<<
>>

Отраслевые уголовно-процессуальные принципы

Наряду с общеправовыми и межотраслевыми принципами в уголовном состязательном процессе можно обнаружить начала, характерные только для этой отрасли права (отраслевые принципы).

Они относительно немногочисленны в сравнении с межотраслевыми принципами состязательности, и это вполне естественно, ибо для любой формы, в том числе юридической, метод ближе, чем объект. В данном случае состязательные формы испытывают определяющее воздействие арбитрального метода правового регулирования, имеющего ярко выраженный межотраслевой характер. Потому большинство крупных состязательных принципов титульно «космополитичны» по отношению к отдельным отраслям права, хотя и «разговаривают в них с местным акцентом». Объект регулирования при воздействии на форму дает о себе знать реже, так как менее прочно с ней связан, но именно он сообщает определение “уголовный” состязательному процессу, а арбитральному методу придает здесь известное своеобразие. Отсюда относительно небольшое количество отраслевых принципов, при том, что их значение в уголовно-процессуальном праве не менее велико, чем у межотраслевых начал. Задача отраслевых, собственно уголовно-процессуальных принципов — юридическими средствами сохранить равновесие сторон при том, что имеет место их фактическое неравенство. Государственная мощь уголовного преследования не оставила бы цивильной защите надежды на победу, сделала бы ее, как говорят немцы, ein halbes Nichts — некоторым полуничто, когда бы та не находилась под особой опекой закона, милостиво равняющего шансы сторон.

Баланс сторон достигается за счет введения принципа favor defensionis (лат.), то есть преимуществ защиты. Надо сказать, что предпосылки для появления этого правила создаются уже в частно-иско- вом процессе, ибо favorabiliores rei potius quam actores habentur (лат.) — ответчикам, а не истцам оказывается покровительство, ибо для обеспечения равенства сторон ответчик должен быть защищен от неожиданностей.

В публичном режиме покровительство закона гарантирует обвиняемого не только от «неожиданностей», но и от вполне предсказуемого давления государственного пресса. Защите предоставляются дополнительные средства, отсутствующие у другой стороны. Вместе с тем следует отметить в известной степени пассивный характер этих средств защиты, которые обычно рассчитаны на использование возможных промахов со стороны обвинения.

К преимуществам защиты относятся следующие положения: Стороне защиты (обвиняемому и защитнику) даются исключительные права, которых нет у обвинителя. Так, именно защите обыч

но предоставляется на судебном следствии право допрашивать свидетелей после обвинителя[191], обвиняемому или подозреваемому принадлежит так называемая привилегия против самообвинения (accusare erno se debet, nisi coram Deo (лат.) — никто не обязан обвинять самого себя, разве только перед Богом), право на последнее слово в судебных прениях; обвиняемому всегда, в том числе и при отсутствии у него необходимых средств, может быть оказана квалифицированная юридическая помощь в лице независимого юриста-адвока- та; время для свиданий обвиняемого и защитника наедине, а также для ознакомления их с материалами оконченного расследования не ограничено; осуществление защитником своих прав не может быть поставлено в зависимость от совершения обвинителем каких-либо предварительных следственных действий. Напротив, публичный обвинитель вынужден первым «раскрывать карты», что позволяет защите вовремя скорректировать собственную позицию; он ограничен в сроках производства предварительного расследования и вынужден уступать очередность защитнику перед производством следственных действий и т. д. Сам обвинитель в публично-исковом и публично-состязательном (постсостязательном) процессе, особенно на стадии предварительного расследования, связан обязанностью обеспечить обвиняемому возможность защищаться всеми законными способами и средствами, а также охрану его личных и имущественных прав; обязанностью выявлять не только уличающие, но и оправдывающие, не только отягчающие, но и смягчающие ответственность обстоятельства.

Образно выражаясь, обвинителю в публичном процессе

предлагается походить на некоего благородного паладина, который дает ослабевшему противнику спасительную передышку и вкладывает в его руку выпавшее было оружие. Это верно для публично-исковой процедуры, постсостязательный процесс тем более не поощряет победу уголовного взыскателя во что бы то ни стало, он видит в обвиняемом не врага, но жертву общественных пороков и вместо lex talionis (закона возмездия) предлагает ему право справедливости. Проще говоря, из принципа favor defensionis вытекает принцип обеспечения права обвиняемого на защиту. Этот принцип не фигурирует в частно-исковом процессе в качестве специального правоположе- ния — там достаточно просто права обвиняемого на защиту, которое может быть реализовано им самостоятельно или, по крайней мере, с помощью адвоката. Право на защиту, в отличие от его обеспечения, не достигает значения особого принципа, так как само по себе существование сторон обвинения и защиты предполагает наличие у них отвечающих их статусу прав. Необходимость в особом, дополнительном принципе обеспечения права на защиту появляется лишь тогда, когда идеальная юридическая модель состязательности сталкивается с реальностью: в условиях сильного гражданского общества обнаруживается фактическая несоразмерность сторон государственного уголовного преследования и гражданской защиты. Тогда на государственный орган возлагаются дополнительные обязанности, а у защиты появляются особые права. Преимущества защиты гарантированы, кроме того, определенными принципами, представляющими своего рода автоматические регуляторы, встроенные в процесс и действующие благоприятно для обвиняемого независимо от усмотрения сторон. Это прежде всего правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого и презумпция невиновности.

Назовем, к примеру, принцип «почвы», определяющий действие уголовно-процессуального закона в пространстве. Согласно ему при производстве по уголовному делу на территории суверенного государства, независимо от места совершения преступления, применяется процессуальный закон этого государства.

Majus jus nostrum quam jus alienum servemus (лат.) — мы подчиняемся законам своей, а не другой страны. На первый взгляд, он не имеет прямого отношения к состязательности, а целиком определяется панправовым принципом суверенитета. Однако практически при производстве по уголовным делам речь никогда не идет о полной замене внутреннего законодательства иностранным. Проблемы обычно возникают тогда, когда отдельные участники процесса, некоторые процессуальные действия или доказательства подпадают под двойную законодательную регламентацию (вопросы выдачи, производства следственных действий за границей, приобщения к делу доказательств из иностранных судов и т. д.). При этом принцип «почвы» помимо суверенитета оберегает в процессе и состязательное равенство сторон — ведь если те будут руководствоваться при производстве по одному и тому же делу различными законодательствами, а значит и разным объемом прав и гарантий, они могут попасть в неравное положение.

Здесь, кстати, лежит, на наш взгляд, ключ к решению вопроса о том, допустимы ли в процессе доказательства, в особенности протоколы следственных действий, полученные из иностранных судов. Вопрос этот имеет большое практическое значение. Подобные материалы могут обладать высокой информационной ценностью, однако их использование в национальном судопроизводстве порождает и ряд серьезных процессуальных последствий. В частности, признание иностранного протокола допроса свидетеля таким же видом доказательства в национальном процессе порождает обязанность суда очно допросить этого свидетеля в силу принципа непосредственности исследования доказательств, что порой сопряжено со значительными организационными трудностями (увеличение сроков судебного разбирательства, рост судебных издержек, предоставление иностранным свидетелям ряда привилегий в обмен на согласие прибыть для дачи показаний и т. д.). Не признать протоколы следственных действий, произведенных иностранными органами, в качестве доказательств исходя лишь из соображений государственного суверенитета было бы невозможно с точки зрения международного права.

Это не согласуется с общепризнанным принципом солидарности государств в борьбе с нарушениями правопорядка, защите прав и свобод человека.[192] С другой стороны, использование чуждых юридических

форм означало бы отступление от состязательного принципа равенства сторон, а также общеправового начала равенства всех граждан перед законом и судом. Следственные действия в отношении всех участников процесса должны проводиться по единым правилам, которые им заранее известны. Остаются только два способа решения проблемы. Первый — процессуальная адаптация. Иностранные протоколы могут приобщаться к делу в такой юридической форме, которая не противоречит требованиям национального права: например, в виде иных документов, предусмотренных ст. 88 УПК РСФСР 1960 г. Второй способ — выработка международно-правовых стандартов производства следственных действий, протоколы которых тогда смогут использоваться в этом же качестве в судах других государств. В перспективе этот путь предпочтителен, поскольку процессуальная адаптация всегда ведет к упрощению процессуальной формы, делает невостребованными и как бы необязательными те процессуальные гарантии, которыми сопровождается получение доказательств в ходе следственных действий.

Важнейшими институционными принципами являются также правило о недопустимости поворота обвинения к худшему, находящееся в орбите принципа non bis in idem; свобода обжалования судебных решений — неизменный спутник принципа обеспечения каждому доступа к правосудию; гарантирующий независимость суда принцип «правдой владеет присяжный», согласно которому судьи решают вопросы применения права, присяжные — вопрос виновности, принцип обычной, или естественной, подсудности и многие другие.

<< | >>
Источник: Смирнов А.В.. Модели уголовного процесса. 2000

Еще по теме Отраслевые уголовно-процессуальные принципы:

  1. Конституция РФ и уголовно-процессуальное законодательство о правовых гарантиях
  2. § 2. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО В СТРУКТУРЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  3. § 3. СВЯЗЬ УГОЛОВНОГО И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  4. Международный договор и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации
  5. Понятие принципов и их система
  6. Отраслевые уголовно-процессуальные принципы
  7. 2.1. Понятие и значение уголовно-процессуального права
  8. 3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса
  9. §1. Понятие и система принципов уголовного процесса
  10. § 9.2. Гражданско-процессуальная и уголовно-процессуальная ответственность
  11. 3. Принципы формирования и основания систематизации частных методик расследования
  12. § 3. Уголовно-процессуальные функции,место уголовного преследования в системе этих функций
  13. Нормы-принципы. Принцип как регулятор
  14. § 1. Общее понятие принципов уголовного законодательства
  15. Сущность и значение принципов правосудия
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -