<<
>>

( 2. Организация обвинения и принципы уголовного процесса. Содержание принципа публичности в уголовном процессе

Итак, важнейшей проблемой отечественной науки является возможность предоставления частным лицам права самостоятельно осуществлять обвинительную деятельность. Однако в науке существует мнение, что допущение такой возможности противоречит принципу публичности в уголовном процессе.78 Остановимся поэтому на исследовании содержания названного принципа и его влияния на правовое регулирование уголовного преследования.

Проблема определения содержания принципа публичности в уголовном процессе представляется достаточно спорной, хотя суждения о нем в дореволюционной и советской литературе весьма схожи.

Так, В. Случевский полагал, что суть принципа публичности заключается в том, что «...совершившееся преступное посягательство на охраняемую государством правовую норму создает право государства на применение уголовной кары, осуществляемое в установленном законами процессуальном порядке уполномоченными на то лицами, независимо от воли потерпевшего лица».79 Эту же мысль развивает Н.Н. Розин: «...современный процесс твердо установил один общий принцип, в силу которого уголовное преследование всегда сохраняет публично-правовой, официальный характер. Это преследование ведется против обвиняемого государством».80

Как видно, в понимании указанных авторов принцип публичности связывается исключительно с деятельностью государственных органов. Такая трактовка в полной мере подходила к концепции социалистического права, ибо, по меткому замечанию И.А. Покровского, «...социализм в области права равнозначен публично-правовому началу и поэтому исключает возможность существования частного права».81 Неудивительно, что в данном вопросе советские ученые проявили редкое единодушие с дореволюционными процессуалистами. А.Я. Вышинский, например, так определял публичность: «...начало публичности находит свое выражение в советском уголовном процессе в правиле о том, что уголовное преследование может возбуждаться лишь органами государственной власти, - прокуратурой, судебными или иными органами, ...а с другой стороны, в том, что все процессуальные действия совершаются ex officio, вне зависимости от воли и интересов частных лиц».82 И.М. Гальперин формулирует аналогичное определение в своем диссертационном исследовании, посвященном началу публичности: «Принцип публичности в советском уголовном процессе состоит в том, что рассмотрение уголовных дел, уголовное преследование совершивших преступление лиц и судебное разбирательство уголовных дел производится в государственных интересах (курсив мой - Н.П.) органами государства - прокуратурой, следственными органами и судом, которые при производстве по уголовному делу обязаны по своей инициативе предпринимать все необходимые действия, направленные на раскрытие преступлений, установление материальной истины, изобличение преступника, охрану прав и законных интересов всех участвующих в деле лиц, не ставя совершение этих действий в зависимость от усмотрения и воли потерпевшего и иных заинтересованных лиц».83 При этом понятие публичности употребляется указанным автором как синоним понятия официальности.84

Для общей характеристики утвердившегося в доктрине отечественного уголовного процесса понимания публичности воспользуемся выводами Л.А. Названовой, обобщившей источники по данной теме в рамках своего диссертационного исследования. Она пишет: «Нужно отметить, что определения принципа публичности, даваемые разными учеными в разные годы, практически идентичны.

Основное, на что в них делается упор - это то,

что в публичности проявляется государственное начало, выраженное в возложении на соответствующие органы, а точнее, их представителей, должностных обязанностей по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел».85 Этот вывод необходимо дополнить замечанием В.Н. Бояринцева, также изучавшего этот вопрос: «Абсолютное большинство ученых, давая определение принципу публичности, традиционно подчеркивают в нем право органа, ведущего процесс, действовать вне зависимости от усмотрения иных заинтересованных лиц».86

Характерно, что авторы новейших исследований в этой области склонны соглашаться с традиционным пониманием принципа публичности и даже вносят предложения о переименовании его в принцип процессуально-должностной активности.87

Из указанного понимания принципа публичности вытекают весьма важные в плане настоящей работы следствия. Если, в силу традиционного понимания принципа публичности, возбуждение и ведение уголовного дела есть исключительная компетенция органов государства, то предоставление другим лицам (например, потерпевшему) права существенно влиять на ход процесса, есть нарушение указанного принципа. Действительно, многие авторы вынуждены были признать, что производство по делам, возбуждаемым исключительно по жалобе потерпевшего, составляет отступление от принципа публичности.88 И именно в связи с устоявшимся в отечественной науке пониманием принципа публичности он подвергается в последнее время резкой критике, направленной к ограничению его действия в уголовном процессе.89

Представляется, однако, что нет оснований для столь радикальной постановки вопроса. Уголовный процесс был и остается сферой публично-правовой. Возможность преследования подавляющего большинства преступлений независимо от усмотрения заинтересованных лиц, в интересах всего общества, не должна, на наш взгляд, вызывать сомнений. Публично-правовой характер уголовного процесса определен материальным правом. В действующем законодательстве понятие преступления раскрывается через категорию общественно (а не индивидуально! - Н.П.) опасного деяния (ч.1 ст.14 УК Российской Федерации), и до тех пор, пока уголовно-правовая доктрина сохранит такое понимание преступного деяния, весь уголовный процесс будет пронизан принципом публичности. Поэтому нельзя согласиться с некоторыми авторами, которые, пытаясь обосновать право частных лиц на участие в уголовном преследовании, ратуют за ограничение действия принципа публичности в уголовном процессе. Например, Н.Н. Ковтун пишет: «Схема отношений «государство - преступник» и все связанные с ней рассуждения справедливы лишь для тех преступных деяний, где объектом преступного посягательства выступают государственные или общественные интересы... Но все кардинально меняется там, где непосредственным объектом преступного посягательства являются частные права граждан, не затрагивающие интересов государства и общества».90 Возникает вопрос, на каком основании данное деяние отнесено к категории общественно-опасных (то есть преступных), если оно не затрагивает интересов общества? Представляется, что постановка вопроса, предложенная Н.Н. Ковтуном, ошибочна. Право частных лиц на преследование преступлений не может основываться на ограничении сферы публичности в уголовном процессе, поскольку таким образом оно оказывается вообще за пределами уголовно-процессуального поля.

В этой связи заслуживают внимания взгляды тех ученых, которые полагали, что принцип публичности нужно понимать несколько шире. Еще Н.Н. Полянский выступал за разграничение принципов публичности и официальности, понимая последний как должностную активность в преследовании преступлений.91 М.С. Строгович развивал ту же мысль, подчеркивая, что «...неправильно истолкование принципа публичности как совершение судом и органами следствия судебных и следственных действий по делу только в государственных интересах».92 Ряд авторов подчеркивали, что в содержание принципа публичности входит защита прав и интересов личности.93 Справедливость этих суждений подтверждается этимологическим анализом термина «публичность»94. То есть публичность предполагает преследование преступлений прежде всего в общественных, а не государственных интересах. Как правильно замечает А.В. Смирнов, в современном обществе публичность «… перестает быть официальностью, то есть исторически унаследованным еще от построения процесса по розыскному типу требованием вести дело лишь по долгу службы (ex officio), не считаясь с интересами граждан – участников процесса. Публичность отныне – на службе всего гражданского общества».95

Развивая эти соображения, следует сделать вывод, что правильное понимание принципа публичности не только не исключает права частных лиц на участие в уголовном преследовании, но напротив, требует его. Демократическое государство не может претендовать на представительство всех без исключения правомерных общественных интересов.96

Понимаемый таким образом принцип публичности представляется как основополагающее начало уголовного судопроизводства, обязывающее органы и должностных лиц, ведущих производство по делу, действовать в интересах всего общества в целом, независимо от усмотрения и воли отдельных заинтересованных лиц, а также предполагающее такое построение процесса, которое обеспечивает право любого члена общества участвовать в осуществлении основных процессуальных функций (обвинения, защиты, разрешения дела).

<< | >>
Источник: Петрова Н.Е.. Частное и субсидиарное обвинение. Самара: Изд-во «Самарский университет», 213 с.. 2004

Еще по теме ( 2. Организация обвинения и принципы уголовного процесса. Содержание принципа публичности в уголовном процессе:

  1. 3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса
  2. ( 3. Субъекты неофициального обвинения в российском уголовном процессе. Потерпевший в российском уголовном процессе как субъект обвинения
  3. 6.1. Понятие и значение принципов уголовного процесса
  4. § 1. Понятие и система принципов уголовного процесса
  5. 3.1. Понятие принципов уголовного процесса и их классификация
  6. §1. Понятие и система принципов уголовного процесса
  7. ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ДОСУДЕБНЫЕ СТАДИИ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
  8. Глава 3 ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
  9. Лекция 3. Принципы уголовного процесса
  10. Еникеев З.Д. ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  11. ПРИНЦИП НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  12. 3. Возможность применения общепризнанных принципов и норм международного права в российском уголовном процессе
  13. Раздел первый ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА РОССИИ
  14. 3. Публично-исковой уголовный процесс
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -