<<
>>

Глава вторая. Английское законодательство

Английское право о преступлениях против избирательного права зародилось в XIII - XVI ст. и в течение долгого времени регулировалось исключительно правилами обычного права. Лишь в начале XVIII столетия правила common law начинают заменяться правом статутным, которое к настоящему времени всецело господствует в этой области.

Определения статутного права развивались медленно, постепенно дополняясь указаниями практики, пока не достигли большой сложности и вместе с тем большой полноты. Определения различных вредных влияний при выборах, принятые в английском праве, могут считаться образцовыми по полноте. Постановления о свободе выборов развиты сравнительно слабо, так как выборный режим в Англии настолько устойчив и стар, что едва ли можно ожидать серьезных массовых попыток противодействия правильному его отправлению. Развитие уголовной наказуемости преступлений против избирательного права началось с запрещения, под страхом наказания, влияний посредством подкупа, затем распространилось на более тонкие влияния, приравниваемые к подкупу (corrupt practices), и, наконец, на ряд отдельных неправильных действий, создающих опасность незаконного воздействия на избирателей.

Первый статут, направленный против подкупа при парламентских выборах, был 2 Geo. 2 с. 24, изданный в 1729 г. Раздел седьмой этого акта подвергал наказанию до 500 фунтов "1) всякого избирателя, который просил, принял или взял деньги или какое-либо другое вознаграждение в качестве подарка, награды или под другим предлогом, или который согласился на принятие какого-либо подарка, должности, занятия или какой бы то иной награды, с тем, чтобы подать свой голос или воздержаться от голосования, и 2) всякого, кто сам лично или посредством агента каким-либо подарком или обещанием подкупил или склонил какое-либо лицо голосовать или воздержаться от голосования". Эти постановления, однако, оставляли большой пробел в законодательстве, не предусматривая ни подкупа других лиц, кроме избирателей, ни случаев вознаграждения за совершившееся уже голосование*(11).

Лишь через 80 лет, в 1809 г., актом 49 Geo. 3 с. 118 закон этот был несколько изменен. Но и этот закон был неполным; так, согласно постановлению нового закона, подкупом (bribery) не признавалось "давание или попытка дать некоторую сумму денег, подарок, награду, какую-либо должность, место, занятие или льготу с целью достичь избрания кого-либо в члены парламента, если только эта сумма не была дана избирательному комиссару (returning officer) или избирателю". Подкуп карался штрафом в 1000 фунтов против подкупающего и в 500 фун. - против подкупаемого. Этот акт не предусматривал также уплаты вознаграждения после выборов. Эти пробелы восполнил акт 1842 г., 5 & 6, Vic. с. 102, s. 20, уже предусматривавший случай давания "платы, подарка, какой-либо суммы денег или другой ценности до во время или после выборов, самому избирателю или кому-либо, стоящему на его стороне, или его родственнику или свойственнику для того, чтобы он голосовал или воздержался от голосования". При этом предписывалось голос такого избирателя вычеркивать из списков и не принимать в расчет. Наконец, полное выражение постановления статутного права о подкупе нашли в статуте 1854 г. (17 & 18 Vic. с. 102). "Я не думаю", - говорит Стифен об этом законе - "чтобы можно было определить с большей полнотой и краткостью все особые формы подкупа, которые следовало бы предусмотреть. Для поверхностного читателя перечисление это может показаться многословным или тавтологичным, но, если кто-либо попытался бы произвести опыт, он пришел бы к заключению, что из этого определения нельзя выкинуть ни одного слова*(12)" "Оно состоит из пяти частей, именно сюда относятся: 1) уплата денег за голоса, 2) раздавание должностей за голоса, 3) совершение того или другого с намерением побудить кого-либо не голосовать за известное лицо или голосовать за кого-либо, чтобы избрать его в парламент, 4) совершение таких действий под влиянием подобного подкупа и 5) уплата денег с намерением, чтобы эти деньги были употреблены для какого-либо из указанных действий.

Каждая из этих пяти частей тщательно разработана, так что каждое лишнее слово неточно выразило бы соответственное поведение, а все вместе охватывает то деяние, которое в обычном языке называется подкупом. После того как это постановление стало действующим законом, в течение тридцати лет возникло сомнение лишь по поводу того, подпадает ли один, и притом незначительный, вопрос под действие этого закона или нет. Конечно, следует признать, что подобные определения неприятны для чтения, и не следует надеяться, чтобы публика проникла в их подробности. Но законы пишутся главным образом для руководства правосудием, и я горячо стою за принятый у нас способ составления их"*(13).

Это замечание Стифена о подкупе с успехом может быть приложено ко всему английскому законодательству о преступлениях против избирательного права. Изложению его посвящены десятки и даже сотни статей, предусматривающих порою совершенно казуистичные случаи и отличающихся многословием, повторениями и редакцией, совершенно противоречащей вылощенным, кратким постановлениям континентального права. Но зато ни в одном из кодексов Запада преступные способы влияния при выборах так строго не разграничены от непреступных, ни в одном не предусмотрено так много тонких, трудно уловимых для юриста, подходящего к ним с общими формулами, недозволенных влияний, и ни в одном, наконец, усмотрение судьи, могущее в этих случаях оказаться вредным, вследствие партийных его предубеждений, не поставлено в столь узкие рамки, как в английском*(14). В дальнейшем мы постараемся передать сущность английского законодательства, заранее отказавшись от стремления дословно цитировать сами акты, за полной невозможностью передать их в сколько-нибудь складном переводе, и лишь ограничиваясь возможно дословной передачей состава отдельных преступлений.

Впервые систематизация интересующей нас категории преступлений была произведена в акте 1854 г. Corrupt Practices Prevention act (17 et 18 Vic. с. 102), отчасти дополненном подробными постановлениями Соrrupt aud Illegal Practices Prevention act 1883 (46 et 47 Vic.

c. 51). Этот акт вместе с изданными за время 1854 - 1883 гг.*(15) актами, и в частности, с актом 1895 г., цитируется, как Corrupt Practices Prevention Acts 1854 to 1883 with the Corrupt aud Illegal practices Prevention act 1895*(16).

Всю совокупность караемых деяний английское право обнимает несколькими специальными терминами, которым оно дает подробнейшие определения. Таковыми являются: 1) подкуп (bribery), 2) угощение (treating), 3) недозволенное воздействие (undue influence) и 4) присвоение ложного имени (personation). Все эти действия охватываются понятием "подкупных приемов" (corrupt practices). Вторую группу составляет понятие "противозаконных приемов" (illegal practices), охватывающее: 1) незаконную уплату, 2) незаконный наем и 3) незаконное употребление (illegal payement, hiring, employment); специально предусматриваются: 1) нарушение тайны голосования, 2) нарушение правильности результатов голосования, 3) распускание ложных слухов о кандидате и 4) нарушение некоторых формальных обязанностей.

Деяния, подводимые под понятие подкупа (bribery) и могущие быть учиненными кандидатом или одним из его агентов, сводятся к следующим.

1) Прямо или косвенно, лично или посредством другого преданного лица, давать, ссужать или соглашаться на давание или ссуду, или предлагать, обещать или давать обещание достать или принимать на себя обязанность достать какие-либо деньги или ценные предметы (valuable consideration) какому-нибудь избирателю или для какого-либо избирателя или другого лица, с целью склонить избирателя к голосованию или к воздержанию от голосования; или подкупно совершить одно из вышеуказанных действий по отношению к такому избирателю, уже подавшему голос или воздержавшемуся от голосования на каких-либо выборах.

2) Давать и т. д. какую-либо должность, место или занятие, при тех же условиях.

3) Совершить какое-либо из вышеупомянутых действий, с целью склонить одариваемое лицо достать или приложить старания к тому, чтобы достать, какой либо избирательный голос или чтобы добиться чьего-либо избрания.

4) Доставать или прилагать старания, чтобы достать какой-либо избирательный голос, и т. д.

5) Платить, обещать и т. д. деньги с намерением, чтобы они были истрачены на подкуп, или сознательно платить их в возмещение расходов, уже сделанных*(17).

Это сложное определение охватывает подкуп избирателя, как голосующего, так и голосовавшего. Последнее, конечно, само не составляет преступного деяния, как покушение над негодным объектом, но карается как скрытая форма подкупа до голосования, как известный расчет после предварительно заключенного условия. Покушение на подкуп охвачено довольно полно этим определением. Субъектом преступления может быть не только кандидат, но и всякое преданное ему лицо, действующее в его интересах, причем как вид подкупа рассматривается соглашение об оказании услуг по вербовке голосов за вознаграждение. Само действие определено слишком широко*(18); с точки зрения средств подкупа это преступное деяние распадается на подкуп деньгами или ценными предметами и подкуп обещанием должностей, мест или занятий. Наконец, в последнем пункте карается отдаленная деятельность, могущая быть приравненной даже к приготовлению*(19).

В равной степени является виновным в подкупе и соучастник, принявший вознаграждение. "Каждый избиратель, который до или во время каких-либо выборов прямо или косвенно, сам или посредством другого преданного ему лица, получит, согласится или договорится о каких-либо деньгах, подарке, вознаграждении или ценном предмете, должности, месте или занятии для себя или для другого лица за то, чтобы голосовать или дать согласие голосовать или воздержаться от голосования, и всякий, кто после каких-либо выборов, прямо или косвенно и т. д. получит деньги или ценные предметы ради лица голосовавшего или воздержавшегося от голосования или склонившего какое-либо другое лицо к голосованию или воздержанию от голосования, - будет виновен в подкупе"*(20).

Далее, по Representation of the People Act 1867 (30 et 31 Vic. c. 102. s. 49), всякий, кто прямо или косвенно уплатит какую-либо ценность в пользу казны через сборщика податей с целью обеспечить кому-либо возможность быть занесенным в списки в качестве избирателя и при этом оказать влияние этим на его голос при будущих выборах, а также всякий кандидат или другое лицо, уплачивающее какую либо ценность за избирателя, с целью склонить его к голосованию или воздержанию от голосования, и то лицо, за которого и с ведома которого такая уплата произведена - будут виновными в подкупе*(21).

Угощением (treating) английское право называет "предоставление пищи, питья, угощения или съестных припасов какому-либо лицу с целью подкупно повлиять на него, чтобы он подал свой голос на выборах или воздержался от подачи его"*(22). Деяние это было обложено наказанием лишь в 1883 г., когда за крайней широтой редакции определения подкупа подкупное влияние на избирателей деньгами и обещаниями стало крайне затруднительным и опасным и когда, поэтому, стали прибегать к угощению, как более дешевому и удобному средству*(23). Наличность особого постановления по этому предмету вызвана необходимостью, так как невинное вообще средство - угощение - в применении к общественной жизни становится очень опасным орудием. Оно не может быть вполне отождествляемо с подкупом, так как здесь играет роль не столько корыстный мотив, сколько слабость, податливость на известные средства воздействия (напр., у нас всесилие водки в сельском быту, в Германии - всемогущество пива). Угощение наказывается не только со стороны угощающего, но и со стороны принимающего угощение.

Противозаконным влиянием (undue influence) называется "применение угрозы употребить или употребление какой-либо силы, насилия или сдерживающей меры (restraint) или причинение и угроза причинением, лично или посредством другого лица, какого-либо оскорбления, ущерба, вреда или потери какому-либо лицу, с целью побудить такое лицо голосовать или воздержаться от голосования при выборах, или по отношению к лицу, уже голосовавшему или воздержавшемуся от голосования"; также будет виновен в противозаконном влиянии тот, "кто уводом, арестованием или каким-либо обманным способом или выдумкой воспрепятствует или помешает свободному осуществлению прав какого-либо избирателя или повлияет на подачу голоса или воздержание от голосования при выборах"*(24). Предусматриваемое этой статьей преступное деяние рассматривается на континенте не столько с точки зрения достижения известной цели, вредной при выборах, сколько с точки зрения посягательства на личную свободу; оно заключается в угрозах, насилии, причинении вреда, задержании, обмане и вообще всяких приемах, имеющих в виду помешать правильному осуществлению прав. Достижения результата (воздержания от голосования или несогласного с волей голосования) не требуется, а достаточно только деятельности, направленной на это. Однако самая деятельность обозначена в слишком широких понятиях, охватывая всякие угрозы и всякие средства, запрещенные законом, а не только те, которые действительно могут быть достаточными для того, чтобы повлиять на голос избирателя*(25).

Подлог в личности (personation) также относятся к corrupt practices. Лицо во всех случаях, относящихся к парламентским и муниципальным выборам, будет признано виновным в personation, если оно при выборах воспользуется для избирательного бюллетеня (ballot paper)*(26) именем какого-либо другого лица, живущего или умершего или вымышленного или уже однажды голосовавшего при этих выборах под собственным именем*(27). К personation приравнивается соучастие, подстрекательство и покушение на совершение этого преступления. Personation является фелонией. Чиновник, заведующий выборами (returning officer)*(28), обязан возбудить преследование против лица, которое он подозревает в этом преступлении, причем ему будут возвращены все издержки по преследованию и дано соответственное вознаграждение за труды и потерю времени.

Указанные четыре категории обнимаются общим понятием corrupt practices, с точки зрения оснований наказуемости. Необходимым признаком состава этих преступлений является умышленность совершения этих деяний. Вследствие этого, практика признает, напр., что учреждения и корпорации не могут быть признаны виновными в corrupt practices, так как они не могут иметь злой воли*(29). Если corrupt practices совершены одним из агентов кандидата, то требуется доказать, что агент действовал с согласия и ведома кандидата*(30).

Наказанием для кандидата прежде всего является недействительность его выборов и лишение его права когда-либо быть избираемым в парламент от данной местности, если виновным в corrupt practices оказался он сам, - и - лишение этих же прав на срок в семь лет со времени постановления суда, если виновным он оказался через своих агентов*(31).

Кроме того, каждое лицо, признанное виновным решением избирательного суда, приговаривается к тюремному заключению, с тяжкими работами или без них, на срок до одного года, или к штрафу до 200 фунтов. Corrupt practices считаются misdemeanors, кроме personation, которое есть felony*(32), и наказываются заключением в тюрьме с тяжкими работами на срок до двух лет. Лицо, виновное в подкупных приемах, не может также в течение семи лет быть вносимо в списки избирателей или голосовать при парламентских выборах, а также назначаться на некоторые публичные должности и занимать какую-либо государственную или судебную должность; если же такое лицо занимает подобную должность, оно должно быть уволено. В течение такого же срока оно не может заседать в Палате Общин*(33).

Уловить момент умышленности при подкупных влияниях представляется весьма трудным. Английское же право не допускает возможности отбросить этот существенный признак, так как он составляет то зерно, в котором таится злая воля и против которого именно и направлена борьба закона. Поэтому, наряду с перечислением более распознаваемых способов подкупа, статуты установили наказуемость ряда деяний, могущих скрывать в себе подкуп или могущих оказать аналогичное подкупу действие. Сюда относится как нарушение специальных правил, имеющих в виду предупредить неправильности выборов, так и чрезмерные траты на агитацию, превосходящие размеры нормальной пропаганды известной программы или известного кандидата*(34). К области административного и государственного права будет относиться указание таких предупредительных средств, роль же уголовного права ограничивается рассмотрением оснований и условий их наказуемости*(35).

Illegal practices распадаются на незаконную уплату, незаконный наем и незаконное арендование. Так,

1) не должно быть заключаемо договоров или не должна быть производима уплата в целях избрания кандидата при каких-либо выборах:

а) по поводу найма лошадей, вагонов железной дороги или иных средств для привоза или увоза избирателей к месту выборов или от него;

б) по поводу пользования каким-либо домом, землею, строением или зданиями для вывешения какого либо циркуляра, проекта, записки или по поводу такого вывешивания (деяние это наказуемо, если субъектом его является простой избиратель, а не специальный агент, имеющий на то право)*(36).

с) по поводу какой-либо совещательной залы (сотmitee room), сверх числа таких зал, дозволенного I шедулой этого акта*(37).

Деяния эти считаются полицейскими нарушениями; за нарушение их подлежат наказанию не только платящие, но и принимающие платеж по поводу таких договоров. Но обычные дела, которые существуют между агентом кандидата и избирателем по поводу подобных договоров, вне сферы избирательной агитации, не входят в понятие противозаконной практики*(38).

Далее, признается виновным в мисдиминоре:

2) если кто-либо воспользуется в качестве совещательной залы помещением, в котором продаются крепкие напитки (кроме постоянного политического клуба) или в котором обыкновенно покупаются пища и напитки за пользование зданием, или в котором находится элементарная школа (ibid. s. 20);

3) если кто-либо заключает платный договор относительно оркестров музыки, факелов, флагов, знамен, кокард, лент или иных знаков отличия (ibid. s. ?6. ?)*(39);

4) если кто-либо голосует или побуждает кого-либо голосовать и доставляет кому-либо возможность голосовать, зная, что это лицо не имеет на то права (46 et 47 Vic. c. 51. s. 9. I);

относительно правильной постановки кандидатуры:

5) если кто-либо подкупным образом склоняет или добивается, чтобы другое лицо сняло свою кандидатуру при выборах за известную плату или обещание уплаты (ibid. s. 15);

6) если кто-либо до или во время выборов умышленно публикует ложное известие о снятии кандидатуры кем-либо, при каких-либо выборах, чтобы провести избрание какого-либо другого кандидата (ibid. s. 9. 2);

7) если какой-либо кандидат расходует при выборах сумму, превышающую легальный максимум, установленный этим актом*(40);

8) если кто-либо пользуется услугами какого-либо лица для платежей ради каких-либо целей, отличных от тех, которые перечислены в законе, или превышающих законный максимум, и если кто оказывает подобные услуги (ibid. s. 171);

9) если кто-либо печатает, публикует или выставляет плакат, объявление или воззвание, не снабженные именем и адресом напечатавшего и опубликовавшего (ibid. s. ?8);

10) если кандидат производит издержки иначе, чем через посредство своего избирательного агента (election agent)*(41) (ibid. s. 28. 2).

Нарушившие эти обязанности подлежат ответственности за противозаконные действия - illegal practices.

Наказанием за каждое из перечисленных деяний являются штраф до 100 фунтов и лишение права участвовать в выборах парламентских и местных в течение семи лет со времени осуждения. Если такое лицо голосовало, то его голос не принимается в расчет (ibid. s. 36).

Перечисленные 10 случаев незаконных приемов очеркивают постановку кандидатуры и агитационной деятельности в Англии. Типическими чертами ее являются, следовательно, 1) наличность у кандидата особого избирательного агента, действующего за него, и официально признаваемого и пользующегося различными преимуществами; 2) ограничение агитационных расходов и приемов; 3) расширение каталога запрещенных способов воздействия на избирателей; 4) значительные размеры издержек по выборам, так как многие расходы по их организации падают на кандидата, а не на общину.

Для предупреждения участия в голосовании таких лиц особый чиновник в каждой местности составляет список лиц, лишенных правоспособности при выборах, вследствие совершения ими преступлений против избирательного права, с указанием преступного деяния, за которое каждое лицо было осуждено. Список этот просматривается местными административными властями и публикуется вместе со списком избирателей. Однако официальной проверки избирательных списков со стороны особой комиссии не существует. Каждый может лишь возбудить жалобу пред особым бэрристером (revising barrister), назначаемым ассизным судом, на неправильное занесение его в список лиц, исключенных от участия, или вообще на невнесение его в списки избирателей. Barrister после состязательного производства вносит соответственное исправление или отвергает просьбу. На это решение можно приносить жалобу суду королевской скамьи*(42).

Для наказуемости противозаконных приемов внутренняя сторона преступления безразлична: преступление может быть умышленным или неумышленным, оно все же подлежит наказанию, раз только установлен фактический его состав*(43).

Об извинительных обстоятельствах при corrupt и illegal practices 46 и 47 Vic. с. 51 шед. 22 - 24 постановляет: "Если при рассмотрении жалобы по поводу выборов (election petition) избирательный суд постановит, что кандидат виновен в применении через посредство своих агентов подкупных или противозаконных приемов, и если кандидат докажет суду, а) что подкупные и противозаконные действия не были совершены им или его избирательным агентом, но что приписываемые ему деяния совершены без его соизволения и вопреки его приказаниям или без поддержки самого кандидата и его избирательного агента, в) что сам кандидат и его избирательный агент приняли все разумные меры, чтобы предупредить совершение подкупных или противозаконных действий при выборах, с) что эти преступные деяния общеприняты, не существенны и ничтожны, и d) что во всех других отношениях его избрание было свободно от всяких подкупных и противозаконных влияний со стороны его и его агентов, то избрание такого кандидата не считается недействительным и его не постигает лишение прав, указанное в законе". Такая широкая возможность оговорок установлена в целях предупреждения различных интриг против уже избранного кандидата: при широкой редакции английского закона, во время агитационной деятельности всегда возможно совершение отдельных действий, могущих быть подведенными под действие статутов; выискивая их, партийная деятельность могла бы лишать действительности почти каждые выборы. Поэтому за судом оставлено довольно широкое право усмотрения в признании недействительности избрания данного кандидата и в назначении лишения прав (но не штрафа, который даже и при указанных извинительных обстоятельствах должен быть назначен). Суду не предоставлено права усмотрения в установлении срока продолжительности праволишений Актами 35 и 36 Vic. с. 60, 46 и 47 Vic. с. 51 §. 6 этот срок установлен в 7 лет. Лицо совершившее felony или приговоренное к смерти, пожизненным или срочным каторжным работам или к простому лишению свободы на срок больше года лишается избирательных прав. Восстановление в этих правах возможно или по акту королевского помилования или по отбытия наказания.

Но в некоторых случаях Высшему Суду предоставлено право совершенно освобождать кандидата и его агентов от ответственности, грозящей им по закону, именно: если суд признает достаточно доказанным, что при выборах какое-либо деяние или опущение кандидата или его избирательного агента, относящееся к illegal practices, явилось результатом непредусмотрительности или случайного неправильного расчета (accidental miscalculation) или какой-либо иной уважительной причины подобного рода и что оно ни в коем случае не вытекает из недостатка добросовестности"*(44).

К указанным преступным деяниям, предусматриваемым законом 1883 г., должно присоединить еще некоторые. Так, закон 1868 г.*(45) предписывает, "чтобы ни один избиратель, служивший в течение шести предшествовавших выборам месяцев какому-либо кандидату избирательным агентом или собирателем голосов (canvasser)*(46), не мог голосовать при этих выборах"; в противном случае, он будет виновен в мисдиминоре. Целесообразность этого ограничения может быть оспариваема. Основанием его могло бы служить мнение, что лицо, служившее избирательным агентом, имеет уже заранее определенное убеждение относительно кандидата и что оно может влиять при выборах на остальных Первое основание однако не противоречит праву свободной подачи голоса; второе едва ли возможно при строгой наказуемости всяких способов неправильного воздействия.

Акт 1872 г. (35 et 36 Vic. с. 33) предусматривает ряд преступных деяний против правильности голосования и против нарушения тайны выборов. Шедула 3 этого акта гласит: "Всякий, кто: 1) подделает или злоумышленно исказит или злоумышленно уничтожит какое-либо заявление о предложении в кандидаты (nomination-paper) или передаст заведующему выборами чиновнику такое заявление, зная о его подложности, или 2) подделает или фальсифицирует или умышленно исказит или уничтожит какой-либо баллотировочный листок (ballot-paper) или официальный знак на нем, или 3) передаст какому-либо лицу баллотировочный листок без надлежащего уполномочения, или 4) умышленно положит в баллотировочный ящик бумагу, отличную от баллотировочного листка, установленного законом для вложения, или 5) умышленно похитит из места, предназначенного для устройства выборов, какой-либо баллотировочный листок, или 6) без особого полномочия уничтожит, унесет, откроет или иным образом повредит баллотировочный ящик или связку баллотировочных листков, употребляемых для выборов, будет признан виновным в мисдиминоре и подвергнется, если он - чиновник, заведующий выборами, или чиновник или клерк, прикомандированный к производству выборов, - тюремному заключению на срок не свыше двух лет с тяжкими работами или без них; или если он - какое-либо иное лицо, то тюремному заключению на срок не свыше шести месяцев". Покушение на это преступление наказывается в такой же мере, как и совершение его.

Указанные постановления обеспечивают соответствие подаваемых бюллетеней действительному результату голосования. Английское право здесь, однако, но предусматривает известного континентальному праву умышленно неправильного прочтения бюллетеней и неправильного вписания в них имен кандидатов, а также неправильного подсчета голосов. В остальном, предусмотрены случаи прибавления и похищения бюллетеней и поступки, направленные к обеспечению средств выполнения таких обманных действий. Наказуемость лиц должностных в этом случае возвышается по сравнению с лицами частными, вследствие наличности здесь с их стороны злоупотребления доверием.

Шедула 4 того же акта*(47) предусматривает случаи нарушения тайны голосования со стороны чиновника, клерка и агента, прикомандированных к производству выборов, и со стороны частных лиц. "Каждое лицо должно охранять и содействовать охранению тайны голосования и не должно сообщать, кроме случаев, указанных в законе, прежде, чем голосование не закончилось, каких-либо сведений, относящихся к имени и числу голосов, помещенных в баллотировочном листке какого - либо избирателя, и не должно вмешиваться или делать к тому попытку в записывание избирателем своих голосов и вообще не пытаться каким-либо иным способом узнать, за каких кандидатов избиратель будет подавать голос. Кроме того, каждое лицо, считающее голоса, должно держать в тайне голосование и не пытаться подсмотреть цифру, поставленную на оборотной стороне листка; оно не должно также сообщать известного ему сведения кандидату, за которого или против которого подан голос на каждом отдельном баллотировочном листке. Никто не должен прямо или косвенно склонять избирателя развернуть свой баллотировочный листок после того, как он подписал его, чтобы затем сообщить кому-либо имя кандидата, за или против которого подан голос. Всякий, кто будет действовать в нарушение этих правил, подвергнется ответственности в суммарном порядке перед двумя мировыми судьями и будет наказан тюремным заключением на срок до шести месяцев с тяжкими работами или без них". Строгость наказания, положенного за нарушение тайны голосования, объясняется отчасти тем значением, которое придает ей английское право для обеспечения свободной подачи голосов, отчасти преимущественно должностным характером этого преступления.

Кроме того, в законе общим образом установлена ответственность лица, заведующего выборами, председателя выборов и клерка за "всякое умышленное причинение вреда или за всякое умышленное действие или опущение в нарушение закона." В этих случаях, кроме вознаграждения, следуемого за такой вред частному лицу, виновный обязан уплатить штраф в размере, не превышающем 100 фунтов.*(48)

По акту 1895 г.*(49) к числу противозаконных действий, illegal practices, причислено "ложное сообщение факта, относящегося к личному поведению или характеру кандидата, с целью провести избрание другого кандидата, если только сообщивший не может доказать, что он считал по разумным основаниям данное сообщение правильным"*(50). При этом кандидат в таком случае не ответствует за своих агентов, кроме избирательного агента, если только не доказано, что он их уполномочил или согласился на такое противозаконное деяние или что он платил им за распространение такого ложного сообщения. Недействительность избрания, состоявшегося при таких условиях, решается судом по жалобе против выборов (election petition), причем выборы остаются в силе если суд найдет, что избрание такого кандидата было обеспечено и без того, и не явилось следствием этого ложного сообщения.

Нам остается в самых общих чертах рассмотреть процессуальную постановку судебного рассмотрения преступлений против избирательного права.

Судебное производство по поводу приведенных выше преступных деяний может быть возбуждено в течение года со времени учинения преступления или в течение трех месяцев после отчета избирательных чиновников о выборах в том округе, где производится расследование о злоупотреблениях. Протест против выборов должен быть заявлен в течение 21 дня после передачи документов относительно выборов государственному чиновнику или после передачи сведений об издержках, получаемых от избирательного агента, или если к прошению приложена жалоба на какие либо преступные деяния, учиненные при выборах или после их, то срок заявления ее увеличивается до 28 дней. Через 3 дня после подачи петиции, истец должен внести залог в размере 1.000 ф. ст.

Преследование может быть возбуждено каждым избирателем или кандидатом; возможна и коллективная подача жалобы; жалоба, называемая election petition, подается в Высший суд. До 1770 г. вопрос о правильности и действительности выборов решался общим собранием нижней палаты, в котором, конечно, решение определялось интересами сильнейшей партии; вместо соображений справедливости здесь играли роль соображения политики, и, понятно, беспристрастность отсутствовала*(51). Для того, чтобы устранить эту perversion of justice, как называли сами англичане подобное производство, акт 1770 г. создал особый совет из членов парламента; на этот совет, однако, также раздавались частые жалобы за пристрастие и некомпетентность, "свойственные комитетам, организованным подобным образом"*(52). Этот совет, все же, просуществовал долго, и лишь в 1868 г., по акту 30 et 31 Vic. с. 125, решение вопроса о действительности выборов было передано Вестминстерскому суду (Court ot common pleas) сь сохранением за нижней палатой права признавать недействительными выборы того кандидата, который окажется неправоспособным*(53). Жалобы относительно выборов, произведенных в городах, рассматриваются, в особом составе в отделении Высшего суда - суде королевской скамьи (King's Bench Division), который предварительно поручает проверку выборов бэрристеру, имеющему не менее, чем 15-летний стаж. Такой бэрристер имеет полномочия коронного судьи: ему принадлежит право допроса свидетелей под присягой, право передачи дела в суд присяжных, если он найдет состав corrupt practices. Его решения о действительности или недействительности выборов подлежат обжалованию в Divisional Court o England

Жалоба пo английскому праву рассматривается как частное прошение или частное обвинение, в поддержании которого государство не заинтересовано; государство не оказывает поддержки этим процессам, всецело предоставляя ведение их и риск уплаты грандиозных издержек частным лицам. Такое невмешательство, могущее с первого взгляда найти себе оправдание в необходимости ограждения беспристрастия и состязательности, на деле приводит к массе злоупотреблений и к решительному преобладанию богатых. Как указывается в одном из парламентских отчетов, "вместо того, чтобы смотреть на проверку выборов, как на частную тяжбу между Джонсом и Броуном, которые в действительности оказываются наименее заинтересованными, следовало бы признать, что главной стороной, заинтересованной в том, чтобы иметь честные выборы честного человека является народ"*(54). Такой взгляд, однако, испытывает ряд ограничений. Так целым рядом постановлений английское право постаралось обеспечить действительное поддержание жалобы пред судом и воспрепятствовать произвольному взятию ее обратно. Так, соглашение о взятии жалобы на выборы назад за известное вознаграждение рассматривается как мисдиминор и карается штрафом до 200 фунтов или тюремным заключением до одного года. Во всех случаях взятия жалобы обратно делается заявление спикеру о причинах этого. При рассмотрении дел по таким жалобам в суде обязан присутствовать представитель публичного обвинения (director of public prosecution или его помощники), который должен повиноваться указаниям суда относительно вызова свидетелей для допроса или относительно преследования виновных. Впрочем, эти права принадлежат директору публичного обвинения и самостоятельно. Суд производится в суммарном порядке, причем судья может назначить тюремное заключение до 6 мес. или штраф до 200 ф. В случае обвинения в corrupt practices, обвиняемому принадлежит выбор между суммарным порядком и разбирательством в суде присяжных. До суда обвиняемый может быть заключаем под стражу.

Директор публичного преследования может назначать себе заместителя из бэрристеров и солисиситоров с практикой не менее 10 лет, которые получают вознаграждение по усмотрению казначейства. Расходы по производству дела принимаются казначейством на себя, но суд может по своему усмотрению возложить их на какую-либо из сторон, если ему по разумной причине покажется то справедливым. Если суд найдет, что подкупные действия учинены без ведома ответчика (обвиняемого), который принял все разумные меры для их предупреждения, то он может освободить его от уплаты издержек, суд может даже возложить издержки полностью или отчасти на общину и графство, при признании, что подкупные влияния широко применялись там при выборах (своего рода коллективная уголовная ответственность), или на отдельных лиц, замешанных в этих действиях. Издержки эти весьма велики и достигают иногда 5000 ф. ст. Это влечет за собою различные сделки и соглашения между тяжущимися (см. выше). Впрочем, ответчик может прекратить дело до суда, и не платить издержек, отказавшись от своего места в парламенте*(55).

Процессуальные правила судебного разбирательства лишь немногим отличаются от общих правил суммарного производства*(56). Решение суда сообщается спикеру нижней палаты, который в соответствии с этим назначает новые выборы или признает старые. В случае если злоупотребления при выборах были весьма многочисленны или если в течение двух недель после открытия парламента будет подано нижней палате заявление, подписанное не менее чем 20 избирателями относительно ряда злоупотреблений при выборах, то на основании 15 и 16 Vic. с. 57 парламент выбирает особую election commission из числа адвокатов, имеющих не менее, чем 7-летний стаж. Комиссия эта ведет настоящее судебное следствие, пользуясь судебными правами, и дает свое заключение о злоупотреблениях. При наличности последних избирательный округ может быть наказан лишением мандата на известный срок (другой случай коллективной уголовной ответственности). На практике это лишение производится тем способом, что спикер не посылает в этот округ нового предписания о выборах.

Мы рассматривали исключительно парламентские выборы. Но постановления эти соответственно применяются и к выборам муниципальным и общинным. Так, при этих последних виновный в corrupt practices подлежит подобным же "жалобам, преследованиям, наказаниям, ограничениям и потерям, какие указаны при выборах парламентских." Закон об "illegal practices" в сущности своей тот же, как и при парламентских выборах*(57).

Мы отметили лишь самые существенные черты английского законодательства, не имея возможности войти в полное их рассмотрение, изобилующее отличающимися порою своею мелочностью и исключительностью положениями. Английская система выборов, в смысле предупреждения нежелательных воздействий, регламентирована значительно более тщательно, нежели какая-либо другая, чем и объясняется обилие преступных деяний, порою чисто формального свойства (особенно в вопросе об издержках). Такая регламентация отнюдь не может рассматриваться как идеал, а объясняется историческими причинами и крайне медленным развитием в Англии всеобщего избирательного права, а также неприспособленностью этого права к жизни. На этой почве, как известно, возникали целые государственные болезни; в качестве паллиативов мы и видим столь сложное сооружение, как различные формы контроля. Агитационная деятельность в Англии значительно более стеснена, нежели, напр., во Франции; общественное участие в организации и производстве выборов слабее, так как бюро складывается из чиновников; наконец, в Англии мы наблюдаем любопытное возложение на кандидата уголовной ответственности за третьих лиц, действующих в его интересах.

<< | >>
Источник: Люблинский П.И.. Преступления против избирательного права. - С.-Петербург, Типо-Литография А.Г. Розена.. 1906

Еще по теме Глава вторая. Английское законодательство:

  1. Глава 10. Международные стандарты прав человека и проблема международной правосубъектности индивида
  2. Английское наследие и американские нововведения
  3. § 3. Значение деклараций и законодательства государств о нейтралитете во время войны
  4. Глава 16 Теория интегрального национализма (В. Жаботинский)
  5. 3. Английские демократы XVII века
  6. Глава II ИСТОЧНИКИ ГРАЖДАНСКОГО И ТОРГОВОГО ПРАВА
  7. Глава VII ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  8. § 2. Сближение акционерного законодательства капиталистических стран
  9. Глава 2 Право на компенсацию морального вреда
  10. Глава первая. Право литературной и художественной собственности или авторское право (аналогия собственности)
  11. Глава вторая
  12. § 2. СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -