<<
>>

Обеспечение обвиняемому (осужденному) права на защиту

Перед советским уголовным процессом стоят задачи быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию (ст.
2 Основ, ст. 2 УПК). Одновременно в его обязанности входят охрана личности человека от необоснованного обвинения, а также недопущение ошибок при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. С этим тесно связан принцип обеспечения обвиняемому права на защиту, который был присущ советскому уголовному судопроизводству на протяжении всей истории его развития. В Конституции СССР 1936 г. он был закреплен в одной статье с принципом гласности правосудия. Ст. 111 устанавливала, что разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту. Конститу- 94 ция СССР 1977 г. придала обеспечению обвиняемому права на защиту силу самостоятельного принципа, где в ст. 158 сказано: «Обвиняемому обеспечивается право на защиту». В развернутом виде принцип обеспечения обвиняемому права на защиту выражен в ст. 13 Основ и ст. 14 УПК. Право обвиняемому на защиту закреплено также в конституциях зарубежных социалистических стран, причем каждой национальной правовой системе характерен своеобразный подход к формулированию принципа. Так, в ст. 102, абз. 2, Конституции ГДР сказано: «Право на защиту гарантируется в ходе всего уголовного процесса»33. В Конституции ВНР говорится: «Лицам, против которых возбуждено уголовное дело, принадлежит право на защиту на всех стадиях процесса» (ст. 49, абз. 2)34. Наиболее широко этот принцип отражен в ст. 138, абз. 1, Конституции НРБ, где сказано: «При осуществлении правосудия граждане имеют право на защиту»35. Это означает, что не только обвиняемому, но и другим гражданам, которые участвуют в уголовном процессе, предоставляются все необходимые средства для защиты их прав и законных интересов.
Несмотря на различное словесное выражение этого принципа, назначение его в каждом социалистическом государстве едино. В капиталистическом государстве право обвиняемого на защиту является средством защиты обвиняемого от претензий государства. Дореволюционный русский юрист С.А. Андриевский утверждал, что «уголовному защитнику нужно отстаивать узкие интересы отдельного лица против общества»36. Это объясняется тем положением, которое занимает личность в обществе с антагонистическими противоречиями. Интересы личности и государства в социалистическом обществе совпадают. В связи с этим нельзя согласиться с мнением тех, кто считает, что охрана прав и законных интересов обвиняемого в ряде случаев противоречит интересам правосудия, препятствует установлению истины по делу, так как закон, сообразуясь с представлениями 95 о гуманизме, жертвует целями правосудия в угоду интересов обвиняемого37. Наоборот, подлинные интересы правосудия не пострадают, если и впредь развитие закона пойдет по пути расширения прав обвиняемого, ибо это еще в большей мере будет способствовать всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, а значит, достижению цели уголовного процесса. Назначение принципа обеспечения обвиняемому права на защиту надо видеть в том, чтобы не допустить необоснованного привлечения лица к уголовной ответственности и незаконного его осуждения. Не совсем точной следует признать формулировку рассматриваемого принципа, встречающуюся в работах некоторых юристов. Вместо понятия «обеспечение обвиняемому права на защиту» используется «право обвиняемого на защиту»38. Закон говорит именно об обеспечении, гарантии права на защиту самим законом. Принцип будет действовать тогда, когда защита обвиняемого не носит декларативного характера, а надежно опирается на закон, деятельность других участников процесса. В Конституции СССР и уголовно-процессуальном законодательстве действие этого принципа персонифицировано. И это не случайно, поскольку обвиняемый является главной процессуальной фигурой в уголовном судопроизводстве, интересы которой затрагиваются в большей мере, чем остальных участников процесса.
Однако лицо, в отношении которого ведется уголовный процесс, на различных стадиях имеет свое название. В соответствии со ст. 48 УПК обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. После предания обвиняемого суду он именуется подсудимым, а после вынесения обвинительного приговора — осужденным. От того, что одно и то же лицо на протяжении уголовного процесса имеет разные названия, оно не перестает быть субъектом, вокруг которого концентрируются уголовно-процессуальные действия. Ст. 158 Конституции СССР, говоря об обвиняемом, имеет 96 в виду не только его, но и подсудимого, а также осужденного. Такой вывод вытекает прежде всего из постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих право на защиту», где сказано: «Правом на защиту обладает как обвиняемый, так и подозреваемый, подсудимый, осужденный, оправданный. Это право осуществляется ими в пределах и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законодательством»39. М.И. Полшков отмечает, что Конституция СССР 1936 г. связывала обеспечение обвиняемому права на защиту только с судебным разбирательством, а ст. 168 Конституции СССР 1977 г. распространяет это положение на все стадии процесса40. Автор не учел того, что в ст. 111 Конституции СССР 1936 г. речь шла лишь о стадии судебного разбирательства как центральной стадии, в которой осуществляется правосудие по уголовным делам. Такое отражение этого принципа не устраняло, однако, его действие в других стадиях уголовного процесса. Он осуществлялся на протяжении всего уголовного процесса и до принятия Конституции СССР 1977 г. Вместе с тем формулировку рассматриваемого принципа, получившего закрепление в ст. 158 Конституции СССР, нельзя признать точной. Называя в этой статье лишь обвиняемого, законодатель имеет в виду прежде всего именно его. Мы полагаем, что действительное место этого принципа будет определять следующее его словесное выражение: «Лицу, в отношении которого ведется уголовный процесс, обеспечивается право на защиту». Традиционно в юридической литературе под защитой в уголовном процессе понималась деятельность, направленная на полное или частичное опровержение обвинения, смягчение участи обвиняемого, обеспечение его прав41. М.М. Выдря предложил распространить функцию защиты не только на обвиняемого, но и на любого участ- 97 ника процесса42. Другие авторы считают, что защищаться можно только тому, кого в чем-либо обвиняют43. В Конституции СССР содержится ст. 57, закрепляющая право граждан на судебную защиту от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, личную свободу и имущество. Эта статья помещена в гл. 7, которая названа «Основные права, свободы и обязанности граждан СССР». Л.Т. Ульянова обоснованно предлагает различать право на судебную защиту и право обвиняемого на защиту. Она отмечает, что судебная защита имеет своим предметом нарушение прав граждан при их взаимоотношениях с государственными органами. Право же на защиту в связи с обвинением имеют лица, обвиняемые в совершении преступления. Функции защиты противостоит функция обвинения, а функция судебной защиты противопоставлена быть не может44. Ст. 57 Конституции СССР носит общий характер. Из ее смысла вытекает, что право на судебную защиту имеют все граждане, независимо от того, какие права их нарушаются, личные или имущественные, и безотносительно к тому, какой государственный орган либо общественная организация на них посягает. Исходя из того, что правосудие — особый вид деятельности, при осуществлении которой затрагиваются самые важные стороны жизни человека, законодатель счел необходимым выделить в отдельную статью право на судебную защиту именно обвиняемого в совершении преступления. Ст.158 Конституции СССР надо рассматривать как производную от общей нормы, закрепленной в ст. 57. Право обвиняемого, подсудимого и осужденного на защиту включает в себя: 1) предоставление ему изложенных в уголовно-процессуальном законе средств для защиты своих интересов; 2) право пользоваться помощью защитника; 3) обязанность следователя, проку- 98 рора и суда обеспечить возможность участия защитника производстве по делу. Гарантией реализации содержания этого принципа является запрещение перелагать на них обязанность доказывания. Говоря о принципе обеспечения обвиняемому (осужденному) права на защиту, следует отметить, что он не носит статичного характера, одинаково проявляющегося на разных этапах уголовного процесса, а изменяется по мере движения дела. В одних стадиях субъект права на защиту пользуется только правом личной защиты, в других — еще и правом на помощь защитника. Советское государство не ограничивается только провозглашением права на защиту. Оно обеспечивает реализацию его на протяжении всего уголовного процесса. Даже в тех случаях, когда защитник не принимает участия в рассмотрении дела, обвиняемый (осужденный) не является объектом властных полномочий государственных органов. Он субъект обширных процессуальных прав, которые может реализовать лично. Не составляет исключения в этом смысле и стадия исполнения приговора. Хотя к этому моменту и решены все вопросы, относящиеся к совершенному преступлению, виновности и наказуемости лица, однако в ходе его могут возникнуть новые вопросы, принятие решения по которым требует осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Значит, нельзя полагать, что со вступлением приговора в законную силу действие принципа права на защиту прекращается45. В судопроизводстве по исполнению приговора осужденный не остается беззащитным. Он обладает совокупностью прав, которые гарантируются всей демократической системой уголовного процесса. Но участие защитника в стадии исполнения приговора, несомненно, усиливает действие этого принципа, является важнейшей дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов осужденного. Уголовно-процессуальное законодательство союзных республик неодинаково решает вопрос об участии защитника в стадии исполнения приговора. Ст. 380 УПК Грузинской ССР, ст. 388 УПК Азербайджанской ССР, ст. 366 УПК Армянской ССР, ст. 345 УПК Узбекской ССР, ст. 372 УПК Киргизской ССР, ст. 411 УПК Украинской ССР, ст. 374 УПК Латвийской ССР, ст. 388 99 УПК Эстонской ССР предусматривают возможность его участия в стадии исполнения приговора. В УПК остальных союзных республик, в том числе в УПК БССР, защитник не назван в числе субъектов уголовно-процессуальных отношений, имеющихся в стадии исполнения приговора. Ст. 49 УПК БССР определяет лишь начальный момент участия защитника в уголовном процессе. Однако это не исключает его допущения к рассмотрению вопросов, связанных с исполнением приговора. Будучи однажды допущен к участию в производстве дела, защитник имеет право участвовать во всех последующих стадиях и нет необходимости законодателю каждый раз оговаривать, в каких конкретных стадиях уголовного процесса защитник может быть субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» подчеркнул, что при разрешении в суде вопросов, связанных с исполнением приговора, суд вправе допустить защитника к участию в деле, если об этом ходатайствуют осужденный, его родственники или другие заинтересованные лица46. В научной литературе нет единого мнения по вопросу о правовом статусе защитника в стадии исполнения приговора. Одни авторы не признают защитника участником судопроизводства по исполнению приговора47, другие — считают целесообразной его деятельность лишь при рассмотрении судом некоторых вопросов48. Наиболее верной представляется точка зрения тех процессуалистов, которые выступают за широкое участие защитника в стадии исполнения приговора49. Его деятельность в 100 ходе судебного рассмотрения вопросов способствовала бы более полному осуществлению прав осужденного, защите законных интересов. Применительно к стадии исполнения приговора законодатель определил, кто может возбуждать ходатайство о судебном рассмотрении вопросов, возникающих при исполнении приговора. Защитник не назван в числе таких субъектов, что является одной из причин несвоевременного разрешения судом вопросов, появляющихся при исполнении приговора. К тому же это сказывается на содержании принципа обеспечения осужденному права на защиту в стадии исполнения приговора. Иное суждение высказала Л.Т. Ульянова, отмечая, что содержание принципа права на защиту остается неизменным независимо от того, сужаются или расширяются права защитника, мотивируя тем, что в противном случае это противоречило бы понятию субъективного права участников процесса50. Подвергая критике точку зрения Л.Т. Ульяновой, Э.Ф. Куцова обращает внимание на то, что советскому уголовному процессу присуще расширение прав защитника, что означает расширение содержания права на защиту51. Все права и обязанности каждого из субъектов уголовного процесса, а также всех вместе взаимообусловлены и взаимосогласованы. Связь между ними сложна, многопланова и многогранна. Расширение уголовно-процессуальных прав одного участника судопроизводства не означает уменьшения обязанностей другого. Возложение обязанностей не ведет к ущемлению прав. Между уголовно-процессуальными правами и обязанностями не должно быть «конкуренции», а должна прослеживаться органическая связь. Изменения в праве одного субъекта не могут не сказаться на правовом положении других. Например, если допустить, что защитнику будет предо- 101 ставлено право возбуждать ходатайства по рассмотрению вопросов, связанных с отбыванием наказания, то это прежде всего обогатит правовое положение осужденного. Но оно затронет также статус органа, ведающего отбыванием наказания, поскольку именно на нем лежит обязанность следить за процессом исправления и перевоспитания осужденных. Принцип обеспечения осужденному права на защиту действует и тогда, когда защитник исключен из числа субъектов, обладающих правом на обращение в суд с ходатайством о рассмотрении вопроса, возникающего в процессе исполнения приговора, и привлекается лишь к участию в судебном заседании. В этом случае принцип обеспечения осужденному права на защиту сохранит свое значение, явится одной из важнейших гарантий защиты прав и законных интересов осужденного в стадии исполнения приговора, создаст реальную почву для широкого выражения иных принципов уголовного процесса. Принцип будет реализован даже тогда, когда защитник не участвует в судебном заседании в стадии исполнения приговора. Ведь право на помощь защитника является диспозитивным. Важно, чтобы конкретные органы и должностные лица своевременно выяснили у осужденного его желание воспользоваться услугами защитника. Если осужденный отказался от предоставленной ему возможности и решил защищать свои интересы сам, то можно констатировать, что принцип обеспечения осужденному права на защиту имел свое воздействие. Если осужденный отбывает наказание, не связанное с лишением свободы, и в ходе его исполнения возникает вопрос, требующий судебной деятельности, то осужденный сам может позаботиться о реализации своего права на помощь защитника. На практике так и бывает: организационная сторона осуществления права на защиту происходит за счет усилий осужденного. Как же должен зарождаться принцип обеспечения осужденному права на защиту с участием защитника, если осужденный отбывает наказание в ИТУ? Обобщение материалов судебной практики по БССР показывает, что защитник по таким делам, как правило, не участвует в судебном заседании. Представляется, что в целях усиления действия этого принципа в судопроизводстве по исполнению приговора органам, ведающим отбыванием наказания, надо держать тесный контакт с коллегией адвокатов, имеющейся в данном районе. 102
<< | >>
Источник: Бибило Валентина Николаевна. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. 1986

Еще по теме Обеспечение обвиняемому (осужденному) права на защиту:

  1. 6.7. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  2. §11. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  3. § 13. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  4. § 7. Надзор за обеспечением права обвиняемого на защиту
  5. 1.2.9. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  6. §11. Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  7. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ).
  8. § 3. Юридическая помощь адвоката и принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту
  9. Глава 1. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОМУ И ОБВИНЯЕМОМУ ПРАВА НА ЗАЩИТУ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  10. § 1. ЗАЩИТА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ПОНЯТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ОБВИНЯЕМЫХ
  11. Недопустимость отказа от принятой на себя защиты подозреваемого (обвиняемого).
  12. Макарова 3. В.. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых., 2008
  13. Глава 1 СУЩНОСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ОБВИНЯЕМЫХ
  14. 19.13. Материально-бытовое обеспечение осужденных к лишению свободы
  15. 19.12. Обязательное государственное социальное страхование и пенсионное обеспечение осужденных к лишению свободы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -