<<
>>

§ 6. Надзор за исполнением закона при приостановлениии возобновлении предварительного расследования

  В науке уголовного процесса не выработано единого подхода к определению понятия «приостановление предварительного расследования». Не раскрыто дефинитивно данное понятие и в уголовно-процессуальном законодательстве.
В то же время для определения значения и перспектив развития данного института уголовно-процессуального права необходимо провести его научный анализ и определить общие позиции, которые не вызывают дискуссий и позволяют прокурору опираться на них в надзорной деятельности.

Сразу же необходимо отметить, что законодательно данный институт обозначается как «приостановление и возобновление предварительного следствия» (гл. 28 УПК РФ). Данное название содержательно не соответствует процессуальной деятельности органов предварительного расследования. Нормы названной главы уголовно-процессуального закона регулируют полномочия не только следователя, но и дознавателя1.

В связи с этим целесообразно внести в УПК РФ следующие изменения. Переименовать гл. 28, назвав ее «Приостановление и возобновление предварительного расследования». Статью 208 назвать «Основания, порядок и сроки приостановления предварительного расследования»; ст. 209 — «Действия дознавателя и следователя после приостановления производства дознания и предварительного следствия»; ст. 211 — «Возобновление приостановленного дознания и предварительного следствия». В диспозициях указанных норм по всему тексту термин «предварительное следствие» заменить на термин «дознание и предварительное следствие».

Исследуя обозначенный институт уголовно-процессуального права, необходимо обратиться к уяснению понятия «приостановление предварительного расследования». В литературе даются разные определения, а в его содержание с разной полнотой включаются те или иные признаки.

Так, профессор К. Ф. Гуценко, раскрывая исследуемое понятие, утверждает, что приостановление — это временное прекращение совершения процессуальных действий по уголовному делу[338].

Определяя это понятие, профессор С. П. Ефимичев указывает, что под приостановлением предварительного следствия следует понимать вынужденный временный перерыв в производстве по уголовному делу, вызванный невозможностью участия в деле лица, действия которого расследуются[339].

Профессор Б. Т. Безлепкин утверждает, что приостановление предварительного расследования — это временный перерыв в производстве по уголовному делу по причинам, указанным в уголовно-процессуальном законе[340].

Наиболее полное определение данному правовому явлению дает С. Б. Российский, который утверждает, что приостановление предварительного следствия — это временное прекращение досудебных уголовно-процессуальных отношений, обусловленное объективно сложившимися обстоятельствами, исключающими возможность производства следственных действий иных процессуальных мероприятий с участием лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности[341].

Сравнивая обозначенные научные позиции, можно утверждать, что большинство процессуалистов едины в определении понятия приостановления как временного прекращения проведения следственных действий. Думается, что неправильно утверждать о приостановлении как о временном прекращении досудебных уголовно-процессуальных отношений. На наш взгляд, уголовно-процессуальные отношения, возникшие в связи с возбуждением уголовного дела, до его прекращения или прекращения уголовного преследования не пресекаются, они реализуются и в условиях приостановления предварительного расследования. Их наличие позволяет следователю и дознавателю совершать соответствующие действия после приостановления предварительного расследования (ст. 209 УПК РФ).

Нельзя согласиться и с той позицией, что приостановление предварительного расследования — это временный перерыв в производстве по уголовному делу. Согласно семантике перерыв — это промежуток, на время которого прекращается всякая деятельность[342]. Однако, как мы уяснили, приостановление предварительного расследования не прекращает всей деятельности по уголовному делу, а только временно прерывает проведение следственных действий (ч.

3 ст. 209 УПК РФ).

Следует также понимать, что в период приостановления производства по уголовному делу иные процессуальные действия проводятся, например направляются соответствующим участникам уголовного судопроизводства уведомления о принятии такого решения (ч. 1 ст. 209 УПК РФ), следователем и дознавателем принимаются меры по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого (п. 1 ч. 2 ст. 209 УПК РФ).

Более того, необходимо отметить, что обозначенные выше процессуальные действия обязательно проводятся дознавателем и следователем, в связи с чем прокурор, осуществляя надзор за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования, обязан принимать меры прокурорского реагирования, если им будут установлены факты ненадлежащего исполнения федерального законодательства, предписывающего установление лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, либо осуществление розыска подозреваемого или обвиняемого.

Следует также отметить, что большинство определений либо не содержат указания на наличие правовых оснований приостановления производства по уголовному делу как необходимого элемента этого понятия, либо дают ссылку на основания, которые должны устанавливаться законом без их конкретизации, либо указывают только отдельные основания.

На наш взгляд, такой подход к определению «приостановление предварительного расследования» не верен. Полагаем, что при даче определения исследуемого понятия основания приостановления должны быть либо перечислены исчерпывающим образом, либо сгруппированы в обобщающим виде.

Основания приостановления предварительного расследования согласно УПК РФ могут быть следующие: отсутствие лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого (лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (п. 1 ч. 1 ст. 208)); отсутствие подозреваемого или обвиняемого, скрывшегося от следствия, либо место нахождения которого не установлено по иным причинам (п.

2 ч. 1 ст. 208); отсутствие реальной возможности подозреваемому или обвиняемому участвовать в производстве следственных или иных процессуальных действий при расследовании уголовного дела (место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208)); временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных или иных процессуальных действиях (п. 4 ч. 1 ст. 208).

Анализируя содержание перечисленных выше оснований приостановления предварительного расследования, можно сделать вывод о том, что такое процессуальное решение следователя и дознавателя, в соответствии с которым временно прекращается производство следственных действий по уголовному делу, объективно вызывается отсутствием лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого, или отсутствием реальной возможности у подозреваемого или обвиняемого участвовать в производстве следственных и иных процессуальных действий при расследовании уголовного дела.

Приостановление предварительного расследования всегда проявляется посредством принятия процессуального акта (постановления), которым затрагиваются как публичные (государственные) интересы, так и частные интересы участников уголовного судопроизводства.

Принятие такого решения означает, что государство в лице его специальных представителей, несмотря на наличие возникших уголовно-процессуальных отношений по доказыванию предмета совершенного преступления, временно прекращает эту публичную деятельность. Несмотря на объективность причин приостановления, принятие такого решения свидетельствует о неисполнении государством своих обязательств перед обществом.

Граждане и организации, вовлеченные в уголовное судопроизводство в связи с возбуждением уголовного дела, прежде всего потерпевшие и гражданские истцы, в результате приостановления предварительного следствия не получают надлежащего доступа к правосудию по защите нарушенных прав.

Изложенные выше обстоятельства очень точно подметил профессор К. Ф. Гуценко, указывая, что «приостановление предварительного следствия по конкретному уголовному делу расценивается, прежде всего, как факт его незавершенности: такого рода дело, как говорится, числится за следователем или иным должностным лицом, ответственным за расследование, «висит» на нем... Данное обстоятельство является «питательной средой» для различного рода уловок и ухищрений, к которым порой вынуждены прибегать названные должностные лица, а нередко и их непосредственные руководители для того, чтобы создавать видимость отсутствия у них «висячих уголовных дел» и усердного соблюдения жестких сроков, установленных для своевременного раскрытия преступлений и принятия итоговых решений»[343].

Доктрина, а в след за ней законодательство, для предотвращения и устранения нарушений закона путем принятия незаконных и необоснованных решений в исследуемой сфере уголовнопроцессуальных отношений разрабатывает и законодательно закрепляет институт прокурорского надзора за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования.

Так, Генеральная прокуратура РФ на основании Закона о прокуратуре и действующего уголовно-процессуального закона в целях предупреждении принятия незаконных решений по приостановлению уголовных дел предписывает прокурорам в обязательном порядке не позднее месячного срока после получения копий постановлений о приостановлении предварительного расследования проверять законность и обоснованность принятых решений с изучением материалов уголовных дел.

Генеральным прокурором РФ предписывается, что в случае признания незаконным или необоснованным постановления о приостановлении предварительного следствия прокурор должен направлять руководителю следственного органа требование об устранении выявленного нарушения федерального законодательства (п. 1.11 приказа Генерального прокурора РФ № 136).

Аналогичное нормативно-правовое предписание прокурорам изложено в п.

18 приказа Генерального прокурора РФ № 137, которым регулируется прокурорско-надзорная деятельность за законностью приостановления производства дознания.

Изложенные обстоятельства позволяют сделать вывод: указанный порядок проверки предполагает инициативный и постоянный прокурорский надзор за законностью приостановления этих дел в ходе следствия и дознания, а также надзор за исполнением закона начальником подразделения дознания и руководителем следственного органа в части отмены ими необоснованных постановлений дознавателя и следователя о приостановлении предварительного расследования (п. 2 ч. 1 ст. 39, п. 3 ч. 1 ст. 401 УПК РФ).

Следует отметить, что институт приостановления предварительного расследования получил дальнейшее развитие в УПК РФ, где ему посвящена отдельная гл. 28. Это вполне обоснованно, поскольку приостановление расследования — это временное прекращение производства следственных действий по уголовному делу, что свидетельствует об автономной самостоятельности данного уголовно-процессуального института. Существовавшее ранее по УПК РСФСР объединение по существу двух разных процессуальных институтов — приостановление и окончание предварительного следствия (гл. 17) — нередко на практике приводило к стиранию границ между приостановлением предварительного следствия и его окончанием.

Институт приостановления предварительного расследования по действующему УПК РФ имеет ряд новелл. Прежде всего изменения коснулись оснований приостановления предварительного следствия. К существовавшим ранее в УПК РСФСР основаниям введено дополнительное (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), допускающее приостановление производства по делу в тех случаях, когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует.

Новеллой является и разрешение законодателя приостанавливать производство по делу не только в связи с отсутствием обвиняемого, но и подозреваемого. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР не допускал подобного приостановления производства. Следует отметить, что в уголовно-процессуальной литературе никогда не ставился вопрос о приостановлении предварительного следствия в связи с отсутствием в уголовном деле подозреваемого, так как «время, в течение которого в уголовном деле может участвовать подозреваемый как таковой, слишком ограничено, чтобы говорить о серьезных основаниях для приостановления производства по уголовному делу в отношении этого участника процесса»[344].

Заметим также, что норма ст. 208 УПК РФ вначале содержала четыре основания приостановления предварительного следствия, связанных с невозможностью участия обвиняемого в предварительном следствии, и в уголовно-процессуальном законе[345] совершенно обоснованно отсутствовало указание о возможности приостановления предварительного следствия в отношении подозреваемого.

Однако еще до вступления в силу УПК РФ Государственная Дума приняла Федеральный закон от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», на основании которого в ст. 208 УПК РФ были внесены следующие изменения: указанные в ст. 208 УПК РФ основания приостановления предварительного следствия теперь стали касаться не только обвиняемого, но и подозреваемого[346].

На наш взгляд, это решение законодателя в части приостановления производства уголовного дела, расследуемого в форме предварительного следствия в отношении подозреваемого, ошибочно, поскольку подозреваемый при производстве предварительного следствия — это такой участник процесса, существование которого на досудебных стадиях ограничено определенным незначительным промежутком времени.

Правомерным, на наш взгляд, является вывод о том, что такие обстоятельства, как неустановление места нахождения подозреваемого, либо невозможность обеспечения его участия в предварительном следствии, если место его пребывания установлено, либо временное тяжелое заболевание подозреваемого, не могут рассматриваться как основания приостановления предварительного следствия.

Учитывая сказанное, считаем необходимым внести изменения в ст. 208 УПК РФ, исключив из ее содержания возможность приостановления предварительного следствия в отношении подозреваемого[347].

Рассмотрим подробнее основания и условия приостановления предварительного расследования. В соответствии с ч. 1 ст. 208 УПК РФ и ст. 96, 98 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное следствие[348] приостанавливается при наличии одного из следующих оснований: лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено; подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам; место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует; временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях; Конституционным Судом РФ принята к рассмотрению жалоба гражданина о нарушении его прав и свобод законом, примененном к нему при производстве по уголовному делу.

Для наглядного изображения оснований приостановления предварительного расследования приводим следующую схему:


Первое основание приостановления предварительного расследования обусловлено тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, т. е. несмотря на принятые органом дознания и следователем меры, преступление своевременно раскрыть не удалось и у следователя (дознавателя) нет достаточных доказательств для предъявления обви-

нения какому-либо лицу в совершении преступления (п. 1ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

Однако для приостановления предварительного расследования по рассматриваемому основанию достоверно должен быть установлен сам факт совершения преступления. Если факт совершения преступления достоверно не установлен, то уголовное дело не может быть приостановлено, оно подлежит прекращению в связи с отсутствием события преступления.

В литературе обоснованно утверждается, что если дело приостанавливается ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а в материалах дела не содержатся свидетельства наличия такого лица среди допрошенных по делу, то прокурор должен убедиться в принятии следователем всех возможных мер для установления такого лица1.

Второе основание приостановления предварительного расследования связано с тем, что подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо его место нахождения не установлено по иным причинам (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

Перед принятием решения о приостановлении предварительного следствия или производства дознания по указанному основанию следователь или дознаватель должны установить сам факт отсутствия подозреваемого или обвиняемого в месте производства предварительного расследования. Для этого следует провести проверку по месту его жительства, опросить членов семьи и соседей о возможном месте нахождения подозреваемого или обвиняемого, проверить, не призван ли он на военную службу или сборы, не помещен ли в больницу, не арестован ли по другому уголовному делу, не выехал ли в командировку, на работу или отдых, не находится ли его труп в морге и т. д.

После проведения такой всесторонней и полной проверки следователь и дознаватель могут сделать обоснованный вывод, что подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия и его уголовное дело по этому основанию может быть приостановлено. В этом случае надзирающий прокурор имеет право признать такое решение законным и обоснованным.

В качестве третьего основания приостановления предварительного следствия уголовно-процессуальный закон рассматри-

вает любые случаи, когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого следователю известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

Н. А. Якубович к числу таких случаев обоснованно относит пребывание обвиняемого, например, на морском судне, находящемся в дальнем плавании или в отдаленной экспедиции, с которой нет транспортной связи, или же на приисках в труднодоступных в определенное время года местах[349].

Вместе с тем следует отметить, что рассматриваемое основание приостановления предварительного расследования законодатель сформулировал очень широко, что порождает некоторую неопределенность в его применении, так как под норму об отсутствии реальной возможности участия в расследовании подозреваемого или обвиняемого могут попасть самые различные обстоятельства.

Еще на этапе обсуждения действующего УПК РФ некоторые процессуалисты отмечали, что авторы проекта УПК РФ предлагают в данном случае «резиновую» норму — весьма неопределенную, под которую на практике могут подпадать самые различные причины отсутствия обвиняемого в месте производства следствия, когда вовсе не требуется приостановления производства по уголовному делу, но необходимо принять меры к обеспечению участия обвиняемого в предварительном следствии[350].

По мнению сторонников этой позиции, у законодателя была возможность сформулировать рассматриваемые основания более конкретно, предусмотрев все возможные случаи, объективно препятствующие явке подозреваемого или обвиняемого к месту производства предварительного следствия.

На наш взгляд, такой подход является ошибочным, а решение законодателя в данном случае следует признать обоснованным. В практике применения исследуемого основания невозможно законодательно предусмотреть все случаи отсутствия реальной возможности обеспечения участия подозреваемого и обвиняемого в уголовном деле.

В повседневной жизни в каждом конкретном деле могут возникнуть ситуации, когда необходимо будет приостанавливать производство по делу ввиду отсутствия реальной возможности обеспечить участие обвиняемого или подозреваемого в уголовном деле, а законодательных оснований не будет, так как они будут сформулированы исчерпывающим образом.

Четвертым основанием приостановления предварительного расследования является временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее в участии в следственных и иных процессуальных действиях (п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

По смыслу уголовно-процессуального закона заболевание подозреваемого или обвиняемого должно быть тяжелым, исключающим его участие в следственных действиях. Это заболевание должно иметь временный характер и быть излечимым.

Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы сам факт заболевания подозреваемого или обвиняемого был удостоверен медицинским заключением, не исключаются при этом назначение и проведение медицинской и судебно-психиатрической экспертиз.

Если при проведении судебной экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может быть помещен в медицинский или психиатрический стационар (ч. 1 ст. 203 УПК РФ). В тех случаях, когда подозреваемый или обвиняемый к тому времени не содержится под стражей, он может быть помещен в медицинский или психиатрический стационар только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 203 УПК РФ).

Пятым основанием приостановления предварительного расследования является установление в ходе производства по уголовному делу юридического факта принятия Конституционным Судом РФ к рассмотрению жалобы гражданина о нарушении прав и свобод законом, примененным при производстве по уголовному делу.

Это основание предусмотрено нормами ст. 96, 98 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», которые являются правовым источником (формой) уголовно-процессуального законодательства. В соответствии с указанными нормами органы предварительного расследования вправе приостановить расследование по делу на срок до принятия Конституционным Судом РФ соответствующего решения.

Прокурор, проверяя законность приостановления предварительного следствия и производства дознания по указанному основанию, должен убедиться, что в материалах имеется уведомление Конституционного Суда РФ о принятии к рассмотрению жалобы гражданина о нарушении его прав и свобод законом, примененным при производстве по уголовному делу.

Перечень оснований к приостановлению производства по делу, предусмотренный УПК РФ и названным Федеральным конституционным законом, является исчерпывающим[351], поэтому никакие другие обстоятельства, объективно затрудняющие производство расследования по уголовному делу, не являются основанием для его приостановления.

Вместе с тем следует иметь в виду, что предусмотренные законом требования, предъявляемые к приостановлению предварительного следствия, не ограничиваются только наличием одного из необходимых оснований. Кроме этого нужно выполнить ряд условий, без учета которых наряду с основаниями, предусмотренными законом, предварительное следствие и производство дознания не может быть приостановлено.

Определяя эти условия, соблюдение которых обязательно для принятия решения о приостановлении предварительного расследования, уголовно-процессуальный закон устанавливает связь одних условий с полнотой произведенного расследования, других — со сроками принимаемого решения о приостановлении предварительного следствия и дознания.

Во-первых, закон требует выполнения по делу всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого (ч. 5 ст. 208 УПК РФ). Это означает, что должны быть произведены все следственные действия по обнаружению, сбору и проверке доказательств, изобличающих лицо, совершившее преступление, и достаточных для привлечения его в качестве обвиняемого, приняты меры к его розыску, если он скрылся.

В равной мере обязанность производства всех следственных действий относится и к случаям приостановления предварительного расследования по другим основаниям. Так, если по делу, по которому лицо, подлежащее к привлечению к уголовной ответственности, не установлено, то до приостановления предварительного следствия должны быть произведены все следственные действия, которые возможны в отсутствие этого лица.

Следственные действия должны быть направлены на установление события преступления и проверку следственных версий по установлению лица, его совершившего. Предварительное расследование производится с выполнением всех необходимых следственных и иных процессуальных действий до тех пор, пока не будут исчерпаны все возможности установления данного лица, с безусловным соблюдение правил соблюдения сроков предварительного следствия и сроков производства дознания.

Другим условием для приостановления предварительного следствия и производства дознания по указанным основаниям является истечение сроков предварительного расследования. До их истечения предварительное следствие и производство дознания не может быть приостановлено, поскольку в установленные законом общие сроки производства предварительного расследования предполагается, что все следственные действия должны быть произведены, а предварительное следствие и производство дознания по уголовному делу проведены полно и всесторонне.

Вместе с тем если по истечении этих сроков остались не проведенными все необходимые следственные действия, то эти сроки необходимо в установленном законом порядке продлить. В зависимости от проведения соответствующего объема следственных и иных процессуальных действий по установлению лица, совершившего преступление, или обнаружению места нахождения подозреваемого или обвиняемого, а также полученных результатов от проведенных следственных действий, принимается решение о его окончании либо приостановлении.

До окончания срока расследования производство по уголовному делу может быть приостановлено лишь в случаях, когда отсутствует реальная возможность участия в уголовном деле обвиняемого, место нахождения которого известно или когда обвиняемый временно тяжело заболел. Но и в такой ситуации следователь (дознаватель) должен выполнить все следственные действия, возможные в отсутствие подозреваемого или обвиняемого.

Допустимость приостановления предварительного следствия до истечения срока следствия обусловлена тем, что выполнение всех следственных действий, возможных в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, не устраняет объективных причин, препятствующих продолжению расследования. Например, сроки выздоровления заболевшего подозреваемого или обвиняемого не зависят от процессуальной деятельности следователя или дознавателя так же, как и устранение причин, исключающих возможность участия в предварительном расследовании подозреваемого или обвиняемого, место нахождения которого известно.

Устранение же обстоятельств, препятствующих продолжению расследования в других случаях, зависит от деятельности следователя (дознавателя), который обязан принять к этому все меры.

Для принятия законного решения о приостановлении предварительного расследования необходимо еще до его принятия тщательно проанализировать весь собранный доказательный материал по уголовному делу и убедиться в том, что обстоятельство, прервавшее предварительное следствие, в данный момент не устранимо, а также соблюдены все условия, которые необходимы для приостановления предварительного следствия.

Учет изложенных выше рекомендаций, основанных на обобщении положительного опыта приостановления предварительного следствия, является гарантией не только правильности принимаемого решения дознавателем или следователем, но и законности и обоснованности постановления, выносимого ими в связи с этим. Копия такого постановления незамедлительно должна направляться прокурору (ч. 2 ст. 208 УПК РФ), который обязан обеспечить проверку законности и обоснованности принятого решения.

Итак, как нами отмечено, о приостановлении предварительного следствия дознаватель и следователь выносят мотивированное постановление с изложением данных о содержании события преступления и фабулы обвинения, о доказательствах, подтверждающих наличие оснований и условий для приостановления предварительного следствия или производства дознания.

Общеизвестно, что когда обвиняемый скрылся либо место его нахождения неизвестно по иным причинам, а также не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, в постановлении указывается об объявлении розыска и орган, которому поручается его проведение.

Важной гарантией законности является соблюдение правила о том, что после приостановления предварительного следствия производство следственных действий не допускается. Закон запрещает их производство в этот период потому, что приостановление предварительного следствия влечет приостановление течения его срока. В него не включается время, в течение которого предварительное следствие приостанавливается (ч. 3 ст. 162 УПК РФ). Производство следственных действий в обход этого правила является нарушением федерального закона, определяющего порядок исчисления сроков следствия.

С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что в предмет прокурорского надзора за исполнением закона при приостановлении предварительного расследования необходимо включать наблюдение за неукоснительным соблюдением требований о наличии вышеперечисленных оснований, а также порядка и условий приостановления предварительного следствия и производства дознания, так как следователи и дознаватели зачастую расширительно толкуют предусмотренные законом случаи приостановления следствия и, соответственно, принимают незаконные решения.

Круг действий следователя и дознавателя после приостановления предварительного расследования по УПК РФ в сравнении с нормами ранее действующего УПК РСФСР несколько расширен. В соответствии с ч. 1 ст. 209 УПК РФ, приостановив предварительное следствие или производство дознания, следователь или дознаватель обязан уведомить об этом потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика либо их представителей.

Об этом же уведомляются подозреваемый и обвиняемый, если предварительное следствие приостанавливается в связи с их болезнью или когда отсутствует реальная возможность их участия в деле, но есть средство связи с ними.

При наличии у обвиняемого защитника последний также уведомляется о решении следователя и дознавателя.

Следует иметь в виду, что уведомление указанных лиц о приостановлении расследования проводится с одновременным разъяснением порядка обжалования принятого решения о приостановлении прокурору, руководителю следственного органа и в суд на основании норм ст. 123 и 125 УПК РФ.

Закрепленная в УПК РФ впервые эта обязанность следователя (дознавателя) корреспондирует расширению прав заинтересованных участников уголовного процесса по отстаиванию своих законных интересов путем получения необходимой информации и возможности обжалования решения следователя и дознавателя, которые обязаны разъяснить им это право.

Вместе с тем закон не предусматривает, в какой форме и в какой срок следователь (дознаватель) уведомляет указанных выше участников уголовного судопроизводства о приостановлении предварительного следствия и разъясняет порядок обжалования принятого решения. Поэтому следователь (дознаватель) вправе выбрать ту форму, которая целесообразна на момент уведомления.

При этом, разумеется, в деле должен остаться документ, удостоверяющий выполнение следователем (дознавателем) этой обязанности. Документ должен быть составлен в письменном виде, содержать указание на основание приостановления предварительного следствия, а также право адресата обжаловать это решение.

Уведомление вручается в пределах разумного срока следователем (дознавателем) лично, с нарочным или с использованием современных средств связи.

Принесение жалобы на решение следователя (дознавателя) допустимо в пределах всего периода приостановления предварительного следствия. Его срок законом конкретно не обозначен, поскольку не ограничен определенными временными рамками и период между приостановлением и возобновлением предварительного следствия этот период законом установить невозможно.

Порядок рассмотрения жалобы прокурором и руководителем следственного органа определяется ст. 124 УПК РФ, в соответствии с которой жалоба рассматривается ими в течение трех суток, а в исключительных случаях — 10 суток. О результатах ее рассмотрения прокурор, руководитель следственного органа должны вынести постановление и уведомить заявителя.

Однако если потерпевший или обвиняемый или же кто-либо из других названных участников процесса сочтет, что необоснованным приостановлением предварительного следствия затруднен его доступ к правосудию, он может обжаловать это решение следователя (дознавателя) в суд. Судебный порядок рассмотрения жалоб предусмотрен ст. 125 УПК РФ, согласно которой жалоба рассматривается судом с участием заявителя и его представителя, а также с участием прокурора.

На практике может возникнуть вопрос: может участник процесса обжаловать постановление следователя (дознавателя) о приостановлении предварительного расследования прокурору или он должен обжаловать его исключительно руководителю следственного органа, или в начале руководителю следственного органа, а потом прокурору?

На наш взгляд, исходя из смысла ст. 124, 125 УПК РФ в данном случае обжаловать постановление о приостановлении предварительного расследования возможно одновременно всем обозначенным в законе лицам, а определять это должно само лицо, подающее жалобу.

Как неоднократно отмечено ранее приостановление предварительного расследования не пресекает деятельности дознавателя или следователя по уголовному делу, оно в архив не сдается и находится в производстве указанных должностных лиц, которые обязаны принять конкретные процессуальные меры по раскрытию преступлений, о чем недвусмысленно указывается в нормах ст. 209, 21о УПК РФ.

Прежде всего приостановление предварительного расследования по причине неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, означает, что совершенное преступление не раскрыто, а лицо, его совершившее, не изобличено. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (п. 1 ч. 2 ст. 209) в таком случае обязывает следователя (дознавателя) принимать меры по раскрытию преступления и установлению лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого.

В § 2 гл. III настоящей книги показаны статистические данные оценки состояния зарегистрированной преступности за последние 20 лет и сделан вывод о наличии в нашей стране углубляющегося кризиса правопорядка и законности. Обозначенные обстоятельства заставляют вести ученых-процессуалистов и практиков поиск новых рациональных форм предварительного расследования с учетом опыта западных стран и собственного отечественного опыта.

Так, А. И. Трусов обоснованно указывает, что в ряде стран, например во Франции и в ФРГ, досудебное изобличение виновных осуществляется специализированной полицией. Такая полиция при установлении лиц, подлежащих уголовному преследованию, наделена полномочием вести сбор информации как процессуальными средствами, так и мерами оперативнорозыскного характера. В этих странах Европы на основании собранных материалов полицией осуществляется в суде уголовное преследование лиц, совершивших преступления[352].

Общеизвестно, что в дореволюционной России, а затем и в первые годы советской власти[353] уголовное преследование осуществлялось судебными следователями, которые были наделены широкими процессуальными полномочиями по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершивших.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство в случаях, когда не установлены лица, подлежащие привлечению в качестве подозреваемых или обвиняемых, а также когда последние скрылись и их место нахождения не известно, основную процессуальную ответственность возлагает на следователя и дознавателя. С таким законодательным решением, на наш взгляд, трудно согласиться.

Прежде всего обозначенная правовая конструкция при условии отсутствия возможности производства следственных действий в период приостановления предварительного расследования является, по меньшей мере, декларацией, а по существу свидетельствует о процессуальной безответственности за результаты раскрываемости преступлений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Более того, в норме ст. 209 УПК РФ, регулирующей вопросы раскрытия преступлений после приостановления предварительного расследования, не закреплено право следователя (дознавателя) поручать органам дознания устанавливать лиц, подлежащих привлечению в качестве подозреваемых или обвиняемых.

При таком положении в целях совершенствования уголовнопроцессуального института приостановления предварительного расследования, повышения его эффективности считаем целесообразным ч. 3 ст. 209 УПК РФ изложить в новой редакции: «Одновременно с вынесением постановления о приостановлении производства по уголовному делу в случаях, указанных в части 2 настоящей статьи, следователь и дознаватель принимают мотивированное постановление об установлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого или подозреваемого, либо постановление об установлении места нахождения подозреваемого или обвиняемого. Принятые постановления для исполнения направляются органам дознания. Копия такого постановления незамедлительно направляется прокурору». При этом ч. 3 следует считать ч. 4.

Полагаем также необходимым в гл. 28 УПК РФ дополнительно ввести ст. 2091 «Действия органов дознания после приостановления предварительного расследования», изложив ее в следующей редакции:

«1. Орган дознания сразу же после получения постановления следователя или дознавателя о приостановлении предварительного следствия или производства дознания по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 части 1 статьи 208 настоящего Кодекса, заводит дело оперативного учета и организует проведение оперативных и оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и иными федеральными законами в целях раскрытия преступления, изобличения лиц, их совершивших, а также установления их места пребывания, если они скрылись от следствия или место их нахождения не установлено по иным причинам. Органы дознания на основании постановления следователя или дознавателя, принятого в соответствии с частью 3 статьи 209 настоящего Кодекса, обязаны проводить розыскные и оперативно-розыскные мероприятия, результаты которых в форме сообщения представляются дознавателю, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа, прокурору или в суд в порядке, установленном для представления результатов опера- тивно-розыской деятельности. Сообщение представляется по запросу соответствующего должностного лица, осуществляющего процессуальные действия после приостановления предварительного расследования, в порядке части 2 статьи 209 настоящего Кодекса, а также осуществляющих рассмотрение жалоб в порядке статей 123, 124 и 125 настоящего Кодекса. Органы дознания, осуществляя розыскные и оперативнорозыскные мероприятия по уголовному делу, приостановленному в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а также в отношении подозреваемого или обвиняемого, скрывшихся от следствия или место нахождения которых не установлено по иным причинам, в случаях, не терпящих отлагательства, на основании частей 1, 3 статьи 157 настоящего Кодекса вправе провести: задержание в порядке, установленном статьями 91, 92 настоящего Кодекса; осмотр в порядке статей 176, 177 настоящего Кодекса; освидетельствование, в порядке статьи 179 настоящего Кодекса; обыск в порядке статьи 182 настоящего Кодекса; выемку в порядке статьи 183 настоящего Кодекса; опознание в порядке статьи 193 настоящего Кодекса. Орган дознания после проведения неотложных следственных действий незамедлительно сообщает об этом следователю или дознавателю, постановление которых они исполняли на основании части 1 настоящей статьи, с передачей соответствующих документов, подтверждающих производство проведенных неотложных (безотлагательных) следственных действий. Следователь или дознаватель, получившие сообщение с приложенными документами, подтверждающими производство неотложных следственных действий, незамедлительно в соответствии со статьей 211 настоящего Кодекса тут же возобновляют предварительное следствие или производство дознания и приступают к расследованию в обычном порядке. Срок предварительного расследования по уголовному делу возобновляется со времени производства органом дознания неотложного следственного действия».

Действующее уголовно-процессуальное законодательство по изложенным выше отношениям устанавливает иной порядок.

Во-первых, уголовно-процессуальный закон по делам, приостановленным производством в соответствии с п. 1, 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, не предусматривает возможности проведения неотложных следственных действий.

Во-вторых, вне всякого процессуального регулирования действующий УПК РФ оставляет деятельность органов дознания, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершивших. На наш взгляд, такой подход законодателя ошибочен, он не соответствует назначению уголовного судопроизводства.

Несколько иной подход уголовно-процессуальный закон предусматривает к производству розыска подозреваемого или обвиняемого. В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 209 УПК РФ в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам, орган предварительного расследования обязан принимать меры к его розыску после приостановления расследования.

Анализ п. 2 ч. 2 ст. 209 и ч. 1 ст. 210 УПК РФ свидетельствует о том, что если подозреваемый или обвиняемый скрылся либо место его нахождения не известно, то следователь или дознаватель принимает решение об объявлении розыска. В законодательном порядке понятие розыска не дается. В специальной литературе розыск определяется как основанная на уголовно-процессуальном законе система не процессуальных мероприятий, направленных на установление места нахождения подозреваемого или обвиняемого, в целях его фактического задержания и доставления в органы предварительного расследования1.

Следует иметь в виду, что если лицо не является подозреваемым или обвиняемым, то меры по установлению такого лица не охватываются уголовно-процессуальным понятием «розыск». С другой стороны, розыск как система направленных мероприятий не означает, что эта деятельность по своему характеру и содержанию не отражает уголовно-процессуальную направленность.

В реальности розыск — это уголовно-процессуальное понятие, которое родственно понятию «розыскные меры», определяемое в соответствии с п. 38 ст. 5 УПК РФ как меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания

по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления.

Общеизвестно, что поручение следователя и дознавателя органу дознания об объявлении розыска излагается в постановлении. На практике отдельное постановление об объявлении розыска принимается тогда, когда такое решение принимается до приостановления производства по делу. В том случае, если поручение о розыске дается одновременно с приостановлением производства по делу, принимается постановление о приостановлении производства расследования и объявлении розыска.

Осуществление прокурором надзора за исполнением закона о розыске подозреваемого или обвиняемого входит в предмет надзорной деятельности прокурора за законностью приостановления и возобновления предварительного расследования. В то же время норма ст. 210 УПК РФ, предусматривающая возможность вынесения отдельного постановления об объявлении розыска, не содержит требования о направлении копии такого постановления прокурору.

Данный пробел в уголовно-процессуальном законе необходимо устранить законодательно. Целесообразно в ч. 1 ст. 210 УПК РФ внести следующее дополнение: после слов «отдельное постановление» добавить слова «копия которого направляется прокурору».

Необходимость обозначенного выше подхода продиктована потребностью прокурорско-надзорной практики. Оценивая уровень (степень) законности принятия решения о приостановлении производства по уголовному делу по итогам 2006 и 2007 гг. в ОВД при производстве предварительного расследования в форме дознания, наглядно прослеживается неблагоприятная тенденция к росту принятия незаконных и необоснованных решений о приостановлении производства уголовных дел. Так, если в 2006 г. прокурорами было отменено 1090 незаконных и необоснованных постановлений о приостановлении предварительного расследования, то в 2007 г. таких постановлений отменено уже 34 921, т. е. более чем в 32 раза[354].

В практике прокурорского надзора следует обращать внимание на законность и обоснованность, полноту и правильность процессуального оформления объявления розыска.

В науке уголовного процесса выработана позиция о том, что процессуальный документ отвечает требованиям законности, если он составлен надлежащим субъектом уголовно-процессуальной деятельности, а уголовный закон, иные нормативные акты применены правильно, и требованиям обоснованности, если выводы этого документа подтверждены совокупностью относимых, допустимых и достоверных доказательств[355].

Полнота и правильность оформляемых процессуальных документов — это необходимое количество и надлежащее качество данных документов, определяемые законодательством РФ.

В силу изложенного прокурор, осуществляя надзор за исполнением закона по объявлению розыска подозреваемого или обвиняемого, должен обращать внимание на то, чтобы постановление об объявлении розыска было принято должностным лицом, в производстве которого находится данное уголовное дело, а содержание этого постановления отражало сущность дела, характер преступления, квалификацию по пункту, части, статье УК РФ, а также сведения о личности лица, объявленного в розыск.

В частности, к постановлению об объявлении розыска должна быть приложена справка со сведениями о личности разыскиваемого. К таким сведениям относятся: фамилия, имя, отчество, день, месяц и год рождения (если имеется фотография, то она должна быть приложена); описание внешности, привычек, особых примет, родственных и иных связей; последнее место работы и жительства, информация о том, откуда и когда скрылся, где, когда его видели в последний раз, где возможно его появление; серия, номер паспорта, кем и когда выдан, другие сведения, которые могут оказать помощь в розыске; наличие прежних судимостей, когда, каким судом, к какому сроку, где отбывал наказание, с кем из родственников, друзей, знакомых поддерживал связи. В этой справке может быть указана и другая информация, которая является полезной для успешного розыска[356].

Следователь и дознаватель должны направлять в орган дознания постановление об объявлении розыска (или постановление о приостановлении расследования и объявлении розыска), справку о личности, копию постановления о возбуждении уголовного дела в отношении скрывшегося лица (или копию постановления в качестве обвиняемого, если такое обвинение было предъявлено), копию постановления об избрании меры пресечения, если она избиралась.

Следует иметь в виду, что если разыскиваемому лицу не предъявлялось обвинения, но оно было вынесено в соответствии с ч. 1 ст. 171 УПК РФ, то данное постановление вместе с постановлением о розыске направляется в орган дознания с поручением объявить его подозреваемому и допросить по поводу предъявленного обвинения (исполняется в порядке проведения неотложного следственного действия). Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ч. 3, 4 ст. 210) представляет возможность в отношении разыскиваемого обвиняемого применять меры процессуального принуждения: задержание по правилам ст. 91, 92 УПК РФ и избрание меры пресечения, в том числе заключение под стражу.

Органы дознания осуществляют розыск на основании законов, регулирующих их правоохранительную деятельность, а также подзаконных актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов данных органов.

Известно, что в соответствии с законодательством РФ розыск лица может быть местным, федеральным и международным. Дознаватель и следователь, объявляя розыск и поручая его уполномоченному органу дознания, не определяют вид розыска. Орган дознания самостоятельно решает вопрос о том, какой вид розыска применять вначале. На практике, как правило, лицо сначала объявляется в местный розыск.

Федеральный розыск объявляется по истечении двух месяцев нахождения лица в местном розыске, если последний окажется не результативным. При наличии данных о том, что обвиняемый скрывается за пределами Российской Федерации, он должен быть объявлен в международный розыск, осуществляемый Международной организацией уголовной полиции — Интерполом, к участию в деятельности которой Россия присоединилась в июле 1996 г.[357] Российское национальное центральное бюро Интерпола, входящее в состав центрального аппарата

МВД России, на основании Положения о Национальном центральном бюро Интерпола, утвержденного постановлением Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1190, принимает, обрабатывает и направляет следственные поручения о розыске лица (лиц) в Генеральный аппарат Интерпола и во все национальные бюро Интерпола иностранных государств.

Исследуя вопросы осуществления прокурорского надзора за исполнением закона на стадии приостановления и возобновления предварительного расследования, мы исходим из посылки, что приостановление производства по уголовному делу является вынужденной процессуальной мерой, которая вследствие своего функционального предназначения должна приводить к возобновлению расследования.

Общеизвестно, что приостановленное предварительное расследование возобновляется мотивированным постановлением следователя или дознавателя по двум основаниям: когда отпали основания приостановления и следствие можно продолжать в обычном порядке; когда возникла необходимость произвести дополнительное следственное действие.

Следует иметь в виду то обстоятельство, что действующий УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 39) в связи с изменениями, внесенными Законом № 87-ФЗ, уполномачивает руководителя следственного органа отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия. Прокурор же, напротив, лишен такого полномочия (ст. 37 УПК РФ), как и права возобновлять приостановленное предварительное следствие (ст. 211 УПК РФ).

Таким образом, если ранее, до 7 сентября 2007 г., в результате проверки процессуальной деятельности органов предварительного следствия прокурором выявлялись уголовные дела, по которым незаконно и необоснованно были вынесены постановления о приостановлении предварительного следствия, он своим постановлением отменял указанные решения и возобновлял производство по делу, то сейчас прокурор должен обращаться с таким требованием к руководителю следственного органа.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости совершенствования уголовно-процессуального института приостановления и возобновления предварительного расследования в части наделения прокурора процессуальными полномочиями властно-распорядительного характера, способными эффективно устранять выявленные нарушения законности.

На наш взгляд, предоставление прокурору права возобновления предварительного расследования и в форме предварительного следствия способствовало бы большей оперативности и предотвращению волокиты в вопросе восстановления режима законности в уголовном судопроизводстве.

По действующему законодательству в соответствии с ч. 3 ст. 211 УПК РФ о возобновлении предварительного расследования должны быть извещены подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, а также прокурор.

В какой форме и в какие сроки это должно быть выполнено, закон не указывает. Представляется, что следователь, возобновивший предварительное следствие, извещает участников процесса таким же образом, как он уведомлял их, когда принимал решение о приостановлении предварительного следствия.

О возобновлении предварительного следствия следователь незамедлительно должен сообщить надзирающему прокурору, направив ему копию своего постановления. Представляется, что следователь должен поставить также в известность о возобновлении предварительного следствия руководителя следственного органа, в подчинении которого он находится.

В начале настоящего параграфа указывалось, что надзорные полномочия прокурора при приостановлении производства дознания обозначены в п. 18 приказа Генерального прокурора РФ № 137. Согласно этой норме приказа в месячный срок с момента вынесения дознавателем постановления о приостановлении производства дознания прокурор обязан проверять его законность и обоснованность. При этом особое внимание он обязан обращать на факты производства необходимых следственных действий и принятия мер к раскрытию преступления. Отменяя незаконные постановления, прокурор должен одновременно решать вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц органа дознания.

В случае наличия оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 211 УПК РФ, в соответствии с ч. 31 ст. 223 УПК РФ приостановленное дознание может быть возобновлено на основании постановления прокурора либо начальника подразделения дознания.

По возобновленному производству уголовного дела органы дознания и предварительного следствия имеют право в пределах своей компетенции, установленной уголовно-процессуальным законом, осуществлять следственные и иные процессуальные действия и принимать соответствующие процессуальные решения. В этом случае при исчислении сроков расследования не учитывается время, в течение которого предварительное расследование было приостановлено по основаниям, предусмотренным УПК РФ.

На практике может возникнуть вопрос, можно ли включать в срок следствия время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено, но впоследствии прокурором, начальником подразделения органа дознания (по делам, расследуемым в форме дознания), а также руководителем следственного органа (по делам, расследуемым в форме предварительного следствия) постановления о приостановлении предварительного расследования были отменены ввиду их незаконности и необоснованности.

На наш взгляд, несмотря на то что в указанном случае во время приостановления предварительного расследования следственные и иные процессуальные действия по делу не осуществлялись, этот срок (время) недопустимо исключать из общего срока предварительного расследования.

Имеются все основания полагать, что ввиду незаконности или (и) необоснованности принятия постановления о приостановлении предварительного расследования все правоотношения с момента их возникновения, а также все правовые последствия, вызванные незаконным актом, не имеют юридической силы и не создают необходимых правовых последствий, защищаемых законом.

В прокурорско-надзорной практике распространены случаи, когда после выполнения необходимых следственных действий предварительное расследование повторно приостанавливается, так как вновь появились основания для приостановления и не истек срок давности, установленный ст. 78 УК РФ. Указанной нормой продолжительность срока давности привлечения к уголовной ответственности по общему правилу устанавливается в зависимости от того, к какой категории преступлений относит ст. 15 УК РФ преступления, по поводу которых ведется расследование. Известно, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ истечение такого срока является основанием для прекращения приостановленного дела.

Однако указанное общее правило применяется на практике только с учетом целого ряда условий, установленных уголовным кодексом для принятия решения о прекращении производства по приостановленному делу. Эти правовые условия должны учитываться прокурором при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и органов дознания при решении ими вопросов прекращения приостановленных уголовных дел.

Эти условия предусмотрены законом исчерпывающим образом и их можно сгруппировать по следующим критериям. Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия. Течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК РФ).

Комментируя обозначенное условие, установленное уголовным законом, следует отметить, что законодательно прекращать приостановленные дела в случаях, когда достоверно известно о фактах уклонения подозреваемого или обвиняемого от явки по вызовам следователя или дознавателя, нельзя, и такие решения, если они будут приняты, являются незаконными.

В правовом плане сложно решается вопрос о применении обозначенного выше условия, когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого не установлено по иным причинам (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). Профессор К. Ф. Гуценко полагает, что при таких условиях, когда речь идет о ситуациях, ничем не порочащих обвиняемого, — он не уклоняется и не скрывается, он не знает о том, что его разыскивают соответствующие правоохранительные органы, его место нахождения в силу каких-то причин просто не могут установить, — данное положение не подлежит применению и срок давности по такому делу не приостанавливается[358].

Присоединяясь к суждению К. Ф. Гуценко, сделаем следующую оговорку. Если место нахождения подозреваемого или обвиняемого не установлено не в связи с тем, что он скрылся, а по иным причинам, то вопрос об освобождении от уголовной ответственности такого лица в связи с истечением срока давности должен рассматриваться в зависимости от обстоятельств наличия или отсутствия уклонения от следствия подозреваемого либо обвиняемого. Другими словами, если это лицо осознает, что им совершено преступление, и об этом не заявляет осознанно, знает о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело, то здесь налицо факт уклонения от следствия и течение срока давности должно приостанавливаться. Течение сроков давности по приостановленному делу о преступлении, наказуемом смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается только судом (ч. 4 ст. 78 УК РФ).

Комментируя это положение, необходимо отметить, что органы предварительного расследования не вправе прекращать указанную категорию дел в связи с истечением сроков давности, а при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 211 УПК РФ, обязаны возобновить предварительное следствие, провести расследование и направить его прокурору с обвинительным заключением для принятия решения в порядке ст. 221 УПК РФ. Если суд, рассматривая дело по существу, сочтет возможным освободить подсудимого от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то он (суд) вправе будет прекратить данное уголовное дело в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ. Сроки давности не применяются к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности, человечества, предусмотренные ст. 353, 356 и 358 УК РФ.

Данное положение УК РФ введено в действие с 1 января 1997 г., но для российского законодательства оно не является новеллой, так как это правило предусмотрено Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 26 ноября 1968 г. и ратифицированной СССР 11 марта 1969 г.

Для прокуроров, осуществляющих надзор за законностью прекращения приостановленных уголовных дел в связи с истечением сроков давности, необходимо учитывать требования нормы ст. 94 УК РФ, в соответствии с которой при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности такого рода сроки давности сокращаются наполовину.

Значение осуществления прокурором надзора за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования трудно переоценить, поскольку точное, безусловное и единообразное правоприменение на исследуемой стадии уголовного судопроизводства позволяет посредством временного прекращения совершения процессуальных следственных действий обеспечить возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, не нарушая требование закона о сроках давности.

Прокурорский надзор наряду с управленческими и иными формами воздействия на безусловное исполнение требований норм гл. 28 УПК РФ позволяет временное прекращение процессуального производства по делу воспринимать не как введение моратория на раскрытие преступления и привлечение к законной ответственности виновных лиц, а как правовое средство, побуждающее вести активную розыскную и оперативно-розыскную деятельность по формированию правовых условий реализации назначения уголовного судопроизводства в условиях приостановления предварительного расследования.

В связи с обозначенным уяснением значения прокурорского надзора в исследуемом предмете прокурорско-надзорной деятельности прокуроры обязаны проверять как законность принятия решения о приостановлении предварительного расследования, так и неукоснительность исполнения требований закона о принятии мер по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также по установлению места нахождения такого лица, а если такое лицо скрылось, то к принятию мер по его розыску, и в конечном счете к своевременному решению вопроса о возобновлении предварительного расследования.

Прокурорский надзор в исследуемом предмете деятельности, на наш взгляд, является правовой гарантией обеспечения конечной задачи уголовного преследования по установлению всех обстоятельств события преступления и изобличению лиц, совершивших уголовно-наказуемое деяние. Эффективный прокурорский надзор на стадии приостановления и возобновления предварительного расследования оказывает прямое непосредственное воздействие на достижение цели неотвратимости уголовного преследования и назначения в последующем справедливого наказания за совершенное преступление.

В теоретическом и практическом плане важным является правильное уяснение пределов прокурорско-надзорной деятельности за исполнением законов при приостановлении и возобновлении предварительного расследования.

Уяснение указанного обстоятельства позволяет четко определять границы предмета исследуемой прокурорско-надзорной деятельности, разграничивать этот предмет надзора прокурора от иных направлений его деятельности, а также комплексно решать вопросы совершенствования законодательства, регулирующего приостановление и возобновление предварительного расследования, и практики исследуемого направления прокурорско-надзорной деятельности.

Пределы надзорной деятельности за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования определяются трехэлементной структурой своего содержания и характером правовых средств прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона.

На наш взгляд, границы исследуемой надзорной деятельности прокурора определяются содержанием трех взаимосвязанных элементов единой правовой конструкции института приостановления и возобновления предварительного расследования, к которым следует относить: четко обозначенный объект прокурорской проверки, определяемый правоотношениями, возникающими в связи с наличием оснований и условий приостановления предварительного расследования, а также фактором своевременности принятия законного и обоснованного решения о приостановлении уголовного дела; наличие процессуальной деятельности, свидетельствующей о полноте и своевременности принятых мер по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, объявлению розыска скрывшегося обвиняемого или подозреваемого, установлению его места нахождения, а также устранению объективных препятствий возможности участия подозреваемому или обвиняемому в уголовном деле; наличие оснований и условий, позволяющих возобновить предварительное расследование, а также своевременно принять такое решение, а при истечении сроков давности привлечения лиц, совершивших преступление, к уголовной ответственности, своевременно принять законное и обоснованное решение о прекращении уголовного дела.

Управленческая и организационная деятельность органов предварительного следствия и органов дознания в части регулирования служебной работы сотрудников правоохранительных органов по приостановлению и возобновлению предварительного расследования (учет, организация, делопроизводство, планирование, контроль исполнения, кадровое сопровождение и т. п.) не входит в предмет прокурорско-надзорной деятельности и находится за его пределами.

Близким к предмету исследуемой деятельности прокурора является надзор за исполнением закона об осуществлении оперативно-розыскной деятельности по раскрытию преступлений и выявлению лиц, их совершивших. Эта близость определяется сходностью цели, выполняемой следователем (дознавателем) на стадии приостановления и возобновления предварительного расследования с целью, выполняемой органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершивших. Однако характер и содержание обозначенных правовых институтов различен, в связи с чем и предметы прокурорско-надзорной деятельности по этим направлениям не идентичны.

В первом случае речь идет об осуществлении розыскных и оперативно-розыскных мероприятий, производство которых вызвано необходимостью исполнения поручения следователя (дознавателя), изложенное в постановлении о приостановлении уголовного дела и объявлении розыска. Эта оперативно-розыскная деятельность и ее результаты будут использованы в процессе доказывания, они оцениваются по правилам ст. 88 УПК РФ, в связи с чем представляемые материалы в органы предварительного расследования должны соответствовать требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом.

Последнее обстоятельство и является предметом надзорной деятельности прокурора за законностью приостановления и возобновления предварительного следствия. Прокурор в процессе проверки должен убедиться, что результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные для использования в доказывании по уголовному делу, позволяют формировать доказательства, и их можно отнести к соответствующим видам доказательств (ст. 74 УПК РФ).

Во втором случае, когда оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, осуществляют ее в порядке исполнения собственных функций, определяемых соответствующим законом о статусе правоохранительного органа государства (например, Закон РФ «О милиции»), предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешений заявлений и сообщений о готовящихся преступлениях, законности выполнения оперативно-розыскных мероприятий, а также решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (ст. 29 Закона о прокуратуре).

Данный предмет надзорной деятельности прокурора является самостоятельным и не охватывается надзорной деятельностью прокурора за законностью процессуальной деятельности органов дознания и органов предварительного следствия.

Анализируя содержание и сущность правовых средств прокурорского реагирования по выявлению нарушений закона при принятии решений о приостановлении и возобновлении предварительного расследования, отчетливо прослеживается их надзорно-восстановительный характер, не подменяющий саму процессуальную деятельность органов предварительного расследования. В средствах прокурорского реагирования отсутствует возможность принятия прокурором процессуального решения о приостановлении производством уголовных дел, что, на наш взгляд, является правильным и обоснованным законодательным решением.

Вместе с тем, как уже указывалось выше, ограничение процессуальных возможностей принятия прокурором действенных мер по фактам выявленных нарушений закона при приостановлении предварительного расследования органами предварительного следствия является ошибочным решением законодателя. В связи с этим, рассматривая вопросы перспективы совершенствования процессуального института надзорной деятельности прокурора за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования, считаем целесообразным законодательно предоставить право прокурору отменять незаконные и необоснованные постановления органов предварительного следствия о приостановлении уголовных дел и возобновлении предварительного следствия.

Учитывая изложенное, по результатами исследования считаем возможным сделать следующие выводы и предложения. Приостановление предварительного расследования — это процессуальное решение следователя и дознавателя, в соответствии с которым временно прекращается производство следственных действий по уголовному делу, что объективно вызывается отсутствием лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого, или отсутствием реальной возможности подозреваемого или обвиняемого участвовать в производстве следственных или иных процессуальных действий при расследовании уголовного дела.

Прокурорский надзор за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования является правовой гарантией обеспечения законности уголовного преследования, осуществляемого в целях установления всех обстоятельств события преступления, изобличения лиц, совершивших данное преступление, в условиях, когда приостановлено предварительное расследование. Эффективный прокурорский надзор на стадии приостановления и возобновления уголовного расследования оказывает прямое и непосредственное воздействие на достижение цели неотвратимости уголовного преследования и назначения в последующем справедливого наказания за совершенное преступление. Прокурорский надзор за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования имеет инициативный и постоянно действующий характер, охватывает процессуальную деятельность дознавателя и следователя, начальника подразделения дознания и руководителя следственного органа по принятию законных и обоснованных постановлений о приостановлении предварительного расследования и его возобновлении, а также законности прекращения приостановленных дел в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В предмет прокурорского надзора за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования входит процессуальная деятельность органов предварительного расследования по объявлению розыска подозреваемого или обвиняемого.

Пределы надзорной деятельности за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования определяются границами трехэлементной структуры содержания данной процессуальной деятельности и надзорновосстановительным характером правовых средств прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона, к которым следует относить:

а)              объективно и реально существующие правовые основания и условия приостановления предварительного расследования, а также своевременное принятие такого решения;

б)              полноту и своевременность принятых мер по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, объявлению розыска скрывшегося подозреваемого или обвиняемого, установлению его места нахождения, а также устранению существующих препятствий возможности участвовать подозреваемому или обвиняемому в уголовном деле;

в)              установление оснований и условий, позволяющих возобновить предварительное расследование, своевременное принятие такого решения, а при истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности — своевременное принятие законного и обоснованного решения о прекращении уголовного дела.

Формы принятия прокурором процессуальных решений, направленных на устранение выявленных нарушений при приостановлении и возобновлении предварительного расследования, определяются решаемой задачей восстановления режима законности или нарушенного права участников уголовного судопроизводства. Они должны быть действенными и эффективными. В связи с этим законодательно установленная форма направления требования следователю или руководителю следственного органа об устранении нарушений федерального законодательства при принятии решения о приостановлении или возобновлении предварительного расследования является неэффективной, подлежащей законодательной корректировке на установление полномочия прокурора по принятию решения в форме постановления. Прокурорский надзор за исполнением закона при приостановлении и возобновлении уголовных дел является одним из эффективных правовых институтов, обеспечивающих решение конечной цели уголовного преследования по установлению всех обстоятельств события преступления и изобличения лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния.

Прокурорско-надзорная деятельность наряду с законной процессуальной деятельностью органов предварительного расследования позволяет временное прекращение процессуального производства по уголовному делу воспринимать не как введение моратория на раскрытие преступления, а как правовое средство, побуждающее вести активную розыскную и оперативно-розыскную деятельность по формированию правовых условий реализации назначения уголовного судопроизводства в условиях приостановления предварительного расследования. В целях правильного правового регулирования института приостановления и возобновления уголовных дел, на основании норм которого принимаются процессуальные решения как дознавателями, расследующими уголовные дела в форме производства дознания, так и следователями, осуществляющими производство по уголовным делам в форме предварительного следствия, целесообразно внести в УПК РФ следующие изменения:

а)              гл. 28 переименовать, обозначив ее как «Приостановление и возобновление предварительного расследования»;

б)              ст. 208 назвать «Основания, порядок и сроки приостановления предварительного расследования»;

в)              ст. 209 назвать «Действия дознавателя и следователя после приостановления производства дознания и предварительного следствия»;

г)              ст. 211 назвать «Возобновление приостановленного дознания и предварительного следствия».

В диспозициях указанных норм по всему тексту термин «предварительное следствие» заменить на термин «дознание и предварительное следствие». В целях повышения процессуальной ответственности органов дознания, осуществляющих оперативную и оперативнорозыскную деятельность по раскрытию преступлений, расследование уголовных дел по которым приостановлено, целесообразно ч. 3 ст. 209 УПК РФ изложить в новой редакции следующего содержания: «Одновременно с вынесением постановления о приостановлении производства по уголовному делу в случаях, указанных в части 2 настоящей статьи, следователь и дознаватель принимают мотивированное постановление об установлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого или подозреваемого, либо постановление об установлении места нахождения подозреваемого или обвиняемого. Принятые постановления для исполнения направляются органам дознания. Копия такого постановления незамедлительно направляется прокурору». При этом ч. 3 следует считать ч. 4.

Целесообразно также в гл. 28 УПК РФ включить дополнительно ст. 209[359] «Действия органов дознания после приостановления предварительного расследования», изложив ее в редакции, приведенной в настоящем параграфе. В целях устранения пробела в уголовно-процессуальном законе в части своевременного представления прокурору копии принятого решения дознавателем или следователем об объявлении розыска при принятии отдельного постановления по данному вопросу целесообразно в ч. 1 ст. 210 УПК РФ внести дополнение следующего содержания: после слов «отдельное постановление» добавить слова «копия которого направляется прокурору».

<< | >>
Источник: Крюков В. Ф.. Уголовное преследование в досудебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. 2010

Еще по теме § 6. Надзор за исполнением закона при приостановлениии возобновлении предварительного расследования:

  1. ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ ПО УПК РФ В СВЕТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
  2. ГЛАВА 24 ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ
  3. § 2. Краткая характеристика криминологически значимого учета и отчетности
  4. ОСНОВНОЙ ЗАКОН ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ 23 мая 1949 г.
  5. § 3. СУДЕБНО-ПРАВОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ И ТИПОЛОГИЯ ПРОЦЕССА
  6. 10.2. Предварительное расследование и соотношение его форм
  7. 23.3. Основания к отмене или изменению судебных решений, не вступивших в законную силу
  8. 28.3. Особенности судебного разбирательства по делам лиц, в отношении которых осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера
  9. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (в ред. федеральных законов от 17.11.95 № 168-ФЗ, от 10.02.99 № 31-ФЗ, от 19.11.99 № 202-ФЗ, от 02.01.2000 № 19-ФЗ)
  10. §2. Обжалование действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство
  11. Т е м а 15. ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -