<<
>>

§ 4. Виды и формы соучастия

Вопрос о видах и формах соучастия вызывал неоднозначное отношение еще в дореволюционном праве и не решен до сих пор по той простой причине, что российское уголовное законодательство не использует термины «форма и вид соучастия».
В специальной литературе советского периода вопрос о формах соучастия обстоятельно был рассмотрен А.Н. Трайниным, выделявшим: а) соучастие простое, б) соучастие, квалифицированное предварительным соглашением соучастников, в) соучастие особого рода (соучастие в преступном объединении), г) организованную группу475 476. М.И. Ковалев выделял две формы соучастия: совиновничество и соучастие в тесном смысле слова477. По мнению Ф.Г. Бурчака, следует говорить о соучастии в собственном смысле слова (сложном соучастии) как институте Общей части УК, соучастии особого рода, предусмотренном Особенной частью УК, и соисполнительстве478. В учебной литературе также предлагаются различные варианты деления соучастия на формы и виды, причем нередко в одном учебнике говорится о «форме соучастия», а в другом — такое же содержание вкладывается в понятие «вид соучастия» либо одно и то же явление именуется по-разному479. Оптимальным и отвечающим требованиям всесторонней оценки совместной преступной деятельности и, как следствие этого, дифференциации и индивидуализации ответственности соучастников представляется деление соучастия на виды и формы. Это самостоятельные классификации, критериями которых являются различные обстоятельства, не подлежащие смешению. Деление соучастия на виды сопряжено с определением оснований ответственности соучастников, а также индивидуализацией их ответственности. Установление конкретной формы соучастия позволяет дать оценку характеру и степени общественной опасности совместной преступной деятельности в целом. Предлагаемый подход находит свое подтверждение и в законодательной конструкции соучастия. Вместе с тем, несмотря на самостоятельный характер указанных классификаций соучастия на формы и виды, между ними существует определенная взаимосвязь.
В конкретных случаях совершения преступления в соучастии возможно сочетание различных форм и видов. Например, совершение преступления организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) чаще всего происходит при фактическом распределении ролей среди соучастников, но с юридической точки зрения все соучастники, вне зависимости от фактически выполняемой роли, признаются соисполнителями. При определении простейшей формы соучастия законодатель подчеркивает, что в совершении преступления группой лиц участвуют два или более исполнителя (ч. 1 ст. 35 УК). В данном случае связь между формой (группой лиц без предварительного сговора) и видом соучастия (соисполнительство) является однозначной. В основе выделения в ст. 33 УК исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника лежит характер деятельности различных соучастников по выполнению объективной стороны преступления (выполняемые ими роли и степень участия). Такую классификацию следует именовать разделением соучастия на виды. По критерию различия в характере выполнения объективной стороны преступления можно выделить простое соучастие (соисполнительство), которое по субъективной стороне именуется совиновничество, и сложное соучастие (соучастие с разделением ролей), именуемое по субъективной стороне соучастием в тесном смысле слова. При простом соучастии каждый из соучастников без разделения ролей непосредственно полностью или частично выполняет объективную сторону преступления. Совместность действий в этих случаях диктуется единством времени и места совершения преступления. В случаях сложного соучастия особенность совместной преступной деятельности выражаетця в том, что среди соучастников имеет место юридическое распределение ролей и поэтому появляются исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Соответственно каждый из названных соучастников выполняет различные по своему характеру действия. Объективную сторону состава преступления, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК, при сложном соучастии непосредственно выполняет лишь исполнитель (соисполнители).
Иные соучастники выполняют объективную сторону опосредованно через действия исполнителя (соисполнителей). Разграничение соучастия на виды имеет важное юридическое значение1. В частности, такое разграничение позволяет обосновать не только ответственность исполнителя, но и ответственность иных соучастников. Кроме того, в зависимости от вида соучастия определяются и правила квалификации их действий. Соисполнители сами выполняют объективную сторону преступления, поэтому их действия в соответствии с ч. 2 ст. 34 квалифицируются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК. Организатор, подстрекатель и пособник объективную сторону преступления сами не выполняют; это делает исполнитель, а они в разных формах оказывают ему содействие. Поэтому уголовная ответственность для них наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК (виды соучастников), за исключением тех случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34). В некоторых случаях определить вид соучастия бывает сложно, и для этого необходим тщательный анализ объективной стороны состава преступления. ' Так, не соисполнительством, а пособничеством были признаны действия М., который против воли потерпевшей затолкнул ее вместе с Г. в полуразрушенный дом, где в последующем какого-либо содействия Г. в преодолении сопротивления потерпевшей во время изнасилования не оказывал480 481. В специальной литературе не имеется общепризнанного перечня форм соучастия, что обусловлено прежде всего расхождениями в определении критериев разграничения соучастия на формы. Различные авторы выделяют разные критерии: степень согласованности преступной деятельности, способ взаимодействия соучастников (способ соединения усилий), конструкцию состава преступления, степень согласованности соучастников и совместность (организованность) действий соучастников, характер участия в преступлении. Анализ современной уголовно-правовой литературы позволяет в обобщенном виде выделить следующие предлагаемые классификационные формы соучастия: а) соучастие без предварительного соглашения и соучастие с предварительным соглашением (группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация))1; б) сложное соучастие, соисполнительство, преступная группа, преступное сообщество482 483; в) группа лиц без предварительного сговора, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация)484.
Первые две классификационные формы, как представляется, обладают двумя недостатками. Во-первых, институты Общей и Особенной частей УК искусственно отрываются друг от друга, и нормы Общей части теряют свой универсальный характер. Нет разновидностей соучастия, характерных для Общей или Особенной частей; формы соучастия едины для уголовного права в целом. Поэтому определение форм соучастия и их классификация в силу универсальности норм Общей части дается прежде всего в Общей части, а уже затем в зависимости от специфики конкретного состава преступления они одноименным образом формулируются в конкретных статьях Особенной части УК. Во-вторых, нельзя осуществлять деление на формы, исходя из двух классификационных оснований: соучастие по одному критерию подразделяется на две формы, а затем в рамках второй формы уже по другому основанию выделяются еще три формы, что лишает такую классификацию логической стройности. В-третьих, во второй классификационной форме не исключается возможность взаимопересечения элементов, составляющих эту классификацию, поскольку при совершении конкретных преступлений в преступной группе возможно как фактическое распределение ролей между соучастниками, так и соисполнительство. С учетом вышеизложенного обоснованной представляется позиция тех авторов, которые придерживаются последней классификационной формы. Классификационным основанием выделения форм соучастия при таком подходе является социально-психологический критерий — степень согласованности (сорганизованности) действий соучастников. Деление соучастия на формы непосредственно вытекает из закона (ст. 35 УК). Форма соучастия представляет собой внешнюю сторону совершения преступления, которая отражает степень согласованности действий соучастников как при подготовке, так и при совершении конкретного преступления. Чем больше степень согласованности действий соучастников, тем опаснее данная совместная преступная деятельность. Именно согласованность определяет в конечном итоге эффективность объединенных усилий (больший вред, наименьшие потери времени, большее влияние на потерпевших и т.п.).
Группа лиц — наименее опасная и относительно редко встречающаяся форма соучастия, при которой в совершении преступления совместно участвуют два или более исполнителя, действующие без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК). Отличительной чертой этой формы соучастия является отсутствие предварительного сговора, которое обусловливает либо полное отсутствие у соучастников согласования относительно предстоящего преступления, либо оно носит настолько неопределенный и незначительный характер, что можно говорить лишь о минимальной субъективной связи соучастников. Данная связь устанавливается либо в момент начала совершения преступления, либо чаще всего в процессе его совершения и фактически ограничивается знанием о присоединяющейся деятельности другого лица. Поэтому группа лиц может состоять только из соисполнителей, объединенных единством места и времени совершения преступления. Наличие группы лиц возможно при совершении любых умышленных преступлений. Однако правовая оценка содеянного может быть различной. Группа лиц может выделяться в качестве квалифицирующего признака отдельных составов преступлений. В Особенной части как квалифицирующий признак она встречается довольно редко, в основном в преступлениях против личности (п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 111, п. «г» ч. 2 ст. 112, п. «е» ч. 2 ст. 117, п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст. 132). В иных случаях факт совершения преступления группой лиц учитывается при назначении наказания в качестве отягчающего наказание обстоятельства (п. «в» ч. 2 ст. 63 УК). Группа лиц по предварительному сговору - более опасная форма соучастия, в которой участвуют лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК). При этой форме соучастникам известны не только общий характер, но и некоторые детали предполагаемого преступления. Однако степень согласованности, которая появляется в результате сговора, остается достаточно низкой (отсутствие конкретизации деталей преступления, его планирование в самой простейшей форме, простейшее или полностью отсутствующее разделение ролей и т.д.).
Законодатель характеризует данную форму, указывая на такой существенный момент, как «заранее договорившиеся о совместном совершении преступления». Таким образом, от простой группы лиц данная форма отличается наличием сговора и временем достижения такого сговора — заранее. В содержание предварительного сговора входит соглашение, во-первых, о совместности, т.е. о функциях в совершении преступления, и, во-вторых, о самом совершении преступления. Чаще всего сговор касается таких элементов состава преступления, как место, время, способ совершения преступления. Он может достигаться словами, жестами, условными знаками, а иногда даже взглядами. Соргани- зованность соучастников при данной форме соучастия незначительна. В теории и судебной практике сложилось устойчивое мнение, что предварительный сговор должен быть достигнут до момента начала совершения преступления. По одному из дел Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР указала, что преступление может быть квалифицировано как совершенное по предварительному сговору группой лиц тогда, когда участники преступления договорились о его совершении до начала преступления1. В уголовном праве началом преступления принято считать выполнение объективной стороны. Все договоренности, которые достигаются до этого момента, являются предварительными. При этом промежуток времени между сговором и началом совершения преступления может быть различным и решающего значения не имеет. Сложным и не получившим разрешения в теории и судебной практике вопросом является также определение вида соучастия (только соиспол- нительство или возможность соучастия с юридическим распределением ролей) при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц. После вступления в действие УК 1996 г. в уголовно-правовой доктрине также не сформировалось единой точки зрения. Одна группа авторов по-прежнему считает, что в рассматриваемых случаях возможно как соисполнительство, так и распределение ролей485 486. Другие авторы полагают, что данная форма соучастия должна выполняться только в виде соисполнительства487. Мы полагаем, что решение данного вопроса зависит от того, как законодатель закрепляет в УК группу лиц по предварительному сговору. В тех случаях, когда группа лиц по предварительному сговору предусматривается в Особенной части УК как квалифицирующий преступление признак, она должна состоять только из соисполнителей. Общественная опасность такой формы совместного совершения преступления возрастает до уровня, закрепляемого законодателем в виде квалифицирующего обстоятельства, именно благодаря единству места и времени действий соучастников. Во-первых, в этих случаях возможно совершение таких преступлений, которые не под силу одному лицу. Во-вторых, согласованное совместное преодоление мер по защите объекта от преступного посягательства существенно снижает степень его защищенности. В-третьих, значительно облегчается совершение преступления (достигается максимальный эффект, быстрее наступает преступный результат, тяжесть причиняемого вреда увеличивается). Высказанная точка зрения находит свое подтверждение и в судебной практике. Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» указал: «мошенничество, присвоение или растрата считаются совершенными группой лиц по предварительному сговору при условии, что в этих преступлениях участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении. При рассмотрении дел об указанных преступлениях, совершенных двумя и более лицами, суду надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные (выделено нами. — Авт.) на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников»488. Вместе с тем объективная сторона различных преступлений нередко носит сложный характер. Когда при совершении хищения одно лицо находится на страже, обеспечивая тем самым тайность изъятия имущества, другое взламывает дверь квартиры, а третье физически изымает имущество, распределение ролей связано с технологией совершения кражи, не имеющей юридического значения. Все эти лица являются соисполнителями, действия которых квалифицируются только по п. «а» ч. 2 ст. 158 без ссылки на ст. 33 УК. Напротив, лицо, которое только предоставило различный инструмент для взлома двери, является пособником, и поэтому его действия должны квалифицироваться со ссылкой на ст. 33 УК. Таким образом, при совершении конкретного преступления в пределах объективной стороны внутри группы лиц по предварительному сговору вполне возможно «техническое» распределение ролей, не влияющее на квалификацию содеянного, об этом прямо сказано в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»: «Исходя из смысла ч. 2 ст. 35 УК уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникло в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК»1. В случаях, когда распределение ролей осуществляется по принципу выделения организатора, пособника, подстрекателя и исполнителя без участия трех первых лиц в непосредственном совершении преступления, такое распределение является юридически значимым и не может расцениваться как соучастие в форме группы лиц по предварительному сговору2. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» подтвердил необходимость ссылки в соответствующих случаях и на ст. 33 УК. Однако, по нашему мнению, такое решение не является юридически безупречным. По смыслу закона, обязательным условием квалификации содеянного по конкретной статье Особенной части УК как совершенного группой лиц по предварительному сговору является совершение преступления в виде соисполнительства. Следовательно, если соответствующее требование не соблюдается, то и квалифицировать содеянное по признаку группы лиц по предварительному сговору нельзя. Такая позиция в последние годы находит поддержку и в деятельности правоохранительных органов. Так, по делу П. и Ч. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, учитывая, что один из двух осужденных непосредственно не участвовал в разбойном нападении на потерпевших, не проникал в их квартиру, а лишь предоставил исполнителю оружие, транспортное средство и помощь в сокрытии похищенного и следов преступления, переквалифицировала его действия в этой части с п. «а», «г» ч. 2 ст. 162 УК на ч. 5 ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст. 162 УК как соучастие в форме пособничества в разбойном нападении с применением оружия. В отношении исполнителя преступления, осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК, она исключила из приговора квалифицирующий признак разбоя — совершение его группой лиц по предварительному сговору. Аналогичное решение было принято Военной коллегией Верховного Суда РФ и по делу Е. и А.3 Группой лиц по предварительному сговору могут совершаться различные преступления. В некоторых случаях это обстоятельство пря- : 1 v 1 ВВС РФ. 2003. № 2. 2 Президиум Верховного Суда РФ по делу Д. переквалифицировал его действия с п. «а» ч. 3 ст. 162 УК на ч. 5 ст. 33 и п. «а» ч. 3 ст. 162 УК на том основании, что он являлся не исполнителем, а пособником преступления. Д., зная о намерении участников разбойного нападения завладеть чужим имуществом, доставил их на автомашине к месту, где планировалось совершение преступления, и согласно договоренности дожидался их возвращения, после чего с похищенным отвез участников нападения обратно (ВВС РФ. 2000. № 7. С. 14). 3 ВВС РФ. 1999. № 7. С. 13; 2000. № 5. С. 8-9. мо выделяется законодателем в качестве квалифицирующего (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105; п. «а» ч. 3 ст. 111; п. «г» ч. 2 ст. 112; п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160, п. «а» ч. 2 ст. 161 и др.) и влечет более суровое наказание. В других случаях это обстоятельство не рассматривается как квалифицирующий признак. Поэтому в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК, как и группа лиц, данная форма соучастия предусматривается в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. Организованная группа как форма соучастия характеризуется более высоким уровнем совместности действий в совершении преступления, что придает ей большую опасность по сравнению с группой лиц по предварительному сговору. Организованная преступность как социальное явление сложна, что не позволяет пока выработать универсальное понятие в мировой практике борьбы с ней489. Вместе с тем понятие организованной преступности является криминологическим и в силу своей недостаточной определенности и многосложности не может прямо закрепляться в уголовном законе, поэтому УК предусматривает соответствующие этому понятию уголовно-правовые формы проявления организованной преступности — организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию). Согласно ч. 3 ст. 35 УК организованной группой признается «устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». Из данного определения следует, что характерными признаками организованной группы являются устойчивость и предварительная объединенность членов группы для совершения одного или нескольких преступлений. Устойчивость характеризуется наличием прочных постоянных связей между членами группы и специфическими индивидуальными формами и методами деятельности. В судебной практике в качестве показателей устойчивости (неподверженности колебаниям, постоянства, стойкости, твердости) выделяются: а) высокая степень сорганизованности: тщательная разработка планов совершения, как правило, не одного, а ряда преступлений, иерархическая структура и распределение ролей между соучастниками, внутренняя, нередко жесткая, дисциплина, активная деятельность организаторов, продуманная система обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, нередко наличие системы противодействия различным мерам социального контроля со стороны общества, в том числе и обеспечения безопасности соучастников; б) стабильность костяка группы и ее организационной структуры, которая позволяет соучастникам рассчитывать на взаимную помощь и поддержку друг друга при совершении преступления, облегчает взаимоотношения между членами и выработку методов совместной деятельности: в) наличие своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности, находящих свое отражение в особой методике определения объектов, способах ведения разведки, специфике способов совершения преступления и поведения членов группы, обеспечении прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т.д.; г) постоянство форм и методов преступной деятельности, обеспечивающее успех совершения преступления и сводящее к минимуму вероятность ошибок участников в случае непредвиденных ситуаций. О таком постоянстве свидетельствуют наличие постоянных обязанностей у членов группы, использование специальной формы и опознавательных знаков (жетонов, повязок, татуировок) и др. Так, исключая из приговора по делу Н., А. и М. квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой лиц», Президиум Верховного Суда РФ указал, что осужденные намеревались лишь по предварительному сговору открыто похитить у потерпевшего доллары США, которые тот продавал в нарушение действовавшего законодательства. Доказательств, свидетельствующих о высоком уровне организованности осужденных и об устойчивости их группы, в материалах дела не имелось и не было приведено в приговоре, поэтому осуждение указанных лиц по признаку совершения преступлений в составе организованной группы ошибочно490. Предварительное объединение членов организованной группы означает, что ее участники не просто договорились о совместном совершении преступления, что характерно для группы лиц по предварительному сговору, а достигли субъективной и объективной общности (согласованные действия и общий умысел) в целях совместного совершения одного, чаще нескольких преступлений, причем нередко разнородных. Вместе с тем не исключена возможность создания организованной группы для совершения и одного преступления, требующего серьезной и тщательной подготовки (разбойное нападение нй'банк, захват заложника и т.д.). Участники организованной группы могут выполнять роль соисполнителей преступления, но могут и не принимать непосредственного уча- стая в выполнении объективной стороны преступления. Члены данной группы для того и объединяются, чтобы четко распределить функции по совершению преступлений. Все соучастники с момента вступления в организованную группу становятся ее членами и независимо от места и времени совершения преступления и фактически выполняемой роли признаются соисполнителями491. Согласно ч. 2 ст. 34 УК они несут ответственность по статье Особенной часта УК, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. 33 УК. В этом случае законодатель обоснованно переносит центр тяжести ответственности с роли каждого соучастника на организованный характер совершения преступления. В Особенной части УК совершение преступления организованной группой признается особо квалифицирующим признаком значительного числа преступлений (против собственности, в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности). В тех случаях, когда организованная группа не предусматривается Особенной частью УК как квалифицирующий признак, их организаторы в случаях пресечения их деятельности на стадии создания организованной группы несут ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создавалась (ч. 6 ст. 35 УК). Совершение преступления организованной группой в соответствии с п. «в» ст. 63 УК является обстоятельством, отягчающим наказание. Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой наиболее опасную форму соучастия и уголовно-правовую форму выражения организованной преступности, впервые закрепленную в УК. Согласно ч. 4 ст. 35 УК преступным сообществом (преступной организацией) признается «структурированная организованная группа или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды». Судебная коллегия Верховного Суда РФ оставила в силе приговор Кемеровского областного суда, по которому М. и другие лица были признаны виновными в совершении, наряду с другими преступлениями, деяния, предусмотренного ст. 210 УК. Судебная коллегия, в частности, указала, что М. как руководитель преступного сообщества контролировал его деятельность, принимал решения о назначении и перемещении руководителей структурных подразделений сообщества, проводил совещания и обучение названных руководителей, получал от соучастников сведения о деятельности организации и похищенные деньги, контролировал безопасность деятельности преступного сообщества. Наличие конспирации, сплоченности, структурированности, организованности и устойчивости преступной организации соответствовало фактическим обстоятельствам, установленным на основании исследованных доказательств и сомнений не вызывало1. От организованной группы преступное сообщество отличается, во-первых, тем, что представляет собой структурированную организованную группу либо объединение организованных групп, действующих под единым руководством492 493. Во-вторых, преступное сообщество отличается целью создания: совместное совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений. В-третьих, указанные преступления направлены прямо или косвенно на получение финансовой или иной материальной выгоды. В отличие от простой организованной группы структурированная организованная группа - это группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящая из подразделений, подгрупп, бригад, звеньев и т.п.494 Под структурным подразделением преступного сообщества понимается функционально и (или) территориально обособленная группа из двух или более лиц (включая ее руководителя), которая в рамках и в целях преступного сообщества осуществляет преступную деятельность. Такие подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества, могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи в интересах обеспечения функционирования преступного сообщества495. Некоторые структурные подразделения занимаются непосредственным совершением преступлений, другие выполняют «обеспечивающие» функции (связь, разведка, материальное обеспечение и т.п.). Такое подразделение может быть с обязательным подчинением руководству группы, но может включать в себя и относительно автономные структурные подразделения, которые подконтрольны руководству группы и в целом выполняют общую линию поведения группы, однако сохраняют относительную свободу и самостоятельность действий. Для таких групп характерна стабильность состава и согласованность действий. Помимо единого руководства структурированной организованной группе присущи также взаимодействие между различными ее подразделениями в целях реализации преступных намерений, распределение между ними отдельных функций, в том числе и по специализации при выполнении конкретных действий при совершении преступления, либо иные формы обеспечения деятельности группы. Более сложную организационную структуру имеет объединение организованных групп (сообщество — союз обществ)496, обладающее определенной системой иерархической связи. Такое объединение предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения. Во главе иерархической структуры сообщества находятся руководители или совет руководителей, в состав совета также входят руководители структурных подразделений, «аналитики» (советники), держатели «общака», нередко сюда же входят коррумпированные чиновники государственного аппарата. Низовое звено этой структуры составляют боевики, рядовые исполнители, наводчики, лица, различным образом способствующие совершению преступления, и т.д. Структурные подразделения преступного сообщества могут иметь свою специализацию: торговля оружием или наркотиками, контрабанда, финансовые операции и т.д. Как правило, преступное сообщество не ограничивается деятельностью одного региона, но имеет и межрегиональные и даже международные связи. Следующим признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели — совершение тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Данный признак не безупречен по двум причинам. Во-первых, определять качество преступного образования через тяжесть совершенного его участниками преступления некорректно, поскольку по данному признаку формирование не может быть квалифицировано как преступное сообщество. Группа лиц по предварительному сговору и организованная группа также могут создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Никаких запретов по этому поводу закон не содержит. Следовательно, для правоприменителя создается возможность либо для неоправданного сужения понятия организованной группы, либо, наоборот, для необоснованной оценки случаев совершения организованной группой тяжких или особо тяжких преступлений как выполненных преступным сообществом. Во-вторых, несмотря на то, что выражение «для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды» почти буквально воспроизводит положения ст. 2 Конвенции ООН 2000 г. против транснациональной организованной преступности, такая формулировка носит ограничительный характер, поскольку в этой статье идет речь не о преступном сообществе, а об организованной преступной группе497, в то время как ч. 4 ст. 35 УК РФ определяет общее понятие преступного сообщества (преступной организации), которому должны соответствовать нормы Особенной части. Между тем этого признака в ст. 210,239,2821 и 2822 УК нет. Более того, и террористические, и экстремистские организации, как правило, действуют с иными целями, нежели извлечение материальной выгоды. Таким образом, создается внутреннее противоречие между нормами Общей и Особенной частей УК, что вряд ли будет способствовать повышению эффективности применения УК. Согласно принятой в УК классификации (ч. 4 и 5 ст. 15) тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказание. Сказанное, однако, не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать и иные, не отнесенные к тяжким или особо тяжким преступления. Вместе с тем следует отметить, что в данном случае тоже нет исчерпывающей определенности и четкости. С точки зрения традиционной организованной преступности основными доходными промыслами для нее являются незаконный оборот наркотиков и оружия, преступления в сфере экономической деятельности, контроль за игорным и развлекательным бизнесом, а также проституцией и порнографией. Между тем из числа преступлений, входящих в сферу интересов организованной преступности, к тяжким и особо тяжким относятся лишь преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и наркотиков, остальные преступления, как правило, являются преступлениями средней тяжести. Под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких преступлений, таких как убийство, мошенничество, вымогательство и т.д., в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, ценных бумаг, драгоценностей или иного имущества. Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких преступлений, которые обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и иными лицами498. Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяются. Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК, хотя в специальной литературе высказывались предложения об увеличении минимальной численности преступной организации. В международной практике это является обычным делом. Так, согласно упомянутой Конвенции 2000 г. ««организованная преступная группа» означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц». УК Италии в ст. 416 и 416 (1), предусматривающих ответственность за создание объединения мафиозного типа, прямо установлено минимальное количество субъектов — 3 лица. В УК Китая преступным сообществом признаются трое или более лиц, создавшие устойчивую преступную группу для совместного осуществления преступлений (ч. 2 ст. 26). Законодатель настолько высоко оценивает общественную опасность преступного сообщества (преступной организации), что не только выделяет ее в Общей части УК среди форм соучастия и признает ее существование как отягчающее наказание обстоятельство, но и предусматривает в Особенной части УК специальные составы, в которых сообщество указывается в качестве конститутивных признаков. Данные преступления признаются оконченными: с момента создания незаконного вооруженного формирования — ст. 208 УК, банды — ст. 209 УК, преступного сообщества (преступной организации) — ст. 210 УК, объединения — ст. 239 УК и организации экстремистского сообщества — ст. 2821 УК вне зависимости от того, успело ли формирование, банда или сообщество совершить какое-либо преступление или нет. Деятельность, направленная на создание указанных объединений, но по не зависящим от виновного причинам не завершившаяся созданием таких формирований, образует покушение на создание формирования, банды или преступного сообщества (преступной организации).
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 4. Виды и формы соучастия:

  1. 8.2. Виды исков
  2. § 1. Понятие и некоторые виды юридических действий
  3. 1. Отличие представительства от фактического соучастия
  4. 2. Отличие представительства от юридического соучастия
  5. § 1. ПОНЯТИЕ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ
  6. § 2. ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ
  7. Понятие группового преступления и его виды
  8. § 2. Соучастие в преступлении
  9. 12.1. Виды исков
  10. § 1. Понятие и значение института соучастия
  11. § 3. Виды соучастников
  12. § 4. Виды и формы соучастия
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -