<<
>>

Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц

Данная разновидность группового преступления предусмотрена в тринадцати статьях Уголовного кодекса РСФСР, где она учтена в качестве квалифицирующего признака (ч. 2ст.ст. 89-93, 144-147, 156, 2181, 224, 2241 УК).

Выступая одним из проявлений соучастия в преступлений, этот вариант группового посягательства характеризуется обязательными признаками. Их установление в процессе квалификации позволяет разграничить анализируемую разновидность группового посягательства с другими преступлениями, совершенными группой лиц.'

Для квалификации преступления как совершенного по предварительному сговору группой лиц, необходимо установить: а) множественность исполнителей (соисполнителей), т. е. участие в совершении преступления двух или более лиц; б) участие каждого из них в выполнения действий (в полном объеме или даже частично), охватываемых признаками объективной стороны состава преступления; в) выполнение преступления объединенными усилиями - совместно; г) умысел каждого из соучастников на совместное совершение посягательства; д) согласованность действий участников группы, отражающую их взаимную осведомленность о совместном совершении преступления; е) предварительный сговор на совершение преступления группой.

Первый показатель характеризует множественность участников (два и более) и ту роль, которую они могут исполнять в процессе совершения преступления. В отличие от сложного соучастия, неотъемлемым признаком которого также является участие в преступлении двух или более лиц, обладающих юридическими качествами субъекта преступления (ст.ст. 10, 11 УК), в групповом преступлении участники выступают, как правило, в роли соисполнителей.

Исключение из этого общего правила характерно лишь для организованных групп, где устойчивая связь между соучастниками обычно сочетается с распределением ролей между ними. Во всех других случаях участники группы, совершающей преступление по предварительному сговору, в полном объеме или частично выполняют действия, предусмотренные объективными признаками состава преступления. Отметим, что это важный разграничительный признак, который позволяет совершенно определенно размежевать сложное соучастие и преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Всякая попытка наделить участника группы (если, конечно, группа в силу заранее состоявшегося распределения ролей не превратилась в организованную) другой ролью (не исполнительской) ведет к стиранию границ между сложным соучастием и групповым преступлением, а в конечном счете к применению закона (ст. 17 УК) вопреки его смыслу и назначению. Судебная практика в подавляющем большинстве случаев квалифицирует групповые посягательства с учетом данного обстоятельства. Так, районным народным судом признаны виновными и осуждены по ч. 2 ст. 156-УК Г. и К. Работая в парфюмерном отделе универмага, они по предварительной договоренности продавали компактную пудру по 3 руб. за коробку вместо 2 руб. Каждая из виновных участвовала в непосредственной продаже товара по завышенной цене'.

Точно так же признаны виновными в краже, совершенной по предварительному сговору группой лиц, и осуждены по ч. 2 ст. 89 УК Т. и К. Они признаны виновными в хищении зерна, совершенном при следующих обстоятельствах.

Т. на автомашине перевозил зерно с

См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 5, с. 4- 5.

зерносушилки на зерносклад совхоза. Во время очередного рейса он договорился с работавшим на зерносушилке электриком К. совершить хищение зерна. После того, как в автомашину было погружено 2800 кг пшеницы, Т. передал управление автомашиной К. Воспользовавшись временным отсутствием лица, в подотчете которого находилось зерно, они вывезли его в лес. Каждый из осужденных принимал участие в изъятии имущества*.

Вместе с тем в судебной практике встречаются ошибки в квалификации групповых преступлений, связанные с тем, что из внимания ускользает общее правило, покоторому преступная группа характеризуется множественностью исполнителей (соисполнителей) и ее не могут образовать подстрекатель и исполнитель, пособник и исполнитель, организатор и исполнитель. Не может быть признан участником группы и субъект, действия которого фактически проявляются в заранее не обещанной скупке похищенного или участии в его реализации. Неправильно, например, были квалифицированы по ч. 2 ст. 92 УК действия П. как хищение, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

По этому делу было установлено, что И. и К. похитили из колерного цеха комбината 411 кг густотертой краски стоимостью 328 руб. и 176 кг олифы стоимостью 176 руб. Все похищенное они привезли в универмаг и передали для реализации П., который работал там старшим продавцом. П., приняв для реализации краску и олифу, уплатил И. 240 руб., которые были им взяты из выручки магазина.

По делу не установлено, что П. еще до начала совершения хищения давал К. и И. согласие участвовать в этом преступлении. Следовательно, он не может нести ответственность за участие в хищении, совершенном по предварительному сговору группой лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в определении по делу указала, что П. должен нести ответственность за фактически совершенные им действия: прием в магазин в заведомо корыстных целях заведомо похищенных материальных ценностей для их реализации

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 4, с. 4-^5.

" См., например, Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, № 3, с. 17: 1976, № 1, с. 31.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1971, № 6, с: 14.

Второй объективный показатель группового преступления требует, чтобы каждый его участник выполнял в полном объеме или частично действия, охватываемые признаками объективной стороны состава преступления. Такой вывод основан на законе. Согласно ч. 3 ст. 17 УК <исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление>. По смыслу закона и соисполнителями-участниками группового преступления также должно непосредственно совершаться преступление. Отсюда следует, что каждый из участников в полном объеме или частично своими усилиями исполняет общественно опасные действия, которые охватываются признаками объективной стороны состава преступления. В отличие от совершения преступления одним исполнителем в групповом преступлении участвуют в исполнительских действиях несколько лиц, которые объединяют свои усилия для выполнения одного деяния, <вписывающегося> в признаки объективной стороны общего для всех участников группы преступления. Следовательно, групповое преступление всегда совершается совокупными усилиями нескольких лиц.

По объему исполнительские действия участников группового посягательства могут существенно различаться. Одни из них могут совершить общественно опасные действия, полностью включающие все признаки состава, другие - действия, содержащие указанные признаки объективной стороны лишь частично. Данное обстоятельство учитывается в процессе индивидуализации наказания, но не влияет на юридическую оценку содеянного.

Например, четверо соучастников напали на потерпевшего, при этом все били его по голове. Первый наносил удары молотком, второй-камнем, третий - кастетом, четвертый - ножом. По заключению экспертизы, смертельным было одно ранение, нанесенное молотком.

Суд признал М., орудовавшего молотком, исполнителем убийства, остальных - пособниками. Оценивая обстоятельства дела, Верховный Суд СССР пришел к выводу, что все непосредственно участвовали в самом исполнении убийства и должны быть признаны исполнителями этого преступления.

При рассмотрении дел об умышленных убийствах, по которым привлекаются к ответственности несколько лиц, суды должны исследовать степень и характер участия в преступлении каждого из подсудимых. В качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего'.

Соучастники группового преступления выступают в качестве своеобразного <коллективного> исполнителя. Таким исполнителем выступает группа лиц. В результате общественно опасное поведение каждого из них должно рассматриваться в связи с общественно опасным поведением других как органическая составная часть общего деяния, содержащего объективные признаки одного и того же состава преступления.

Процесс исполнения действий, охватываемых оективными признаками состава преступления, объел

ненными усилиями нескольких лиц осуществляется^

определенных рамках. Пределы, в которых обществен^

опасные поступки участников оцениваются как сов^

шение преступления, зависят от содержания признаке

конкретного состава. Ими являются границы преступис^

го посягательства, сформулированные законом. Соответ-1

ственно началом, с которого возможно исполнение пре^?

ступления, .служит момент осуществления действий, свя^Й

занных с фактическим началом посягательства на 061^1

ект охраны, концом - момент юридического окончание

преступления. Следовательно, для того, чтобы общебт-1

венно опасное поведение каждого соучастника представ*^

ляло собой выполнение действий, охватываемых признав

ками объективной стороны одного и того же составсЁ>

преступления, оно должно вписываться в юридические^

границы состава, установленные конкретной статьей^

Особенной части Уголовного кодекса. 1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного^

Суда РСФСР признала, необоснованным осуждение за1

соисполнительство в хищении 3., С. и К., действия кото-1

рых были квалифицированы по ч. 2 ст. 89 УК. 1

, По данному делу было установлено, что 3. и С. совер-^

шили кражу 90 подшипников стоимостью 54 руб. В ту же^

ночь 3. и К. похитили 201 подшипник стоимостью 176 руб.^

88 коп. и 316 подшипников стоимостью 189 руб. 60 коп.^

всего на сумму 366 руб. 48 коп.

' Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР^

1924-1977. Ч. 2. М" 1978, с. 186.

Признав осуждение виновных по ч. 2 ст. 89 УК не-

правильным, Судебная коллегия подчеркнула, что ответ-

ственность за оконченное преступление, предусмотренное

ч. 2 ст. 89 УК, наступает в случае, когда виновное лицо

полностью осуществило преступный замысел по завладе-

нию государственным или общественным имуществом и

ПОЛУЧИЛО возможность использовать его по своему усмот-

рению. По делу установлено, что 3., С. и К. с целью по-

следующего хищения взяли в ОТК завода подшипники,

принесли к своему месту работы в цехе и спрятали, но

их заметили и подшипники изъяли.

Осужденные, изъяв подшипники и спрятав их в дру^

гом цехе на территории того же завода с целью после-

дующего хищения, не имели возможности распоряжаться

имуществом по своему усмотрению. Эти действия осуж-

денных являлись не оконченным преступлением, а при-

готовлением к преступлению и должны быть квалифици-

рованы пост. 15 и ч. 2 ст. 89 УК^

Точно так же общественно опасное поведение соуча-

стника, выполненное до начала посягательства исполни-

теля либо пос^е совершения преступления исполнителем,

не может квалифицироваться как участие в совершении

преступления по предварительному сговору группой лиц.

Здесь налицо признаки сложного соучастия, когда прес-

тупление 'совершается одним исполнителем при участии

организатора, подстрекателя, пособника.

Например, некий Н. по предварительной договорен-

ности с Ч. принял участие в ограблении при следующих

обстоятельствах. Ч. и.Н. договорились около магазина

отобрать у Ш. бутылку вина. Ч. стал преследовать .Ш.,

а Н. в это время шел в стороне, наблюдая за тем, чтобы

совершению преступления никто не помешал. Догнав

Ш., Ч. вырвал у него из рук бутылку вина и вместе с

Н. скрылся, а впоследствии распил с ним вино.

В данном случае грабеж совершил один Ч. при по-

собничестве Н. без насилия и без причинения значи-

тельного ущерба. То обстоятельство, что преступление

совершено по предварительному сговору, не может яв-

ляться квалифицирующим обстоятельством ч. 2 ст. 145

Уголовного кодекса, ибо диспозиция этой части преду-

сматривает не только совершение грабежа по предвари-

тельному сговору, но и группой, что из приведенного

Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 10, с. 9.

примера не вытекает. Следовательно, действия Н. дол^

ны квалифицироваться пост. 17 и ч. 1 ст. 145 Уголоя

ного кодекса. ^

По этим же правилам квалифицируется поведена

соучастников не только в простых, но и в так называв

мых сложных составах, характеризующихся наличие^

двух действий. Например, при разбое участник престуд

ления, совершаемого по предварительному сговору груа

пой лиц, должен выполнить хотя бы часть действий, не

посредственно связанных либо с опасным для жизни )

здоровья потерпевшего насилием или угрозой примене

ния такого насилия, либо с завладением имущество>

потерпевшего. Фактическое невыполнение таких дене^..

вий означает, что субъект не является непосредственным

участником группового нападения, совершенного пей

предварительному сговору группой лиц. Его обществеи-Ц

но опасные поступки в зависимости от конкретных об<^

стоятельств квалифицируются как подстрекательство^

пособничество или организация преступления, а

Точно так же квалифицируются действия субъекта,^

который, не принимая непосредственного участия в са- ^ ,

мом разбойном нападении, однако, оказывает содейс^-^Й

вие организации группы или совершению преступления^

группой лиц. Например, действия Д. были квалифици-"

рованы по ст. 17 и пп. <а> и <б> ч. 2 ст. 91 УК в силу^

того, что, отказавшись участвовать в самом нападении,.,

он оказывал организатору преступления содействие в'.

подборе группы. Составленная с его помощью группа

совершила разбойное нападение на работников магази-

на, угрожая им ножом. ^

Такое решение покоится на общепринятом положе>:

нии, что единственным юридическим основанием ответ*

ственности лица является наличие в его действиях сос-

тава преступления.

В отличие от группового преступления, в которое?

исполнительские действия могут проявляться только в:;

юридических границах и признака^ конкретного соста-

ва, предусмотренного Особенной частью Уголовного^

кодекса, в сложном соучастии признаки состава и егоч

границы иные. Они очерчены как признаками конкрет-;

ного состава, закрепленными в статье Особенной частя,

так и признаками, сформулированными в ст. 17 УК. При

этом ст. 17 содержит постоянные, общие для всех прес-\

туплений объективные показатели организации, ПОДСТА:

рекательства и пособничества. Сами эти действия, за

редким исключением, могут проявиться только наряду

^ исполнительскими, что отражается в квалификации

содеянного, которая осуществляется при учете правил,

содержащихся вот. 17ив статье Особенной части ^К^

Вели исполнительство преступления всегда реализуется;

& юридических границах (начала и окончания) конкрет-

ного состава, предусмотренного в Особенной части УК,

то организация, подстрекательство, пособничество воз-

можны до совершения преступления исполнителем, а

пособничество, кроме того,-в момент или после совер-

шения преступления исполнителем при условии, что

^Одобныё действия заранее согласованы с исполнителем,.^

Жаранее обещаны ему. "

Возможное распределение ролей между соучастника- 1

ми в рамках группового преступления, совершаемого по [

Предварительному сговору, не может быть ни чем иным, 1

йроме распределения конкретных обязанностей по со- 1

вершению различных действий, входящих в объектив- '

йую сторону состава преступления.

Вопрос о содержании объективного показателя прес-

тупления, совершенного по предварительному сговору

1фуппой лиц (выполнение каждым участником в полном

ббъеме или даже частично действий, охватываемых

Признаками объективной стороны состава преступле-

ния), по своему значению далеко выходит за пределы

научной полемики. То или иное его решение неизбежно

вызывает различное понимание одних и тех же вопро-

сов, возникающих в практической деятельности суда.

Судебная практика, например, постоянно испытывает

затруднения при квалификации содеянного соучастни-

ками, действовавшими по предварительному, сговору во

время и на месте совершения преступления исполните-

лем. Особенно большие трудности возникают при раз-

граничении между собой участия по предварительному

сговору в групповом преступлении и пособничества со-

вершению преступления. В результате наблюдаются от-

дельные ошибки в квалификации одинаковых по своим

объективным признакам деяний, которые чаще всего

связаны с необоснованной оценкой пособничества как

исполнительства преступления в составе группы, дейст-

вовавшей по предварительному сговору.

Согласно ст. 17 УК <пособником признается лицо,

содействовавшее совершению преступления советами,

указаниями, предоставлением средств или устр

препятствий, а также лицо,-заранее обещавшее

преступника, орудия и средства совершения прес

ния, следы преступления либо предметы, добытых

тупным путем>. В соответствии с содержанием 81 _

пособничество обладает совершенно определенные

четанием объективных и субъективных признаков,.Д

тоянных^ля любого его проявления в каком бы 41

было преступлении, предусмотренном Особенной чдЦ

Уголовного кодекса. Существенной его особенносты

ляется отсутствие признаков непосредственного цс/,

ния действии, охватыв_ае_мых_ признаками объект

ггорт^ЬГТОСТва1пд?<эдш^Дй?3^менно по этому

Трию необходимо разграничивать участие ~в Ярет

1нии, совершаемом по П1)ед,ва_рйтельному сговору гр}

(лиц, И 11иСО(ПщчесТво~преступленйю. , ~ -'-"

г-Затруднения-в~~кваднфякЯцйи групповых по

тельств, совершаемых по предварительному сговору

многом связаны с тем, что при анализе данного п^

вого явления не учитывается такой обязательный.

знак группового преступления, как осуществление, ц

гательства объединенными усилиями соучастнику

совместно. Совместность характеризует объектив

сторону посягательства - совершение виновными с

го и того же преступления. Субъективным показат

совместности выступает согласованность действий

частников, образующих группу, действующую по 1

варительной договоренности между собой.

В преступлении, совершаемом по предварительй

сговору группой лиц, посягательство на охраняемые.

ловным правом общественные отношения осуществи

ся совокупными исполнительскими действиями неси

ких лиц. В зависимости от характера и признаков;

кретного преступления совместность может проявят

в распределении ролей: характере приемов, испол1

мых каждым соучастником, последовательности яр

жения усилий и т.п.

Организованные таким образом усилия соучастие

дают тот <сплав>, который в конечном счете получат

'процессе квалификации юридическую оценку как^

полнение общего для -всех участников группы дея1

вписывающегося в признаки объективной стороны о^

го и того же преступления. Именно поэтому дейс^

каждого участника посягательства, совершенного

ппеяварительному сговору группой лиц, рассматрива-

ют^ в связи с действиями других его участников.

Наиботее рельефно отмеченное обстоятельство про-

вчяется 'когда содеянное лично каждым участником,

"ц рассмотрении в отрыве от деятельности других,

^обш^е не имеет уголовно-правового значения либо по-

лучает в процессе квалификации иную юридическую

оценку. Например, если один субъект только обвешива-

ет покупателей, а второй независимо от него обсчиты-

вает их, то действия каждого, рассматриваемые изоли-

оованно не образуют группового обмана покупателей и

заказчиков (ч. 2 ст. 156 УК). Больше того, содеянное

каждым, если бы он действовал в одиночку, преследуя

цель извлечения наживы, получило бы самостоятельную

юридическую оценку и квалифицировалось бы по ч. 1

&т. 156 УК. Группового преступления здесь нет из-за от-

сутствия совместного посягательства.

Распределение ролей между участниками преступле-

ния, совершенного по предварительному сговору груп-

пой лиц, может существенно различаться по объему

вклада каждого из них в выполнение действий, необхо-

димых для установления признаков объективной сторо-

ны единого для соучастников состава преступления. Так,

любой из субъектов сможет выполнить все действия, не-

обходимые для установления объективной стороны со-

вершаемого преступления. Типичным проявлением тако-

го преступления служит, например, изнасиловайГе, когда

каждый из виновных совершил насильственный половой

акт с потерпевшей.

Другим встречающимся вариантом распределения

ролей является совершение преступления объединенны-

ми усилиями соучастников, когда действия любого из

них, при рассмотрении в отрыве от действий других, не

содержат всех признаков объективной стороны совер-

шаемого преступления. Действие, содержащее все такие

признаки, составляется в этом случае из усилий соуча-

стников, образующих группу, действующую по предва-

рительному сговору. Например, при спекуляции один

^"^^ с целью извлечения наживы только скупает то-

вар, а второй в этих же целях только перепродает его*.

' Например, ч. 2 ст. 149 УК Латвийской ССР предусматри-

ет уголовную ответственность за спекуляцию, совершенную груп-

8 Зэчпз 6147 ] ,

Если изъять из такого сочетания хотя бы одно действие,

то групповой спекуляции не будет, так как усилия со-

участников, являясь звеньями одной цепи, образуют

единое в уголовно-правовом смысле деяние, влекущее

один и тот же результат, оцениваемое как одно преступ-

ление (см" например, ч. 2 ст. 149 УК Латвийской ССР).

Еще одним встречающимся вариантом распределения

ролей является совершение преступления совместно, ког-

да один из участников преступления выполняет дейст-

вия, которые содержат все признаки объективной сторо-

ны состава, а другой по предварительной договоренности

с первым выполняет действия, которые вписываются в

признаки объективной стороны состава лишь частично.

Например, при убийстве одно лицо сковывает сопротив-

ление жертвы, а второе наносит повреждения, повлек-

шие смерть.

Распределение ролей при совершении преступления

может выразиться также в различной последовательно-

сти применения усилий каждым участником группового

преступления.

В зависимости от вида и признаков состава преступ-

ления, а также определенных данных-опыта, знания,

физической силы, возможностей доступа к ценностям,

имеющимся у участника преступления, совершаемого

по предварительному сговору группой лиц, общественно

опасное поведение субъекта в рамках 'исполнительства

может приобретать самый различный характер. <Вклад>

субъекта может выразиться в применении оружия, фи-

зической силы, психического насилуя, в использовании

оказанного ему доверия, специальных приемов, в совер-

шении действий в той последовательности, которая обес-

печивает успешное совершение преступления, и т. п.

Иногда на характер распределения ролей в посяга-

тельстве, совершаемом по предварительному сговору

группой лиц, влияют особенности конструкции конкрет-

ных составов. Например, законодатель при описании

признаков объективной стороны того или иного преступ-

ления часто формулирует не один, а несколько возмож-

ных вариантов совершения одного и того же посягатель-

ства (ст.ст. 156, 224, 2241 УК РСФСР и др.). Так, ст. 156

УК предусматривает ответственность за обман покупа-

телей и заказчиков, который совершается путем либо

обмеривания, либо обвешивания, либо превышения ус-

тановленных розничных цен и т. п. При существенных

внешних (по объективным показателям) различиях

этих деяний все они тем не менее однородны по своему

характеру и отражают лишь различные методы посяга-

тельства на один и тот же объект охраны. Поэтому груп-

повое преступление налицо не только тогда, когда его

участники выполняют одинаковые деяния (только об-

вешивают, только обсчитывают), но и тогда, когда по

предварительной договоренности один из них обвеши-

вает, а другой обсчитывает покупателей или превышает

установленные розничные цены. ,,--

^Для квалификации преступления как совершенного

по предварительному сговору группой лиц установление

признака совместности обязательно. В тех же случаях,

когда преступление фактически выполнено совместными

усилиями нескольких лиц, однако групповой квалифи*

цирующий признак в статье Уголовного кодекса специ-

ально не выделен, <степень и характер участия каждого

из соучастников в совершении преступления должны

быть учтены судом при назначении наказания>

(ст. 17 УК). -____

Выделенные особенности помогают определить круг

действий, которые могут квалифицироваться как участие

в совершении преступления по предварительному сгово-

ру группой лиц. Такое участие возможно лишь в юри<

дических границах, определенных признаками конкрет*

ного состава, до момента юридического окончания прес-

тупления с материальным составом, т. е. до наступления

преступного результата.

Так, по делу Ж. и М. вышестоящая судебная инстан-

ция специально подчеркнула, что в хищении, совершен-

ном по предварительному сговору группой лиц, каждый

из участников должен выполнить свои общественно

опасные действия до момента окончания хищения. Ошиб-

ка в определении момента окончания хищения повлекла

неправильную квалификацию судом действий виновных^

Всякая заранее обусловленная деятельность, совер-

шаемая до начала преступления либо после' наступления

преступного результата, может квалифицироваться

только~как разновидность сложного соучастия -пособ-

ничество преступлению, его организация или подстрека-

тельство, ибо она не связана с совместным исполнением

преступления.

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1974, ^ 4, с. 24- 25.

2* 19

] Не является совместным совершением преступления /

1 и такое поведение лица, которое по времени совпадает /

с действиями исполнителя, но не содержит признаков/

выполнения объективной стороны преступного деяния.)

--Например, Верховный Суд .СССР обратил внимани^

Верховного Суда Казахской ССР на ошибку в квали-

фикации действий М. и К), как группового изнасилова-

ния. Действуя по сговору с М., Ю. обманным путем вы-

звал потерпевшую на улицу, затащил в кабину автома-

шины, закрыл ей рот и пригнул голову вниз, не давая

возможности кричать, чем способствовал М. вывезти .

потерпевшую из села. В момент изнасилования потер-

певшей Ю. стоял в стороне. Действия Ю" создавшие

условия для совершения изнасилования, являются по-

собничеством в преступлении и подлежат квалификации

по ст. 17 и ч.1 ст. 101 'УК Казахской ССР1.

Наряду с обязательными объективными признаками

(множественность исполнителей, участие каждого из

них в выполнении деяния, охватываемого признаками

объективной стороны состава, совместное совершение

ими общественно опасных действий) преступление, со-

вершаемое по предварительному сговору группой лиц,

характеризуется обязательными для любого проявления

анализируемой фор.мы соучастия субъективными призна-

ками.

Предметное содержание субъективных признаков

группового преступления, совершаемого по предвари-

тельному сговору группой лиц, практически отражает

усложненный характер процесса совершения преступ-

ления такой группой. В результате через сознание и во-

лю каждого отдельного участника преступления прохо-

дят не только его собственные индивидуальные испол-

нительские действия в процессе совместного совершения

преступления, но и подобные действия других сопричи-

нителей вреда, а также тот факт, что деяние в целом -

совершается совместными усилиями, вызывающими еди-

ный для соучастников преступный результат.

Для анализируемого группового преступления необ-

ходимо установить, во-первых, что совершено умышлен-

ное преступление, во-вторых, что совместные действия его

участников внутренне согласованы двусторонней связью,

См.; Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, ^й 3, с. 17-18,.. .^Ц'

в-третьих, что существует предварительный сговор на

совершение преступления группой.

Первый из названных признаков полностью соответ-

ствует содержанию-ст. 17 УК, определяющей соучастие

как умышленное совместное участие двух или более лиц

в совершении преступления. Особенность в данном случае

заключается лишь в том, что у соучастников формиру-

ется единое намерение совершить преступление группой.

Возникает практически важный вопрос: всегда ли вина

каждого участника группового преступления выражает-

ся в прямом умысле либо в данном случае возможен и'

косвенный умысел?

Представляется, что групповое преступление не ис-

ключено при наличии как прямого, так и косвенного

умысла. При этом следует различать отношение винов-

ных к самому факту совместного совершения преступ-

ления по предварительному сговору группой лиц и к

основным либо побочным преступным последствиям. Та-

кое решение вытекает из сопоставления содержания

ст.ст. 8 и 17 УК и конкретных постановлений Особенной

части Уголовного кодекса.

Указание на умышленность деятельности в ст. 17 УК,

с одной стороны, обозначает границы соучастия, под-

черкивая, что оно возможно только в умышленных по-

сягательствах, с другой,-характеризуя объективные

признаки организации, исполнительства, подстрекатель-

ства и пособничества, ст. 17 УК РСФСР дает возмож-

ность определить общие рамки, в которых устанавлива-

ется содержание умысла каждого вида соучастников.

1"В конечном сче.те в рамках конкретного деяния вопрос

1 о содержании умысла участника преступления, совер-

шенного по предварительному сговору группой лиц, не-

обходимо решать с учетом всех установлений закона в

совокупности (ст.ст. 8, 17 Общей части и соответствую-

щих статей Особенной части Уголовного кодекса).

^ Согласно ст. 8 УК <преступление признается совер-

шенным умышленно, если лицо, его совершившее, созна-

вало общественно опасный характер своего действия или

бездействия, предвидело его общественны опасные по-

следствия и желало или сознательно допускало наступ-

ление этих последствий>.

Сравнение содержания ст. 8 и ст. 17 УК показывает,

что последняя формулирует признаки, характеризую-

щие действия соучастников,- организацию, исполни-

тельство, подстрекательство и пособничество. Соответ-

ственно если группой совершено так называемое фор-

мальное преступление, в котором, объективные и субъ-

ективные признаки состава ограничены рамками совер-

шения определенных действий, а наступающие или воз-

можные последствия общественно опасной деятельности

находятся за рамками юридических границ состава, то

такое преступление может быть совершено только с пря-

мым умыслом.

Иначе решается вопрос в так называемых материаль-

ных преступлениях. Закон, формулируя признаки таких

составов, в числе необходимых называет определенные

преступные последствия - телесные повреждения, мате-

риальный ущерб и т. п. В этих случаях сознанием и во-

лей соучастников должны охватываться не только со-

вместные действия, но и предусмотренные конкретной

статьей Особенной части Уголовного кодекса преступные

последствия. Причем если первые всегда осознаются и

характеризуются желанием их совершения, без чего не

может быть самого преступления, совершенного по пред-

варительному сговору группой лиц, то отношение к по-

следствиям может быть различным: отдельные или все

участники такого группового преступления, предвидя

последствия, могут желать или сознательно допускать

их наступление, т. е. относиться к возможным последст-

виям и с косвенным умыслом.

( Например, Д. и С. из хулиганских побуждений с

большой силой били лежащего Т. ногами, обутыми в

сапоги с металлическими подковами, причем удары на-

носили в жизненно важные части тела - голову и шею.

После избиения они вынесли потерпевшего на улицу

( и бросили в снег, через 5-10 мин. он скончался.

Давая оценку данному преступлению, Верховный

. Суд СССР указал, что если осужденные предвидели и

допускали возможность смерти потерпевшего, то содеян-

ное ^ими надлежит квалифицировать как убийство с кос-

венным умыслом, а не как нанесение тяжких телесных

Повреждений^

Поверхностное выяснение содержания вины участни-

ков преступления, совершаемого по предварительному

сговору группой лиц, может вызвать серьезные ошибки

в квалификации действий виновных. Например, Судеб-

ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

РСФСР по кассационной жалобе осужденных отменила

приговор Верховного Суда Мордовской АССР относи-

тельно В. и Ф.

В. и Ф. на одной из улиц г. Ардатова напали на К.,

повалили ее на землю. Ф. обыскал потерпевшую, а В.

сорвал с ее руки часы, и оба убежали. По приговору

Верховного Суда Мордовской АССР действия В. и Ф.

были квалифицированы по эпизоду нападения на К. как

покушение на ее изнасилование пост. 15 и ч. Зет. 117

УК, а в отношении В. еще по ч. 1 ст. 145 УК-за проти-

воправное завдадение часами К.

Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР отме-

нила этот приговор в связи с нарушением права обвиня-

емых на защиту в стадии предварительного расследова-

ния и передала дело на доследование. При более тща-

тельном исследовании содержания . вины участников

преступления квалификация деяний В. и Ф. существенно

изменилась. Отпало обвинение в покушении на изнаси-

лование, а по факту завладения часами К. выяснились

иные обстоятельства, свидетельствующие о совершении

В. и Ф. преступления, предусмотренного не ч. 1, а ч. 2

ст. 145 УК. Б^ло установлено, что они напали на К- не

с целью изийсилования, а с .целью грабежа, совершен-

ного ими по предварительному сговору и соединенного

с насилием, не опасным для жизни и здоровья потер-

певшей. При новом рассмотрении дела народный суд

приговорил В. и Ф. по ч. 2 ст. 145 УК к различным сро-

кам лишения свободы'.

При установлении умышленного характера преступ-

ления, совершенного группой, нередко допускаются и

другие ошибки. Распространенной ошибкой является

вменение в вину участникам преступления тяжкого по-

следствия, квалифицирующего преступление, при отсут-

ствии умышленного или неосторожного к нему отноше-

ния со стороны субъектов. Сюда же относится вменение

других объективных обстоятельств-способа соверше-

ния посягательства, несовершеннолетия потерпевшей и

т. д., не охватываемых виной субъектов. Изменяя при-

говор по одному из дел, вышестоящий суд указал, что

у потерпевшего была органическая аномалия - подко-

' См,: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1968, № 3, с. 21-22.

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 6, с. 13.

вообразное сращение двух почек и что именно этим

объясняется смерть потерпевшего. В деле нет доказа-

тельств, свидетельствующих о том, что обвиняемые зна-

ли о наличии у потерпевшего данной аномалии. При та-

ких обстоятельствах у народного суда не было основа-

ний для вывода о том, что обвиняемые имели умысел,

направленный на лишение жизни потерпевшего.

В отличие от сложного соучастия, которое может ха-

рактеризоваться кроме двусторонней иногда и односто-

ронней связью соучастников, в групповом преступлений

общественно опасные действия участников всегда внут-

ренне согласованы только двусторонней связью, отра-

жающей их взаимную осведомленность о совместном

совершении преступления (второй важный субъектив-

ный признак посягательства, совершаемого по предвари-

тельному сговору группой лиц).

Необходимость такого рода общности предопределя-

ется характером исполнения преступления совместными

усилиями, при котором действия отдельных участников

в совокупности образуют деяние, которое составляв г

объективную сторону этого преступления. Не случайно

ст. 17 УК подчеркивает, что соучастие-это <умышлен-

ное совместное участие двух или более лиц в соверше-

нии преступления>. Здесь обращается внимание на то,

что совместная деятельность участников преступле-

ния по своему психическому содержанию умышленная,

т. е. сознанием и волей виновных, как минимум, охва-

тывается совместность их общественно опасной деятель-

ности.

Цельность осуществляемого подобной группой прес-

тупления предполагает не только единство его объектив-

ных показателей, но и определенную общность субъек-

тивных. Однако если объективная сторона одного и того

же преступления с 'точки зрения ее осуществления мо-

жет быть <разбита> на составные части, .каждая из ко-

торых выполняется -одним лицом, то субъективная сто-

рона не' поддается подобному <разделению>. Нельзя

представить такой ситуации, чтобы отношение одного

совиновника к содеянному выражалось лишь в осозна-

нии общественной опасности действий, а другого-

только в желании их совершения. В соучастии вина оста-

ется личным признаком преступного деяния конкретного

лица. Она служит необходимым условием его персональ-

ной уголовной ответственности.

Вина каждого субъекта преступления, совершаемого

по предварительному сговору группой лиц, строго инди-

видуальна. Согласно прямому указанию ст. 3 УК уго^

ловной ответственности и наказанию подлежит только

лицо, виновное в совершении преступления, т. е. умыш-

ленно или по неосторожности совершившее предусмот-

ренное уголовным законом общественно опасное деяние.

Следовательно, основные субъективные признаки деяния

должны быть в полном объеме на стороне каждого уча-

стника преступления, совершаемого по предварительно-

му сговору группой лиц. Такое решение не исключает, а.

.напротив, предполагает необходимость установления

^внутренней согласованности совместных действий сови-

'новников, ибо они в конечном счете совершают одно и

то же преступление. ;

Внутренняя согласованность действий участников

группового преступления обусловлена взаимной осве-

домленностью о совместном его совершении. Это обьяс-.

няется тем, что единство исполнительских усилий винов-

ных по выполнению объективной стороны одного итого

же преступления может реально возникнуть, если каж-

дый из участников сознает, что он непосредственно со-

вершает общественно опасные действия совместно с дру-

гими . исполнителями - группой, по предварительному

сговору. :

Внутреннее единство усилий совиновников может про-

явиться в двух вариантах. Во-первых, согласованность

деятельности в рамках подобного группового преступле-

ния является результатом явно выраженного соглаше-

ния, заключенного на месте 'совершения преступления.

до его начала. Во-вторых, внутреннее единство участни-

ков группового преступления может быть следствием

предварительного сговора, заключенного заранее. Сле-

дует лишь. иметь в виду, что оба варианта логически

предполагают существование в их рамках осознания ви-

новными совместного характера 'общественно опасной

деятельности.

На необходимость установления судами внутренней

согласованности действий участников группового прес-

тупления неоднократно ориентирует Верховный Суд

СССР. Например, в постановлении Пленума Верховного

Суда СССР по конкретному делу подчеркивалось, что

<групповое покушение на изнасилование предполагает

согласованные совместные действия двух или более лиц,

направленные на совершение изнасилования>'. В другом

случае Судебная коллегия по уголовным делам Верхов-

ного Суда СССР обратила внимание на то, что <квали-

фикация изнасилования как совершенною группой лиц

возможна тогда, когда лица, принимавшие участие в

изнасиловании, действовали согласованно в отношении

потерпевшей>^.

Третий субъективный признак анализируемого группо-

вого преступления - предварительный сговор на его со-

вершение-характеризует степень сплоченности участ-

ников посягательства.

Группа лиц, объединенная предварительным сгово-

ром, представляет наиболее распространенную разно-

видность групповых посягательств. Наряду с выделен-

ными выше признаками группового преступления ее ха-

рактеризует еще один - большая субъективная связь, со-

глашение на совместное совершение преступления, за-

ключенное предварительно. Именно он обусловливает

более высокую степень опасности такого группового по-

сягательства по сравнению с совершенным при отсутст-

вии предварительного сговора.

Сговор на совместное совершение преступления груп-

пой может касаться самых различных сторон: характера

предполагаемого преступления, места и времени, спосо-

ба и средств его совершения и т. п.

Соглашение на совершение преступления должно

быть предварительным, заключенным до начала непо-

средственного осуществления посягательства. Оно мо-

жет складываться перед самым началом выполнения

действий^ образующих '-объективную сторону состава

преступления, либо может быть отдалено от них каким-

либо отрезком времени. Способ соглашения-'словесный,

письменный, путем совершения конклюдентных действий

и т. п.-не имеет юридического значения. Важно лишь

установить, что сговор касается основных признаков за-

думанного преступления, так как только его можно на-

звать соглашением на совершение конкретного преступ-

ления. К тому же только соглашение об этих элементах

преступления образует субъективную сторону соучастия.

Содержание вины субъекта анализируемого вида

группового преступления, его отрицательное отношение

к интересам общества всегда предметны. Поэтому в про-

цессе оценки деяния анализируется не просто то обстоя-

тельство, что субъект сознает общественно опасный ха-

рактер своих действий, предвидит, что они в совокуп-

ности с действиями других вызывают единое последствие,

и желает его наступления, а то, что сознанием и волей

участников, например при убийстве, охватываются опас-

ный, насильственный характер совершаемых по предва-

рительному сговору группой совместных действий, ко-

торые могут вызвать смерть жертвы, и желание либо

сознательное допущение ее гибели.

В конечном счете психическое отношение к содеян-

ному каждого участника группового преступления, со-

вершаемого по предварительному сговору, всегда выра-

жается в осознании: а) характера деяния, совершаемого

несколькими лицами по предварительному сговору, и его

результата; б) непосредственности участия в исполнении

преступления совместно с другими; в) того, что преступ-

ление выполняется согласованными усилиями всех .его

участников. Виновный желает совершить общественно

опасные действия или причинить преступный результат

именно по предварительному сговору группой.

Если отсутствует даже один из перечисленных приз-

наков, это свидетельствует либо о невиновности субъек-

та, либо о том, что он не является участником преступ-

ления, совершенного по предварительному сговору груп-

пой лиц.

Например, Пленум Верховного Суда СССР в поста-

новлении по делу Д" рассмотренному Верховным Судом

Азербайджанской ССР, исключил обвинение Д. в соуча-

стии в преступлении, совершенном по сговору Ш., И. п

Б. Одним из обстоятельств, вызвавших такое решение,

было то, что Д. не сознавал, что участвует в преступле-

нии совместно с другим лицом, совершившим преступ-

ление по неосторожности^ В другом случае Пленум Вер-

ховного Суда РСФСР признал необоснованным осужде-

ние К. за групповое убийство, поскольку К. не был осве-

домлен о намерении другого субъекта, в сговоре с ним

не состоял и не сознавал, что непосредственно участвует

в преступлении совместно с другим лицом^.

' См<.Бюллетень Верховного Суда СССР, 1973, № 1, с. 22.

' Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, Л< 6, с. 30.

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1976, № 4, с. 46-47.

* См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 3, с. II-12.

Анализируя субъективные признаки преступления, со-

вершаемого по предварительному сговору группой лиц,

необходимо учитывать, что обстоятельства, характери-

зующие объективную сторону конкретного состава,- по-

следствия, способ, место, время и др.- могут вменяться

в ответственность лишь тогда, когда они охватывались

умыслом совиновников.

Например, для обвинения в причинении тяжкого те-

лесного повреждения, совершенного группой, необходи-

мо доказать, что сопричинители сознавали совместный

характер причинения именно этого последствия. Отсут-

ствие такого сознания означает, что субъект не является

сопричинителем данного вреда. Точно так же решается

этот вопрос и в других случаях. Например, Судебная

коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР

по конкретному делу подчеркивала, что участие в драке,

повлекшей убийство, еще не означает, что все ее участ-

ники несут ответственность за убийство'.

При исследовании субъективных признаков преступ-

ления, совершаемого по предварительному сговору груп-

пой лиц, существенным обстоятельством, подлежащим

обязательному доказыванию при установлении вины

каждого участника, является степень его вины. На уста-

новление действительной роли каждого участника груп-

пового преступления и степени его вины народные суды

постоянно ориентируются Верховным Судом: СССР и

Верховным Судом РСФСР.

Например, в постановлении от 23 сентября 1977 г.

<О судебной практике по делам о взяточничестве> Пле-

нум Верховного Суда СССР подчеркнул, что <при рас-

смотрении дел о взяточничестве суды обязаны выявлять

всех лиц, виновных в совершении этого преступления,

устанавливать действительную роль и степень вины каж-

дого подсудимого, добиваясь последовательного осуще-

ствления принципа неотвратимости наказания, и вместе

с тем не допускать необосноватгого осуждения граж-

дан>^

Степень вины оказывает серьезное влияние на инди-

видуализацию ответственности, и в* этом плане сравни-

тельная тяжесть вины каждого участника преступления,

совершенного по предварительному сговору группой лиц,

имеет важное значение.

Степень вины зависит от предметного содержания

вины, форм вины, объема предвидения последствий,

большей и меньшей обдуманности деталей совершаемо-

го преступления, мотивов и целей преступления, а также

тех данных, характеризующих личность виновного, ко-

торые влияют на степень вины. Не случайно Пленум

Верховного Суда СССР постоянно обращает внимание

судебных органов на необходимость при установлении

виновности или невиновности лица исходить из совокуп-

ности всех обстоятельств дела. Однако, несмотря на не-

однократные требования высшего судебного органа

<устанавливать степень вины каждого лица, допустив-

шего правонарушение>, ошибки, связанные с решением

этого вопроса, все еще не изжиты из практики деятель-

ности народных судов.

Так, поводом к изменению, приговора по одному из

уголовных дел послужило то, что суд, признав осужден-

ных виновными в злоупотреблении служебным положе-

нием, не отразил в приговоре, несмотря на прямое тре-

бование закона, в чем конкретно заключалась <корыст-

ная или иная личная заинтересованность осужденных>'.

В другом случае ошибка суда заключалась в поверхно^

стном анализе содержания вины участников хищения.

В результате ошибочно как ррупповое хищение были ква-

лифицированы действия лиц, которые были виновны

лишь в злоупотреблении служебным положением. По

этому делу кроме буфетчицы Т., присвоившей крупную

сумму государственных средств, были осуждены еще три

счетных работника за то, что они по договоренности с

Т. выписывали бестоварные накладные, с использова-

нием которых изымались деньги. При пересмотре уго-

ловного дела в порядке надзора было выявлено, что

счетные работники, сознававшие взаимосвязь их злоупо-

треблений с общественно опасными действиями Т., не

знали, однако, какому преступлению они фактически со-

действовали. Каждый раз Т. просила их помочь скрыть

случайно образовавшуюся недостачу, не объясняя при-

чин ее возникновения. В такой ситуации, как подчеркнул

Верховный Суд СССР, трех счетных работников нельзя

' Си.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1976, № 4, с. 34.

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1977, № 6, С. 10,

См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1970, № 6, с. 36-38

29

было признать соучастниками хищения, поскольку их

действия лишены субъективных элементов совместной

преступной деятельности'.

Встречаются также ошибки, вызванные тем, что суды

не всегда по групповым преступлениям устанавливают

наличие на стороне соучастников единства намерений и

общей цели совершить именно данное преступление^.

Совершение преступления

организованной группой

^

Под организованной группой в уголовном праве понима-

ется объединение двух или более лиц, предварительно

сорганизовавшихся для совершения одного или несколь-

ких преступлений. Фактически такая группа представ-

ляет собой более опасную разновидность соучастия с

предварительным сговором.

В сложившейся судебной практике организованная

группа исследуется как относительно самостоятельное

явление. В действующем уголовном законодательстве

организованная группа учитывается как признак квали-

фицированного состава преступления (ст. 166 У К Мол-

давской ССР, ст. 177 УК Узбекской ССР, устанавливаю-

щие уголовную ответственность за обман покупателей,

совершенный организованной группой лиц) и как об-

стоятельство, отягчающее ответственность, в процессе

индивидуализации наказания (п. 2 ст. 39 УК).

Несмотря на то, что понятие организованной группы

в других составах, за исключением упомянутых, в уго-

ловных кодексах союзных республик не употребляется,

оно широко используется судебной практикой при ква-

лификации посягательств на социалистическую и личную

собственность, ряда хозяйственных и других преступле-

ний.

Для квалификации преступления как совершенного

организованной группой необходимо установить призна-

ки такой группы. Большая их часть идентична призна-

кам группы, совершающей преступление по предвари-

тельному сговору. Отличие можно обнаружить лишь в

двух показателях. Во-первых, для организованной груп-

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1970, № 4, с. 13-14.

" См,: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, №3, с. II-12.

особенности выполнения преступления

пы характерны

каждым отдельным участником. Во-вторых, ей присущи

особенности психического отношения виновных к соде-

янному, проявляющиеся в своеобразии предварительно-

го сговора.

Оба выделенных свойства позволяют разграничить

организованную группу и группу, совершающую прес-

тупление по предварительному сговору. Характеризуя

особенности выполнения преступления каждым участни-

ком подобной группы, следует учитывать, что_о^)ганизо-

ванная группа обладает известной сплоченностью соуча-

стников на совершение одного или нескольких преступ-^

лений. Именно поэтому такая группа характеризуется^

большей общественной опасностью. Сплоченность в рам- ^

ках организованной группы может характеризоваться '

руководством одного или нескольких участников над

другими, их вербовкой, наличием отработанного плана

совершения преступления, разработкой способов совер-

шения -совместного посягательства, распределением ро-

лей, фактическим заранее обусловленным соучастниками

выполнением действий, облегчающих совершение пося-

гательства в будущем, намеренным созданием соучастни-

ками благоприятных условий для последующего совер-

шения преступления, подготовкой орудий и средств 1

совершения преступления и т.д.

В силу выделенных особенностей, характерных для

организованной группы, отдельные ее члены могут вы-

полнять преступление, непосредстйенно не участвуя в

самих актах, прямо направленных на объект посяга-

тельства. Например, в преступлениях, направленных

против социалистической собственности, отдельные уча-

стники организованной группы могут непосредственно

не участвовать в действиях по изъятию социалистическо-

го имущества. Их деятельность в рамках организованной

группы может проявиться в организации преступления

или же в выполнении иных важных для деятельности

группы функций, обусловленных заранее разработан-

ным планом. При этом важно установить второй отли-

чительный признак организованной группы, проявляю-

щийся в особенностях психического отношения виновных 1

к содеянному. Каждый участник подобного объединения ^

должен сознавать, что он входит в организованную груп- 1

пу, участвует в выполнении части или всех взаимно со-

гласованных действий и осуществляет совместно с дру- ;

^

гимн участниками единое преступление с распределением

ролей, по заранее обусловленному плану.

Например, заместитель заведующего секцией мага-

зина Р. уговорила продавца М. обмануть покупателей

дефицитных товаров. Она проинструктировала М. на-

кануне обманной операции и наблюдала, умело ли та

выполняет ее указания. Лично Р. покупателей не обма-

нывала. Суд тем не менее признал ее участницей груп-

пового обмана и квалифицировав преступление по ч. 2

ст. 156 У К. В данном случае суд учел то обстоятельство,

что Р. была инициатором^ преступления, вовлекла в .него

М., обучила ее, а зачтем сама контролировала ход обман-

ной операции, и в силу этого созданная ею группа при-

обрела характер организованной.

В другом случае суд, оценивая поведение Г., признал

его участником организованной группы в силу важности

его действий для выполнения преступления.

Р., X. и Г. предварительно договорились о совместном

хищении товаров из магазина и распределили между

собой роли, т. е. создали преступную группу. Для испол-

нения задуманного Р., являясь материально ответствен-

ным лицом, с целью сокрытия образовавшейся у него

недостачи, во исполнение состоявшейся договоренности

о хищении шкурок, намеренно оставил в магазине 162

шкурки. Из них 143 шкурки X. сложил в мешок, приго-

товив для хищения, а затем передал Г.,' который его

спрятал. Чтобы создать видимость кражи, X. разбросал

оставшиеся шкурки по магазину. ' /

Оценивая поведение Г. не как пособничество, а как(

участие в организованной группе, суд учел, что Г. при- ^

нял активное участие в разработке плана совершения !

преступления. Его роль как участника преступной груп- '

пы заключалась в том, что он должен был спрятать ме-

шок со шкурками, что Г. и сделал*.

Определенные сложности возникают при'квалифика-

ции преступлений по признаку их совершения организо-

ванной группой, когда этот же признак одновременно

оценивается как обстоятельство, отягчающее ответствен-

ность в соответствии с п. 2 ст. 39 У К.

Самостоятельная роль группового признака, преду-

смотренного п. 2 ст. 39 УК, предопределяет решение во-

проса о конкуренции анализируемого положения закона

с иными положениями, сформулированными по признаку

совершения общественно опасного деяния группой лиц

(ч. 2 ст.ст. 89-93, 144-147 УК и др.). Соотношение в

данном случае характеризуется общим правилом: нор-

ма, сформулированная в п.2 ст. 39 УК, может приме-

няться во всех случаях, когда факт совершения преступ-

ления организованной группой не учтен в качестве не-

обходимого признака конкретного квалифицированного

состава.

Факт учета совершения деяния организованной груп-

пой в качестве необходимого признака квалифицирован-

ного состава обусловливает невозможность одновремен-

ной оценки этого же обстоятельства, как отягчающего

ответственность. Здесь вступает в силу общая законо-

мерность, присущая уголовному праву: одно и тоже

юридически одинаковое явление в одном и том же каче-

стве и' объеме не может одновременно охватываться и

оцениваться двумя различными конкретными нормами,

влекущими неодинаковые правовые последствия. В по-

добной ситуации одна из норм неизбежно перекрывает-

ся другой и бездействует. .

В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда

СССР от 25 июня 1976 г. <О практике применения суда-

ми законодательства о борьбе с рецидивной преступ-

ностью> подчеркнуто: <В тех случаях, когда совершение

преступления лицом, ранее совершившим преступление,

предусмотрено законом в качестве квалифицирующего

признака преступления, это обстоятельство не может од-

новременно признаваться отягчающим ответственность>*.

Таким образом, Пленум Верховного Суда СССР четко

разграничивает квалифицирующие признаки и призна-

ки, отягчающие ответственность в процессе индивидуа-

лизации наказания.

Аналогична и практика Верховного Суда РСФСР.

Например, установив, что народный суд не учел обстоя-

тельств совершения преступления организованной груп-

пой на протяжении длительного времени лицами, зани-

мающими ответственное положение, Судебная коллегия

по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила

приговор народного суда и определение Верховного Су-

да Марийской АССР в отношении Ф. и М" а дело напра-

вила на новое судебное рассмотрение. При этом Судеб-

См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 1, с. 3.

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1976, № 4, с. 8.

3 Закцз 6147 33

ная коллегия подчеркнула, что приговор отменен за

мягкостью наказания, назначенного лицам, занимающим

ответственное должностное положение и осужденным за

хищение государственного имущества'.

<< | >>
Источник: Галиакбаров Р.Р.. Квалификация групповых преступлений / Отв. ред. В.И. Артемов. – М.: Юридическая литература. – 80 с.. 1980 {original}

Еще по теме Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц:

  1. Совершение преступления группой лиц при отсутствии предварительного сговора
  2. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ГРУППОЙ ЛИЦ И ГРУППОЙ ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ
  3. Квалификация продолжаемых хищений, совершенных по предварительному сговору группой лиц
  4. 2. Хищение по предварительному сговору группой лиц
  5. § 4. Выдвижение версий о совершении преступления группой лиц и планирование расследования
  6. 27.2. Особенности предварительного следствия по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними
  7. § 2. Исходная информация о совершении преступления организованной группой
  8. А. П. ОНУЧИН СЛЕДСТВЕННАЯ СИТУАЦИЯ И РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИИ. СОВЕРШЕННЫХ ГРУППОЙ
  9. § 5. Допрос как средство получения информации о совершении преступления организованной группой
  10. ГЛАВА 29. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ
  11. § 6. Использование иных средств доказывания для установления факта совершения преступления организованной группой
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -