<<
>>

35.1. Сущность, предмет и назначение кассационного и надзорного производства в уголовном процессе

В правовом демократическом государстве правосудие «а priori» является наиболее эффективным, а правосудие по уголовным делам к тому же и единственным способом разрешения социальных конфликтов между личностью и государством, разумной альтернативы которому человечество до настоящего времени не изобрело.
Как разновидность государственной деятельности правосудие должно быть организовано таким образом, чтобы, во-первых, отвечать критерию справедливости, а во-вторых, минимизировать, если не удается исключить полностью, вероятность судебных ошибок. Тем не менее, как ни печально это констатировать в начале третьего тысячелетия, правосудие не свободно от ошибок уже потому, что деятельность эту осуществляет человек, которому в силу самой природы свойственно ошибаться (errare humanum est), хотя судебные ошибки могут иметь место и по многим иным причинам. Например, вследствие недостаточного профессионального уровня судьи, противоречивости и пробельности законодательства, а иногда и вследствие совершения участниками судопроизводства преступления против правосудия. Отечественный и мировой опыт уголовного судопроизводства убедительно свидетельствуют о том, что на протяжении тысячелетий судебная ошибка является хотя и не желанной, но все же верной спутницей правосудия, причем вне зависимости от формы государственного устройства, типа уголовного процесса и уровня процессуальных гарантий, предоставляемых государством лицу, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления367. Собственно по этой причине государство и гарантирует возможность рассмотрения каждого уголовного дела, как правило, в двух судебных инстанциях: первой и апелляционной, исходя из того, что ошибка, допущенная судом первой инстанции, может быть обнаружена и устранена судом апелляционной инстанции, основу деятельности которой составляет принцип «широкой свободы обжалования», заключающийся в том, что сам факт подачи апелляционных жалобы или представления влечет их обязательное рассмотрение судом апелляционной инстанции.
Здравый расчет и опыт правоприменения, накопленный отечественным уголовным судопроизводством, говорят о том, что и после вступления в законную силу приговоров и иных судебных решений, некоторые акты судебной власти могут не отвечать требованию законности, а значит, и требованию справедливости. Приговоры или иные судебные решения, например, могут быть обращены к исполнению по истечении срока для их апелляционного обжалования, если стороны, исходя из каких-то соображений, не желают их обжаловать. В данном случае нельзя исключать возможность ошибки уже потому, что данные судебные решения не являлись предметом апелляционной проверки со стороны вышестоящего суда. Более того, и сам суд апелляционной инстанции может не только не устранить ошибку суда первой инстанции, но и сам допустить ошибку. Вот по этим причинам интересы правосудия требуют, чтобы в арсенале правовой системы имелся соответствующий механизм, который позволил бы устранить ошибку и восстановить социальную справедливость и в тех случаях, когда судебный акт вступил в законную силу и исполняется либо даже уже исполнен. В качестве такого механизма в уголовном судопроизводстве России предусмотрены два родственных процессуальных института: производство в суде кассационной инстанции (гл. 47.1 УПК) и производство в суде надзорной инстанции (гл. 48.1 УПК). В теории уголовно-процессуального права производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных решений, будь то советское или постсоветское надзорное производство, либо производство по возобновлению уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, часто рассматриваются как некие исключительные стадии уголовного процесса. Их исключительность, как правило, усматривается в том, что предметом пересмотра являются акты суда, вступившие в законную силу, а также в том, что инициировать процедуру пересмотра могут не сами стороны непосредственно, а специально на то уполномоченные законом должностные лица судебных органов или органов прокуратуры (по УПК РСФСР) или должностные лица суда (гл.
48,49, 47.1 и 48.1 УПК). Надо сказать, что вопрос об ординарности или исключительности производства по пересмотру вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда не имеет какого-либо значения ни для теории уголовного процесса, ни для правоприменения и в значительной степени надуман, по крайней мере, с позиции тех критериев, которые приведены выше. Процессуальная ста- дня пересмотра вступившего в законную силу судебного решения, равно как и любая иная стадия имеет свой предмет производства, свой круг субъектов, свою процедуру, включая наряду с произвол- ством в суде и порядок предварительной проверки правосудности судебного решения по доводам, которые приводятся в жалобе или представлении, где собственно и решается вопрос об их приемлемости для рассмотрения в судебном заседании. Именно эти особенности производства по пересмотру вступившего в законную силу приговора или иного решения суда, прямо предусмотренные в законе, и характеризуют данное производство как самостоятельную, но не как исключительную стадию уголовного процесса. Производства в кассационной и надзорной инстанциях представляют собой самостоятельные стадии уголовного процесса, назначение которых заключается в выявлении и устранении после вступления в законную силу приговора или иного решения суда существенных, повлиявших на исход дела нарушений процессуального закона и (или) неправильного применения материального закона в целях восстановления прав и свобод, нарушенных неправосудными судебными актами. В процессе реформирования судебно-проверочных производств законодатель в Федеральном законе от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЭ производство в надзорной инстанции, урегулированное нормами гл. 48 УПК, преобразовал в два самостоятельных производства: производство в суде кассационной инстанции (гл. 47.1 УПК) и производство в суде надзорной инстанции (гл. 48.1 УПК). Такое решение законодателя позволило некоторым авторам предположить, что отныне функцию надзорной инстанции осуществляет исключительно Президиум BC РФ, и с формальной точки зрения такое предположение является вполне обоснованным.
Однако даже самый беглый сравнительно-правовой анализ кассационного и надзорного производства позволяет утверждать, что по своим сущностным признакам оба эти производства — родственные, поскольку имеют единый предмет производства (проверка законности вступивших в законную силу судебных решений), единые основания для отмены или изменения судебного решения, включая основания поворота к худшему, единую систему производства, представляющую собой слагаемое от предварительного проверочного производства и собственно производства в суде- единые пределы прав суда, одних и тех же субъектов обжалования и т.п. Отличия надзорного производства от производства кассаци' онного заключаются, пожалуй, в видах решений, которые подле' жат пересмотру в порядке надзора, а также в том, что в качеств1' суда надзорной инстанции выступает одна судебная инстанция -' Президиум BC РФ, тогда как кассационных инстанции две: президиумы верховных судов республик, краевые, областные и равные им суды и Судебная коллегия BC РФ (Военная коллегия BC РФ). Однако данные различия весьма условны, поскольку до реформирования проверочных производств Президиум BC РФ логично замыкал всю систему судов надзорной инстанции, которую и образовывали названные судебные инстанции. Впрочем, и по новому законодательству такая функция сохранена за Президиумом BC РФ, поскольку решение высшей судебно-кассационной инстанции (Апелляционной коллеги BC РФ, Судебной коллегии по уголовным делам BC РФ, Военной коллегии BC РФ) является предметом пересмотра Президиума BC РФ. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что современные кассационное и надзорное производство имеют единую правовую природу и выступают в качестве дополнительной гарантии обеспечения правосудности судебных актов после их вступления в законную силу. В ст. 401.1 УПК законодатель, исходя из природы кассационного производства и его назначения в уголовном процессе, сформулировал предмет кассации как проверку судом кассационной инстанции по кассационным жалобе, представлению законности приговора, определения, постановления суда, вступивших в законную силу.
Таким образом, предметом производства в суде кассационной инстанции, с одной стороны, являются сами судебные решения, а с другой — проверка их законности. Очевидно, что в силу единства предмета производства для процессуальной стадии в целом, един он, как для производства непосредственно в суде кассационной инстанции, так и для субъектов, правомочных осуществлять предварительную проверку судебных решений по кассационным жалобе, представлению, поступившим в кассационную инстанцию368. В нормах гл. 48.1 УПК законодатель не указал предмет производства в надзорной инстанции, что следует рассматривать как упущение законодателя, которое следовало бы устранить. Поскольку основания отмены или изменения судебного решения в порядке надзора (ст. 412.9 УПК) тождественны основаниям пересмотра судебного решения в кассационном порядке, постольку обе эти процессуальные стадии имеют единый предмет производства, т.е. проверку законности вступивших в законную силу судебных решений, в том числе и в ходе предварительного проверочного производства. В отличие от производства в суде апелляционной инстанции, где не вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда проверяются на предмет их законности, обоснованности и справедливости, т.е. по «вопросам права» и «вопросам факта», в кассационной и надзорной инстанции (судах кассационной и надзорной инстанций) судебные решения, вступившие в законную силу, проверяются исключительно под углом зрения их законности, не касаясь существа фактических обстоятельств преступления, вопроса о виновности либо невиновности, о доказанности либо недоказанности обвинения. Такое положение обусловлено в первую очередь самой природой кассационного и надзорного производства, которые призваны не подменять собой суды первой и апелляционной инстанций, не переоценивать фактические обстоятельства дела, установленные этими судебными инстанциями, а выступать в качестве дополнительной гарантии правосудности судебного решения и справедливости правосудия путем проверки исключительно правовых вопросов: о правильности применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального закона и соблюдения норм процессуального закона. В этом смысле кассационная и надзорная инстанции выступают в качестве своего рода «суда над судом», но при этом закон наделяет их и правом разрешения уголовного дела по существу, например, в случаях изменения судебного решения либо его отмены с прекращением производства по уголовному делу (п. 2, 6 ч. I ст. 401.14, п. 2, 7 ч. I ст. 412.11 УПК).
<< | >>
Источник: В. М. Лебедев. Уголовно-процессуальное право : учебник для бакалавриата и магистра. 2014

Еще по теме 35.1. Сущность, предмет и назначение кассационного и надзорного производства в уголовном процессе:

  1. 10.5. Участие адвоката в кассационном и надзорном производстве
  2. Глава IX Кассационное и надзорное производство
  3. § 1. Сущность и основания возобновления производства по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  4. Глава 1 СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
  5. Глава 35 ПРОИЗВОДСТВО В СУДАХ КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИЙ
  6. 35.1. Сущность, предмет и назначение кассационного и надзорного производства в уголовном процессе
  7. 35.1. Порядок кассационного и надзорного обжалования судебных решений
  8. 35.2. Основания отмены или изменения приговора, определения, постановления суда в кассационном и надзорном порядке, поворот к худшему
  9. 35.1. Рассмотрение уголовного дела в заседании судов кассационной и надзорной инстанции
  10. 36.1. Сущность, основания и сроки возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  11. Статья 17. Религиозная литература и предметы религиозного назначения
  12. §1. Понятие и сущность дознания в российском уголовном процессе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -