<<
>>

§ I. Понятие, сущность и виды допроса.

В теории уголовного процесса сущность допроса определяется во многом его ролью в процессуальном доказывании, под которым принято понимать осуществляемую в процессуальных формах деятельность следователя, прокурора, суда и лица, производящего дознание, с участием других субъектов уголовного процесса , по собиранию, закреплению, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по уголовному делу и решения задач уголовного судопроизводства.

Содержанием процессуального, доказыванияявляется познание обстоятельств преступления, осуществляемое в особой процессуальной форме и состоящее в собирании, проверке, оценке , а также использовании доказательств для решениязадач уголовного судопроизводства по расследуемому уголовному делу.

Поскольку процессуальное доказывание направлено на установление истины в уголовном судопроизводстве , оно может рассматриваться в качестве разновидности познавательной деятельности.

Познание в уголовном процессе подчинено общим гносеологическим закономерностям. Вместе с тем, понятия процессуального доказывания и познания не полностью совпадают друг с другом, поскольку необходимым элементом процессуального доказывания является удостоверение установленных в процессе уголовного судопроизводства обстоятельств.

Удостоверительный характер процессуального доказывания определяется тем, что деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств характеризуется соответствующими процессуальными сроками, может осуществляться лишь специально уполномоченными на то субъектами, объем полномочий которых строго регламентирован процессуальным законом. Лица и органы, осуществляющие доказывание должны облечь свои действия в установленные процессуальные формы ( ст. 141 УПК ).

Но как бы не была существенна специфика процессуального доказывания, оно является ни чем иным, как разновидностью познавательной деятельности, поскольку его цель заключается в установлении истины.

Процессуальное доказывание, как и познание в целом, носит информационный характер, опирается в своей основе на диалектическую теорию отражения, в силу которой каждый предмет материального мира является носителем определенной информации, оперирует комплексом логических приемов, включающим анализ, синтез, индукцию, дедукцию, абстрагирование, конкретизацию и т. д.

В то же время в процессуальной науке высказаны и иные суждения относительно сущности доказывания. Так, исходя из узкой трактовки этого понятия некоторые представители уголовно-процессуальной науки пытаются разграничить познание и доказывание по временному признаку, представив их как качественно разные.

Критикуя несостоятельность такого рода концепции, С.А.Шейфер справедливо отметил, что доказывание есть обосновывающая деятельность мысли, неотделимый элемент познания, проникающий в систему практических операций по собиранию и проверке доказательств и следовательно познание не предшествует обоснованию конечного вывода, а включает его в себя.

Процессуальное доказывание как вид познавательной деятельности весьма специфично и характеризуется регламентированной законом процедурой, предусматривающей порядок и условия получения фактических данных, имеющих значение для установление истины по уголовному делу. Доказательствами в этом случае служат не рассуждения, имеющие цель обосноватьистинность или ложность какого-либо утверждения, а именно фактические данные, сведения, доказательственная информация, запечатленные в установленных законом источниках, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние и иные обстоятельства , имеющие значение для правильного разрешения дела. В соответствии с уголовно-процессуальным законом ( ст. 69 УПК РСФСР ) эти данные устанавливаются показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий, иными документами.

Важным в теории доказательств является вопрос о процессуальной сущности доказательства.

Как справедливо утверждал выдающийся ученый - процессуалист М.С.Строгович, понятие доказательства имеет двойное значение. Доказательства - это, во-первых, те данные о юридически значимых фактах, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в совершении преступления и иные обстоятельства дела , от которых зависит степень виновности этого лица , а во-вторых, доказательствами являются те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих значение для дела фактах, и посредством которых эти факты устанавливаются.

М.С.Строгович подверг справедливой критике ученых, пытавшихся отождествить понятия доказательства и доказательственного факта, нивелируя значение источника доказательств. В частности, отмечал, что факты, которыми доказывается виновность лица в совершении преступления, как и факты, которыми она опровергается, не даются следствию и суду в готовом виде. Эти факты сами должны быть доказаны, а любой факт ничем другим доказываться не может, кроме как доказательствами, поэтому показания свидетеля, заключение эксперта ( в данном контексте - источник доказательств. Прим.авт. ) - это доказательства факта нахождения обвиняемого в данное время в данном месте.

Взгляды М.С.Строговича представляются правильными еще и потому, что человеческое мышление оперирует не самими объективно существующими явлениями и предметами, а образами, сведениями о них, в связи с чем доказательства представляют собой не сами факты объективной действительности, имевшие место в прошлом, а сведения об этих фактах, их отображения, копии, образы.

Существуют различные подходы к рассмотрению вопроса о процессуальной сущности доказательства. М. С. Строгович, Р. Д. Рахунов и др. в разное время указывали, что доказательствами являются как фактические данные, так и их процессуальные источники.

По мнению И.Д.Перлова, Б.А.Галкина, Р.С.Белкина и других доказательствами по делу являются только фактические данные.

Позицию, разделяемую в настоящие время большинством процессуалистов, обосновал В.Я.Дорохов в монографии "Теория доказательств в советском уголовном процессе". В анализе структуры доказательства автор исходит из единства фактических данных и их процессуальных источников.

Предпочтительнее представляется последняя из приведенных точек зрения. Сами по себе "фактические данные" о каких-либо обстоятельствах являются инструментом логического доказывания в процессе познания истины. Элементом процессуального доказывания (доказательствами по уголовному делу) они становятся лишь на условиях их надлежащего получения и процессуального удостоверения (ч.2 ст.69,ст.70,ст.87 УПК ).

Изложенная выше краткая характеристика содержания понятия доказательства, позволяет перейти к определению способов собирания доказательств, поскольку этот вопрос имеет непосредственное отношение к процессуальной сущности допроса с тем, чтобы на этой основе проанализировать содержание и рассмотреть роль допроса в процессуальном доказывании.

В современном русском языке под способом понимается действие или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь.

Исходя из этого, под способами собирания доказательств следует понимать регламентированные уголовно-процессуальным законом действия, применяемые для получения доказательств в целях установления истины по делу.

В свою очередь, наряду со способами собирания доказательств существуют способы их проверки и оценки, имеющие свои особенности и специфику. Цель применения любого из этих способов - доказывание тех или иных, имеющих значение для дела, обстоятельств.

Поэтому справедливо говорить о способах собирания, проверки и оценки доказательств как о способах доказывания.

Процессуальное доказывание не исчерпывает всех путей познания в уголовном судопроизводстве. Некоторые относящиеся к делу знания могут быть получены и непроцессуальным путем, из непроцессуальных источников, запечатлены в непроцессуальной форме, в виде так называемой ориентирующей информации. Они не входят в доказательственный материал и не могут служить основанием для юридически значимых решений по делу. Однако они имеют организационное и тактическое значение, например, могут служить основаниями к проведению отдельных следственных действий.

Процессуальное доказывание характеризуется прежде всего сбором доказательственного материала , осуществляемым главным образом путем производства подробно регламентированных законом следственных действий. В отличие от других способов собирания доказательств, перечисленных в ст. 70 УПК РСФСР, следственные действия характеризуются не только подробной процессуальной регламентацией, но и активной ролью следователя, как правило, производящего их самостоятельно. Под ними понимаются действия, имеющие познавательный и удостоверительный аспекты и включающие систему взаимосвязанных операций, обусловленных сочетанием в каждой из них общенаучных методов познания, соответствующих особенностям следов преступления.

В научной литературе существуют и другие определения следственных действий.

И.Ф.Крылов под следственными действиями понимает регламентированные процессуальным законом действия, в которых осуществляется деятельность непосредственно направленная на обнаружение, закрепление, изъятие, проверку и исследование доказательств.

Г.М.Миньковский понимает под следственными действиями, приспособленные к получению и передаче определенного вида информации, комплексы познавательных и удостоверительных приемов, операций по собиранию и проверке доказательств, предусмотренные процессуальным законом в виде правил.

О достоинствах и недостатках приведенных дефиниций будет сказано в соответствующем разделе настоящего исследования, однако, представляется очевидным, что все авторы сходятся на том, что во-первых, круг следственных действий очерчен законом, а во-вторых, процедура их проведения подробным образом регламентирована соответствующими процессуальными нормами.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что следственные действия служат инструментом и средством процессуального доказывания.

Слово "средство" является близким по смыслу слову "способ", этимология которого на терминологическом уровне позволяют в ряде случаев отождествлять указанные понятия.

Однако, несмотря на отмеченную выше схожесть понятий способов и средств процессуального доказывания и допустимость, в принципе, их применения для характеристики его структурных элементов, все же, как представляется, целесообразно в ряде случаев дифференцировать их использование в целях упорядочения системы понятий в рассматриваемой сфере уголовного процесса. Так, применительно к характеристике процессуальной сущности следственных действий, оправдано было бы использовать термин - средство доказывания. Такой подход позволяет развести понятия следственных действий и других способов собирания доказательств, предусмотренных ст. 70 УПК.

Трудно, однако, согласиться с высказыванием В.Я.Дорохова о том, что смысловое значение термина "средство доказывания” означает то, с помощью чего осуществляется доказывание, то есть “доказательство". Понятия "способ", "средство" предполагают совершение какого-либо действия, а "фактические данные", представляющие собой основу структуры доказательства, являются ни чем иным, как информацией о существовавших в прошлом явлениях объективной действительности, каких-либо имеющих значение для дела обстоятельствах, фактах. Если эту информацию не выявить и не закрепить, то она никогда не станет доказательством. Поэтому одной из основных задач процесса доказывания и является обнаружение, фиксация таких данных, в связи с чем, справедливо говорить о таких действиях, как о способах, средствах собирания доказательства в широком смысле - способах, средствах доказывания.

В связи с тем, что тема диссертационного исследования непосредственно увязана с проблемами допроса в процессуальном доказывании, представляется необходимым более подробно рассмотреть допрос как средство собирания доказательств, а в более широком смысле как средство доказывания.

Одна из важнейших особенностей расследования состоит в реконструкции обстоятельств преступления с целью установления его картины. События, факты, подлежащие установлению в процессе предварительного расследования во всех случаях относятся к прошлому.

Задача следователя в этом случае сводится к реконструкции обстоятельств этих событий с целью установления картины преступления. Следователь должен проанализировать исследуемое событие в обратном направлении, по различным материальным и нематериальным следам восстановить процесс его развития, получить доказательственную информацию и зафиксировать полученные фактические данные в установленной уголовно-процессуальным законом форме.

Последние из указанных задач следователь решает в процессе проведения допросов и других следственных действий.

Деятельность следователя, как подчеркивалось, носит удостоверительный характер. Это означает, что следователь должен облечь все свои действия в соответствующие, предусмотренные законом протокольные формы. Лишенные этого удостоверительного начала действия следователя не могут иметь доказательственного значения. Такой вывод логически вытекает из содержания ст. 87 УПК, в соответствии с которой лишь составленные в порядке предусмотренном процессуальным законом протоколы следственных действий, являются доказательствами по уголовному делу.

Сказанное в полной мере относится к наиболее распространенному следственному действию допросу.

Практически при расследовании каждого уголовного дела допрос активно используется как средство получения доказательств.

Установлено, что более четверти бюджета рабочего времени следователи тратят на производство допросов и лишь 4 % времени - на проведение остальных следственных действий.

Допрос может рассматриваться с позиций различных наук.

С точки зрения уголовного процесса допрос - это подробно регламентированный законом процесс получения показаний. Криминалистика изучает допрос с точки зрения применяемых в процессе его производства тактических приемов, места допроса в методике расследования в целях формирования доказательственного материала. Судебная психология рассматривает допрос как процесс специфического общения допрашивающего с допрашиваемым, изучает психологические явления, связанные с производством данного следственного действия, а также проявляющиеся в процессе допроса закономерности человеческой психики.

Допрос, как следственное действие, заключается в получении органом расследования в установленном законом порядке от допрашиваемого сведений об известных ему фактах, имеющих доказательственное значение.

Изучение допроса, с позиций теории информации, позволяет более полно передать сущность некоторых его элементов, обосновать употребление в анализе допроса терминов из области кибернетики. С позиций этой теории допрос изучался в диссертационных и монографических исследованиях Р.С.Белкина, В.А.Гуняева, Л.М.Карнеевой, Н.А.Селиванова, М.С.Строговича и др.

Исходя из положений теории информации, допрос можно представить как процессуальную форму общения, содержанием которой является получение информации, имеющей отношение к расследуемому делу. В результате общения между следователем, прокурором и судом с одной стороны, и свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым - с другой, происходит процесс передачи и восприятия информации от говорящего к слушающему. Этот процесс можно разделить на четыре этапа: истребование информации от допрашиваемого; передача информации допрашиваемым следователю; осмысление следователем принятой информации; запечатление, фиксация информации. Если цель передачи информации вообще - обогатить новыми знаниями другого человека , то у следователя, прокурора и суда это цель несколько иная - возбудить мыслительную деятельность допрашиваемого, перестроить ее, получить от него информацию, оказать помощь во вспоминании и воспроизведении забытого.

Применительно к допросу и другим следственным действиям, как отмечалось, допустимо использовать термин "средство доказывания", а поскольку под "средством" понимается прежде всего "способ действия", можно не согласиться с Н.И.Порубовым, который в определенной мере разделяет позицию В.Я.Дорохова, когда относит показания к одному из средств доказывания. Между тем, средством доказывания, в данном случае, служат допрос или другие следственные действия, направленные на получение показаний.

Показания в свою очередь есть ни что иное, как выявленные в памяти людей в процессе допроса "мыслеобразы" , представляющие собой отображение реальных событий и содержащие информацию о тех "следах-сигналах", которые были порождены преступлением уже после окончания его физического существования. В любом случае, показания есть результат допроса, то есть имеющая значение для дела информация, полученная в результате специфического общения следователя с допрашиваемым. На стадии предварительного расследования показания могут иметь доказательственное значение лишь при условии наличия фактических данных, а также их протоколирования в соответствии с установленными законом требованиями. На стадии судебного разбирательства, в силу принципов устности и непосредственности, показания, в процессуальном смысле, играют роль источника доказательств уже в момент их непосредственного восприятия судом и другими участниками уголовного процесса, в отрыве от их последующего протоколирования. Представляется, что именно по этой причине закон в качестве доказательств рассматривает, наряду с протоколами следственных действий, показания субъектов процесса.

В этой связи представляется необходимым отметить, что в главе девятой "Доказательства" проекта УПК, нечетко определена позиция авторов по вопросу об источнике доказательств. С одной стороны, авторы ч.2 ст. 71 проекта определили, что фактические данные, в частности, устанавливаются протоколами следственных и судебных действий, а с другой, в ст. 79 ( Протоколы следственных и судебных действий) определяют доказательствами по делу протоколы всех следственных действий, кроме допроса.

Правда, в ч.2 ст. 64 проекта УПК, как и в действующей ст. 69 УПК РСФСР, среди источников доказательств указаны показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Однако, источником доказательств, во всяком случае на стадии предварительного расследования, показания становятся лишь после их протоколирования, поэтому представляется, что в ст. 79 проекта среди протоколов следственных действий необходимо указать и протоколы допроса.

Как отмечалось, допрос является наиболее распространенным следственным действием. Это неслучайно. Познавательные возможности данного следственного действия чрезвычайно велики, поскольку допрос может производиться по любым обстоятельствам предмета доказывания. Однако, за внешней простотой этого следственного действия следует иметь ввиду сложность установления психологического контакта с допрашиваемым, адекватного восприятия устной речи ( информация, составляющая показания может быть получена /передана/ не только в форме устной или письменной речи, но и путем использования другой кодовой системы передачи информации, например, при помощи знаков глухонемого, чертежей, рисунков и др.),преодоления добросовестного заблуждения либо лжи, правильности отражения показаний в протоколе.

Допрос в процессуальном доказывании служит как бы связующим элементом между способами собирания доказательств, направленными на получение показаний и их проверку путем предъявления лица для опознания, очных ставок, следственных экспериментов и т.д. и способами обнаружения и фиксации материальных следов, вещественных доказательств и документов, связанных зачастую с их осмотром и экспертным исследованием.

Это свойство допроса предопределено прежде всего тем, что его гносеологическая природа основанная на методе познания -расспросе присуща и другим следственным действиям ( проверка показаний на месте, очная ставка и др. ), что безусловно их сближает, обусловливает тесное взаимодействие, взаимопроникновение, а также возникающими в процессе доказывания ситуациями, когда следственные действия, направленные на обнаружение,фиксацию, исследование материальных следов преступления не выполнили или не полностью выполнили свою роль в установлении имеющих существенное значение для дела обстоятельств и необходимо конкретизировать, "привязать", "озвучить" имеющуюся в распоряжении следствия информацию о свойствах, признаках тех или иных материальных объектов.

Рассмотрение допроса как процессуального средства доказывания позволяет проанализировать эффективность этого следственного действия, особенности тактики его проведения, оценки результатов допроса с позиций относимости, допустимости и достоверности, охарактеризовать доказательственное значение как допроса, так и полученных в процессе его проведения показаний, показать роль допроса не только как средства собирания и закрепления доказательств, но и его значение в проверке фактических данных в целях установления истины.

Как отмечалось, и показания и протокол допроса являются доказательствами по уголовному делу, а в судебном заседании могут даже рассматриваться одновременно как источники доказательств, однако, неправильным было бы рассматривать эти понятия как однородные. Их применение в теории доказывания должно носить дифференцированный характер в силу разной степени их значимости и процессуальной природы. Например, нельзя сказать о протоколе допроса, что он правдивый или ложный, достоверный или недостоверный. Такие оценки применимы лишь к показаниям, содержащимся в протоколе. В то же время, к протоколу допроса, если он оформлен ненадлежащим образом, могут быть предъявлены требования допустимости с точки зрения соблюдения предусмотренных законом процедурных правил допроса. Кроме того, фиксация показаний в протоколе не является единственным способом их закрепления. Показания могут фиксироваться о помощью звуко-, видео- записи. Причем при последующем оформлении следователем протокола, показания в нем могут быть воспроизведены недословно.

Протокол допроса является источником доказательств, а показания, как правило, совокупностью сведений, содержащих фактические данные. Очевидно, что характеристика способов получения информации с их последующей классификацией и классификация самой информации (показаний) могут иметь существенные отличия. Кроме того, следует иметь в виду, что показания в качестве информации могут содержаться не только в протоколах допроса, но и с протоколах других следственных действий ( очная ставка, опознание, проверка показаний на месте и др.).

Так, в зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допрос свидетеля, допрос потерпевшего, допрос подозреваемого, допрос обвиняемого, допрос подсудимого, допрос эксперта. Представляется, однако, что такую классификацию нельзя назвать полной. С точки зрения правового положения некоторых участников уголовного процесса, было бы оправданным выделение в качестве самостоятельных видов допроса - допрос представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, как самостоятельных процессуальных фигур, наделенных соответствующими правами, отличными зачастую от статуса участников процесса (свидетеля, потерпевшего), в качестве которых допрашиваются указанные лица.

В теории уголовного процесса предлагается также выделять допрос специалиста ,запротоколированные показания которого , следует рассматривать как самостоятельный источник доказательств и закрепить соответствующую норму в УПК. Мы в этой связи исходим изнеобходимости введения в уголовный процесс института сведущего свидетеля, охватывающего более широкий круг субъектов ( специалистов, ревизоров, инспекторов и т.д), допрос которых позволил бы в значительной мере разгрузить экспертные учреждения от дачи заключений не исследовательского, а справочного характера из какой-либо области специальных знаний, повысить оперативность получения и использования имеющей для расследования преступления информации. Допросы таких лиц очень важны при расследовании дел о нарушении правил техники безопасности, правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, экологических преступлений.

А.Б.Соловьев, Н.А.Селиванов и другие ученые, рассматривая тактику получения показаний, в ряде случаев относят очную ставку к разновидности допроса.

Думается, что такой подход не совсем оправдан. Хотя в основе того и другого следственного действия лежит один и тот же метод расспроса ,необходимо все же дифференцировать указанные следственные действия исходя из тактических и процессуальных различий их проведения.

По очередности проведения справедливо говорить о первоначальном и дополнительном допросе. По объему различают основной допрос и дополнительный , на котором даются показания об обстоятельствах, не затрагивавшихся на основном допросе.

По возрастным особенностям различают допрос несовершеннолетнего (малолетнего) и взрослого.

По перечисленным признакам допустимо классифицировать и показания, однако, на этом возможности однородной классификации и ограничиваются. По признаку участия третьих лиц, например, можно классифицировать только допрос (допрос с участием , защитника, эксперта, прокурора и т.д.).

Показания, в свою очередь, могут быть правдивыми или ложными, достоверными и недостоверными, классифицироваться как оговор или самооговор.

По нашему мнению, к числу дифференцирующих признаков, находящихся в основе традиционной классификации допросов, допустимо относить разграничение по субъекту их производящему.

Исходя из установленной уголовно-процессуальным законом подследственности уголовных дел, по этому признаку можно различать допросы проведенные следователями прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности и федеральных органов налоговой полиции (ст.125-126 УПК).

Кроме того, по делам , расследуемым по правилам производства дознания возможны допросы представителями органов, перечисленных в ст.117 УПК (милиции, командования воинских частей и соединений, Федеральной службы безопасности, исправительно-трудовых учреждений и следственных изоляторов, государственного пожарного надзора, пограничной службы, налоговой полиции, таможни и др.) .

К сожалению, процессуальным законом не регламентированы особенности осуществления следственных действий ,в том числе допросов, специфическими субъектами предварительного расследования: капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой (ст.117 УПК),т.е. лицами не обладающими, как правило, специальными знаниями и навыками, необходимыми для производства квалифицированного расследования.

Действующая до настоящего времени "ИНСТРУКЦИЯ О ВЫПОЛНЕНИИ ФУНКЦИЙ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ НА МОРСКИХ СУДАХ, НАХОДЯЩИХСЯ В ПЛАВАНИИ", утвержденная Генеральным прокурором СССР по согласованию с Министерством морского флота СССР и Министром рыбного хозяйства СССР 7 августа 1974г., безусловно устарела и во многих отношениях небезупречна, однако несмотря на свои очевидные недостатки она так или иначе регламентирует порядок действий капитана судна, осуществляющего дознание не только основываясь на нормах процессуального закона, и базовых положениях криминалистики, но и учитывает нормы международного права в ситуациях расследования в период нахождения судна в чужих территориальных водах.

Таковы, например, положения п.6 названной Инструкции, в соответствии с которыми во время пребывания судна в иностранном порту капитан должен иметь в виду, что все находящиеся на судне члены экипажа и пассажиры полностью попадают под действие уголовных законов прибрежного государства, компетентные органы которого вправе применять свою юрисдикцию. В тех же случаях, когда между СССР и прибрежным государством заключено соглашение, предусматривающее неприменение при определенных правонарушениях, совершенных на борту судна, юрисдикции прибрежного государства, капитан или лицо, им уполномоченное, осуществляют возложенные на них Инструкцией функции органа дознания. В связи с тем что современная практика имеет тенденцию к неприменению в определенных случаях юрисдикции прибрежного государства и при отсутствии специальных соглашений (обычно в тех же случаях, которые изложены в ст.19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г.) капитан или лицо, им уполномоченное, должно получить сведения о практике данного прибрежного государства у консула СССР, после чего принимать решение об осуществлении функций дознания.

Инструкция также указывает на то, что производство допросов граждан иностранного государства и другие действия с привлечением иностранных граждан возможны не иначе, как с разрешения компетентных иностранных властей.

Учитывая специфику проведения предварительного расследования в дальних плаваниях необходимые нормы, ее отражающие, должны быть сформулированы законодателем и помещены в УПК, что не исключает, однако необходимости разработки различных, основанных на законе инструктивных материалов, облегчающих работу по расследованию преступлений в неординарных условиях. Классификация допросов по субъекту их производящему имеет и другое научно-практическое значение, например с точки зрения оценки предложений о законодательном закреплении новых видов допросов. Например ,о введении на стадии предварительного следствия , так называемого, перекрестного допроса , предполагающего возможность одновременной постановки перед допрашиваемым (подозреваемым, обвиняемым) вопросов сразу двумя следователями по заранее разработанному плану.

По нашему мнению, проведение такого рода допросов, а тем более их законодательное закрепление ,недопустимы, так как они по сути своей есть ни, что иное как форма психического насилия в отношении допрашиваемого, и уже по природе своей не могут способствовать сглаживанию острых конфликтных ситуаций, как это мыслится автору данного предложения.

 

<< | >>
Источник: Сильнов М. А.. Допрос как средство процессуального доказывания. 1997

Еще по теме § I. Понятие, сущность и виды допроса.:

  1. § 2. Содержание понятия охраняемого уголовным правом общественного отношения А. Участники общественного отношения
  2. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  3. § I. Понятие, сущность и виды допроса.
  4. § 3. Место и роль допроса в системе следственных действий.
  5. § 5. Допрос и очная ставка
  6. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ
  7. ВИДЫ, МЕТОДЫ И ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ СУДЕБНОГО ДОПРОСА
  8. § 1. ЗАЩИТА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ПОНЯТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ОБВИНЯЕМЫХ
  9. 21.1. Понятие и сущность привлечения в качестве обвиняемого
  10. 22.1. Понятие и сущность производства по уголовному делу в форме дознания
  11. § 1. Сущность и виды следственного осмотра
  12. § 5. Психологические особенности допроса несовершеннолетних
  13. 10.1. Понятие, сущность, формы и значение досудебной подготовки материалов
  14. Т е м а 1. ПОНЯТИЕ, НАЗНАЧЕНИЕ И СУЩНОСТЬ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА (ПРОЦЕССА)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -