<<
>>

§ 2. Некоторые вопросы состязательности


Судьи часто сетуют, что прокуроры вступают в судебный процесс почти неподготовленными, с делом не знакомы, иногда и вовсе его не знают, поэтому судьи фактически вынуждены сами выяснять вопросы, связанные с доказанностью предъявленного обвинения.

Наши наблюдения и судебная практика подтверждают, что нередко прокуроры действительно приходят в судебное заседание, имея при себе только «Наблюдательное производство», в котором, во-первых, нет первичных материалов, относящихся к доказательствам, а есть только ссылка на них; во-вторых, сами ссылки на имеющиеся в деле документы, в силу различных причин, далеко не всегда безупречны, в связи с чем представитель обвинения нередко попадает в неловкую ситуацию.
Автор не ставит задачу специального исследования причин этого явления, однако считает необходимым отметить, что сегодня эго связано: с отсутствием практической возможности участия прокуроров в каждом судебном процессе; с отсутствием в законе категорического предписания к участию прокурора в каждом судебном процессе (Несмотря на ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, позиция Генеральной прокуратуры состоит в том. что соответствующая запись должна быть в УПК —Л.Х.)\ с активным желанием судей самостоятельно вести судебное разбирательство.
Изучивший более 200 уголовных дел судья Челябинского областного суда В. Смирнов подтверждает явное неблагополучие в этом плане. В частности, по его сведениям (приведенные им данные совпадают с нашими наблюдениями за реальными и игровыми судебными процессами. — Л.Х.):
а)              90% вопросов допрашиваемым лицам задают председательствующий и народные заседатели;
б)              10% вопросов, задаваемых участниками процесса на стороне обвинения и защиты, в большинстве своем носят уточняющий характер или повторяют вопросы, заданные судом;
в)              по всем делам председательствующий (а не прокурор и адвокаты) оглашает письменные материалы дела.
Таким образом, исследования и судебная практика свидетельствуют, что активность председательствующего зачастую не только мешает, но и сдерживает активность сторон при исследовании доказательств, а в итоге это приводит к нарушению принципа равенства сторон[******].
Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 243 УПК «председательствующий руководит судебным заседанием, принимая все предусмотренные
настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины, устраняя из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу, и обеспечивая воспитательное воздействие судебного процесса».
Представляется, что применительно к состязательному процессу председательствующему в судебном процессе необходимо твердо усвоить, что он обязан быть только судьей, и не брать на себя функции других участников процесса, даже если одна из сторон не будет справляться со своей задачей. Во всяком случае этого нельзя делать с очевидно выраженной пристрастностью.
По результатам Игр много замечаний от своих коллег получают судьи, исполнявшие роли защитников, в связи с тем, что избирали неверную позицию, не оказывали действенной помощи подзащитному, ие реагировали на допускаемую председательствующими неуважительность не только к подсудимым, но и к самим защитникам, не выступали с возражениями и не заявляли отводов председательствующим при явных проявлениях последними субъективизма и обвинительного уклона, а также в связи с допущенными судом серьезными процессуальными нарушениями и др.

Понимая серьезность этих замечаний, ряд судей, исполнявших роли защитников, в свое «оправдание» заявляли, что такое поведение им не свойственно, они просто хорошо «играли роль адвоката, боявшегося рассердить председательствующего». При дальнейшем обсуждении участники дискуссий часто признавали реально существующую проблему взаимоотношений председательствующих с защитниками. Наблюдения показали, что при распределении (выборе) ролей на предстоящую Игру роли прокуроров и защитников нередко получают (выбирают) судьи, ранее работавшие на этих должностях. Казалось бы, что с учетом этого обстоятельства Игра должна быть более интересной, а «научение» друг друга — более профессиональным и эффективным. Однако так получается далеко не всегда, так как и бывшие прокуроры, и бывшие адвокаты даже в Игре не используют свой прошлый опыт «построения» взаимоотношений с судьями в интересах отстаивания своих позиций, а просто «играют» самих себя, т.е. продолжают оставаться судьями, хотя не только знают как, но и прекрасно могут исполнять и роль прокурора, и роль защитника.
Почему и чего «боятся» защитники в судебном заседании? При обсуждении этого вопроса некоторые судьи очень осторожно и нехотя, но все-таки признают, что своим поведением в судебном
процессе иногда дают основание защитникам для заявления возражении или даже отводов, но те не делают этого из ложных предположений, якобы боясь испортить судьям настроение, которое может отразиться на их лояльности при принятии решения. (Кстати, это обстоятельство подтверждается наблюдениями в реальных судебных процессах, когда в очевидных для профессионала, далеко нередких случаях, защитникам следует буквально «взорваться», они предпочитают сдерживать себя или делать вид. что не замечают ни допущенных процессуальных нарушений, ни нетактичного поведения председательствующего, ни разницы в отношении суда к сторонам, достаточно часто выражающейся в значительной поддержке прокурора, и т.п. — Л.Х.)
В реальных судебных процессах не раз приходилось наблюдать, с каким доверием публика слушает защитника и как бывает разочарована, когда замечает, что судьи не принимают адвоката всерьез либо не слушают его вообще, либо слушают, но «не слышат».
Судебная практика свидетельствует, что, давая показания, и подсудимые, и потерпевшие, и свидетели иногда намеренно, а иногда и ненамеренно искажают фактические обстоятельства, порой они противоречат самим себе либо своим первоначальным показаниям. Именно в эти моменты исследования доказательств нередко проявляется открытая пристрастность председательа вующих, а проявляемая ими «свсрхактивность» не может «замаскировать» субъективизм и пристрастность. В свою очередь это обстоятельство создает негативное впечатление и у участников процесса, и у всех присутствующих в зале. Особенно неприемлема ситуация, когда председательствующий осуществляет определенное «давление» на допрашиваемых, открыто демонстрируя, что сомневается в правдивости их показаний. Кроме того, избранная председательствующим тактика допроса неизбежно «обнаруживает» наличие у негоуже упоминавшегося обвинительного уклона (исследования, проведенные А.Ю.Панасюком[††††††], выявили примерно у 4/5 судей негативное отношение к подсудимому).
Иными словами, подавляющее большинство наших судей априори смотрят на подсудимого как на лицо, совершившее преступление, причем механизм такой фиксированной установки, как правило, не поддается контролю их сознания.

Между тем принцип состязательности означает равные возможности для всех. Полемика, спор, борьба мнений — непременные атрибуты подлинно истинного познания — присутствуют практически в любой сфере человеческих отношений. Споры и состязания в судебном процессе создают условия, способствующие принятию правильных решений, и помогают избежать совершения судебных ошибок.
При этом следует обратить внимание обвинителей и защитников, что, чем чаще они будут проявлять активность в заявлении суду объективных возражений, тем скорее судьи начнут «перестраивать» себя и пересматривать свои позиции.
Некоторые ученые категорически несогласны с концепцией обвинения, предлагаемой группой разработчиков нового уголовно-про- цессуального кодекса, в той части, в которой говорится, что судья не вмешивается в процесс поиска доказательств, что их «поставляют» стороны. Судья же ограничивается руководством обсуждения, подобно тому как арбитр на спортивном матче следит за соблюдением правил игры. ВоТ что пишет по этому поводу профессор А.Байков:
«До боли знакомое суждение. Его уже пытались воплотить авторы проекта ... Эту идею активно поддерживает и судейское сообщество России. Освободить судей от участия в доказывании и от поиска истины под благовидным предлогом освобождения от обвинительного уклона. Но кому неизвестно, что большая часть гражданских дел и до трети уг оловных рассматриваются в наших судах без участия профессиональных представителей сторон. А в тех случаях, когда они участвуют, их уровень далек от совершенства и от равенства реальных возможностей по доказыванию. Если суд ставит перед собой задачу установления истины, то какую из сторон он должен будет объявить победителем? Видимо, ту, которая окажется активнее и оборотистее, чей голос будет «громче»?»[‡‡‡‡‡‡]
С удовлетворением отметим, что автор признает высокий профессиональный уровень судей по сравнению со следователями и прокурорами. Однако его позиция представляется уязвимой, так как именно властная правоохранительная система имеет аппарат оперативных сотрудников уголовного розыска, следователей и дознавателей, а также соответствующие материальные ресурсы и существенные технические возможности для проведения предварительного следствия (дознания) на высоком профессиональном уровне с непремен
ным соблюдением требований закона. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и возможности привлечения к сотрудничеству при расследовании преступлений профессиональных представителей любых других государственных и негосударственных структур, обязанных не только откликаться на запросы следователей, но при определенных условиях выполнять их поручения.
Кто же может быть более «активнее» и «оборотистее» и чей голос может звучать «громче» при сборе доказательств и проведении различных следственных действий, как не обвинение, если проект УПК не наделяет такими полномочиями никакого другого участника предварительного следствия (дознания). Между тем «громче» всегда должен звучать голос того, кто имеет возможность представить суду допустимые доказательства. И если голос обвинителя прозвучал недостаточно громко, то не суд должен «спасать» и «вытягивать» плохое расследование. И подсудимый не должен отвечать за некомпетентность и ошибки других.
Представляется, что принцип состязательности достаточно четко определяет задачи каждого субъекта уголовно-процессуального судопроизводства:
а)              задача обвинителя состоит в собирании материала, достаточного. чтобы доказать обвинение в суде;
б)              задача защиты — показать, что обвинитель не справился со своей задачей. (Полагаю уместным отметить, что как действующим УПК. так и его проектом защита, к сожалению, изначально поставлена в неравное положение с обвинением, так как лишена права собирать доказательства в ходе предварительного следствия (дознания). Таким образом, конституционный принцип состязательности может действовать только в стадии судебного разбирательства. — Л.Х.);
в)              задача суда - обеспечить равные для сторон возможности выполнения своих функций, а также вынести приговор на основе того доказательственного материала, который представили стороны, проявляя при этом беспристрастность и объективность при его оценке.
В ходе уголовного судопроизводства председательствующий обязан соблюдать права всех участников процесса. Состязательный характер процесса не освобождает судью от обязанности поднимать по собственной инициативе вопросы в надлежащее время и в надлежащей манере, которые могут значительно способствовать правильному решению суда. Единственная цель уголовного процесса заключается в определении того, насколько обвинение установило вину обвиняемою в соответствии с требованиями закона, и судья не дол-

жен допускать, чтобы судебный процесс был использован в каких- либо иных целях.
Резюмируя, хотелось бы отметить, что принцип состязательности уголовного судопроизводства заключается в таком построении процессуальною порядка судебного разбирательства и исследования в нем доказательств, при котором каждой стороне обеспечивается возможность активно выполнять только свою функцию.
Образно, но весьма точно описывает сущность состязательного процесса адвокат Г.П.Падва в разговоре с журналистом:
«Вы когда-нибудь пилили дрова двуручной пилой или видели, как это делается? Для достижения хорошего результата каждый должен тянуть только в свою сторону. Правосудие построено на том же принципе. К сожалению, человечество еще не создало и долго еще не создаст никакой машины, приборов или чего-нибудь такого, чтобы можно было однозначно и сразу выяснить, что же происходило при совершении преступления и как это происходило. На сегодняшний день единственное средство, помогающее установить истину, которое было найдено давным-давно. — это устроить спор, в котором каждая сторона тянет в свою сторону и объясняет свою позицию, и суд, внимая этим разным аргументам, должен понять: «Вот как было на самом деле». И чем весомее будут доводы противников, чем сильнее противоположные усилия, тем лучше будет результат, потому что если спор будет неумелый, вялый, если будут использованы какие-то надуманные, неверные доводы, го истина не всплывет. А при ярких доводах с той стороны, великолепных аргументов — с этой противоположные позиции схлестываются так, что будут искры сыпаться. Это будет поединок интересов, знаний, умений понять... При этом, конечно, и защита, и обвинение должны использовать только не запрещенные законом средства. При таком состязании освещается истина, позволяющая суду сделать объективный вывод о доказанности или не доказанности вины»*. 
<< | >>
Источник: Халдеев Л.C.. Судья в уголовном процессе: Практ. пособие. 2000

Еще по теме § 2. Некоторые вопросы состязательности:

  1. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  2. НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ВОПРОСЫ; ИНСПЕКЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
  3. § 1. Некоторые вопросы проявления обвинительного уклона
  4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАССЛЕДОВАНИЯ КОНТРАБАНДЫ
  5. НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ АСПЕКТЫ ВОПРОСА ОБ ИММУНИТЕТЕ
  6. §11. Некоторые вопросы признания доказательств недопустимыми
  7. § 1. Некоторые вопросы распределения уголовных дел
  8. § 2. Некоторые вопросы этики судебного процесса
  9. КОНВЕНЦИЯ ПО НЕКОТОРЫМ ВОПРОСАМ ОТНОСЯЩИМСЯ к коллизии НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ
  10. § 1. Некоторые вопросы методики конкретносоциологического исследования институтов уголовного права
  11. 6. Некоторые вопросы методики выявления связей косвенных доказательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -