>>

1. Доказательства и предмет доказывания

методы косвенного познания фактов, недоступных непосредственному наблюдению, широко используй ются наукой во всех ее отраслях. Без преувеличения можно сказать, что именно этим методам современная наука обязана большинством своих фундаментальных открытий.
Естественно, что и в судебном познании косвенные доказательства играют весьма важную роль. Практически ни одно преступление не может быть раскрыто без использования косвенных доказательств, а во многих случаях они являются единственным средством раскрытия наиболее тяжких и опасных преступлений. Вот почему проблема косвенных доказательств издавна привлекала внимание процессуалистов и криминалистов. Большой вклад в ее исследование внесли советские ученые М. М. Гродзинский, М. П. Шаламов, В. И. Каминская, Г. М. М'шшшвский, А. И. Винберг, Р. Д. Рахунов, А. А. Эйсман « другие. Ими разработаны основы советской теории косвенных доказательств в уголовном судопроизводстве. Тем не менее отношение к косвенным доказательствам и в теории, и на практике все еще остается противоречивым. Известная часть практических работников обнаруживает непонятное недоверие к косвенным доказательствам, недооценивает их возможности в установлении фактических обстоятельств преступления. Это недоверие поддерживается некоторыми (правда, единичными) высказываниями отдельных представителей юридической науки. Встречаются случаи и противоположного порядка, когда значение отдельных улик переоценивается, что нередко влечет судебные ошибки. Следственная и судебная практика испытывает затруднения в оперировании косвенными доказательствами, и ее потребности порождают необходимость дальнейшей разработки теории их применения в уголовных делах. Разработку вопросов, связанных с использованием косвенных доказательств в уголовных делах, целесЬ- образно начать с рассмотрения таких общетеоретических понятий, как понятия доказательства и предмета доказывания.
Достижение истины в уголовном судопроизводстве осуществляется • путем доказывания — процесса, в ходе которого следователь и суд должны установить все юридически значимые обстоятельства дела в полном соответствии с действительностью. Однако характеризовать доказывание только как процесс, направленный на получение истинных знаний, было бы недостаточно. Наука и общественная практика во всех ее областях всегда требуют не только истинных, но и достоверных знаний, т. е. зианий обоснованных, удостоверенных, полученных таким способом, который гарантирует их истинность и возможность проверки последней. В уголовном судопроизводстве, где фактические обстоятельства, установленные следователем и судом, служат основой для принятия ответственных решений, затрагивающих судьбы людей, требование достоверности используемых' знаний особенно важно. С этой целью закон детальнейшим образом регламентирует средства и способы доказывания, что гарантирует оптимальный, т. е. наиболее целесообразный и эффективный с точки зрения задач судопроизводства порядок получения, проверки и удостоверения знаний. Сведения, полученные непроцессуаль- ным путем (например, в результате оперативно-розыск- ной деятельности, из сообщений печати и т. п.), как лишенные надежных гарантий достоверности, имеют лишь вспомогательное значение и не могут служить основанием для выводов по делу. ™Л0Казыванис в уголовном судопроизводстве (судеб- дачу:°с решает TaK™ образом двуединую за- тельствах'пяг'г'ттТ0^°НЫ’ Установление истины об обстоя- нование полу-.ет7ы'-М^аН^ес2пления’ с ДРУГОЙ —обос- гаетея в ходе OCVTTTO^ ? Двуединая цель дости- ходе ос\щсхтвлясмой п предусмотренном про- цессуальным законом порядке деятельности органов расследования, прокурора и .суда с участием других субъектов доказывания по собиранию, проверке и оценке доказательств1. В процессуальной и криминалистической литературе при освещении вопроса о гносеологической природе судебных доказательств обоснованно указывается, что доказательства являются результатом отражения события преступления в окружающей среде2.
При этом ссылаются на известное высказывание В. И. Ленина о том, что «вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения»3. Общеизвестно, что это свойство материи обусловлено наличием всеобщей связи и взаимозависимости явлений. В силу этой взаимосвязи всякое 'изменение одних 'объектов (явлений, событий, процессов) неизбежно вызывает соответствующие изменения других, связанных с ними. Эти изменения, будучи отражением события преступления в окружающей среде, могут быть названы следами преступления (в самом широком смысле этого слова). Они являются теми фактическими данными, которые дают возможность следователю и суду восстановить картину совершенного преступления и установить виновных. v Как известно, объекты окружающей среды с изменениями в них, вызванными преступлением (со «следами ; преступления»), еще не являются доказательствами— ], они представляют лишь гносеологическую их предпо- | сылку. Для того" чтобы стать доказательствами по уголовному делу, они должны быть познаны и надлежащим { образом удостоверены субъектами доказывания: судом, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание. Познание и удостоверение фактических данных осуществляется в порядке, строго регламентированном нормами уголовно-процессуального права. Из этих предпосылок и исходит закон (ст. 16 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ст. 69 УПК РСФСР4), определяя понятие доказательства: «Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами». Однако определение не устранило дискуссии среди советских процессуалистов, которые в понятие «фактические данные» вкладывают разное содержание. После принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик5 значительное распространение получил взгляд, согласно которому «фактическими данными», о которых говорит закон, являются только факты объективной действительности6. Сколь ни заманчива эта точка зрения, считать ее правильной нет достаточных оснований. Ни следователь, ни судья, ни любой другой участник процесса не могут оперировать реальными фактами объективной действительности (в подавляющем большинстве своем .существовавшими в прошлом); они могут оперировать лишь знаниями об этих фактах, информацией о них, полученной из указанных в законе источников. Между тем в своих рассуждениях и в процессуальных документах следователи и судьи нередко оперируют терминами «факт», «факты». Это можно объяснить тем, что достоверное и точное знание по содержанию соответствует своему предмету, адекватно ему, вследствие чего нередко происходит подмена понятий: оперируя достоверными знаниями о фактах, мы говорим и представляем дело так, будто мы оперируем самими фактами реальной действительности. Следует, однако, помнить, что гносеологически объективный факт и знание об этом факте (любой степени точности) — не одно и то же. Трудность разграничения в сознании и в языке реальных фактов и достоверных знаний о них существует объективно, и она, как нам кажется, послужила одной из причин того, что многие ученые высказались в пользу рассматриваемой точки зрения. Немалое значение, очевидно, имеет здесь и то обстоятельство, что в философской литературе понятие «факт» иногда употребляется и в другом смысле: им обозначается элемент научного знания, достоверное знание о реально существующих (существовавших) явлениях, событиях, состояниях и процессах объективной действительности7. В таком значении термин «факт» употребляется и некоторыми СО' ветскими криминалистами8. Мы считаем, однако, правильным традиционное понимание термина «факт», когда им обозначают реальные явления и события объективной действительности9. Нельзя также считать доказательством только достоверные знания о событиях реальной действительности, так как достоверность их должна быть предварительно доказана, а средства, которыми она может быть установлена, не могут быть не чем иным, как доказательствами по уголовному делу. Наконец, считать факты доказательствами нельзя еще и потому, что доказательство, по смыслу закона (ст. 16 Основ, ст. 69 УПК РСФСР), включает в себя как фактические данные (сведения о фактах), так и процессуальный источник, в котором эти данные содержатся. В отрыве друг от друга ни фактические данные, ни источники доказательствами служить не могут10.’ По этой, в частности, причине не может быть признана правильной и точка зрения тех ученых, которые считают, что действующий закон сохранил «двойственное понимание» доказательства11. Несостоятельность как первой, так и второй точек зрения12 привели к тому, что в последние годы среди советских процессуалистов доминирующим стал взгляд, согласно которому термином «фактические данные» охватываются сведения о фактах, содержащиеся в показаниях, документах и других источниках13. Фактические данные могут использоваться для установления обстоятельств дела, для решения всех вопросов, возникающих в ходе расследования и судебного разбирательства, только в том случае, если они содержатся в указанных в законе источниках. Источник, который не содержит фактических данных об обстоятельствах преступления, также не может рассматриваться в качестве доказательства. Понятие доказательства непременно включает единство источника и фактических данных14. В связи с этим возникает вопрос о доказательственном значении установленных по делу фактов, сведения о которых содержатся в процессуальных источниках, если на основании этих фактов (называемых в теории уголовного процесса доказательственными или промежуточными фактами) делаются выводы о наличии или отсутствии события преступления, виновности обвиняемого и других юридически значимых обстоятельств дела. Они, с нашей точки зрения, безусловно доказывай^ существование подлежащих доказыванию обстоятельств, однако отождествлять их с фактическими данными, содержащимися в процессуальных источниках, нельзя. Существование промежуточных фактов нередко устанавливается из нескольких источников доказательственной информации (например, факт вражды или угрозы может быть установлен показаниями нескольких лиц). В этом случае промежуточный факт .имеет совокупный источник15, но и от этого совокупного источника следователь и суд абстрагируются, оперируя им при обосновании своих выводов. Эти факты, строго говоря, являются аргументами в логическом доказывании16. Промежуточные факты, дающие основание для вывода о наличии события преступления, виновности обвиняемого и других подлежащих ' доказыванию обстоятельств дела, мы будем называть уликами17. Промежуточные факты, устанавливающие отсутствие события преступления или невиновность обвиняемого — противо- уликами. Важнейшим понятием теории доказательств наряду с доказательством является предмет доказывания (обстоятельства, подлежащие доказыванию)18. Правильное его определение ?позволяет установить конкретные задачи, направление и объем расследования и судебного разбирательства дела, сделать их целеустремленными и планомерными, полно и всесторонне вести 'расследование и разбирательство дела и в то же время затрачивать на это минимум времени и средств. Точное определение предмета доказывания позволяет правильно решить вопрос и о классификации доказательств, в частности о делении их на прямые и косвенные. В соответствии со ст. 15 Основ, ст. 68 УПК РСФСР по любому уголовному делу подлежат доказыванию только такие обстоятельства, от наличия которых непосредственно зависит решение вопросов о наличии или отсутствии преступления, его квалификации, виновности или невиновности подсудимого, о мере наказания. Иначе говоря, в предмет доказывания законодатель включает только те обстоятельства, которые имеют материально-правовое значение, установление которых позволяет правильно разрешить все правовые вопросы19. Как и любое событие реальной действительности, преступление характеризуется множеством признаков. Они, с нашей точки зрения, безусловно доказывают существование подлежащих доказыванию обстоятельств, однако отождествлять их с фактическими данными, содержащимися в процессуальных источниках, нельзя. Существование промежуточных фактов нередко устанавливается из нескольких источников доказательственной информации (например, факт вражды или угрозы может быть установлен показаниями нескольких лиц). В этом случае промежуточный факт .имеет совокупный источник15, но и от этого совокупного источника следователь и суд абстрагируются, оперируя им при обосновании своих выводов. Эти факты, строго говоря, являются аргументами в логическом доказывании16. Промежуточные факты, дающие основание для вывода о наличии события преступления, виновности обвиняемого и других подлежащих ' доказыванию обстоятельств дела, мы будем называть уликами17. Промежуточные факты, устанавливающие отсутствие события преступления или невиновность обвиняемого — противо- уликами. Важнейшим понятием теории доказательств наряду с доказательством является предмет доказывания (обстоятельства, подлежащие доказыванию)18. Правильное его определение ?позволяет установить конкретные задачи, направление и объем расследования и судебного разбирательства дела, сделать их целеустремленными и планомерными, полно и всесторонне вести 'расследование и разбирательство дела и в то же время затрачивать на это минимум времени и средств. Точное определение предмета доказывания позволяет правильно решить вопрос и о классификации доказательств, в частности о делении их на прямые и косвенные. В соответствии со ст. 15 Основ, ст. 68 УПК РСФСР по любому уголовному делу подлежат доказыванию только такие обстоятельства, от наличия которых непосредственно зависит решение вопросов о наличии или отсутствии преступления, его квалификации, виновности или невиновности подсудимого, о мере наказания. Иначе говоря, в предмет доказывания законодатель включает только те обстоятельства, которые имеют материально-правовое значение, установление которых позволяет правильно разрешить все правовые вопросы19. Как и любое событие реальной действительности, преступление характеризуется множеством признаков. Некоторые авторы предлагают включить промежуточные факты в предмет доказывания не в качестве обязательного, а в качестве факультативного элемента: в тех случаях, когда доказывание осуществляется с помо- щью косвенных доказательств, образующие их доказательственные факты сами должны быть доказаны23. Изучение следственной и судебной практики показывает, что почти не встречается дел, в которых в той или иной мере не использовались бы косвенные доказательства. Это означает, что промежуточные факты практически стали бы не факультативными, а обязательными элементами предмета доказывания. Но дело не только в этом. Нельзя точно предвидеть, какие именно промежуточные факты могут быть установлены по каждому делу. Столь неопределенное содержание предмета доказывания лишает это понятие практического значения. В предмет доказывания входят только такие факты, которые содержат в себе признаки расследуемого преступления или имеют правовое значение для решения вопросов о виновности (или невиновности) привлеченного к ответственности лица и применении к нему наказания24. С предметом доказывания в процессуальной литературе нередко связывается понятие так называемого главного факта. Единого взгляда на содержание этого понятия в советской процессуальной науке не существует. Одни авторы считают, что в понятие «главного факта» входят «все обстоятельства, указанные в ст. 68 УПК РСФСР и составляющие, по сути, содержание объективной истины по делу»25. В этом значении понятие «главного факта» равнозначно общепризнанному в теории понятию предмета доказывания, в связи с чем его существование представляется излишним. Другие) авторы под «главным фактом» понимают «установление в 'действиях лица того или иною 'состава преступления, т. е. лишь часть предмета доказывания, определяющую индивидуальную уголовную ответственность данного лица»26. М. П. Шаламов определяет «главный факт» как «сумму фактических обстоятельств, совокупность которых образует основу, главное содержание состава преступления»27. М. С. Строгович включает в понятие «главного факта.» событие преступления, соответствующее признакам со- ю става преступления, предусмотренным статьей Уголовного кодекса; совершение преступления обвиняемым, его виновность; смягчающие, отягчающие и характеризующие личность обвиняемого обстоятельства. Последствия преступления и обстоятельства, способствовавшие совершению, он оставляет за пределами «главного акта»28. Некоторые авторы под «главным фактом» понимают виновность лица в совершении преступления или факт совершения «преступления данным лицом29. Против применения этого .понятия говорит прежде всего то, что понятие это лишено реального содержания, ибо, как правильно заметил С. А. Голунский, «такой вещи, как «главный доказуемый факт», в природе не существует»30. Этим понятием обычно охватывается сложный комплекс реальных фактов, каждый из которых для расследования и разбирательства дела является столь же «главным», как и образуемая ими совокупность. Выделение из подлежащих доказыванию фактических обстоятельств «главного факта» означает отнесение всех остальных фактов к числу второстепенных. Но это, как справедливо отметил М. М. Гродзинский, противоречит самой сущности доказывания в советском уголовном процессе31. Применение понятия «главный факт» приводит подчас к искажению сущности доказательств в советском -уголовном процессе. Оперируя этим понятием, И. Б. Михайловская утверждает, что «существуют и такие доказательства, которые не находятся в какой-либо объективной связи с главным фактом»32, что дает повод думать о возможности существования обвинительных доказательств, не имеющих объективной связи с обстоятельствами расследуемого преступления. Следует согласиться с С. В. Курылевым, считавшим «по меньшей мере ненужной» конструкцию «главного факта» и полагавшим необходимым устранить ее, помимо прочего, еще и потому, что «она служит основой для неправильного мнения об основаниях деления доказательств на прямые и косвенные, основой для бесплодных споров об объеме обстоятельств, охватываемых понятием «главного факта»33. В литературе отмечается, что употребление понятия «плавный факт» имело смысл в условиях, когда законодательство не содержало нормы об обстоятельствах, Подлежащих доказыванию. При наличии же такой нормы это понятие превратилось «в бессодержательный термин, фикцию, ничего не дающую ни теории уголовного процесса, ни практике»34. Многие советские ученые высказали обоснованное мнение, что с принятием нового уголовно-процессуального законодательства, четко ределившего предмет доказывания, дальнейшее при^^В пение в теории понятия «главный факт» нельзя признаЯр оправданным35.
| >>
Источник: Хмыров А. А.. Косвенные доказательства. 1979

Еще по теме 1. Доказательства и предмет доказывания:

  1. 7.2. Уголовно-процессуальное доказывание: доказательства, предмет, пределы и элементы доказывания
  2. Глава 26. ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  3. 9.1.3. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовным делам (предмет доказывания)
  4. § 3. Предмет доказывания. Основания освобождения от доказывания
  5. § 4. Понятие доказательства. Доказательства — средства доказывания
  6. Доказательства по гражданскому делу. Процесс доказывания
  7. Тема 7. СУДЕБНОЕ ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
  8. § 3. Предмет доказывания
  9. § 5. Доказывание и доказательства в арбитражном процессе
  10. Вопрос 37. Предмет доказывания
  11. § 2. Судебное доказательство и средства доказывания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -