного субъекта уголовно-процессуальной деятельности лицом, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера. Следс^ало бы также включить этого субъекта уголовно-процессуальной деятельности в число участников уголовного процесса.
<< | >>
Источник: Якимович Ю. К., Пан Т. Д.. Судебное производство по УПК Российской. Федерации. 2005

Еще по теме 4.4. Процессуальное положение лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера:

  1. 28.3. Особенности судебного разбирательства по делам лиц, в отношении которых осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера
  2. 28.2. Особенности предварительного следствия по делам лиц, в отношении которых осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера
  3. 4.1. Сущность производства по применению принудительных мер медицинского характера
  4. § 1. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера
  5. 4.2. Особенности производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  6. 38.1. Производство о применении принудительных мер медицинского характера в суде
  7. § 3. Судебное производство о применении принудительных мер медицинского характера
  8. § 1. Общая характеристика производства о применении принудительных мер медицинского характера
  9. §1. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера
  10. § 2. Досудебное производство о применении принудительных мер медицинского характера
  11. 38.1. Досудебное производство о применении принудительных мер медицинского характера
  12. Глава 27. Производство о применении принудительных мер медицинского характера
  13. ГЛАВА 41 ПРОИЗВОДСТВО О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  14. Лекция 28. Производство по применению принудительных мер медицинского характера
  15. Глава 33. ПРОИЗВОДСТВО О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  16. Глава 4 ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  17. ПРИМЕНЕНИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА И ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
  18. Основания и цели применения принудительных мер медицинского характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -