<<
>>

1. Принцип целесообразности 

  состоит в требовании соразмерять воплощение мер уголовно-правового воздействия в законе и применение их на практике с поставленными перед ними целями. Это предполагает, прежде всего, правильное определение целей уголовно-правового воздействия в уголовном законе, а также направленность на осуществление этих целей каждой из предусмотренных законом и назначаемой за конкретное преступление мер уголовно-правового воздействия.
Каждая такая мера должна соответствовать указанным в законе целям уголовно-правового воздействия своим содержанием и возможностями, вносить в их осуществление максимально необходимый в каждом конкретном случае вклад.

Этот вклад должен быть, с одной стороны, достаточным для достижения целей уголовно-правового воздействия, с другой стороны, не обходиться обществу слишком дорогой ценой. В конечном итоге он должен способствовать тому, чтобы эффект от применения мер уголовно-правового воздействия был максимальным, а отрицательные последствия его сводились к минимуму.

Как указывал П.П. Осипов, система уголовной юстиции должна отчитываться перед обществом не только за результаты, достигнутые ею в охране от преступных посягательств правопорядка, но и учитывать общесоциальные ресурсы (экономические средства, людские резервы), которые могут быть выделены на борьбу с преступностью без существенного ущерба для решения других социальных задач, а также отрицательные экономические, политические и идеологические последствия применения уголовного законодательства. (102, с. 72-73).

Придя к заключению о наличии оснований для установления соответствующей меры уголовно-правового воздействия в санкции, законодатель должен взглянуть на этот вопрос и с указанных позиций - с точки зрения целесообразности ее применения в отношении данного вида преступлений. Соответственно, и суд с тех же позиций должен в каждом конкретном случае решать вопрос о назначении той или иной меры уголовно-правового воздействия.

На практике иногда даже при наличии достаточных оснований в деле имеются какие-то обстоятельства, которые делают нецелесообразным назначение наказания или иной меры уголовно-правового воздействия в данном конкретном случае данному конкретному виновному.

Каждый раз, решая вопрос о применении меры уголовно-правового воздействия, суд должен учитывать не только все обстоятельства совершенного преступления и особенности личности виновного, но и те последствия, к которым может привести принимаемое им решение. Это важно в индивидуальном плане, но еще более -  в широком социальном плане. Так, в литературе справедливо обращалось внимание на отрицательные последствия применения лишения свободы и некоторых других видов наказания. В частности, на то, что широкое применение наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью приводит к изъятию из народного хозяйства специалистов ряда остродефицитных   профессий — продавцов, шоферов и т. д. Негативные последствия для семьи осужденного может иметь непродуманное применение штрафа, конфискации имущества, лишения свободы, иных мер уголовно-правового воздействия.

Важным требованием принципа целесообразности является недопустимость применения мер уголовно-правового воздействия не в соответствии с их социальным назначением - для получения каких-либо выгод, не связанных непосредственно с осуществлением целей уголовно-правового воздействия. К примеру, применение наказаний имущественного характера только на том основании, что преступлением причинен имущественный ущерб, который предполагается возместить применением наказания имущественного характера. Хотя в приговорах мотивы принятия решений о применении той или иной меры уголовно-правового воздействия зачастую не указываются или указываются лишь в самом общем виде, упомянутая зависимость иногда прослеживается при анализе материалов уголовных дел.

К сожалению, в судебной практике не всегда уделяется достаточное внимание тому обстоятельству, что в каждом случае назначения меры уголовно-правового воздействия суд должен исходить не в последнюю очередь из целей такого воздействия.

Во многих случаях судьи не очень задумываются над тем, во имя каких целей осужденному назначается именно данная мера, способна ли последняя ее реализовать и каким образом, какие у нее для этого имеются возможности и что получится в итоге ее применения.

В связи с этим большое значение имеют соответствующие законодательные предпосылки: четкость формулирования целей не только уголовного наказания, но и всего комплекса мер уголовно-правового воздействия, а также учет этих целей (прежде всего ресурсного их аспекта) при определении в законе порядка и условий назначения различных мер уголовно-правового воздействия и при установлении их в санкциях.

В этом плане как положительный момент следует отметить отнесение законодателем в новом Уголовном кодексе РФ к числу общих начал назначения наказания требования учитывать при назначении наказания «влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи» (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Вместе с тем, такое решение представляется нам паллиативным, половинчатым, поскольку выделяет лишь одну из целей наказания, в то время как следовало бы указать на необходимость учитывать в соответствующих случаях и иные интегративные цели, стоящие перед наказанием и перед иными мерами уголовно-правового воздействия. Однако сам по себе факт специального указания в законе на необходимость учета целесообразности применяемых мер примечателен.

Представляется, что осознанный учет в каждом конкретном случае при применении мер уголовно-правового воздействия стоящих перед ними целей настолько важен, что соответствующее требование обоснованно должно быть возведено в ранг принципа уголовно-правового воздействия.

Этот принцип имеет весьма важное значение, ибо прежде всего и именно с его реализацией связана проблема обеспечения эффективности уголовно-правового воздействия. Не будет эффективным уголовное наказание или иная применяемая в отношении виновного мера уголовно-правового воздействия, если она не отвечает требованиям целесообразности.

П.П. Осипов, предпринявший попытку раскрыть уголовно-правовой механизм реализации целей частного и общего предупреждения преступлений, обоснованно отмечал, что «объектом институционального воздействия уголовно-правовых санкций являются субъективные причины преступного поведения, т. е. совокупность отрицательных  (криминогенных)  личностных свойств, способных самостоятельно или в сочетании с внешними криминогенными факторами детерминировать в будущем преступное поведение». При этом уголовно-правовая санкция, применяемая в целях предупреждения преступлений со стороны осужденного, «должна быть способна исключить, затруднить, уменьшить и т. д. вероятность совершения осужденным нового посягательства, сходного с прежним по своим криминологическим свойствам. Это обеспечивается тремя основными средствами, в полном объеме или частично, в большей или меньшей степени присущими всем мерам уголовно-правового воздействия: 1) устрашением осужденного карательными элементами наказания; 2) установлением за образом жизни и поведением осужденного специального контроля, призванного, в частности, создать у него представление о неотвратимости более суровой ответственности в случае нового вступления в конфликт с уголовным законом; 3) изменением социального статуса осужденного и на этой основе лишением или ограничением его объективной возможности совершить новое преступление, сходное с прежним по своей криминологической природе». (102, с. 69).

Возможности уголовно-правовых санкций по частному предупреждению преступлений определяются как их внутренним содержанием (набором и характером содержащихся в них средств частнопредупредительного воздействия на осужденного), так и состоянием объекта воздействия, т. е. личности виновного, положением осужденного в системе общественных отношений, на которые он посягал, объективными условиями, обеспечивающими институциональную эффективность мер уголовно-правового воздействия. «Иначе говоря, - делает вывод П.П. Осипов, - целесообразность применения той или иной санкции зависит не только от ее внутреннего содержания, но и от ряда обстоятельств внешнего порядка», которые необходимо учитывать.

(Там же).

В этом плане важное значение имеет типологизация преступников по характеру и степени криминальной зараженности и вытекающей из нее общественной опасности личности. Изменение социального статуса последней является, по мысли автора, наиболее надежным средством уменьшения ее общественной опасности. (Там же, с. 70).

Уголовно-правовые санкции способны оказывать и общепредупредительное воздействие на лиц, склонных к совершению преступлений - т.н. «неустойчивых». Такое воздействие осуществляется путем устрашения указанных лиц угрозой применения к ним кары, а также (и прежде всего) – путем обеспечения неотвратимости уголовно-правового воздействия на виновных во всех случаях действительного совершения преступления. Автор справедливо соглашается с известной точкой зрения, что предупредительная сила наказания зависит не столько от его суровости, сколько от неотвратимости; общепредупредительные возможности уголовно-правового воздействия более высоки у более строгих мер воздействия, и наоборот, но переоценивать значение строгости уголовно-правовой репрессии в борьбе с преступлениями недопустимо.

«Повышение эффективности как частного, так и общего предупреждения преступлений может обеспечиваться по нескольким направлениям и не зависит только и исключительно от ужесточения уголовной репрессии. Так, частнопредупредительные потенции уголовно-правовых санкций, не связанных с лишением свободы, могут быть существенно повышены за счет усиления специального контроля за образом жизни и поведением осужденных. Для повышения эффективности общего предупреждения далеко не исчерпаны такие резервы, как обеспечение неотвратимости ответственности и улучшение информированности потенциальных правонарушителей о существующей карательной практике». (Там же, с. 70-71).

По мнению П.П. Осипова, институциональная целесообразность, понимаемая «как реальная возможность (способность) санкции обеспечить в конкретном случае (случаях) охрану общественных отношений посредством частного и общего предупреждения преступлений», может служить «достаточно надежным и наиболее обоснованным показателем» при оценке вклада судебной деятельности в обеспечение профессионально-целевой результативности уголовно-правовых санкций. (Там же, с.

71-72).

Целесообразными должны быть не только отдельные меры уголовно-правового воздействия, их отражение в конкретных санкциях, но и система таких мер, и система уголовно-правовых санкций, а также их применение на практике в конкретных случаях. С этих позиций, уголовно–правовые санкции должны содержать в своем составе разнообразные меры уголовно - правового воздействия, предоставлять суду достаточно широкие возможности выбора наиболее целесообразной в каждом конкретном случае меры воздействия на виновного.

Как отмечает Г.Л. Кригер: «...существенное значение имеет не только многообразие видов наказания, предусмотренных в Общей части уголовного законодательства, но и степень использования отдельных из них в санкциях статей Особенной части, а также соотношение в каждом из видов наказаний карательных и воспитательных элементов». (195, с.126).

Принцип целесообразности предполагает также определенные требования юридико-технического характера к характеру и содержанию мер уголовно-правового воздействия и их отражению в уголовном законодательстве. С точки зрения юридической техники, например:

  • представлялось бы целесообразным закрепить непосредственно в законе всю систему мер уголовно-правового воздействия и определить стоящие перед ними интегративные цели;
  • разнообразные виды наказаний должны разнообразно быть представлены в системе санкций, вряд ли оправданно явное преобладание одних их видов над другими; 
  • должны использоваться наиболее рациональные приемы построения санкций как относительно-определенных и, как правило, альтернативных; в необходимых случаях должны использоваться санкции с дополнительными наказаниями - «кумулятивные»;
  • подход к определению пределов относительно-определенных санкций должен быть логически объясним - они не должны быть ни чрезмерно широкими, как, например, это имеет место в ст.ст. 205, ч. 3;  206, ч. 3; 356, ч. ч.1, 2 УК, ни чрезмерно узкими как, например, в ч. 2 ст. 127 УК; причем пределы санкций должны определяться в соответствии с некими закономерностями, определенной типологией, связанной, к примеру, с категориями преступлений (вряд ли правильно, когда за преступления одной категории, например, небольшой тяжести, существует множество вариантов санкций) и т.д. 

Система санкций, отвечающая указанным требованиям, должна быть способна предоставить необходимые возможности суду, стремящемуся назначить оптимальное наказание виновному - и справедливое, и целесообразное, и эффективное.

При этом следует определиться и с теми требованиями, которым с позиций целесообразности должны отвечать конкретные разновидности санкций. Как отмечалось выше, применительно к относительно-определенным санкциям существует проблема оптимизации их нижних и верхних пределов и установления оптимального разрыва между ними, с тем чтобы они правильно, адекватно отражали характер и степень общественной опасности данного вида преступлений, их социальную и правовую оценку. Установление оптимальных пределов санкции должно ориентировать суд на назначение во всех случаях за данного вида преступления справедливой и наиболее целесообразной меры уголовно-правового воздействия виновному, с одной стороны, предоставлением достаточного простора для свободы судейского усмотрения, с другой стороны, установлением разумных и обоснованных - оптимальных пределов такому усмотрению, исключающих или сводящих к минимуму возможность судейского произвола.

Альтернативные санкции должны содержать такое количество и таких видов уголовного наказания, причем в таком соотношении, которые предоставляли бы суду все возможности для избрания индивидуальной, справедливой и наиболее целесообразной меры наказания каждому виновному в совершении преступления данного вида.

Кумулятивные санкции должны включать такие сочетания основных и дополнительных видов наказания, которые в наибольшей мере способствовали бы оптимальной реализации целей наказания при соблюдении требований, предъявляемых к сочетаемости дополнительных наказаний с основными - чтобы дополнительное наказание было менее строгим, чем основное, и иного вида, нежели основное.

Целесообразность уголовно-правового воздействия предполагает в качестве обязательного условия требование применения мер уголовно-правового воздействия с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, и особенностей личности виновного.

В качестве принципа применения мер уголовно-правового воздействия идея индивидуализации заключается в требовании учитывать при решении вопроса об установлении указанных мер в санкциях и избрании конкретной меры воздействия в отношении конкретного осужденного личностные особенности виновного. В отношении лиц, представляющих повышенную опасность для общества, упорно не желающих становиться на путь исправления, мера уголовно-правового воздействия должна быть более строгой. В отношении же тех, кто совершил преступление впервые и способен исправиться без изоляции от общества, нет необходимости (нецелесообразно и несправедливо) назначать строгую меру уголовно-правового воздействия. Это индивидуализация, так сказать, с количественной стороны. Но для успешного осуществления целей уголовно-правового воздействия важно, чтобы мера уголовно-правового воздействия соответствовала особенностям личности виновного не только по размеру, но и по характеру. Например, в отношении лица, виновного в совершении корыстного преступления, может быть целесообразным применение имущественного наказания (конфискации имущества, штрафа), в отношении лиц, опасных по своей связи с преступной средой данного региона, - мер уголовно-правового воздействия, которые прерывали бы такие связи (лишение свободы, либо отмененные ныне, но весьма полезные в некоторых случаях при надлежащем их исполнении ссылка и высылка) и т. д.

Принцип целесообразности обеспечивается дифференциацией мер уголовно-правового воздействия и их применением в соответствии с индивидуальными особенностями виновных. В этих целях в законодательстве:

1) устанавливается система разнообразных мер уголовно-правового воздействия;

2) предусматривается возможность использования мер уголовно-правового воздействия к различным по социально-нравственной запущенности типам преступников;

3) ограничивается возможность применения отдельных мер уголовно-правового воздействия в отношении некоторых категорий преступников - несовершеннолетних, женщин, нетрудоспособных и др.;

4) устанавливаются широкие пределы относительно-определенных санкций, санкции с дополнительными наказаниями (кумулятивные), предполагается возможность (и даже отдается предпочтение – в оответствии с принципом экономии репрессии) применения в  каждом случае иных мер уголовно-правового воздействия, не связанных с наказанием;

5) при построении санкций, определении их содержания, характера и пределов учитываются особенности типов личности преступников, совершающих соответствующие виды преступлений;

6) путем установления факультативных кумулятивных санкций судам предоставляются возможности, как правило, самим решать вопрос о целесообразности применения той или иной меры дополнительного наказания в зависимости от конкретных особенностей преступления и личности виновного;

7) в отношении некоторых видов дополнительных наказаний предусматривается право суда назначать их по своему усмотрению—когда такая мера не указана в санкции закона либо названа в ней как одна из основных мер наказания, но не избрана подсудимому в этом качестве;

8) не исключается возможность применения в определенных случаях не одного, а одновременно нескольких дополнительных видов наказаний;

9) закрепляется требование о необходимости учитывать при назначении наказания личность виновного, а также обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие наказание (ст. 60 УК); и т. д.

Целесообразность уголовно-правового воздействия предполагает также соблюдение требований оптимального сочетания основных и дополнительных наказаний. От оптимальности сочетания указанных видов наказаний в значительной мере зависит эффективность уголовно-правовых санкций и уголовно-правового воздействия в целом. Оптимальными следует признать такие сочетания основных и дополнительных наказаний в законодательстве и в судебной практике, которые отвечают следующим основным требованиям:

1) дополнительное наказание не должно быть однородным с наказанием основным, чтобы его содержание не было простым продолжением содержания основного наказания, а придавало бы общей мере наказания специфическую направленность на устранение известных антисоциальных свойств личности осужденного, способствовало его исправлению и предупреждению новых преступлений;

2) мера дополнительного наказания при установлении в санкции и при назначении осужденному не должна быть более строгой, чем мера наказания основного, поскольку «именно основное наказание призвано прежде всего и главным образом выступать адекватной карой за содеянное и основным инструментом исправления и перевоспитания виновного. Если же достижение указанных задач переносится на дополнительное наказание, то, во-первых, нарушается идея закона о делении наказаний на основные и дополнительные; во-вторых, становится неясной функция каждого из наказаний». (57, с. 11). Необходимость соблюдения данного требования признается в уголовно-правовой теории (216, с. 26; 240, с. 14; 57, с. 11; и др.) и на практике. Соответствующее правило содержалось в ст. 50 УК РСФСР 1922 г., где прямо указывалось, что к основному наказанию присоединяется менее тяжкое дополнительное наказание.

Эти требования вытекают из юридической природы основных и дополнительных видов наказаний, из логики соотношения их ролей в осуществлении целей наказания. Значение деления уголовных наказаний на основные и дополнительные заключается, в частности, в том, чтобы при их совместном применении они были направлены на ограничение различных по характеру и значимости интересов виновного или затрагивали одни и те же его интересы, но в разной, степени, в связи с чем эти наказания должны быть различными по характеру и объему. 

<< | >>
Источник: В. К. ДУЮНОВ. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. 2000

Еще по теме 1. Принцип целесообразности :

  1. 1.6. Принципы исполнительного производства
  2. 3.8.Сущность и принципы делового этикета
  3. 4.9. Принципы современного российского административного права
  4. § 4. Принципы административной ответственности
  5. § 2. Принципы уголовно-правового воздействия, определяющие построение и применение системы уголовно-правовых санкций.
  6. 1. Принцип целесообразности 
  7. Глава 3.1 ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ
  8. 192. Какие цели преследует юридическая ответственность и на каких принципах она основывается
  9. 193. На каких основополагающих началах (принципах) строится законность
  10. 4.2. ПРИНЦИПЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
  11. Принципы юридической ответственности
  12. Формы выражения принципов юрццической ответственности.
  13. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ПРИНЦИПЫ ЗАКОННОСТИ СОСТАВЛЯЮТ «ВНУТРЕННЮЮ МОРАЛЬ ПРАВА»?
  14. Понятие и принципы юридического консультирования
  15. Принципы функционирования системы уголовного судопроизводства
  16. Принципы юридической ответственности.
  17. 1.2. Цели, задачи и принципы правозащитной деятельности
  18. 3.8.1. Цели и принципы юридической ответственности
  19. 3.9.1. Понятие и принципы законности
  20. 2 .2 ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРИНЦИПА БАЛАНСА ПУБЛ ИЧНОГ О И ЧАСТНОГО ИНТ ЕРЕ СОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -