<<
>>

§ 2. Преступление — общественно опасное деяние

Преступным является лишь такое деяние, которое по содержанию общественно опасно. Общественная опасность составляет важнейшее социальное (материальное) свойство преступления и выражается в причинении либо создании угрозы причинения вреда охраняемым УК интересам.
Не представляющее общественной опасности ввиду малозначительности деяние, согласно ч. 2 ст. 14 УК, преступлением не является. Общественная опасность как отдельных преступлений, так и преступности в целом весьма динамична и вариативна. Ее детерминируют две главные подсистемы факторов — криминологические (преступность, ее причины и условия, эффективность профилактики) и уголовно-политические (приоритетные направления борьбы с преступностью, традиции и особенности уголовного законодательства, карательная политика). В законодательстве формулировка общественной опасности преступного деяния возможна, как правило, в трех вариантах: указание на объекты посягательства, указание на вредоносность деяния, сочетание того и другого. УК Франции 1992 г. был оценен при представлении его проекта министром юстиции Франции как воспринявший материальное понимание преступления. Министр заявил: «Тяжесть вреда, причиненного обществу, — вот что определяет юридическую сущность преступного деяния. Так, только посягательства на общественные ценности образуют преступления и проступки»1. Именно тяжесть вреда послужила главным критерием категоризации уголовных деяний на три группы: преступления, проступки и нарушения. ?татья 111-1 УК Франции так и определяет критерии категоризации Уголовно наказуемых деяний: «в соответствии с их тяжестью». В отечественной уголовно-правовой доктрине велись оживленные дискуссии относительно законодательной конструкции понятия «преступление»: должна ли она охватывать материальный признак, или ограничиваться формальным, либо сочетать то и другое. При этом все участники дискуссий соглашались, что в реальной жизни и в теоретической трактовке материальное понятие преступления очевидно.
Законодательная же позиция на этот счет не раз менялась1. Русские ученые все, за редким исключением, признавали материальное понятие преступления, конечно, в сочетании с юридическим, об этом обстоятельно писали Н.С. Таганцев, Н.Д. Сергеевский, С.П. Мокрин- ский, П.Д. Калмыков, Н.А. Неклюдов и др. А.Ф. Кистяковский же приводил доводы в пользу формального законодательного определения преступления, которое встречается у современных юристов. Он считал, что в законе могут даваться лишь формальные определения и конструироваться готовые формулы. Поэтому, если в ученом трактате правильно говорится, что преступление есть посягательство на неприкосновенность права и безопасность общества, такое определение будет понятно и уместно. В законодательстве же оно вызовет путаницу226 227. Не соглашаясь с ним, Н.С. Таганцев писал: «Преступлением почитается деяние, посягающее на юридическую норму в ее реальном бытии, деяние, посягающее на охраняемый юридической нормой интерес. Если мы будем видеть в преступлении только посягательство на норму, будем придавать исключительное значение моменту противоправности учиненного, то преступление сделается формальным, жизненепригодным понятием, напоминающим у нас воззрения эпохи Петра Великого, считающего и мятеж, и убийство, и ношение бороды, и рубку заповедного дерева равно важными деяниями, достойными смертной казни, ибо все это виновный делает, одинаково не страшась царского гнева»228. В традициях российского уголовного законодательства были составлены первые советские уголовные кодексы — 1922, 1926 гг., Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., содержавшие материальное понятие преступления как общественно опасного, посягающего на интересы социалистических правоотношений. Впервые социальная характеристика преступления дополнялась классовой в строгом соответствии с Конституциями РСФСР, а затем СССР. УК 1922 г. характеризовал общественную опасность деяния как «угрозу основам советского строя и правопорядка, установленного рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».
Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. уже не содержали классовой оценки объектов преступных посягательств. Общественная опасность трактовалась как посягательство на общественный строй СССР, политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан. Аналогичное определение давалось в УК 1960 г. Действующий УК не раскрывает общественную опасность как посягательство на те или иные объекты, ибо перечень таковых дается в ст. 1 Кодекса. Как видим, содержание общественной опасности преступления в четырех Уголовных кодексах РСФСР и РФ постоянно трансформировалось адекватно объективным явлениям преступности и уголовно-политическим воззрениям на преступление в тот или иной промежуток времени. Развитие шло от социально-классовой характеристики к исключительно социальной. В двух проектах УК — официальном 1994 г. и доктринальном (Общая часть) 1993 г. — предпринимались попытки отказаться от признака общественной опасности в понятии «преступление». Авторы проекта 1993 г. сочли уместным вернуться к формальному определению преступления как действия или бездействия, запрещенного уголовным законом, поскольку общественная опасности якобы «декларативный признак», «политизированное положение», rfbpa избавиться от социальной характеристики деяний, сосредоточив внимание на описании правовых признаков преступления1. Составители Проекта УК 1994 г. предлагали такую дефиницию преступления: «Преступлением признается запрещенное уголовным законом деяние (действие или бездействие), причиняющее вред или создающее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству». Доводы, приведенные в пояснительной записке: «Указание на «вред» вместо «общественной опасности» соответствует намерению авторов отказаться от политических штампов, а также подчеркнуть мысль о том, что уголовное право охраняет от преступлений не только общественные интересы, но и права и законные интересы каждого отдельного человека»229. С такой аргументацией трудно согласиться.
Единственный критерий изменения уголовного закона — это его недостаточная эффективность в борьбе с преступлениями. Ни в теории, ни на практике как в период существования советского государства, так и в последующие годы в России никто и никогда не предлагал отказаться от признака общественной опасности по той причине, что она ограничивает охранительные и предупредительные функции уголовного закона, снижает его эффективность. «Декларативность», «политизированность», «идеологические штампы» — материал для научных дебатов, а не для исключения стержневого, сущностного свойства преступления. На основании признака общественной опасности производятся криминализация деяний, отграничение их от непреступных правонарушений, категоризация преступлений в Общей части и классификация в Особенной части Кодекса. Отказ от признака общественной опасности повлек бы за собой исключение из УК практически важной нормы о малозначительном деянии, не являющемся преступлением, изменил конструкцию вины и ее форм, вменяемости и невменяемости и другие институты. В той или иной форме асоциальны и вредоносны все правонарушения. Однако законодатель обоснованно характеризует только преступления специфическим термином «общественная опасность». Общественная опасность как содержательное свойство преступления предусмотрена в уголовных кодексах всех стран СНГ, за исключением Грузии. Грузинский УК 2000 г. вообще исключил самостоятельную норму о понятии преступления и дал формальное определение преступления в ст. 7 «Основание уголовной ответственности». Она гласит: «Основанием уголовной ответственности является преступление, то есть предусмотренное настоящим Кодексом противоправное и виновное деяние». Однако ч. 2 той же статьи по definitiopernegatio (определение через отрицание) фактически раскрывает материальное содержание преступления. В ней говорится: «Не является преступлением деяние, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, однако в силу малозначительности не вызвавшее вред, необходимый для уголовной ответственности лица, его причинившего, либо не создавшее опасности наступления такого вреда».
Формальное определение преступления негативно повлияло на конструкции вины, невменяемости, освобождения от уголовной ответственности и др. От признака общественной опасности в понятии преступления отказался УК Сербии 2006 г. Это понятие теперь включает лишь противоправность и виновность. При проектировании Кодекса столкнулись две позиции. Одни разработчики считали нужным сохранить общественную опасность в качестве конструктивного свойства преступления, как это было в УК Югославии. Другие полагали, что «речь идет о преодолении понятия, которое происходит из советского уголовного права, угрожающего основам законности, поэтому общественной опасности нет места в уголовном праве, основанном на принципах правового государства»1. м В первоначальном проекте УК Черногории общественная опасность была исключена из понятия преступления, однако затем восстановлена. Поправками 2006 г. она вновь была исключена. Решающими для Сербии и Черногории оказались не правовые или криминологические аргументы, а политические — планы вступления в Европейский Союз. По словам 3. Стояновича, «негативное отношение к общественной опасности законодательства и теории западноевропейских стран стало причиной отказа от нее в новом УК»2. Неоднозначен подход законодателей и доктрины к содержанию общественной опасности: она объективно вредоносна либо включает и субъективные признаки вины, мотива, цели. УК 1960 г. не включал вину в определение преступления, поскольку субъективная опасность входит в систему общественной опасности наряду с объективной вредоносностью деяний. Однако в ст. 3 «Об основаниях уголовной ответственности» вина называлась отдельно наряду с общественной опасностью. Следует признать, что это диалектическое противоречие в системе общественной опасности сохранилось в действующем УК. В понятии преступления (ч. 1 ст. 14) вина иД)бщественная опасность приводятся как самостоятельные, соответственно субъективное и объективное, свойства преступления. В этом случае законодатель трактует общественную опасность как объективную вредоносность действий (бездействия).
В других — обобщенно, как объективно-субъективную категорию, например как критерий категоризации преступлений — «характер и степень общественной опасности» (ст. 15 УК). 230 Общественная опасность слагается из следующих главных криминообразующих компонентов: а) общественно опасные последствия (вред, ущерб); б) форма вины (умысел, неосторожность); в) способ действия или бездействия (насильственный, обманный, с использованием служебного положения, групповой); г) мотив и цель деяния; д) специальный субъект1. Таким образом, общественная опасность деяния: 1) по природе есть объективное свойство преступления, т.е. не зависящее от правовой его оценки законом. Однако становится она свойством именно преступления только после такой оценки Уголовным кодексом; 2) по содержанию — объективно-субъективная категория, определяемая совокупностью всех элементов состава преступления; 3) употребляется в Кодексе в двух разновидностях: в качестве объективной и объективно-субъективной вредоносности; 4) служит основанием их криминализации законом; 5) выступает основанием привлечения виновного лица к уголовной ответственности; 6) ее характер и степень231 232 определяют категоризацию преступлений (ст. 15 УК); 7) она — первый критерий индивидуализации наказания; 8) специфическое свойство преступления, позволяющее отграничивать преступления от малозначительных деяний и непреступных правонарушений; 9) общественная опасность обладает характером и степенью.
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 2. Преступление — общественно опасное деяние:

  1. 2. Понятие, признаки и виды преступлений
  2. 10.2. Понятие и признаки преступления. Классификация преступлений
  3. 2. Совершение преступления –  фактическое основание привлечения к уголовной ответственности и квалификации содеянного
  4. 3.2. Вина лица, совершившего деяние, предусмотренное ст. 299 Уголовного кодекса РФ
  5. Глава 2. Общественная опасность преступления
  6. Глава 3. Юридическая природа понятия преступления
  7. Уголовные преступления в сфере налогообложения (налоговые преступления)
  8. 10.5. Уголовная ответственность за экологические преступления
  9. § 1. Определение квалификации преступлений
  10. § 1. Понятие и законодательная конструкцияобщественно опасных последствий
  11. § 1. Понятие преступления
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -