<<
>>

1. Принципы действия уголовных законов Союза ССР и союзных республик в пространстве в истории советского уголовного законодательства

У Впервые вопрос о пределах действия советского уголовного закона в пространстве был законодательно решен в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР, изданных 12 декабря 1919 г.1.

Восьмой раздел Руководящих начал был назван «О пространстве действия уголовного права» и состоял всего из одной статьи, в которой было сказано, что 1) уголовное право РСФСР действует на всем пространстве Республики в отношении как ее граждан, так и иностранцев, совершивших преступление на ее территории; 2) уголовное право действует в отношении граждан РСФСР и иностранцев, совершивших преступление на территории иного государства, но уклонившихся от суда и наказания в месте совершения преступления и находящихся в пределах РСФСР.

Таким образом, Руководящие начала, во-первых, законодательно закрепили территориальный принцип действия уголовного закона РСФСР; во-вторых, решили вопрос об ответствен: ности любого лица, совершившего преступление за границей.^

Этот последний вопрос решен одинаково для граждан' РСФСР и иностранцев: те и другие отвечают по уголовным законам РСФСР, независимо от характера совершенного ими за границей преступления и от того, совершено это преступление в капиталистическом государстве или в государстве трудящихся, если лица, совершившие преступления, находятся в пределах РСФСР и если они уклонились от суда и наказания в месте совершения преступления. Речь идет, без всякого сомнения, только о деяниях, признаваемых преступными в РСФСР.

Положение Руководящих начал об ответственности иностранцев, находящихся в РСФСР, за совершенные ими за границей деяния расцениваются в советской уголовно-правовой литературе как проявление универсального пр-инципа2. Мы же полагаем, что это скорее осуществление принципа представительной, или заменяющей, компетенции. Положение Руководящих начал об ответственности за преступления, совершенные за границей, с одной стороны, слишком расширяло пределы действия советского уголовного законодательства, ибо распространяло его действие даже на деяния иностранцев за границей, не посягающие на интересы РСФСР и его граждан; с другой стороны, оно непомерно сужало пределы действия советского уголовного закона, ибо не предусматривало применения уголовного закона РСФСР к гражданам республики, совершившим преступления за границей, в том числе преступления против РСФСР и его

3-Ш6 33

граждан, если только они в месте совершения преступления не уклонились от следствия и суда, например, вообще не привлекались к ответственности, потому что содеянное не являлось уголовно наказуемым в месте его совершения.

Выдвинутое Руководящими началами условие применения уголовного законодательства РСФСР к лицам, совершившим преступления за границей, — уклонение их от следствия и суда в месте совершения преступления — по существу означало требование, чтобы совершенное за пределами РСФСР деяние расценивалось как преступное и в месте его совершения. Такое ограничение пространственной сферы действия уголовного закона РСФСР вряд ли можно признать обоснованным, особенно с учетом исторической обстановки в стране и форм классовой борьбы в рассматриваемый период.

В последующие годы также утверждался только территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве; до издания первого уголовного кодекса РСФСР он так и оставался единственным основополагающим принципом. В этом принципе проявлялось уважение к суверенитету Республики и одновременно глубокое уважение к суверенитету всех других государств.

Идеями уважения к суверенитету других государств было проникнуто не только законодательство того периода, но также соглашения и договоры РСФСР с другими советскими республиками3, а также другими государствами4.

Глубокое уважение к суверенитету ранее зависимых стран в плане пространственного действия уголовного закона прояз-ляется в договорах, заключенных РСФСР с этими государствами. В соответствии с изложенным в ноте Советского Правительства от 26 июня 1919 г. положением об уничтожении российской консульской юрисдикции 26 февраля 1921 г. был заключен договор РСФСР с Персией, в котором было сказано, что российские граждане, проживающие в Персии, так же как и персидские граждане, проживающие в России, с момента подписания договора пользуются равными с местными гражданами правами и подчиняются законам страны пребывания. Все судебные дела их рассматриваются в местных судебных учреждениях (ст. XVI)5.

Аналогичного содержания была ст. X договора между Россией и Турцией от 16 марта 1921 г.6

Более детально, чем в Руководящих началах, были разработаны вопросы пределов действия советского уголовного закона в пространстве в первых уголовных кодексах союзных республик.

Выражение территориального принципа имело место во всех прочих нормативных актах того периода7.

34

I Первый Уголовный кодекс РСФСР, вступивший в силу 1 июня 1922 г., пределы действия уголовного кодекса регламентировал в первом разделе Общей части, состоявшем из четырех статей (1—4)8. В первой статье был четко закреплен террито--риальный принцип, предусматривающий применение к любому лицу — гражданину РСФСР и иностранцу — положений Уголовного кодекса РСФСР, если им совершено преступление в пределах РСФСР9. Там указывалось также, что исключение предусмотрено для иностранцев, пользующихся правом экстерриториальности10. В начале двадцатых годов был заключен ряд мирных договоров11, конвенций 12 и соглашений13, в которых решались' вопросы об участи иностранных граждан, совершивших преступления на территории РСФСР, и граждан РСФСР, осужденных за границей или находящихся под следствием и судом в иностранных государствах14.

В ст. 2 УК РСФСР 1922 г. был безоговорочно закреплен активный персональный принцип, или принцип гражданства: действие УК РСФСР было распространено на граждан РСФСР во всех случаях совершения ими преступлений за пределами РСФСР. Комментируя эту норму, А. Эстрин отмечал, как само собой разумеющееся, что советское законодательство не считает своей задачей заботу о ненарушении правопорядка буржуазных государств. Поэтому при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, совершенных гражданами РСФСР за границей, советские суды должны применять к обвиняемым наказание лишь в случаях, когда совершенное ими за границей деяние угрожает интересам РСФСР или советскому строю или когда совершивший преступление является и по приезде его в РСФСР общественно опасным, т. е., когда от него можно ожидать совершения сходных преступлений и в самой РСФСР15.

\ УК РСФСР 1922 г. утвердил реальный принцип действия со- • ветского уголовного закона в пространстве. В ст. 3 было сказано, что действие данного Кодекса распространяется также на прибывающих в РСФСР иностранцев, совершивших вне пределов РСФСР преступления против основ государственного строя и военной мощи Республики. Таким образом, реальный принцип бал законодательно закреплен только как принцип охраны государственных интересов.]

Изъятия из установленных законоположений о действии советского уголовного закона в соответствии с принципом гражданства и реальным принципом УК РСФСР допускал только в порядке особых договоров, заключенных РСФСР с отдельными государствами (ст. 4). Следует признать, что УК РСФСР 1922 г. создал достаточные предпосылки для охраны интересов

з» 35

государства и граждан.[Так же был решен вопрос о пределах действия в пространстве УК Украинской ССР, введенного з действие постановлением Всеукраинского ЦИК с 15 сентября 1922 г.16

\ В общесоюзном масштабе вопрос о пределах действия советского уголовного закона был впервые решен в Основных началах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1924 г.17 Первый раздел Основных начал был посвящен пределам действия уголовного законодательства, фактически здесь регламентировались только пространственные пределы действия уголовного законодательства. В сг. I Основных начал закреплены два принципа действия уголовного законодательства — территориальный принцип и персональный принцип, или принцип гражданства.

В соответствии с первым принципом все лица, находящиеся на территории Союза ССР, кроме пользующихся экстерриториальностью иностранных граждан, за совершенные ими на территории Союза ССР преступления подлежат ответственности по уголовным законам места совершения преступлении, т. е. ответственности по законам той союзной республики, на территории которой совершено преступление.

В соответствии со вторым принципом граждане Союза ССР за совершенные ими за границей преступления, в случае их задержания на территории Союза ССР, подлежат ответственности по законам места задержания или предания суду илч следствию, т. е. по законам той союзной республики, на территории которой совершены определенные процессуальные действия — имело место задержание виновного, проводилось следствие или лицо было предано суду.

В отношении иностранных граждан, пользующихся экстерриториальностью, было записано, что вопрос об их уголовной отве1сгвенности разрешается дипломатическим путем.

Таким образом, Основные начала отказались от реального принципа, или принципа охраны государственных интересов, и вообще не предусмотрели возможности применения советского уголовного законодательства к находящимся в Союзе ССР иностранным гражданам и лицам без гражданства, совершившим преступления вне пределов СССР.Н. Д. Дурманов полагает, что ответственность этих лиц по советским законам все же могла иметь место, если об этом было специально указано в договорах, заключенных СССР с другими государствами18.

В Основных началах не был решен также вопрос о том, какое значение для привлечения к ответственности своего гражданина и наказания его в СССР имеет то обстоятельство, что

36

он полностью или частично отбыл наказание за границей за совершенное там преступление. Как видно, этот факт мог быть принят во внимание судом при назначении виновному наказания, но не обязывал суд учитывать это обстоятельство.

~ Положения Основных начал о пределах действия уголовного законодательства были восприняты уголовными кодексами всех союзных республик, принятых в период с 1926 по 1935 гг. Поэтому принципы действия советских уголовных законов в пространстве во всех союзных республиках были едины. Однако законодательное выражение этих принципов в уголовных кодексах республик было различным. Кодексы союзных республик, кроме того, конкретизировали положения Основных начал, чгэ привело к расхождениям в регламентации ряда вопросов.

| Так, УК Украинской ССР 1927 г.19 и УК Грузинской ССР 1928 г.20 почти дословно восприняли текст Основных начал, указав только, что речь идет о территориальных пределах действия республиканского законодательства. УК Узбекской ССР 1926 г. несколько изменил текст Основных начал, полностью сохранив изложение территориального принципа. В ч. 1 ст. 1 УК Узбекской ССР установлена ответственность всех лиц, совершивших преступления на территории Узбекской ССР, по уголовному кодексу этой республики, но в примечании оговорено, что к гражданам других союзных республик за преступления, совершенные ими на территории СССР, если дела об этих преступлениях рассматриваются судом Узбекской ССР, применяется закон места совершения преступления21.

Эта конкретизация положений Основных начал не сделала регламентацию данного вопроса более четкой по сравнению с Основными началами, скорее наоборот, ибо не только граждане союзных республик подлежали ответственности по уголовным законам места совершения преступления (если дела об этих преступлениях рассматривались в Узбекской ССР), но также иностранцы и лица без гражданства. УК Узбекской ССР уста-новил, что изъятия из положений уголовного кодекса могут иметь место лишь в порядке особых соглашений Союза ССР с иностранными государствами.

Уголовные кодексы 1926—1935 гг. других союзных республик, устанавливая пределы действия уголовного закона в пространстве, допускали серьезные отклонения от текста Основных начал: во-первых, они в какой-то мере в качестве основного принципа действия уголовного закона в пространстве рассматривают принцип гражданства; во-вторых, они не сформулировали положений территориального принципа в полном объеме в очной статье22; этот принцип вытекал только из контекста веек

37

статей, посвященных территориальным пределам действия уголовного закона.

Так, например, в УК РСФСР 1926 г.23 было записано: во-первых, что действие Кодекса распространяется на всех граждан РСФСР, совершивших общественно опасные действия з пределах РСФСР, а равно и за пределами Союза ССР, в случае задержания их на территории РСФСР (ст. 2), во-вторых, что граждане иных союзных республик подлежат ответственности по законам РСФСР за совершенные ими преступления на территории РСФСР, а также вне пределов Союза ССР, если они задержаны и преданы суду или следствию на территории РСФСР (ст. 3). В этих двух статьях достаточно четко регламентирован персональный принцип, или принцип гражданства. В ч. 2 ст. 3 частично устанавливался и территориальный принцип действия уголовного закона — применение уголовного закона РСФСР к гражданам других союзных республик, совершивших преступления в пределах РСФСР. Территориальный принцип был утвержден и в ст. 4: в ней регламентировалась ответственность иностранцев за преступления, совершенные в пределах Союза ССР по законам места совершения преступ ления, т. е. в соответствии с территориальным принципом. В результате из анализа норм, содержащихся в трех статьях, вырисовывался в полном объеме территориальный принцип пространственного действия уголовного закона РСФСР. Так же был решен вопрос в уголовных кодексах Армянской ССР24 и Азербайджанской ССР25 1927 г. Незначительно отличалась и регламентация этого вопроса в'УК Белорусской ССР 1928 г.26 и в УК Таджикской ССР 1935 г.27. УК Туркменской ССР 1927 г.28 (з ст.ст. 2, 3) четко выделил два равнозначных принципа действия уголовного закона в пространстве, т. е. воспроизвел положения Основных начал, однако в обратной последовательности по сравнению с тем, как это было сделано Основными началами.

Поэтому практически решение вопросов действия уголовного закона в пространстве не изменилось и, конечно, не могло быть изменено в уголовном законодательстве союзной республики, так как вступило бы в противоречие с общесоюзным законом, т. е. подлежало бы отмене. И все же форма изложения принципа гражданства и территориального" принципа и место, которое законодатель отдельных республик отвел каждому из этих: принципов, придавали принципу гражданства главенствующую роль, что не вытекало из положений Основных начал.

Анализ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в рассматриваемый период позволяет заключить, что начиная с 1924 г. советское уголовное законодательство пол-

38

ностыо отказывалось от реального принципа, или принципа защиты государственных интересов, как принципа действия уголовного закона в пространстве, т. е. отказалось от применения советского уголовного закона к иностранцам, совершившим преступления, направленные против интересов СССР, за его пределами. Следует отметить, что этот принцип всегда являлся одним из основных принципов действия уголовного закона в пространстве в большинстве зарубежных государств, в том числе зарубежных социалистических государств с момента их образования.

Г Советское уголовное законодательство того периода не регламентировало применения советского уголовного закона в отношении лиц без гражданства. Поскольку они не были приравнены к советским гражданам, к ним, бесспорно, относились законоположения, предусмотренные для иностранцев, т. е. за совершенные ими преступления в пределах территории СССР они отвечали по уголовным законам места совершения преступления, а совершенные ими преступления вне пределов Союза ССР не влекли за собой уголовной ответственности. Лица без гражданства, как и иностранцы, подлежали ответственности по советскому уголовному законодательству, если ответственность за совершенные ими за границей преступления была предусмотрена международными договорами и соглашениями29.^/

Вопрос об уголовной ответственности иностранных граждан, неподсудных по уголовным делам судам РСФСР, разрешался в соответствии с нормами международного права и советским законодательством — «Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР», изданным в 1927 г.30.

Вопрос о выдаче преступников не решался ни общесоюзным, ни республиканским уголовным законодательством. Советское конституционное законодательство (декрет РСФСР 28 марта 1918 г.) установило, что всякий иностранный гражданин, преследуемый у себя на родине за преступления политического или религиозного порядка, в случае прибытия в Россию пользуется здесь правом убежища. В этом декрете было прямо указано, что такие лица не подлежат выдаче по требованию государств, подданными которых они являются31. Аналогичная статья была включена в Конституцию РСФСР 1918 г. Конституция Союза ССР 1936 г. в ст. 129 установила, что право убежища предоставляется иностранным гражданам, преследуемым за защиту интересов трудящихся, научную деятельность или национально-освободительную борьбу.

Принцип невыдачи своего гражданина иностранному госу-

39

дарству законодательно не был закреплен. Однако следует согласиться с Н. Д. Дурмановым, что из совокупности основных принципов социалистического права можно сделать вывод о том, что гражданин СССР выдаче не подлежит32.

; В законодательство, регулирующее пределы действия советского уголовного закона в пространстве, не вносилось изменений вплоть до 1958 г., хотя судебная практика выдвигала много вопросов, требующих законодательной регламентации. Особенно актуальным стал вопрос о действии уголовных законов в пространстве в период Великой Отечественной войны и посла ее окончания33.

I Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятые 25 декабря 1958 г., в отличие от Основных начал 1924 г., решили многие спорные вопросы, в том числе вопросы о применении уголовного закона к иностранцам, совершившим вне пределов Союза ССР преступления, предусмотренные в конвенциях, заключенных с иностранными государствами; об ответственности лиц без гражданства за совершенные ими за границей преступления; о зачтении отбытого гражданином за границей наказания при назначении наказания за это же преступление советским судом.

Перечисленные вопросы на практике и в теории решались до 1958 г. в таком же плане, как это предусмотрело новое уголовное законодательство34 (за исключением применения советского уголовного закона к лицам без гражданства, совершившим преступление вне пределов СССР).

Новое уголовное законодательство не изменило принципиальных положений, закрепленных в ранее действовавшем законодательстве. Оно вновь закрепило территориальный и активный персональный принцип (принцип гражданства) действия советского уголовного закона в пространстве и применение советского уголовного закона к иностранцам в соответствии с заключенными Союзом ССР конвенциями с иностранными государствами (универсальный принцип). Принцип социалистичес- *\ кого интернационализма в новом уголовном законодательстве / не был закреплен, но он обусловлен соглашениями, заключенными СССР с зарубежными социалистическими государствами. В Основах уголовного законодательства не отражены положения реального принципа, или принципа охраны государственных интересов.

Ниже мы переходим к детальному рассмотрению вопросов воплощения перечисленных принципов в действующем советском уголовном законодательстве.

40

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. 1974

Еще по теме 1. Принципы действия уголовных законов Союза ССР и союзных республик в пространстве в истории советского уголовного законодательства:

  1. Глава VIII ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ, НЕ ПОДСУДНЫХ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СОВЕТСКИМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЯМ
  2. Глава IX ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СОЮЗА ССР СОВЕТСКИМИ ГРАЖДАНАМИ И ЛИЦАМИ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА
  3. Глава II ПРИНЦИПЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ПРОСТРАНСТВЕ
  4. Глава III ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ПРЕДЕЛАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СОЮЗА ССР
  5. Глава IV РАСПРОСТРАНЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК НА ОБЪЕКТЫ И ЗОНЫ ВНЕ ПРЕДЕЛОВ СОЮЗА ССР
  6. Глава X ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИИ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СССР ИНОСТРАНЦАМИ
  7. 2. Распространение уголовных законов Союза ССР и союзных республик на принадлежащие Союзу ССР объекты, находящиеся в свободных от государственного суверенитета территориях
  8. 1. Общая характеристика и классификация объектов и зон вне пределов Союза ССР, на которые распространяется советское уголовное законодательство
  9. Глава V ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК
  10. Глава VII ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  11. Поручительство в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. и Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -