<<
>>

§ 3.Особенности оценки показаний следователем.

Под оценкой показаний понимается основанная на законе мыслительная деятельность субъекта доказывания , заключающаяся в определении относимости , допустимости , достоверности и значения содержащихся в показаниях фактических данных , в определении их пригодности для обоснования и принятия решений по уголовному делу .

В любой практической деятельности оценка невозможна без познания явлений и событий объективной действительности. В уголовном процессе первоначальный предположительный вывод об истинности собранного доказательственного материала по мере накопления совокупности доказательств превращается в достоверный вывод, а первичное предположение перерастает в чувство уверенности, убеждение лица, оценивающего доказательства .

Отдельные доказательства могут оцениваться как в ходе , так и в итоге собирания и проверки их в каждой стадии уголовного процесса. Однако такая неразрывная связь не означает , что оценка содержания показаний завершается вместе с их проверкой . Сопровождая проверку , она продолжается и после ее завершения , основываясь на уже окончательно проверенных сведениях .

Статья 71 УПК специально посвящена и с достаточной полнотой рассматривает общие положения оценки собранных и проверенных доказательств . Эта статья содержит принципиально важное положение о том , что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы . Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению , основанному на всестороннем , полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности , руководствуясь законом и правосознанием .

Применительно к допросу, оценка начинается в тот момент, когда получаемые от допрашиваемого сведения оцениваются с позиции внутренней согласованности , относимости , допустимости, достоверности и продолжается ,когда уже запротоколированные показания сопоставляются с другими имеющимися в деле доказательствами.

В связи с оценкой содержания показаний законодателем разработан ряд предписаний , направленных на обеспечение достоверности оценки результатов рассматриваемого следственного действия. Так , согласно ст . 74 УПК не могут служить доказательством фактические данные , сообщенные свидетелем , если тот не может указать источник своей осведомленности .

Аналогичное указание содержится также в ст . 75 УПК , характеризующей показания потерпевшего . Еще более конкретное предписание относительно оценки содержания показаний обвиняемого в сопоставлении с совокупностью собранных по делу доказательств содержится в ст . 77 УПК . Однако значение этого положения закона шире , ибо толкование статьи позволяет сделать вывод о том , что признание обвиняемым своей вины , отражённое в его показаниях является рядовым доказательством и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся в деле доказательств .

Вместе с тем , следует отметить , что содержащиеся в статьях УПК , регламентирующих допрос , предписания о проверке и оценке полученных в ходе следственного действия фактических данных , в отличие от ст . ст . 70 и 71 УПК не содержат прямых указаний о проверке и оценке содержания показаний . Представляется , что это обстоятельство может явиться одной из причин , в силу которых на практике следователями не уделяется достаточного внимания проверке и оценке содержащихся в показаниях сведений непосредственно в процессе самого допроса .

Оценка содержания показаний - многоразовая деятельность , к которой следователь прибегает по мере необходимости и получения новой доказательственной информации на различных стадиях расследования уголовного дела . Она проходит несколько взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов . Непосредственно при проведении допроса оценивается внутренняя согласованность показаний , их соответствие имеющимся в деле данным , оценивается относимость и достоверность получаемых показаний . Причем непосредственно в ходе допроса может проводиться проверка как отдельных элементов показаний в сопоставлении , например , с ранее полученными , так и оценка новых сведений , полученных от допрашиваемого .

В целях оценки показаний уже в период допроса следователем применяются различные тактические приемы : детализация показаний; составление допрашиваемым планов или схем; постановка перед допрашиваемым контрольных вопросов , направленных не только на уточнение показаний , относящихся к расследуемому событию , но и к выяснению психологической характеристики личности допрашиваемого . Наиболее важным представляется в указанной связи метод сравнительного анализа информации , воспринимаемой следователем от допрашиваемого с имеющейся в материалах дела . Как справедливо отмечал Н. И. Порубов , каждое доказательство сопоставляется с другими доказательствами , сравнивается со всеми установленными по делу обстоятельствами . В результате обнаруживается его противоречие , которое объясняется и устраняется . Так , по мысли Н. И. Порубова , совпадения в показаниях потерпевшего и обвиняемого свидетельствуют о правдивости последнего и , наоборот , несовпадение в показаниях этих участников процесса может быть результатом дачи обвиняемым или потерпевшим ложных показаний . Совпадение подробностей в показаниях нескольких свидетелей может быть объяснено предварительным сговором или явлением массовой суггестии , имеющей место в тех случаях , когда допрос одного свидетеля ведется в присутствии других.

Разумеется , противоречия в показаниях допрашиваемых по делу лиц могут быть вызваны и другими причинами . В любом случае , в обязательном порядке они выясняются и устраняются .

При оценке полученных при допросе сведений имеет значение не только анализ их содержания , но и изучение конкретных побудительных причин деформации показаний . Сначала необходимо исключить добросовестное заблуждение допрашиваемого , а при установлении в качестве такой причины установки на ложь следует выяснить побудительные мотивы - личная заинтересованность , воздействие со стороны обвиняемого и его родственников и т . д . Выяснение указанных обстоятельств способствует более полной и точной оценке достоверности содержания показаний .

Изучение следственной практики показывает , что в последнее время граждане зачастую не содействуют разоблачению лиц , совершивших преступления , опасаясь расправы за содействие следствию .

Так , в 1995г . в производстве следователя Тверской межрайонной прокуратуры г . Москвы находилось уголовное дело об убийстве гражданина Л . этнической преступной группой . Часть преступников задержана не была и находилась в розыске . В ходе следствия выяснилось , что дополнительные эпизоды преступной деятельности группировки - вымогательства , похищения людей и др . начиная с 1992 года . Потерпевшие от их преступных деяний располагали важной доказательственной информацией , касающейся убийства Л . и даже могли помочь в установлении местопребывания разыскиваемых , однако отказывались давать какие-либо показания до тех пор , пока не будут задержаны оставшиеся .

Очевидно что , мотивы уклонения от дачи правдивых показаний и причины дачи ложных могут быть самыми различными , сколь различной будет и мотивация такого поведения на следствии свидетеля , потерпевшего с одной стороны и подозреваемого , обвиняемого с другой . Выяснение таких причин с целью надлежащей оценки показаний соответствующих участников процесса- важная задача следователя .

Например , применительно к фиксации свидетельских показаний Н. И. Гаврилова справедливо отмечала , что следователь является своего рода "ретранслятором" свидетельской информации , которая им перекодируется из устной формы в письменную речь . При этом в специфических условиях повторяется весь цикл психических процессов, которые были свойственны и самому свидетелю ( восприятие , запечатление , воспроизведение ) , но на этот раз переработка материала свидетельских показаний осуществляется лицом , производящим допрос . По мысли Н. И. Гавриловой в этом цикле и заключается опасность деформации доказательственной информации .

При этом одинаковую опасность представляет как излишняя эмоциональность следователя , так и протоколирование показаний свидетеля , потерпевшего без какой бы-то не было предварительной оценки .

Сказанное наглядно иллюстрируют опубликованные в 1990г . результаты изучения 188 уголовных дел , находившихся в производстве следователей прокуратуры , проводившегося НИИ проблем укрепления законности и правопорядка . Характеризуя типичные недостатки в получении , проверке и оценке доказательств , авторы изданной по материалам исследования монографии отмечали , что многие следователи при допросе свидетелей и потерпевших отводят себе роль протоколистов , фиксируя лишь то , что найдет нужным сказать допрашиваемый . Почти треть всех ошибок при допросах состояла в том , что следователи не придали значения пробелам и противоречиям в показаниях и не пытались их устранить.

Аналогичные недостатки были отмечены автором настоящей работы при изучении дел об умышленных убийствах , находившихся в производстве следователей прокуратур Восточного административного округа г . Москвы в 1995-96 г.г .

Так, по 80% изученных дел в материалах имелись протоколы допросов, выполненные не следователем, а оперативными работниками органа дознания ,т.е. лицами, как правило, не обладающими необходимыми навыками выполнения следственных действий. Практически в половине случаев повторных допросов следователями не производилось.

По 60% дел об умышленных убийствах, находящихся в производстве следователей межрайонных прокуратур округа протоколы допросов важных свидетелей занимали от 2 до 3 страниц, и не содержали информации о выяснении следователем всех необходимых обстоятельств по данной категории дел.

Фактически лишь по делам следователей по особо важным делам самой окружной прокуратуры после изложения свободного рассказа допрашиваемого , показания фиксировались в форме: вопрос - ответ.

При анализе же полученных на допросе подозреваемого , обвиняемого сведений необходимо иметь в виду , что лицо совершившее преступление , даже в случае дачи правдивых показаний нередко стремится внести в них ложные , надуманные элементы . Чаще всего это делается для того , чтобы оставить за собой возможность отказаться при неблагоприятных обстоятельствах от дачи ранее данных правдивых показаний с помощью на опорочивающее их несоответствующие действительности детали и факты .Поэтому крайне важен сопоставительный анализ показаний с другими материалами дела уже в ходе производства допроса, что .разумеется, предполагает хорошее знание следователем всех материалов дела.

При расследовании автором настоящей работы уголовного дела, связанного с мошенническими действиями при купле - продаже автомашин, следователь детально изучил нормативный материал, регулирующий совершение такого рода сделок. Подозреваемый в совершении преступления К., рассчитывая на неосведомленность следователя о порядке совершения сделок, пытался на допросе представить ситуацию в выгодном для него свете, умолчав о деталях (особенности оформления купли-продажи), которые собственно и составляли объективную сторону преступления, но вынужден был изменить позицию и дать правдивые показания, после того как ему были предъявлена имевшаяся в распоряжении следствия Инструкция о порядке оформления сделок по купле-продаже автотранспортных средств.

Однако основной объем работы по оценке содержания показаний проводится по окончании допроса , когда его результаты сопоставляются следователем со всеми материалами уголовного дела , в том числе с результатами следственных действий , проведённых с целью проверки сообщенных допрашиваемым сведений, и когда оценивается вся совокупность показаний определенного лица и все материалы уголовного дела.

Наконец , итоговая оценка содержания показаний дается следователем в постановлении о прекращении уголовного дела или в обвинительном заключении , в которых им анализируется и оцениваются в совокупности собранные доказательства и обосновывается принимаемое процессуальное решение .

По нашему мнению нельзя согласиться с позицией В. С. Джатиева , выделяющего несколько этапов гносеологической оценки обстоятельств преступления и отождествляющего начальный этап оценки с принятием следователем определенных процессуальных решений по уголовному делу.

Мы считаем , что как оценка доказательств , так и основанная на ней оценка обстоятельств преступления , являясь прежде всего формой мыслительной деятельности субъекта доказывания (в рассматриваемой ситуации-следователя) , находит свое отражение не только в процессуальных актах следователя , но и в протоколах следственных действий , в частности , в протоколах допросов , когда следователь оценивая показания допрашиваемого в момент их получения , в нужный момент может изменить ранее намеченную тактику допроса , что , в свою очередь , находит свое отражение в протоколе этого следственного действия .

В следственной практике , наряду с ранее отмеченными , имеют место недостатки , связанные с оценкой показаний допрошенных по делу лиц , которые можно типизировать следующим образом :

1) Неподготовленность , бесплановость и бессистемность допроса служит препятствием к правильной и всесторонней оценке как отдельных доказательств , так и их совокупности , поскольку ограничиваясь сбором фактических данных , "лежащих на поверхности" явлений , без анализа следственной ситуации , психологической характеристики личности допрашиваемого , условий производства допроса , следователь рискует не получить информацию , имеющую важное доказательственное значение , либо воспринять ее в искаженном виде . 2)Пассивность следователя , некритичное отношение к показаниям обвиняемого приводит к ситуациям , при которых допрашиваемый начинает занимать двойственную , противоречивую позицию , а следователь не давая в процессе допроса должной оценки получаемой информации , идет по пути наименьшего сопротивления и удовлетворяется любым признанием вины , в том числе и таким , за которым просматривается попытка уйти от ответственности за более тяжкое преступление , либо самооговор . 3) Односторонняя и тенденциозная оценка показаний , которая в условиях создания у следователя преувеличенного представления о значении собранного им доказательственного материала приводит к занижению значения показаний обвиняемого , и как следствие , к оставлению без надлежащей проверки и оценки доводов обвиняемого в пользу своей невиновности или к прямо противоположной ситуации , при которой слабое владение методами собирания , проверки и оценки доказательств при допросе приводит к появлению в процессе расследования так называемого "закрепления" признательных показаний , заключающегося в неоднократных дополнительных допросах обвиняемого , не несущих никакой новой информации , производстве ненужных очных ставок и т . д . В результате создается иллюзия доказанности обвинения , не выдерживающая естественно судебной проверки .

На распространенность такого рода ошибок на предварительном следствии указал Ю.В.Кореневский, обобщивший судебную практику последних лет. По мысли ученого, использование одних и тех же доказательств под видом различных и самостоятельных, создает превратное впечатление о наличии совокупности доказательств там, где в действительности имеется лишь одно. Речь идет о различных модификациях показаний обвиняемого, признающего свою вину. В подобных случаях в обвинительном заключении и приговоре порой перечисляются как доказательства виновности : показания, которые даны обвиняемым на допросе, на очной ставке, в ходе проверки на месте.

Как справедливо отметил Ю.В.Кореневский, результаты подобных следственных действий могут приобрести значение самостоятельных доказательств лишь при условии, если при этом получены какие- либо новые данные, либо подтвердились ( опровергнуты ) прежние.

На другую крайность в деятельности следователей по оценке имеющейся доказательственной информации правильно указал Н.М.Кипнис, характеризуя ошибки связанные с отсылками в протоколах допроса обвиняемого к протоколу допроса этого же лица в качестве свидетеля, когда в этих протоколах показания обвиняемого либо вообще не записываются, либо записываются очень кратко в обоих случаях с пометкой следующего содержания: “ Подтверждаю все показания , данные ранее при допросе в качестве свидетеля, больше ничего добавить не могу”. По справедливому утверждению Кипниса Н.М.ничтожность свидетельских показаний, полученных с нарушением конституционной привилегии против самообвинения, не позволит использовать фактические данные, содержащиеся в этих показаниях ,в качестве доказательств.

Сказанное выше дает основание сформулировать требования , которым должна отвечать оценка содержания показаний :

1 . Оценка должна быть основана на законе и внутреннем убеждении .Содержание выводов следователя, вытекающих из оценки доказательств не может быть предопределено указаниями каких бы-то ни было лиц ;

2 . Она должна быть органически связана с проверкой содержания показаний и продолжаться в процессе всего расследования по делу;

3 . Оценка содержащейся в показаниях информации должна проходить ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов , включающих анализ и синтез доказательственной информации .

4 . Оценка содержания показаний должна быть объективной : фактические данные , содержащиеся в показаниях , и другие доказательства не имеют заранее установленной силы и преимуществ друг перед другом . Их подлинное доказательственное значение по делу устанавливается лишь в ходе оценки в совокупности с другими доказательствами;

5 . Окончательные результаты оценки показаний должны находить отражение в итоговых документах следователя по расследуемому делу .

Оценивая в ходе допроса полученные сведения , следователь должен учитывать целый ряд обстоятельств , относящихся к условиям формирования показаний и личности допрашиваемого , которыми в большой степени обусловлена полнота и достоверность этих показаний . На это правильно указывает А.И.Абасов, отмечая в числе таких обстоятельств психологические условия формирования показаний ,заинтересованность допрошенного в исходе дела , взаимоотношения его с другими , проходящими по делу лицами , его моральный облик и пр .

При оценке доказательственной информации , полученной на допросе следователь учитывает не только сведения , которые сообщает допрашиваемый и отмеченные выше обстоятельства , но и ощущает весь процесс допроса , поведение допрашиваемого , его уверенность , эмоциональную насыщенность речи, ее интонационную направленность ( сожаление, раскаяние, пренебрежение), вегетативные проявления ( покраснение, побледнение, тремор рук, выступление пота на лице) и т . д . Соответственно этому различают чувственный и логический уровни оценок.

При оценке содержания показаний всегда существует опасность эмоционального подхода со стороны следователя . Следователь в равной степени не должен быть как бесстрастным и пассивным регистратором совершенного преступления , так и не вправе позволить себе предаться чувству возмущения по отношению к допрашиваемому , оценивать его действия по эмоциональному побуждению.

Уголовно-процессуальный закон , профессиональная этика требуют от следователя , при оценке действий виновного беспристрастности и объективности , строгой логики в оценке и истолковании всех собранных по уголовному делу доказательств . Нельзя вместе с тем забывать , что оценка содержания показаний является мыслительной деятельностью следователя и других субъектов доказывания . Несмотря на объективность следователя при оценке полученной при допросе доказательственной информации , нельзя полностью исключать влияние субъективного фактора , который может отрицательно повлиять на результаты этой деятельности . Но сути дела здесь речь может идти о добросовестном заблуждении следователя , обусловленном некритическим отношением к существу показаний по первому впечатлению , поспешной оценкой достоверности показаний на базе недостаточно полно расследованного дела и т .д . Для нейтрализации влияния субъективизма в подходе к показаниям необходимо проводить окончательную их оценку лишь на базе полного , всестороннего и объективного исследования соответствующих обстоятельств уголовного дела.

В специальной литературе обоснованно обращается внимание на необходимость индивидуального подхода к получению и оценке содержания показаний каждого допрашиваемого , на учет его возраста , образования , характерологических особенностей его личности , отношения к событию преступления и виновному лицу , психического состояния в момент допроса и ряда других факторов , влияющих на полноту и достоверность показаний . Так , специфика оценки содержания показаний подозреваемого и обвиняемого , по мнению Л . М . Карнеевой определяется двумя основными моментами : очевидной заинтересованностью такого лица в исходе дела и презумпцией невиновности , которая , с одной стороны исключает предустановленную оценку полученных показаний , как исходящих от заведомо виновного , а с другой - освобождает обвиняемого (подозреваемого ) от обязанности доказывать свою невиновность , в том числе при осуществлении права давать объяснения/.

Оценка следователем доказательственной информации , полученной при допросе не является самоцелью , а служит достижению объективной истины по расследуемому делу , имеет важное значение для дальнейшего хода расследования . Оценивая содержание показания , следователь планирует пути дальнейшей их проверки и оценки , формируя таким образом план дальнейшего расследования, определяет роль и значение результатов допроса в системе доказательств по уголовному делу , использует их при производстве следственных действий и для обоснования принимаемых по делу решений . Вместе с тем следует отметить , что оценка полученной от допрашиваемого доказательственной информации следователем в большинстве случаев по своему характеру является предварительной . Окончательную оценку собранных доказательств по делам, направленным для судебного рассмотрения , производит суд . Результаты допроса , а также других следственных действий , получившие процессуальное отражение в материалах уголовного дела оцениваются в их совокупности , после чего следователем делается окончательный вывод об относимости , допустимости и достоверности определенных показаний . Эта оценка находит свое отражение в процессуальных документах , определяющих дальнейшую судьбу уголовного дела - в обвинительном заключении , в постановлении о прекращении дела .  

<< | >>
Источник: Сильнов М. А.. Допрос как средство процессуального доказывания. 1997

Еще по теме § 3.Особенности оценки показаний следователем.:

  1. § 1 .Обеспечение следователем допустимости , относимости и достоверности доказательственной информации , полученной при допросе .
  2. § 3.Особенности оценки показаний следователем.
  3. § 4.Использование показаний в процессе доказывания при расследовании преступлений .
  4. 3. Об особенностях оценки косвенных доказательств
  5. ФОРМИРОВАНИЕ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ
  6. § 3. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ КОНТАКТА СО СВИДЕТЕЛЕМ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ДОСТОВЕРНЫХ ПОКАЗАНИИ И УСТРАНЕНИЯ ДОБРОСОВЕСТНОГО ЗАБЛУЖДЕНИЯ СВИДЕТЕЛЯ
  7. § 5. ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ СВИДЕТЕЛЕЙ
  8. § 8. Некоторые особенности допроса несовершеннолетних участников процесса
  9. § 5. Особенности тактики допроса при изобличении во лжи
  10. § 3. Особенности тактики отдельных следственных действий
  11. Особенности восприятия различных объектов.
  12. § 3. Психологические особенности допроса в конфликтной ситуации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -