Задать вопрос юристу
 <<
>>

§ 1. Некоторые вопросы проявления обвинительного уклона


Вопросы о порядке исследования доказательств по делу тесно переплетаются с конституционной обязанностью председательствующего обеспечить их исследование в условиях полной объективности и беспристрастности со стороны всех участников процесса.
Наблюдения за игровыми и реальными судебными процессами показывают, что обеспечение соблюдения равенства сторон и принципа презумпции невиновности удается далеко не всем судьям, и значительную часть всех процессов они проводят с обвинительным уклоном — больным мест ом сегодняшнего правосудия.
Много сил уже положено на его искоренение. Но далеко ли мы ушли от тех лет, когда политика государства признавала обвинительный уклон непременным условием судебного разбирательства?
Приведем некоторые современные примеры проявления судьями обвинительного уклона и сравним их с одним из реальных судебных процессов 1937 года[‡‡‡‡‡].
border="1" cellspacing="0" cellpadding="0">
Судебные процессы 1937 года
Судебные процессы 1999 года
Допрос подсудимого К.
Председатель: А когда вы поняли, что стрелка неисправна, что же вы тогда сделали и кому вы пошли об этом сказать?
К.: Я говорил старшему стрелочнику, но он ничего не ответил. Председатель: Не могу этому поверить! Вы сделали это умышленно; здесь было вредительство и преступление, а лица, которые такую стрелку сдали в эксплуатацию, совершили прямое преступление против государства.
Допрос подсудимого П.
Председатель: Когда поезд проходил мимо стрелки, что Вы делали? П.: Просто стоял у стрелки. Председатель: Просто стояли и больше ничего? И за баланс держались?
П.: Рукой держался.
Председатель: Ну конечно, рукой. Значит, своею собственной рукой вы держали баланс и направляли поезд на занятый путь? Ведь так?
Допрос подсудимого К.
Судья (обращаясь к подсудимому): Поскольку Вы согласились дать показание, расскажите, как Вы приставали па улице к незнакомой женщине? (С первых слов судья утверждает, что пристава.7 именно подсудимый. — Л.Х.)
К.. Да мне, в общем, нечего говорить. Виновен я или нет, я не знаю, так как был пьян и не помню, что и как было. Следователь спрашивал — я отвечал.
Судья: Хорошо, сейчас не помните, но ведь следователь на л.д. 9 записал все с Ваших слов. Вы же ему говорили все, как было. (Наглядная иллюст- рация явного обвинительного уклона: видно, как председательствующему хочется желаемое выдать за действительность. Подсудимый даже не «намекнул». что он па следствии говорил все, как быю, а сказал, что только отвечал на вопросы. Однако с учетом того, что он не признал себя виновным, председательствующий старается «вытянуть» его хотя бы на такое признание: «Сейчас-mo Вы не помните, но на следствии говорили все, как было?»—Л.Х.)
Допрос подсудимого Р.
Р. обвиняется в убийстве во время групповой драки. Смерть потерпевшего наступила от удара ногой по голове. Следствие считает, что этот удар нанес Р.
В судебном заседании Р. виновным себя не признал и отказался от дачи показаний. После допроса каждого свидетеля судья задает Р. вопросы. Судья: Вы подтверждаете показания свидетеля?


П.
: Нет, я держался не за баланс, а за рычаг.
Председатель: Так это же одно и то же. Значит, вы держались за рычаг стрелки и направляли поезд на занятый путь? Вы умышленно делали это. Вы же поннмали, что произойдет крушение.
Допрос подсудимого Е.
Председатель: Что вы должны были сделать с вашей стрелкой № 36?
Е.: Я должен был ее перевести и запереть.
Председатель: Вы это сделали?
Е.: Не сделал. Упустил из виду. Председатель: Почему упустили? ?*.: Прозевал подход поезда. Председатель-. Там упустил, здесь прозевал! Это суду совсем непонятно. Здесь что-то другое. Вы — старший стрелочник, и вдруг упустили из виду, — это не объяснение, а самое настоящее преступное вредительство.
Р.: Нет, все было не так.
Судья: А как было?
Р.: Не буду говорить.
Судья: Какие же у Вас основания не верить свидетелям?
Р.: Молчит.
После допроса еще двух свидетелей. Судья: Уже трое свидетелей подтвердили, что именно Вы ударили С. ногой по голове. (Не показали, а подтвердили. — Л.Х.)
Р.: Как в этой толпе и суматохе они увидели именно мою ногу — я не знаю. Но я по голове не бил.
Судья: Так расскажите, ведь если Вы будете молчать, у суда не будет другого выбора, как поверить изобличающим Вас свидетелям. (Ясно, что председательствующий свой выбор уже сделал и конституционное право Р. — не давать показания — «обращает» против него же. Полагаю. что приведенная реплика судьи является убедительным основанием для немедленного заявления ему отвода, по мотивам проявления обвинительного уклона и отсутствия гарантий объективности и беспристрастности. Если такой отвод был бы заявлен, судья обязан его удовлетворить, так как им проявлена явная пристрастность. Разумеется, для признания заявленного отвода обоснованным защитник обязан был настоять, чтобы реплики председательствующего были занесены в протокол судебного заседания. Однако защитник «не обратил на это внимание». Прокурор же, как всегда, этого «не замечает». Позднее автор имел возможность убедиться, что приведенные реплики в протоколе отсутствовали. — Л. X.)

Полагаю, что приведенные отрывки стенограммы I937 г. не требуют комментариев. Однако сравнение этих отрывков с примерами 1999 г. достаточно убедительно констатирует наличие существенных совпадений в поведении председательствующих (выделено по тексту мной.—J1.X.).
Прискорбно и удивительно, но приведенные примеры подтверждают, что обвинительная тенденция настолько прочно проникла в психологию и укоренилась в сознании некоторых судей, что они не только «не замечают» и не «борются» с этой «болезнью», но нередко даже не пытаются се маскировать.
Казалось бы, все понятно, если по делу возникают какие-то неясности, если в числе представленных доказательств немало таких, которые вызывают серьезные сомнения в их достоверности и допустимости, то основные конституционные принципы правосудия — презумпция невиновности, недопустимость доказательств, толкование неустранимых сомнений — судьи должны толковать в пользу подсудимого; все его заявления, касающиеся алиби, невиновности или меньшей виновности, должны проверяться, а их несостоятельность должна быть доказана стороной обвинения; если обоснованность заявленных подсудимым и защитой аргументов опровергнуть невозможно, следует исходить из того, что они правдивы, и принимать соответствующее решение. Однако судебная практика в ряде случаев идет по «неправедному» пути обвинительного уклона, а названные принципы применяются судьями реже, чем это реально необходимо.
Автор не ставит перед собой задачу исследования причин формирования обвинительного уклона и более приоритетной задачей считает иллюстрацию форм его проявления непосредственно в судебных процессах. В то же время полагаю целесообразным напомнить некоторые существенные причины «болезни».
Полагаю, что самым трудно оспариваемым свидетельством этого явления является то обстоятельство, что достаточно долгое время в нашей стране свобода человека, его жизнь, честь и достоинство имели (и во многом имеют и сейчас) весьма низкую цену не только в историческом плане, но и в современной действительности.
Еще в декабре 1986 г. автор присутствовал на заседании Пленума Верховного Суда СССР и хорошо помнит, как выступающие говорили, что впервые за многие годы Пленум гласно объявляет о необходимости нового, критического подхода высшего судебного органа страны к проблемам правосудия. Именно тогда и были названы основные причины, приводящие к беззаконию:

а)              обвинительный уклон, когда судьи исходят из презумпции виновности подсудимого;
б)              слепая, безоговорочная вера судей предварительному следствию;
в)              нежелание некоторых судей вникать в суть дела;
г)              торопливость при рассмотрении дела;
д)              пренебрежение процессуальным законом.
При этом отмечалось также, что обвинительный уклон укоренился потому, что суд долгие годы шел в одной связке со следствием и обвинением. Отметим, что и сегодня крайне редки оправдательные приговоры, выносимые судами, рассматривающими дела без участия присяжных заседателей, где количество оправдательных приговоров составляет примерно 20%.
Кстати, эта проблема постоянно дискутируется с судьями под определенным углом зрения: почему при судебном рассмотрении уголовных дел с участием присяжных количество оправдательных приговоров на несколько порядков превышает этот показатель при рассмотрении дел по обычной процедуре? Ведь практически по всем преступлениям, подпадающим под юрисдикцию суда присяжных, предварительное следствие проводится следователями прокуратуры, которые, как правило: лучше профессионально подготовлены, чем их коллеги - - следователи МВД; более независимы и самостоятельны при принятии решений; ход следствия находится под постоянным контролем надзирающего прокурора; сознавая, что расследуемое ими дело может быть рассмотрено судом присяжных, они изначально должны быть готовы к тому, чтобы с первого и до последнего процессуального действия тщательно соблюдать нормы закона.
Почему же, несмотря на такие значительные преимущества перед своими коллегами, каждое пятое расследованное ими дело заканчивается оправдательным вердиктом? Отметим, что дела с участием присяжных рассматриваются только в 9 регионах страны. В то же время на остальные 80 регионов, где подобные дела также расследуются следователями прокуратуры, по рассматриваются судьями единолично либо судом с участием народных заседателей, приходится от 1,2 до 1,7% оправдательных приговоров. Приведенное сравнение позволяет сделать не самое приятное предположение о том, что в этих случаях высока вероятность судебных ошибок.

Признавая убедительность приведенных преимуществ следователей прокуратуры, 97 судей из ПО (88,2%) категорически отвергают высказанное предположение о более высокой вероятности судебной ошибки при рассмотрении уголовных дел обычным судом. (Отмстим, что отвечали судьи, не рассматривающие дела с участием присяжных. —Л.Х.) При этом основные аргументы судей сводятся к убеждению, что присяжные (судьи соглашались с несколькими вариантами):
а)              не всегда оправдывают невиновных — 84 судьи (76,4%). (Но их 12. и все ошиблись?! — Л.Х.)\
б)              больше подвержены эмоциям — 73 судьи (66,4%). (Справедливо, они ведь не профессиональные юристы. Они «из толпы». —Л.Х.)\
в)              не всегда понимают разъясненные им законы — 61 судья (55,5%). (Надо использовать напутственное слово и научиться объяснять. —Л.Х.);
г)              не всегда согласны с разъясненным им законом — 88 судей (80,0%). (Это их право. В отличие от судей они не обязаны его соблюдать. — Л. X.);
д)              действительно независимы и, принимая решение, исходят скорее из целесообразности, нежели из законности, — 103 судьи (93,6%). (Полагаю, что над позициями «г» и «д» стоит задуматься законодателям. — //. X.).
Кроме того, судьи отмечают, что:
е)              в совещательной комнате присяжным некому разъяснить ошибочность их позиции по оценке доказательств и скорректировать сделанные ими выводы — 94 судьи (85,5%). (Полагаю, названа основная причина: в совещательной комнате нет профессионального судьи, давно привыкшего не только убеждать и переубеждать народных заседателей, но и настаивать на своем. — Л.Х.)\
ж)              прокуроры в таких процессах вынужденно поддерживают ходатайства о признании недопустимыми важнейших доказательств, что подрывает всю доказательственную базу — 47 судей (42,7%). ( Относительно малое число сторонников этой позиции можно объяснить все более укореняющейся в судебной практике независимостью судей. Но отметим «хорошее» выражение для судьи: «прокуроры вынуждены поддерживать» (что?!) — соблюдение закона! — Л.Х.):
з)              председательствующие в суде присяжных не связаны с необходимостью «вытягивать» плохо расследованное дело — 104 судьи (94,5%). (Показатель, подтверждающий, что в традиционных судебных процессах многие судьи делают это почти всегда. — Л.Х.)

Признаем, что обвинительный уклон в значительной степени проявляется и реализуется на начальном этапе, начиная с оперативнорозыскной деятельности, при разработке версий совершённого преступления. При этом действует простой принцип: чем меньше версий, тем уже круг подозреваемых, тем меньше работы. Далее уже с первых минут срабатывает профессионально деформированный стереотип: «будет подозреваемый — будут и доказательства».
Между тем судебная практика показывает, что, даже когда в судебных процессах эти дела «разваливаются», многие судьи, проявляя обвинительную тенденциозность, активно демонстрируют в судебных заседаниях явное недоверие к позиции подсудимых, отрицающих свою вину, расценивая ее как желание уйти от ответственности. Обеспокоенный этим явлением Ю.Юшков считает, что в целях «обеспечения приоритета общечеловеческих ценностей и прав граждан необходимо переориентировать следственно-судебный процесс по уголовным делам с обвинительного на оправдательный уклон»[§§§§§].
Представляется, что для суда может быть приемлем только один вариант — отсутствие всяческого уклона и непременное соблюдение принципа объективности и беспристрастности. Важно иметь в виду, что обвинительный уклон — это не фатальное и не природное (генетическое) свойство характера, а приобретенное, и. следовательно, при желании судья вполне может изжить его без особых усилий над собой, хотя следует признать, что это нельзя сделать простым переключением клавиши пульта. Необходимы определенные усилия, чтобы перестроить отношение к своему предназначению быть справедливым; осознавать, что только от тебя зависит принятие справедливого правосудного решения, основанного на честных, бесспорных и допустимых доказательствах, — решения, в абсолютной правоте которого ты убежден в момент его принятия. 
<< | >>
Источник: Халдеев Л.C.. Судья в уголовном процессе: Практ. пособие. 2000 {original}

Еще по теме § 1. Некоторые вопросы проявления обвинительного уклона:

  1. § 2. Разрешение вопроса о своевременности вручения копии обвинительного заключения (обвинительного акта) и о мере пресечения
  2. § 5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом)
  3. 10.5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или обвинительным актом
  4. Двухпартийное состязание и выборы с сельским уклоном
  5. § 2. Некоторые вопросы состязательности
  6. НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ВОПРОСЫ; ИНСПЕКЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
  7. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАССЛЕДОВАНИЯ КОНТРАБАНДЫ
  8. НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ АСПЕКТЫ ВОПРОСА ОБ ИММУНИТЕТЕ
  9. §11. Некоторые вопросы признания доказательств недопустимыми
  10. § 1. Некоторые вопросы распределения уголовных дел
  11. § 2. Некоторые вопросы этики судебного процесса
  12. КОНВЕНЦИЯ ПО НЕКОТОРЫМ ВОПРОСАМ ОТНОСЯЩИМСЯ к коллизии НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ
  13. § 1. Некоторые вопросы методики конкретносоциологического исследования институтов уголовного права
  14. 6. Некоторые вопросы методики выявления связей косвенных доказательств
  15. НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИНЯТИЯ ТАКТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -