Задать вопрос юристу
 <<
>>

9.1.4. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве

Конституция РФ (ч. 2 ст. 50) провозглашает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В соответствии с этим положением доказательства, которые получены с нарушением требований, предъявляемых к собиранию доказательств, не будут иметь юридической силы и не должны быть положены в основу обвинения либо в основу приговора.
Кроме того, в соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениями ЕСЧП, принятыми на основании данной Конвенции, определено, что «статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, но она не устанавливает каких-либо правил допустимости доказательств как таковых; это задача внутреннего права»133. Таким образом, критерии определения допустимости доказательств по уголовному делу должны быть определены в уголовно-процессуальном законодательстве РФ. Поэтому не случайно в действующем УПК имеется прямая ссылка на понятие о недопустимости доказательств при производстве по уголовному делу (ст. 75). По своей сущности допустимость доказательств представляет собой пригодность134 сведений, которые получены судом, прокурором, следователем, дознавателем, а также органом дознания и стали доказательствами в силу их соответствия определенным условиям. Следовательно, если доказательство получено судом, прокурором, следователем, дознавателем, органом дознания в ходе производства по уголовному делу с несоблюдением или нарушением определенных положений, то доказательство является недопустимым и по своей сути осталось только сведением, которое нельзя использовать при производстве по уголовному делу. Юридического значения такие сведения в уголовном судопроизводстве не имеют. Традиционно в уголовном судопроизводстве допустимость как правовое требование характеризуется следующими критериями135: • получение доказательственных сведений надлежащим участником; • надлежащий источник полученного доказательственного сведения; • соблюдение правил проведения процессуальных действий, в ходе которых получено доказательственное сведение; • надлежащий способ получения доказательственного сведения. Некоторые авторы выделяют еще такое требование к допустимости, как проверяемость доказательственного сведения136. Рассмотрим условия допустимости доказательственных сведений. Получение доказательственных сведений надлежащим участником уголовного судопроизводства. Доказательственные сведения должны быть получены надлежащими участниками уголовного процесса, правомочными по данному делу проводить те или иные процессуальные или следственные действия, в ходе которых получены соответствующие доказательственные сведения. Правомочие участников уголовного судопроизводства, позволяющее проводить как отдельные процессуальные или следственные действия, так и в целом производство по уголовному делу, зависит от ряда условий. В первую очередь, дознаватель, следователь, осуществляющие производство по уголовному делу, должны вынести постановление о принятие ими уголовного, дела к своему производству (ч. I ст. 156 УПК). В случае расследования уголовного дела группой следователей в постановлении о принятии уголовного дела обязательно должен быть указан весь состав следственной группы.
Также должно быть принято решение руководителя следственного органа о производстве предварительного следствия следственной группой, об изменении ее состава (ч. 2 ст. 163 УПК). При производстве дознания группой дознавателей должно быть вынесено отдельное постановление или указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, что дознание проводится группой дознавателей (ч. I ст. 223.2 УПК). При этом в постановлении должны быть перечислены все дознаватели, которым поручено производство дознания, в том числе указывается, какой дознаватель назначается руководителем группы дознавателей. Кроме того, к работе группы дознавателей могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих ОРД, с обязательным их включением в соответствующее постановление. Ho во всех случаях, связанных с производством дознания группой дознавателей, а также изменением ее состава, процессуальное решение принимает начальник органа дознания. Право производства предварительного следствия в полном объеме имеет и руководитель следственного органа. При этом он обладает всеми процессуальными полномочиями следователя или руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК). Кроме того, такое же процессуальное право, но для производства дознания й полном объеме, принадлежит начальнику подразделения дозна ния, имеющего при этом полномочия дознавателя, а в случаях, если для расследования уголовного дела была создана группа дознавателей, — полномочия руководителя этой группы (ч. 2 ст. 40.1 УПК)137. Производство следственных и иных процессуальных действий иными дознавателями, следователями, должностными лицами органа дознания должно осуществляться на основании поручения следователя, дознавателя, принявшего уголовное дело к своему производству (ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 157 УПК и т.д.). Например, постановление судьи, в котором удовлетворено ходатайство о получении разрешения на осмотр жилища, возбужденное старшим оперуполномоченным отдела МВД Республики Татарстан, отменено, как не отвечающее требованиям закона (ст. 165 и 177 УПК), в силу того, что ходатайство на осмотр жилища возбуждено неправомочным на то лицом138. Прокурор, как правило, не является субъектом, осуществляющим процесс собирания доказательств в уголовном судопроизводстве. Хотя, ч. I ст. 88 УПК наделяет прокурора полномочиями по собиранию доказательств, но эта деятельность прокурором реализуется особо. Дело в том, что прокурор при реализации уголовно-процессуальной функции, связанной с уголовным преследованием, выполняет ее субфункцию139, которая заключается в поддержании обвинения в суде, а на досудебной части уголовного судопроизводства выполнение больше процессуально-контрольных функций, связанных с дачей дознавателю письменных указаний о направлении расследования, производстве процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК), утверждение обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления по уголовному делу (п. 14 ч. 2 ст. 37 УПК) и т.д. Поэтому анализ полномочий прокурора, определенный в ст. 37 УПК, свидетельствует о том, что прокурор напрямую не участвует в процессе собирания доказательств посредством производства процессуаль- пых или следственных действий, но он вправе давать поручения о производстве этих самых процессуальных или следственных действий другим участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, в первую очередь, дознавателю и органу дознания. Правомочием собирать доказательства в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК обладает и защитник. Ho те или иные сведения, которые получены защитником, могут стать доказательствами только при наличии определенных условий. Так, сведения, которые должны иметь доказательственное значение, должны быть получены в рамках предварительного расследования или судебного заседания. К примеру, в соответствии с п. 2 ч. I ст. 53 УПК адвокат К. обратился в Военно-медицинскую академию с просьбой дать ответы на вопросы о том, могли ли обнаруженные при исследовании трупа Н. повреждения быть причинены штатными штык-ножом к автомату АКМ, АК-74, а также могли ли эти повреждения быть нанесены левой рукой. Заключение комиссии специалистов было признано судом недопустимым доказательством в силу того, что оно было дано по запросу стороны защиты, сделанному вне рамок предварительного следствия и судебного заседания140. Кроме того, чтобы признать доказательствами те сведения, которые были получены защитником, необходимо, чтобы данный участник ходатайствовал о включении данного сведения в доказательство по уголовному делу. Дознаватель, следователь, суд, ведущие производство по уголовному делу, могут удовлетворить либо отказать в удовлетворении данного ходатайства. В случае удовлетворения ходатайства защитника дознаватель, следователь, суд должны все равно произвести процессуальные (следственные) действия, которые направлены на признание данных сведений доказательствами по уголовному делу141. Суд является надлежащим участником уголовного процесса, правомочным по соответствующему уголовному делу проводить те или иные процессуальные или следственные действия, в ходе которых получены соответствующие доказательственные сведения. Вторым условием, связанным с правомочием участников уголовного судопроизводства, позволяющее проводить как отдельные следственные действия, так и в целом производство по уголовному делу, связано с отсутствием основания для отвода участников уголовного судопроизводства, участвующих в производстве по уголовному делу, а также в отдельных следственных действиях (ст. 61 УПК). Кроме того, должны быть соблюдены все правила Подследственности и подсудности при производстве по уголовному делу (ст. 31,150,151 УПК) и т.д. Надлежащий источник полученного доказательственного сведения. Любые сведения, которые входят в предмет доказывания, в соответствии со ст. 73 УПК, должны быть получены из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК. Такими источниками могут быть: свидетели; потерпевшие; обвиняемые; подозреваемые; эксперты; специалисты; гражданские истцы; гражданские ответчики; представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика; физические, должностные, лица государственных органов и юридических лиц, от которых исходит тот или иной документ; участники уголовного судопроизводства (понятые, переводчики и т.д.), участвующие в производстве того или иного следственного (процессуального) действия; лица, представившие вещественные доказательства. Источник получения доказательственного сведения должен соответствовать процессуальному статусу того участника уголовного судопроизводства, который предоставляет соответствующие сведения. Так, не будут признаваться доказательствами сведения, полученные от подозреваемого, который по своему процессуальному статусу еще не является таковым, а также лица, которое дает показания в качестве свидетеля, хотя оно по своему процессуальному статусу уже является подозреваемым (возбуждено уголовное дело по факту и в отношении конкретного лица, лицо задержано в порядке ст. 91 и 92 УПК и т.д.). Показания свидетелей не будут соответствовать надлежащим источникам получения доказательственных сведений, если данные свидетели уже выступали по уголовному делу в качестве судьи, присяжных заседателей, и их показания основаны на сведениях, которые стали им известны в связи с их участием в производстве по данному уголовному делу (п. I ч. 3 ст. 56 УПК). He соответствуют надлежащему источнику получения доказательственных сведений показания свидетелей, которые участвовали по данному уголовному делу в качестве адвокатов — защитников подозреваемого, обвиняемого, и эти сведения стали им известны в связи с обращением за юридической помощью или в связи с ее оказа- нием (п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК). Кроме того, не могут соответствовать надлежащему источнику получения доказательственных сведений показания свидетеля, в случае, когда эти сведения стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи в качестве адвоката (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК). Уголовно-процессуальное законодательство выделяет группу субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, которые не обладают соответствующим статусом участников уголовного судопроизводства, но в силу значимости их положения в обществе, государстве они не могут быть источниками получения доказатель- ственных сведений. Такими субъектами уголовно-процессуальных правоотношений являются: священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (п. 4, 5 ч. 3 ст. 56 УПК). Так, суд надзорной инстанции, отменяя приговор, сослался на то, что суд первой инстанции в ходе судебного заседания допросил эксперта В. как свидетеля, а не в качестве эксперта, что, по мнению суда надзорной инстанции, является существенным нарушением требований ст. 73 и 74 УПК142. He могут рассматриваться как доказательства сведения, носящие характер слухов, догадок, даже если они получены от лиц, являющихся свидетелями, экспертами, либо изложены в документах и т.д. Кроме того, сведения, собранные при помощи ОРМ, до их проверки и подтверждения следственными (процессуальными) действиями, где в обязательном порядке должен быть указан источник получения данных сведений, имеют лишь ориентирующее значение и могут указывать на определенные версии, местонахождение иных доказательств и т.д. Представляемые дознавателю, следователю или суду справки, содержащие обзор сведений, полученных в результате ОРМ, без указания на источник, являются недопустимыми в качестве доказательств, хотя и могут стимулировать принятие решения о производстве иных следственных (процессуальных) действий при производстве по уголовному делу. Большое значение имеет и тот факт, что в соответствующих процессуальных документах (обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении и т.д.) участники уголовного судопроизводства (следователь, дознаватель и т.д.) должны не только ссылаться на источник доказательств, но кратко раскрывать содержание данного доказательства143. Соблюдение правил проведения процессуальных действий, в ходе которых получено доказательственное сведение. Любые доказательственные сведения должны быть получены с соблюдением правил проведения процессуального (следственного) действия. Данное положение свидетельствует о том, что любые сведения будут признаны допустимыми, а следовательно, являться доказательствами при производстве по уголовному делу, если они соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона РФ и получены в ходе процессуального (следственного) действия (ч. I ст. 75 УПК). Уголовно-процессуальный закон РФ специально подчеркнул положение о том, что доказательственное сведение должно быть получено с соблюдением требований УПК, а не закона вообще. Данное положение свидетельствует, что если сведения были получены с нарушением предписаний других нормативных правовых актов, в частности с нарушением норм КоАП, то сведения могут быть признаны недопустимыми144, если они не будут проверены и оценены в последующем с использованием процедуры, предусмотренной нормами УПК. В современной литературе высказывается точка зрения, что нарушения, которые имеют место в ходе проведения процессуальных (следственных) действий по получению доказательственных сведений, свидетельствуют о недопустимости данных доказательств, как доказательств, не имеющих юридическую силу145. Данное положение, безусловно, имеет право на существование. Ho нельзя распространять его в буквальном смысле на все процессуальные нарушения, которые допущены в ходе производства по уголовному делу146. Так, в частности, если следователем не был соблюден процессуальный порядок вызова свидетеля, потерпевшего на допрос, предусмотренный ст. 188 УПК, то могут ли быть признаны недопустимыми доказательствами сведения, отраженные в протоколе допроса свидетеля, потерпевшего? Данное процессуальное нарушение по своей силе является незначительным и несущественным и объективно не может повлиять на действительное содержание доказательственного сведения и его достоверность. Кроме того, суд в порядке, предусмотренном ст. 277, 278 УПК, может допросить потерпевшего, свидетеля, тем самым восполнить вновь доказательственные сведения, которые были получены с нарушением норм, предусмотренных ст. 188 УПК. Данной позиции придерживается и BC РФ147. В случае же, если сведения в уголовном судопроизводстве получены с нарушениями конституционных прав и свобод человека и гражданина, принципов уголовного судопроизводства, с нарушением прямых запретов, установленных Конституцией РФ, УПК, международных норм, то данные сведения не будут являться доказательствами по уголовному делу в силу их недопустимости. He будут иметь доказательственное значение сведения в силу их недопустимости, если данные сведения не будут восполнены другими процессуальными (следственными) действиями. Все данные нарушения традиционно в уголовном судопроизводстве называются существенными. Так, Президиум BC РФ отменил кассационное определение, в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, ущемляющими право осужденного на справедливое разрешение уголовного дела в суде кассационной инстанции. Данные нарушения заключались в том, что осужденным была подана кассационная жалоба с нарушением 10-дневного срока, установленного ст. 357 УПК для обжалования приговора, а судья, вместо того, чтобы восстановить срок обжалования в соответствии со ст. 357 УПК, со своей резолюцией направил дело в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции должен был рассмотреть вопрос о возращении дела в краевой суд для принятия решения по жалобе в порядке, предусмотренном ст. 357 или ч. 3 ст. 356 УПК148. Допустимость показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, свидетельствующих против себя, супругов и близких родственников зависит от наличия в деле документально подтвержденного факта объявления им положений ст. 51 Конституции РФ149. He могут использоваться в качестве доказательств материалы, не приобщенные к делу, в приговоре недопустимы ссылки на материалы, хотя и приобщенные к делу, но не рассмотренные в судебном заседании. Кроме того, в ряде европейских стран также существуют некоторые положения, свидетельствующие о том, что не всякое доказательство, полученное с нарушением процессуальных норм, будет признаваться недопустимым. Все эти положения, связанные с незаконностью получения доказательств, соотносятся со справедливостью процесса. Так, в Англии судья может исключить незаконно добытое доказательство, но не обязан это делать. Во Франции не всякая незаконность добытого доказательства ведет к исклю чению такого доказательства. Исключением являются случаи, которые напрямую указывают на нарушения закона, а также слу- чаи, когда суд сам решит, что такое нарушение серьезно ущемляет права стороны в процессе150. ЕСПЧ в своих решениях не определяет четких критериев, свидетельствующих о правилах допустимости доказательств. Кроме того, многие национальные законодательства, в том числе и российское, содержит более строгие критерии к допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве, чем ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека. Так, в ч. 2 ст. 75 УПК выделяются специальные критерии недопустимости доказательств: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Данное положение свидетельствует о том, что дознаватель, следователь в ходе предварительного расследования обязаны производить следственные действия в присутствии защитника в случаях, когда такое присутствие защитника обязательно (ст. 51 УПК). Если же лица, в отношении которых участие защитника обязательно, отказались от защитника, то по правилам ч. 2 ст. 52 УПК данный отказ должен быть принят и закреплен в протоколе соответствующего процессуального (следственного) действия. Во всех остальных случаях подозреваемый и обвиняемый могут давать показания как в присутствии защитника, так и в его отсутствии; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, которым не может указать источник своей осведомленности; 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны признать имеющиеся в уголовном деле сведения недопустимыми и не использовать их в качестве доказательств при наличии тех условий, которые оговорены в ч. 2 ст. 75 УПК. При этом инициатива признания данных сведений недопустимыми и неиспользование их в качестве доказательств может исходить как от участников уголовного судопроизводства, осуществляющих предварительное расследование, и суда, так и от подозреваемого и обвиняемого и их защитников. В случае если дознаватель, следователь отказывают в ходатайстве о признании доказательственных сведений недопустимыми, то данный отказ должен быть оформлен по правилам ст. 75 УПК с вынесением соответствующего постановления. В том случае, если доказательство признано недопустимым и оно стало только сведением в уголовном судопроизводстве, то оно не подлежит включению ни в обвинительный акт, ни в обвинительное постановление, ни в обвинительное заключение, ни в приговор. Суд обладает правом признать доказательство недопустимым как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон. Данное ходатайство рассматривается судом по правилам ст. 234 и 235 УПК. В том случае, если доказательство признается недопустимым, оно не должно быть положено в основу приговора. Надлежащий способ получения доказательственного сведения представляет собой производство такого следственного и иного процессуального либо судебного действия, которое регламентировано уголовно-процессуальным законом в качестве средства получения необходимых сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При производстве по уголовному делу способами получения доказательственных сведений являются установленная уголовно-процессуальным законом возможность дознавателем, следователем, судом производить следственные и иные процессуальные151 действия. Все следственные действия как способы получения доказательственных сведений могут осуществляться как в ходе досудебного, так и в ходе судебного производства по делу (гл. 24—27, гл. 37 УПК и ч. I ст. 389.13 УПК) Ревизия не является следственным либо процессуальным действием, и по этой причине мы не можем признавать ее надлежащим способом получения доказательственного сведения. Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство РФ не определило ревизию как следственное либо процессуальное действие. Хотя, ч. I ст. 144 УПК упоминает о ревизии не как о способе получения доказательственного сведения по уголовному делу, а только о способе получения сведения для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Ho в ходе дальнейшего производства по уголовному делу результаты ревизии могут быть использованы в качестве доказательственных сведений по уголовному делу, только в случае, если они проверены процессуальными, следственными действиями, которые были произведены после возбуждения уголовного дела. Нередко в теории уголовного процесса, связанного с понятием о надлежащем способе получения доказательственного сведения, выделяют надлежащий вид способа собирания доказатель ственного сведения152. Дело в том, что при производстве того или иного следственного действия необходимо выбрать такое, которое по своему содержанию предназначено для той или иной ситуации. Подмена того или иного вида способа собирания доказательственных сведений при ее производстве влечет незаконность данного следственного действия. Поэтому для того чтобы признать законность использования того или иного следственного действия, необходимо чтобы оно соответствовало целям ее производства. Так, к примеру, вместо производства допроса или очной ставки было произведено опознание, вместо осмотра — обыск и т.д.
<< | >>
Источник: В. М. Лебедев. Уголовно-процессуальное право : учебник для бакалавриата и магистра. 2014 {original}

Еще по теме 9.1.4. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве:

  1. II. Допустимость доказательств в классическом понимании. Проблема «позитивной» допустимости доказательств
  2. § 1. КРИТЕРИИ ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ Получение доказательств ненадлежащим субъектом, правомочным собирать доказательства
  3. 9.1.4. Достоверность доказательств в уголовном судопроизводстве
  4. г) Иные случаи допустимости доказательств - допустимость экспертного заключения
  5. § 4. Виды доказательств в уголовном судопроизводстве
  6. §2. Доказательства в уголовном судопроизводстве
  7. § 3. Понятие доказательств в уголовном судопроизводстве, их свойства и классификация
  8. 9.1.4. Классификация и виды доказательств в уголовном судопроизводстве
  9. § 6. Допустимые доказательства. Основания признания доказательства недопустимым
  10. Глава 6. Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве
  11. Глава 9 ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -