Задать вопрос юристу
 <<
>>

ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ

Деятельность уполномоченных органов государства по применению права всегда выражается в правоприменительных актах, посредством которых фиксируются принятые решения и им придаётся официальное значение.

Под применением права принято понимать осуществляемую в специально установленных законом формах государственно-властную организующую деятельность компетентных органов по реализации норм права1. Правоприменительные действия должностного лица или государственного органа всегда связаны с тем, чтобы направить развитие правоотношений между людьми и обеспечить их формирование в русле закона2. Они необходимы там, где правоотношение, с учётом его сложности и важности с точки зрения решения задач, стоящих перед властью, может и должно быть создано только по решению органа, олицетворяющего государственную власть, или где правоотношение должно пройти контроль со стороны государства в лице его властных органов3.

В теории права выделяют две основные формы правоприменения — оперативно-исполнительную и правоохранительную. Целью правоохраны является, прежде всего, контроль за соответствием деятельности субъектов права юридическим предписаниям, а в случае обнаружения правонарушения — принятие соответствующих мер для восстановления правопорядка, применения государственного принуждения к правонарушителям, создание условий, предупреждающих правонарушения4.

В уголовном процессе правоприменение занимает особое место, что объясняется самой спецификой уголовно-процессуальной деятельности. Основное содержание уголовного процесса образует основанная на законе и направляемая законом деятельность суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя по применению норм права. Она направлена на защиту законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п.1 ч.1 ст.6 УПК), пресечение совершения преступлений, создание необходимых условий для применения государственного принуждения к преступникам и предупреждение дальнейшего совершения преступлений. В то же время в процессе её осуществления напрямую затрагиваются, а иногда и ограничиваются многие конституционные права личности. Поэтому осуществляя эту деятельность, правоохранительные органы должны защищать личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод (п.2 ч.1 ст.6 УПК). Обеспечить решение указанных задач невозможно без применения правовых норм.

Именно путём правоприменения правоохранительные органы реализуют предоставленные им государственно-властные полномочия. Правоприменение лежит в основе уголовно-процессуальной деятельности; применение права либо порождает стержневые, определяющие правоотношения (например, при возбуждении уголовного дела), либо изменяет их (при подготовке дела к судебному заседанию), либо прекращает (при прекращении уголовного дела)5.

Вышеизложенное не умаляет значения других форм реализации права. В частности, правильное применение права может быть обеспечено только при строжайшем соблюдении требований норм закона, прав и свобод человека при производстве по делу. В то же время соблюдение, исполнение, использование норм уголовно-процессуального права имеет место в связи с уже возникшими, изменяющимися или прекращающимися правоотношениями.

Даже в тех случаях, когда уголовно-процессуальное отношение возникает или изменяется в связи с иной формой реализации правовой нормы, сам факт изменения правоотношения зачастую также должен быть опосредствован компетентным органом государства, т.е. применением таким органом соответствующей правовой нормы6. Так, одной только подачи гражданином заявления о совершённом преступлении недостаточно для возбуждения уголовного дела. Заявление в этом случае инициирует правоприменительный процесс, в ходе которого будут устанавливаться основания, необходимые для возбуждения уголовного дела. И только в результате этого процесса появится акт возбуждения уголовного дела или отказа в его возбуждении.

В любой отрасли права правоприменение всегда представляет собой процесс, состоящий из ряда последовательных стадий. В теории права, как правило, выделяют три основные стадии применения права: *

установление фактических обстоятельств дела; *

установление юридической основы дела; *

решение дела, выраженное в акте применения права7.

Необходимо отметить, что в теории права его применение рассматривается как единый, «все более углубляющийся и все более обогащающийся процесс юридического познания, в ходе которого происходит обращение то к фактам, то к юридическим нормам: на основе анализа норм возникает необходимость более глубоко исследовать фактические обстоятельства; анализ же фактических обстоятельств вынуждает вновь обращаться к нормам, уточнять отдельные юридические вопросы и т.д.»8. Поэтому разделить стадии правоприменительной деятельности во времени не всегда возможно - такое разграничение происходит по большей части логически.

Данная работа не рассчитана на подробную характеристику каждого элемента и каждой стадии правоприменения. Мы остановимся лишь на некоторых вопросах правоприменительной деятельности и, в частности, на правоприменительном акте.

Существует две противоположные точки зрения относительно понятия акта применения права. Согласно одной из них — это деятельность компетентных органов, согласно другой — официальный документ, исходящий от органов, осуществляющих государственную деятельность (акты-действия и акты-документы). Подобный дуализм объясняется полисемичностью этого слова. В словаре С.И. Ожегова оно толкуется и как «единичное действие, а так же поступок, проявление действий»; и как «документ, удостоверяющий что-либо»9.

Ряд авторов под правоприменительным актом понимают правомерное действие, которое играет роль юридического факта10. Такое понимание акта в большей степени свойственно административному праву. Примером может служить определение административного акта как особого вида «официальных, подзаконных, регулирующих, юридически-властных, односторонних действий-волеизъявлений исполнительно-распорядительного характера, осуществляемых уполномоченными субъектами органов исполнительной государственной власти и местного самоуправления в пределах установленной нормативными актами компетенции и в соответствии с определенными управленческими процедурами, для достижения целей управления, решения его задач и выполнения управленческих функций»11. Существование такой формы правоприменительного акта в ряде отраслей вызвано объективными причинами: необходимостью принятия решения в быстро меняющихся фактических ситуациях (например, при регулировании дорожного движения). Но такая конструкция акта может существовать далеко не во всех отраслях права.

В свою очередь, некоторые авторы, например В.М. Горшенёв, расценивают правоприменительный акт прежде всего как акт-документ12, относя к ним не только решения, но и различные протоколы. При этом оговариваются, что сущность процессуального документа в этом случае сводится к тому, что в нём оформляется властное волеизъявление тех участников юридического процесса, которые в разбирательстве юридического дела выполняют «лидирующую» функцию13.

В то же время в теории часто вообще не проводится чёткого разграничения между актами-действиями и актами-документами. Так, например, В.К. Бабаев рассматривает правоприменительный акт как «государственно-властный индивидуальный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному юридическому делу, с целью определения наличия или отсутствия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их меры, на основе соответствующих правовых норм»14. В этом случае автор пытается не акцентировать внимание на том, что же такое акт — действие или документ. Похожую позицию занимает С.С. Алексеев. Он определяет акт применения права как «акт-документ, в котором формально закрепляется решение компетентного органа по юридическому делу», уточняя, что в этом случае «перед нами не само по себе действие по применению юридических норм, не сам по себе его результат, а действие и результат действия»15 в их совокупности. В свою очередь, А.С. Пиголкин предлагает расценивать официальные действия или документы, либо устные заявления всего лишь как форму внешнего выражения правоприменительного акта16.

В уголовно-процессуальной науке тоже нет единого подхода к решению этого вопроса. М.С. Строгович определял процессуальный акт как «действие участника процессуальной деятельности, облеченное в процессуальную форму и закрепленное в процессуальном документе»17. Д. С. Карев считал, что процессуальными актами являются все процессуальные документы, составленные в результате деятельности органов расследования и суда18. П.С. Элькинд, фактически, также сводила понятие уголовно-процессуального акта к документу (в досудебных стадиях это протоколы и постановления, в судебных - протоколы, определения и приговоры)19. Развивая эту мысль, Ю.В. Манаев характеризует процессуальный акт как письменный документ, исходящий от государственного органа, составленный в строго установленной законом процессуальной форме и заключающий в себе конкретное решение по делу или фиксирующий ход и порядок проведения следственных действий20. В.Я. Чеканов именовал уголовно-процессуальный акт документом, но тем не менее говорил об актах как об отражении процессуальной деятельности21. Ряд авторов полагает, что неправомерно при конструировании определения процессуального акта исключать из него действия и противопоставлять их процессуальным документам. По их мнению, понятие процессуального акта должно охватывать как процессуальное действие, так и процессуальный документ, в котором закрепляется это действие22.

Анализ приведенных и других точек зрения по рассматриваемому вопросу показывает, что большинство авторов признает процессуальный акт комплексным правовым образованием. Основное различие в трактовках понятия уголовно-процессуального акта состоит в том, какой его структурообразующий элемент признаётся основным, определяющим сущность явления — действие или документ. При этом упускается из виду, что цель применения права и необходимый результат достигаются через «решение компетентного органа по конкретному юридическому делу, содержащему государственно-властное веление, выраженное в определённой форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений»23.

В результате смешиваются два понятия: протокол процессуального действия и процессуальное решение. Протокол расценивается как одна из разновидностей процессуального акта, а это не во всех случаях соответствует общетеоретическим представлениям об актах применения права, разновидностью которых являются уголовно-процессуальные акты. Обязательным признаком любого правового акта является его «волевой характер»24, а акт применения процессуального права носит не просто волевой, а «государственно-властный»25 характер: он должен порождать, изменять или прекращать правоотношения. Очевидно, что далеко не все протоколы процессуальных действий обладают таким признаком.

Указанное несоответствие попыталась устранить П.А. Лупинская. В своих работах в качестве правоприменительного акта в уголовном судопроизводстве она расценивает только процессуальные решения 26. Процессуальное решение определяется ею как правоприменительный акт, содержащий ответы на правовые вопросы, возникающие при производстве по делу, и властные предписания о правовых действиях27.

Уголовно-процессуальное решение достаточно подробно изучено в науке уголовного процесса. Традиционно выделяют следующие его основные признаки: *

оно выносится только государственным органом или должностным лицом, ведущим уголовное судопроизводство, в пределах его компетенции; *

имеет государственно-властный характер, порождает, изменяет или прекращает уголовно-процессуальные отношения, а также подтверждает наличие или устанавливает отсутствие материально-правовых отношений; *

должно быть вынесено в установленном законом порядке и выражено в определенной законом форме28.

Хотя понятия «процессуальное решение» и «процессуальный акт» являются близкими (более того, в основе уголовно-процессуального акта всегда лежит процессуальное решение, именно оно содержит в себе главный признак любого процессуального акта — государственно-властный характер), тем не менее решение полностью не исчерпывает содержания акта. В состав процессуального акта входят и другие элементы, которые придают ему специфические свойства. Как справедливо замечает В.В. Лазарев, существо правоприменительного акта сводится к изложению вывода, к которому правоприменитель приходит в ходе решения дела, однако содержание акта этим не исчерпывается29.

В уголовном судопроизводстве есть акты, которые для своего осуществления требуют вынесения нескольких последовательных и взаимосвязанных процессуальных решений (к ним можно отнести акт возбуждения уголовного дела; акты, связанные с производством некоторых процессуальных действий: осмотра жилища, обыска и т.д. и некоторые другие). В УПК их количество значительно возросло. В основном это связано с расширением роли суда на досудебных стадиях, а также, роли прокурора, особенно на стадии возбуждения уголовного дела.

В настоящее время акт возбуждения уголовного составляют два последовательных процессуальных решения, первое из них принимается следователем или дознавателем. Установив, что имеются поводы и основания для возбуждения уголовного дела, указанное должностное лицо незамедлительно выносит постановление, в котором формулирует решение о возбуждении уголовного дела. Однако этого решения недостаточно для возбуждения уголовного дела, поскольку до момента согласования с прокурором постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела не имеет соответствующего юридического значения30 и приобретает юридическую силу только после дачи согласия на возбуждение уголовного дела прокурором31. Получив постановление следователя, прокурор проверяет имеются ли в наличии повод и основания для возбуждения уголовного дела, изложенные в постановлении следователя, устанавливает соблюдены ли все предусмотренные законом требования к постановлению о возбуждении уголовного дела и действиям следователя на стадии возбуждения уголовного дела. После этого прокурор незамедлительно принимает собственно решение, давая согласие на возбуждение уголовного дела и разрешая производство предварительного расследования. Очевидно, что решения следователя (дознавателя) и прокурора о возбуждении уголовного дела приобретают значение процессуального акта только в их совокупности.

Представляется неверным мнение что, поскольку УПК разрешил проведение отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела и до получения согласия прокурора, то прокурор даёт согласие на продолжение уже начатого расследования32. УПК РСФСР также предусматривал возможность проведения такого следственного действия, как осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела, однако при этом расследование не считалось начатым. К тому же ч. 1 ст. 156 УПК чётко устанавливает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чём следователь и дознаватель выносят соответствующее постановление, которое должно быть согласовано с прокурором. В ч. 4 ст. 146 УПК сказано, что следователь, направляя своё постановление о возбуждении уголовного дела прокурору, прилагает к нему материалы предварительной проверки, а не результаты расследования. Точно так же и прокурор, до того как дать согласие на возбуждение уголовного дела, может вернуть поступившие к нему материалы для проведения дополнительной проверки, в то время как после дачи согласия прокурор уже направляет уголовное дело для производства расследования (п.1 ст. 149 УПК).

Представляется спорным утверждение, что прокурор больше не может отменять постановление о возбуждении уголовного дела, поскольку это полномочие прокурора «трансформировалось, изменилось и в определённой степени вошло в новое полномочие прокурора — дачу согласия» на возбуждение уголовного дела33. По нашему мнению, прокурор по-прежнему имеет право отменить любое постановление следователя (п.10 ст. 37 УПК), в том числе и постановление о возбуждении уголовного дела (при условии, что следователь ещё не приступил к фактическому проведению следственных и иных процессуальных действий), даже если он ранее дал согласие на его возбуждение. Прокурор осуществляет надзор за деятельностью органов дознания и предварительного следствия, по этому, если в дальнейшем, например, в результате обжалования и проверки жалобы, выясниться, что данное постановление является незаконным и необоснованным, он обязан его отменить.

Необходимо отметить, что УПК в ст. 24 устанавливает в только основания отказа в возбуждении уголовного дела. Основания для отказа в даче согласия на возбуждение уголовного дела в УПК отсутствуют. Этот пробел в праве может создать почву для злоупотребления прокурором своим полномочием на дачу соответствующего согласия. Для его устранения необходимо внести соответствующие изменения в ст. 146 УПК, дополнив её частью 5 следующего содержания: «5. Прокурор может отказать в даче согласия на возбуждение уголовного дела только при отсутствии установленных законом поводов или оснований для возбуждения уголовного дела».

Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает, что только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; о производстве обыска и (или) выемки в жилище; о производстве личного обыска; о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на её осмотр и выемку в учреждениях связи; о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п.п. 4-8, 11 ч.2 ст.29 УПК). Перед тем как суд примет подобное решение, следователь с согласия прокурора должен подать ходатайствовать перед судом о производстве соответствующего следственного действия. Таким образом данный акт состоит из трёх последовательных процессуальных решений. Первое решение - при установлении, что имеются основания для проведения следственного действия, указанного в ч.2 ст.29 УПК,- принимает следователь. Одновременно с этим следователь принимает решение о необходимости возбудить ходатайство пред судом о получении соответствующего разрешения. Прежде чем обратиться в суд, следователь обязан получить согласие прокурора. Прокурор, установив, что в ходатайстве следователя содержаться основания для проведения следственного действия, а также убедившись, что соблюдены все требования закона к порядку вынесения и форме соответствующего ходатайства, даёт согласие на обращение в суд действия. При этом решение о проведении следственного действия принимается именно следователем, а не прокурором или судом. Поскольку именно следователь принял к производству уголовное дело, он самостоятельно направляет ход расследования, и только он обладает правом производить следственные действия по данному уголовному делу. Тем не менее следователь не может самостоятельно обратиться к судье с ходатайством о проведении следственного действия, а это означает, что прокурор, по-прежнему санкционирует проведение процессуальных действий, которыми ограничиваются права и свободы участников процесса34.

Необходимо отметить, что основания для отказа в даче согласия прокурором в этом случае законодательством не предусмотрены. Для устранения этого недостатка необходимо дополнить ч.1 ст.165 УПК следующим предложением: «Прокурор может отказать в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства о производстве следственного действия только при отсутствии оснований для его проведения»

Получив ходатайство следователя, суд принимает собственное решение. С точки зрения редакции ст. 29 УПК, суд на досудебных стадиях принимая решение о проведении следственных действий, направленных на доказывание виновности лица в совершении преступления, то есть осуществляет уголовное преследование. Такое положение не согласуется с принципом состязательности и противоречит ч. 3 ст. 15 УПК, в которой сказано, что суд не является органом уголовного преследования. На самом деле в этом случае суд не принимает решение о проведении следственного действия, а выражает своё согласие с возможным ограничением некоторых прав личности при его проведении. Поэтому правильнее было бы говорить о получении согласия суда на проведение следственного действия либо о том, что суд даёт разрешение на проведение данного действия. Именно такая формулировка содержится в ч.4 ст.165 УПК. Подобным образом следовало бы закрепить эти полномочия и в ст. 29 УПК, для этого их целесообразно было бы выделить в отдельную часть статьи, изменив её редакцию следующим образом:

«2. Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;

2) о продлении срока содержания под стражей;

3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

3. Только суд в ходе досудебного производства разрешает:

1) произвести осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

2) произвести обыск и (или) выемку в жилище;

3) произвести личный обыск, за исключением случаев, предусмотренных статьей 93 настоящего Кодекса;

4) произвести выемку предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

5) наложить арест на корреспонденцию и произвести её осмотр и выемку в учреждениях связи;

6) наложить арест на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

7) временно отстранить подозреваемого или обвиняемого от должности в соответствии со статьей 114 настоящего Кодекса;

8) контроль и запись телефонных и иных переговоров.

Части 3 и 4 считать соответственно частями 4 и 5.»

Помимо процессуального решения в состав акта могут входить процессуальные действия. УПК определяет процессуальное действие как «следственное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом» (п. 5 ст. 33). То есть, речь идёт не о всяком произвольно совершаемом действии, а только о тех, которые осуществляются в установленной законом порядке и отражаются в предусмотренных законом документах.

Исходя из этого, можно выделить следующие признаки процессуальных действий, входящих в состав уголовно-процессуального акта.

1. Они призваны обеспечить правильное применение норм права.

По этой причине в состав процессуального акта нельзя включать ту часть следственных и судебных действий, которая непосредственно направлена на собирание, проверку и оценку доказательств, поскольку целью процессуального акта является не поиск доказательств, а обеспечение правильного применения норм права. В уголовном судопроизводстве, безусловно, существуют акты, обеспечивающие возможность установления фактических обстоятельств (например, постановление о производстве выемки, обыска и других следственных действий), но такие акты выражают только властное веление о необходимости производства определённых действий, т.е. они создают необходимые условия для проведения следственных и судебных действий. Сами же действия, непосредственно направленные на собирание, проверку и оценку доказательств, в содержание процессуального акта не входят.

2. Они совершаются только при наличии установленных в законе поводов и оснований осуществления акта.

От процессуального акта нужно отличать действия, совершаемые на других стадиях правоприменительного процесса (установление фактических обстоятельств дела и установление юридической основы дела). При этом нужно учитывать, что процессуальный акт, как завершающий этап правоприменения, вызревает постепенно. Принятие акта представляет собой интеллектуальный процесс, который протекает во время установления фактических обстоятельств дела и поиска юридических норм, подлежащих применению. «В самом начале создается как бы проект будущего акта, а затем, с уточнением квалификации и переквалификацией обстоятельств дела, происходит непрерывная умственная работа над этим проектом»35. Однако в уголовном процессе начало осуществления каждого конкретного процессуального акта предполагает уже познание необходимого объёма фактических обстоятельств, являющихся его основаниями36. Поэтому как сам процесс собирания, проверки и оценки доказательств, так и процесс формирования внутреннего убеждения проходит на первых двух стадиях применения права, то есть вне рамок процессуального акта.

3. Эти действия не требуют для своего осуществления самостоятельного правоприменительного процесса.

4. Они связаны с вынесением, составлением, а в некоторых случаях с исполнением процессуального решения.

Поскольку, как верно замечает С.С. Алексеев, «в той мере, в какой исполнение решения правоприменительного органа вообще относится к применению права, оно неотделимо от итоговой, заключительной стадии правоприменительной деятельности — решения дела, выраженного в правоприменительном акте. Особенно ярко это проявляется в области правосудия, которое завершается вынесением правоприменительного решения»37. Например, исполняя решение об окончании предварительного следствия, следователь уведомляет об окончании следственных действий обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ч.2 ст. 215 УПК). В то же время не все действия, связанные с исполнением процессуального решения, выступают в качестве элементов уголовно-процессуального акта. В его состав входят только те, которые не требуют каких-либо принудительных мер и, соответственно, необходимости нового властного веления. Если же такое веление необходимо, исполнение должно представлять собой самостоятельный правоприменительный процесс. «Этот процесс воплощается в относительно обособленных правоприменительных операциях, включающих и установление фактических обстоятельств, и выбор — анализ юридических норм, и вынесение решения»38. Так, если место нахождение лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, не установлено, лицо объявляется в розыск и к нему может быть применена мера пресечения. В связи с этим совершается ещё два процессуальных акта: объявление в розыск и применение меры пресечения. И, хотя оба этих акта совершаются с целью исполнить решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, они являются самостоятельными процессуальными актами, поскольку имеют свои собственные основания и требуют самостоятельного правоприменительного процесса.

Процессуальные действия в составе акта призваны решать различные задачи: *

разъяснять права и обязанности различным участникам процесса (ч.1 ст.11 УПК); обеспечивать соблюдение прав участников процесса (ознакомление лица с постановлением о признании его потерпевшим, гражданским ответчиком, назначения его переводчиком и др.); *

обеспечивать объективизацию акта (оглашение постановлений, определений суда, выносимых им в судебном заседании (ч.1 ст. 256 УПК)); *

обеспечивать обоснованность и законность акта (получение разрешения на возбуждение уголовного дела в отношении лиц, перечисленных в п.п.1,2 ч.1 ст.447 УПК; направление материалов предварительной проверки и постановления следователя о возбуждении уголовного дела прокурору для получения его согласия на возбуждение уголовного дела либо уведомление прокурора о начатом расследовании (ч.4 ст. 146 УПК)) и т.д.

Следующим одним элементом уголовно-процессуального акта является процессуальный документ. Под документом понимается материальный объект, на котором уполномоченным на то органом или должностным лицом с соблюдением установленной законом процессуальной формы закреплены фактические данные или решения, имеющие значение для дела39.

Благодаря документам все заинтересованные лица могут получать единую информацию. Документы, как правило, позволяют легко установить их автора, способны долгое время сохранять имеющуюся в них информацию и обычно доступны и понятны широкому кругу лиц. В силу этих свойств задачей процессуальных документов в составе акта является, прежде всего, внешнее отражение, фиксация решений и действий составляющих содержание этого акта. Документы также обеспечивают соблюдение процессуальной формы и требований объективности, создают возможность последующей проверки законности и обоснованности акта. Решение этих задач обеспечивается установленными в законе требованиями к содержанию и форме процессуального документа. Они позволяют судить, насколько правильно разрешено все дело или отдельный правовой вопрос, соответствует ли акт обстоятельствам дела (фактическому основанию) и правовым нормам (юридическому основанию).

Содержанием любого документа в любой отрасли права всегда является информация. Содержанием же процессуального документа должна быть процессуально значимая информация.

Ко всякому процессуальному документу законом предъявляются следующие требования: *

документ должен быть выполнен только уполномоченным на то органом или должностным лицом; *

в процессе создания документа должна быть обеспечена защита информации от искажения, подмены, повреждения, потери т.д.; *

содержащаяся в документе информация должна быть в установленном законом порядке удостоверена.

Во многих случаях закон достаточно подробно регулирует содержание процессуальных документов. (ст. ст. 92, 146, 171, 180, 166; ч.2 ст. 367 и др. УПК). Свобода лица в выборе содержания документа ограничена определёнными рамками, в нём обязательно должны быть отражены сведения, перечисленные в законе. В зависимости от них процессуальный документ либо является источником доказательств, либо служит средством фиксации процессуальных действий или решений в составе уголовно-процессуального акта.

Все входящие в состав уголовно-процессуальных актов решения, действия и документы должны осуществляться и выноситься в установленной законом для процессуального акта форме. Процессуальная форма представляет собой установленный законом порядок и условия осуществления процессуальной деятельности и официального закрепления её хода и результатов40. Форма «создаёт детально урегулированный, устойчивый, юридически определенный, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовному делу»41.

Форма процессуального акта является составной частью уголовно-процессуальной формы и представляет собой совокупность установленных в законе условий принятия и осуществления процессуального акта.

Можно выделить следующие группы требований, образующих форму процессуального акта. 1.

Положения, регламентирующие порядок вынесения и форму уголовно-процессуального решения. Эти требования могут устанавливаться применительно к отдельным процессуальным решениям (ст.153, ст.171, ст.220, ст.231 и др. УПК) или к их группам (п.33 ст. 5, ст.165, ст. 221, ст. 226, ст. 256 и др. УПК). 2.

Положения, регламентирующие порядок производства действий в составе акта (ч.1 ст.11, ст. 96, ст.172, ч.4 ст.239 и др. УПК). 3.

Положения, регламентирующие форму процессуального документа. 4.

Требование об обязательной письменной формы фиксации процессуального акта.

Большинство процессуальных решений в уголовном судопроизводстве имеют форму постановления, обвинительного акта, обвинительного заключения, определения, приговора, вердикта. Процессуальные действия, как правило, фиксируются в различных протоколах. В некоторых случаях процессуальное решение и процессуальное действие могут отражаться в одном документе. Так, вынося постановление, следователь, нередко, указывает в нём не только принятое им решение, но и то, что лицу разъяснена возможность обжаловать данное решение, что копия постановления направлена прокурору либо вручена лицу и т.д. Таким способом фиксируются процессуальные действия, которые были совершены после принятия решения. Подобные пункты содержатся в подавляющем большинстве образцов процессуальных документов, изложенных в приложениях к статьям 476 и 477 УПК (например, в приложении 92 к ст. 476 УПК — постановление о привлечении в качестве обвиняемого, в приложении 96 — постановление об избрании меры пресечения, в приложении 113 — постановление о допуске законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого и др.).

Встречается и обратная ситуация, когда в протоколе помимо действий отражаются и процессуальные решения. Например, следователь, придя к выводу, что все необходимые следственные действия по уголовному делу проведены и собранных доказательств достаточно для составления обвинительного заключения, принимает решение об окончании предварительного следствия и необходимости ознакомления с материалами уголовного дела участников процесса (ч.1 ст.215 УПК). Данное решение следователь отражает в протоколе уведомления об окончании производства следственных действий (ч.2 ст.215 УПК, приложение 148 к ст. 476 УПК). Аналогичная ситуация наблюдается и при задержании лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 92 УПК, приложение 28 к ст. 476 УПК).

У документов различают внешнюю форму, внутреннюю форму и юридическую форму42. Внешняя форма разграничивает документы по способам их фиксации. Часть 2 ст. 474 УПК предусматривает, что процессуальные документы могут быть выполнены типографским, электронным или иным способом. В случае отсутствия бланков процессуальных документов, выполненных типографским, электронным или иным способом, они могут быть написаны от руки. Внутренняя форма (структура) заключается во взаимосвязи различных частей и элементов содержания документа. Юридическая форма представляет собой совокупность предусмотренных законом требований, предъявляемых к документу; эти предписания образуют правовой способ фиксации информации.

Ранее закон содержал в себе только самые общие требования к форме процессуальных документов (ст. ст.141, 151, 160, 205 и др. УПК РСФСР). В УПК законодатель строго урегулировал внутреннюю форму (структуру) документов, изложив её в приложениях к ст. ст. 476, 477. Согласно Федеральному закону РФ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ» от 18 декабря 2001 года43 указанная в приложениях форма документов признавалась обязательной. Статья 13 этого Закона содержала в себе запрет на изменение граф, изложенных в приложениях бланков, кроме тех, которые оговаривались специально. При этом обязательным являлось даже количество строк, отводимых для той или иной графы - это количество определялось каждым федеральным органом исполнительной власти самостоятельно. Подобное требование закона вряд ли можно было признать удачным, и оно обоснованно критиковалось рядом авторов44. Прислушавшись к этой критике, законодатель дополнил УПК главой 56 «Порядок применения процессуальных актов». Теперь согласно установленному порядку допускается возможность изменения наименования должности лица, осуществляющего процессуальное действие либо принимающего процессуальное решение, а также внесение в бланк дополнительных граф, строк, ссылок на статьи УПК, если этого требует содержание процессуального действия или решения и если это не противоречит требованиям УПК (ч.3 ст. 474 УПК). В случаях отсутствия требуемого процессуального документа в перечне бланков процессуальных документов указанный документ может быть составлен должностным лицом с соблюдением структуры аналогичного бланка и требований УПК, регламентирующих осуществление соответствующего процессуального действия либо принятие соответствующего процессуального решения (ст. 475 УПК).

Вопрос об обязательной письменной форме активно обсуждался в литературе применительно к уголовно-процессуальным решениям. Высказывалось мнение, что процессуальными являются не только решения, которые облекаются в форму письменного документа, но и те, которые таковую форму не имеют45. Иногда решение может получить внешнее оформление в устном объявлении следователя (например, об осмотре)46. Н.С. Алексеев также утверждал, что некоторые решения могут иметь устную форму (некоторые судебные решения по организационным вопросам). При этом он, однако, оговаривался, что и в этом случае они должны быть зафиксированы в протоколе47. Некоторые авторы отмечали, что в случаях, когда закон не требует для закрепления принятого решения составления специального документа, решение находит отражение в действиях органа расследования (например в вызове определенного лица на допрос в качестве свидетеля)48. В этих случаях авторами не учитывается тот факт, что не все процессуальные решения имеют форму постановления, определения, обвинительного заключения или приговора. В уголовном процессе существует ряд решений, которые фиксируются в протоколах49 (например, решение о задержании лица). Некоторые решения могут иметь форму санкции50, согласия, повестки или телефонограммы (о вызове на допрос)51.

Отдельные авторы смешивают процессуальное решение и решение тактическое. Под тактическим решением, как правило, понимают выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом и на отдельные её компоненты, на ход и результаты процесса расследования и его элементы, определение методов, приёмов и средств достижения цели52, либо волевой и интеллектуальный акт, основанный на анализе следственной ситуации, приводящий к выбору наиболее оптимального варианта действий53. Тактическое решение может относиться к прогнозированию следственной ситуации, к организационно-техническим мероприятиям в ходе расследования, наконец, к организации самого расследования. Из приведённых определений видно, что тактическое решение и решение процессуальное имеют общую цель, а именно — организовать процесс расследования преступления. Но тактическое решение, в отличие от процессуального, является только лишь организационным, и в силу этого не затрагивает и не ограничивает права участников процесса. Поэтому оно жёстко не регламентируется уголовно-процессуальным законом и, действительно, не имеет письменной формы. Порядок и основания его принятия и реализации оставлены законодателем на усмотрение субъекта процесса. В то время как процессуальное решение — это решение управленческое, лежащее в сфере социального управления и являющееся правовым; оно порождает, прекращает или изменяет правоотношения. Основания, порядок его принятия и вынесения подробно изложены в законе.

Мы разделяем мнение ряда учёных, что любое процессуальное решение следователя должно быть письменно зафиксировано в материалах уголовного дела54. Только путём письменной фиксации можно наиболее полно отразить цель решения, его фактические и юридические основания, мотивы, которые обусловили его принятие.

Не только процессуальное решение, но и все элементы процессуального акта (в том числе и все действия, которые были совершены при его осуществлении) должны быть письменно зафиксированы в документах, поскольку юридическим фактом, порождающим, изменяющим или прекращающим правоотношения, является не само по себе процессуальное решение, а весь процессуальный акт как комплексное явление. Требования закона, которые необходимо выполнить прежде чем процессуальный акт станет юридическим фактом, относятся не только к процессуальным решениям, но и к сопутствующим им действиям и документам, входящим в состав процессуального акта. А как известно, юридический факт имеет правовое значение лишь в том случае, если он надлежащим образом оформлен и удостоверен55.

С учётом изложенного, мы считаем, что процессуальный акт следует рассматривать как комплексное образование, представляющее собой единство решения, действий и процессуального документа.

Уголовно-процессуальный акт можно определить как акт применения норм права, порождающий, изменяющий или прекращающий уголовно-процессуальные отношения, а также подтверждающий наличие или устанавливающий отсутствие материально-правовых отношений и характеризующийся осуществлением определённой деятельности, которая реализуется в установленной законом форме через и посредством соответствующих решений и действий, отражаемых в процессуальных документах.

<< | >>
Источник: Землянухин А. В.. Отказ от обвинения в системе уголовно- процессуальных актов. 2005 {original}

Еще по теме ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ:

  1. СУЩНОСТЬ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  2. ВИДЫ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ, ИХ РОЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  3. § 2. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО В СТРУКТУРЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  4. ОТКАЗ ОТ ОБВИНЕНИЯ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  5. О ПРОБЛЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ АКТОВ КАК ИСТОЧНИКОВ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  6. Землянухин А. В.. Отказ от обвинения в системе уголовно- процессуальных актов, 2005
  7. § 2. Уголовно-процессуальные правовые нормы, их виды и структура
  8. 5. ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ (ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ОСОБЕННОСТИ, СТРУКТУРА). ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ ВО ВРЕМЕНИ И В ПРОСТРАНСТВЕ
  9. 1.5. Гражданские процессуальные нормы (понятие, виды, особенности структуры). Действие гражданских процессуальных норм во времени и в пространстве
  10. 13.1. Понятие процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве
  11. § 1. Социальная обусловленность, сущность и значение мер уголовно-процессуального принуждения
  12. § 5. Основные понятия уголовно-процессуальной науки
  13. 2.1. Понятие и значение уголовно-процессуального права
  14. 5.1. Понятие, содержание и признаки уголовно-процессуальных правоотношений
  15. 7.1. Понятие мер уголовно-процессуального принуждения
  16. § 1. Понятие и значение уголовно-процессуального права
  17. Вопрос 13. Гражданское процессуальное правоотношение. Понятие, структура и особенности
  18. 8.1. Понятие мер уголовно-процессуального принуждения и их виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -