<<

Глава IV ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ И СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Взаимосвязь уголовного материального права и уголовного процесса наиболее ярко проявляется при определении сущности такой категории, как предмет доказывания. По меткбму выражению М А Нокербекова, «предмет доказывания — это узел, связывающий уголовный процесс с уголовным правом» '

В теории уголовного процесса под предметом доказывания принято понимать обстоятельства, подлежащие установлению по каждому уголовному делу.2 Круг таких обстоятельств установлен ст.

15 Основ и включает в себя: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого; характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

УПК союзных республик дополняют этот перечень указанием на необходимость выяснения обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ст. 68 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик).

Наряду с наиболее распространенным мнением о единстве предмета доказывания и его неизменности для всех уголовных дел3 существуют и иные точки зрения, допускающие выделять самостоятельные предметы доказывания по отдельным категориям уголовных дел, в частности по делам несовершеннолетних, по делам о применении принудительных мер медицинского

'НокербековМ А Соотношение норм уголовного и }го„товно процессуального права, касающихся предмета доказывания —Вопросы уголовного права и процесса Труды Ин-та философии и права Алма-Ата, 1963, т 7, с 191.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе М, 1973, с. 139 , „

3 Там же, с 157.

96

характера и др ,4 в отдельных стадиях процесса5 или даже для отдельных участников процесса.6 Существует также мнение, что предмет доказывания по каждому уголовному делу индивидуален 7

Представляется, что мнение о множественности предметов доказывания входит в противоречие с идеей выделения в качестве абстрактной категории общих для всех уголовных дел направлений доказывания, связанных с задачами процесса по реализации материально-правовых отношений ответственности.

Подобно тому как в уголовном праве состав преступления содержит общие признаки преступного деяния, не зависящие от конкретного преступления, так и в уголовном процессе предмет доказывания охватывает факторы, определяющие виновность и наказуемость в общем виде Как отмечает М. С. Строгович, «прежде всего должны быть доказаны все факты, из которых складывается уголовно-наказуемое деяние, содержащее объективные и субъективные элементы состава преступления» 8

Продолжает оставаться дискуссионным и вопрос о структуре предмета доказывания. Прежде всего это относится к обстоятельствам, не имеющим материально-правового значения и служащим лишь средством к установлению обстоятельств совершенного преступления, т. е. к так называемым доказательственным фактам. По мнению Г. М Миньковского, не все обстоятельства, устанавливаемые по уголовному делу, входят в предмет доказывания. Ряд вспомогательных фактов не относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, и служит лишь средством для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.9 Возражая против этого, некоторые авторы считают, что в предмет доказывания входят все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, поскольку все они имеют доказательственное значение.10 Факты, из которых складывается уголовно-наказуемое

4 Ларин А М Работа следователя с доказательствами. М, 1966, с 27

5 Арсеньев В Д Доказывание фактических обстоятельств дела в от-детьньгх стадиях уголовного процесса —Вопросы борьбы с преступностью Иркутск, 1970, с 59—69, см также Кузнецов Н П Процессуальная форма возбуждения уголовного дела — Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы Воронеж, 1979, с 140

s Нокербеков М А. Соотношение норм уголовного и уголовно-процессуального права , с 191

7 Назаров В В, Илларионов В А,ГелескулВ В Предмет доказывания в советском уголовном процессе (анализ содержания) — Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1977, вып 6, с. 32

8 Строгович М С Курс советского уголовного процесса М, 1968, т I, с 363

9 Теория доказательств в советском уголовном процессе, с 140-141 юфаткуллинФ Н Общие проблемы процессуального доказывания

Казань, 1976, с 103—104, Горский Г Ф, Кокорев Л Д, Эль-

7 868

97

деяние, образуют в их совокупности так называемый «главный факт».11 В зависимости от отношения к «главному факту» доказательства делятся на прямые и косвенные.

Однако против применения термина «главный факт» был высказан ряд возражений. 12 Отмечалось, в частности, что само понятие «главный факт» страдает неопределенностью, вследствие чего в это понятие вкладывается различный смысл. Вряд ли пригодно также понятие главного факта для классификации доказательств, в частности для деления их на прямые и косвенные. Если понимать под доказательствами сведения о совершенном преступлении, трудно представить источник, располагающий информацией о всех обстоятельствах уголовного дела в их совокупности. Получаемые сведения, как правило, относятся к отдельным обстоятельствам, фактам, сторонам имевшего место события. С этой точки зрения сторонникам понятия «главный факт» пришлось бы относить к категории прямых доказательств множество сведений, характеризующих отдельные обстоятельства исследуемого деяния.

В связи с изложенным представляется также неоправданным включение в предмет доказывания «доказательственных фактов». Установление побочных, вспомогательных обстоятельств, при помощи которых в конечном счете устанавливаются фактические обстоятельства совершенного преступления,— не более, чем промежуточная цель доказывания, его этап.13 Включение вспомогательных обстоятельств в предмет доказывания лишает смысла само понятие «предмет доказывания», поскольку в данном случае предметом доказывания следует признавать все то, что подвергается исследованию. Между тем предмет доказывания определяет основные направления доказывания безотносительно к конкретному преступлению, и в этом его служебная роль. Предмет доказывания как правовое понятие включает, следовательно, далеко не все подлежащие исследованию по делу обстоятельства, а лишь те из них, установление которых, как правильно отмечает А. А. Хмыров, представляет собой «конечную

к и н д П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978, с. 81.

11 С т р о г о в и ч М. С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, с. 363.

12ГродзинскийМ. М. Некоторые проблемы теории косвенных доказательств.— Вопросы криминалистики.

М., 1964, вып. 11, с. 7; Е и н-берг А., Кочаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе.— Социалистическая законность, 1963, № 3, с. 21; Б а н и н В. А. Гносеологическая и правовая природа предмета доказывания в советском уголовном процессе. Уфа, 1975, с. 20; Ф а т к у л л и н Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания, с. 55-57.

13 См. об этом: Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964, с. 23—24; Лупинская П. А., Галкин В. М. Доказательства в советском уголовном процессе. М., 1960, с. 8; Шала-мо в М. П. Теория улик. М., 1960, с. 8.

98

цель доказывания».14 Предмет доказывания един для всех стадий уголовного процесса, для всех категорий уголовных дел, так как предмет уголовно-процессуальной деятельности — уголовно-правовые отношения ответственности.

Поскольку процесс является средством реализации материально-правовых отношений, структура предмета доказывания в значительной мере определяется материальным законом. Как отмечает М. С. Строгович, структуру предмета доказывания устанавливает процессуальный закон, а его основное содержание—материальный закон.15 Однако содержание предмета доказывания несомненно влияет и на его структуру.

Исходным при определении структуры предмета доказывания должно быть представление о предмете доказывания как об общем абстрактном перечне подлежащих установлению обстоятельств, конкретизация которого в пределах закона осуществляется в процессе доказывания по каждому конкретному делу. Однако это не значит, что «определение предмета доказывания зависит от особенностей каждого конкретного уголовного дела».16 При таком понимании утрачивается назначение предмета доказывания как категории более общего порядка, не связанной с конкретными составами преступлений и единой для всех уголовных дел. Абстрактная конструкция предмета доказывания, единая для всех уголовных дел, не зависит от конкретных составов преступлений или от конкретных дел.

Какие бы варианты структуры предмета доказывания ни предлагались исследователями этого вопроса, обстоятельства, относящиеся к характеристике состава преступления, занимают среди них первое место.

Это не случайно, так как предмет доказывания по своему содержанию неразрывно связан с материально-правовым понятием состава преступления, под которым советская теория уголовного права понимает совокупность признаков, характеризующих определенное общественно опасное деяние как преступление.17 Как и предмет доказывания, состав преступления в качестве правовой категории представляет собой абстракцию высокой степени, отражающую необходимые свойства любого конкретного преступления.18 Как отмечает А. Г. Стовповой, под предметом доказывания надо понимать

14 Хмыров А. А. Косвенные доказательства. М., 1979, с. 11—12.

15 Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955, с. 270.

16 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, с. 362.

17 См., напр.: Курс советского уголовного права/Под ред. А. А. Пион-тковского и др. М., 1970, т. 2, с. 89.

18 Вряд ли обосновано отнесение Б. И. Хмельницким состава преступления к категории межотраслевых институтов (см.: Хмельницкий Б. И. Единство уголовно-правовой и уголовно-процессуальной характеристики состава преступления. — Проблемы совершенствования закона и повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в свете новых конституций. Уфа, 1980, с. 181).

99

«совокупность обстоятельств дела, которые в соответствии с признаками состава преступления и требованиями уголовно-процессуального закона, конкретизированными применительно к данному составу, подлежат установлению по делу в целях его правильного разрешения».19

Понятие состава преступления имеет в теории советского уголовного права большое научно-познавательное значение: «Оно является, подобно всякой научной абстракции, необходимой ступенью в процессе познания конкретных составов преступлений, теоретической основой для раскрытия их содержания и для правильного применения на практике советского уголовного закона».20

В настоящее время общее понятие состава преступления и его структура представляются бесспорными.21 Каждый состав преступления содержит в себе характеристику объекта преступления, объективной стороны преступления, субъекта преступления, субъективной стороны преступления.

Дифференциация наук уголовного права и уголовного процесса повлекла за собой не только раздельное исследование вопросов о составе преступления и о предмете доказывания, но и породила неоднозначное применение отдельных терминов, а также отсутствие необходимых общих понятий. При этом для науки уголовного процесса свойственно рассмотрение в некоторых случаях элементов предмета доказывания как бы «изнутри», в отрыве от материально-правовых категорий или же в лучшем случае путем ссылок на эти категории. Однако определение элементов и общей структуры предмета доказывания может быть успешным лишь при использовании в качестве отправных именно материально-правовых категорий состава преступления.

Объект преступления и предмет доказывания. В советской теории уголовного права общепризнан взгляд на объект преступления как на общественное отношение.22 Характеристика нарушаемых преступлением общественных отношений конкретизируется при определении отдельных составов преступлений путем либо прямого указания в норме закона, либо отражения в норме не самого общественного отношения, а его су-

19 Стовповой А. Г. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, как элемент предмета доказывания: Автореф. канд. дис. Л., 1980,с. 9.

20 Курс советского уголовного права, т. 2, с. 93.

21 Критику попыток ликвидации общего учения о составе преступления см.: Шаргородский М. Д., Алексеев Н. С. Актуальные вопросы советского уголовного права. — Учен. зап. Ленингр. ун-та, 1954, вып 6

22 См., напр.: Трайнин А. Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М, 1951, с. 175; Дурманов Н. Д. Понятие преступления М., 1948, с. 96; Курс советского уголовного права, т. 2, с. 112—126 —Мы не затрагиваем дискуссию о значении понятий «непосредственный объект преступления» и «предмет посягательства» как не имеющую прямого отношения к рассматриваемой проблеме.

100

щественных элементов или же материального, имущественного выражения соответствующих общественных отношений.

В процессе уголовно-процессуального доказывания устанавливаются в первую очередь факты, обстоятельства, характеризующие исследуемое событие, а их материально-правовая оценка выступает уже как результат познавательной деятельности. Как правильно отметил М. С. Строгович, «элементами доказывания являются не просто юридические признаки состава преступления, указанные в законе, а те фактические обстоятельства, факты, которые имели место в данном конкретном случае и которые соответствуют указанным в законе юридическим признакам, т. е. элементам состава преступления».23 Это не значит, что уголовно-правовое понятие объекта преступления безразлично для уголовно-процессуальной деятельности. Уголовно-процессуальный закон в ряде случаев прямо требует уголовно-правовой квалификации деяния, немыслимой без правильного определения объекта преступления.

Объективная сторона состава преступления и предмет доказывания. Объективная сторона состава преступления представляет собой характеристику уголовным законом внешних признаков преступного деяния.24 Конкретный перечень общественно опасных деяний содержится в Особенной части уголовных кодексов союзных республик.

Объективным свойством любого преступления является общественная опасность и противоправность деяния, наличие преступных последствий и причинная связь между деянием и его последствиями. При этом в процессе уголовно-процессуального познания характер деяния, его последствия проявляются в сумме фактических обстоятельств, подлежащих установлению и исследованию.

Данные, характеризующие объективную сторону состава преступления, занимают ведущее место в объеме предмета доказывания, так как закон обязывает в первую очередь установить время, место, способ и другие обстоятельства совершенного преступления. Степень уяснения этих данных зависит от особенностей данного состава преступления, а иногда и конкретного деяния, поскольку, как отмечает В. Д. Арсеньев, «признаки состава преступления лишь содержатся в фактических обстоятельствах, образующих предмет доказывания, а сами по себе место, время, способ деяния в большинстве случаев не имеют значения для его уголовно-правовой квалификации».25 Соответствие между фактическими обстоятельствами дела и юридичес-

23 Строгович М. С Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе, с. 209.

24 Курс советского уголовного права, т. 2, с. 131.

25 Арсеньев В. Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе: Автореф. докт. дис. М., 1967, с. 7.

101

кими, нормативными выводами о квалификации зависят от того, насколько полно и четко определены в законе те факты, которые должны быть установлены, и насколько объективно, полно и всесторонне они исследованы.26

Хотя законодатель не употребляет термина «состав преступления» применительно к предмету доказывания, этот термин неизменно фигурирует при формулировке требований, предъявляемых законом к основным процессуальным решениям, связанным с характером обвинения на различных этапах процессуальной деятельности: при решении прокурором вопроса об утверждении обвинительного заключения (ст. 213 УПК); при предании суду (ст. 222); при постановлении приговора (ст. 303) и т. д. Отсутствие состава преступления — обстоятельство, исключающее производство по делу в любой стадии процесса (ст. 5 Основ).

Наряду с уголовно-правовым понятием «состав преступления» уголовно-процессуальный закон в ряде случаев употребляет термин «событие преступления», неизвестный уголовному закону (ст. 5 Основ, ст. ст. 5, 309 и др. УПК). Этот термин расшифровывается как «деяние, вменяемое в вину обвиняемому» (п. 1 ст. 231, п. 2 ст. 222 УПК).

В процессуальной литературе уже неоднократно отмечались трудности, связанные с неоднозначным употреблением этих близких по звучанию терминов.27 При этом предлагалось либо вообще отказаться от термина «событие преступления», либо заменить его употребляемым в законе словосочетанием «деяние, в совершении которого лицо обвиняется».28

Однако термин «событие преступления», хотя и близок по звучанию к «составу преступления», но не тавтологичен ему, поскольку отражает не все элементы состава преступления в их совокупности, а лишь содержание объективной стороны состава, выражающейся в наличии общественно опасного деяния. Отсутствие события преступления исключает необходимость его уголовно-правовой оценки. В то же время недостаточность сведений об объективной стороне состава преступления подчас лишает возможности произвести такую оценку. Следовательно, термин «событие преступления» имеет право на самостоятельное существование именно в силу отражения им особенностей процессуального доказывания материально-правовых отношений, хотя использование данного термина и обозначаемого им поня-

26Лупинская П. А Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976, с. 74.

27 См., напр.: КарнееваЛ. М. Прекращение уголовного дела за отсутствием состава и события преступления. — Социалистическая законность, 1970, Ка 5, с 53.

28 М о т о в и л о в к е р Я. О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971, с. 78—84.

102

тия в настоящее время не может считаться удовлетворяющим потребности практики.

Процессуальному определению подлежит не только ситуация, позволяющая сделать категорический вывод об отсутствии исследуемого события («отсутствие события преступления»), но и ситуация, исключающая при данных объективных обстоятельствах возможность категорического вывода о наличии либо отсутствии общественно опасного деяния («недоказанность события преступления»). Практика знает немало таких случаев: исчезновение человека при неустановленных обстоятельствах, позволяющих предположить насильственную смерть, обнаружение трупа со следами насилия неустановленного происхождения и т. д. Высказывавшиеся по этому поводу рекомендации приравнивать недоказанность преступного характера деяния к его отсутствию29 не могут быть признаны приемлемыми,так как заменяют истину предположением.

Представляется, что следует в законе четко разграничить такие понятия, как «отсутствие события преступления» (обстоятельство, исключающее производство по делу и влекущее за собой прекращение дела) и «недоказанность события преступления» (основание к прекращению дела, если все меры к установлению истины исчерпаны).30 При этом правовые последствия прекращения дела по этим основаниям должны быть различными. Установленное отсутствие события преступления должно влечь за собой полное прекращение производства по делу и снятие зарегистрированного преступления с учета. Прекращение же дела ввиду недоказанности события преступления не должно сопровождаться снятием преступления с учета и прекращением оперативно-розыскной деятельности.

Субъект преступления и предмет доказывания. Отражение данных, устанавливающих лицо, совершившее преступление, степень его участия в нем, относится прежде всего к установлению объективной стороны преступления. Недоказанность участия лица в совершении преступления влечет за собой прекращение в отношении данного лица производства (п. 2 ст. 208 УПК). Однако ряд фактических данных, входящих в предмет доказывания, непосредственно относится к характеристике специальных свойств лица как субъекта преступления (возраст, должностное положение, профессия, наличие определенных обязанностей и т. д.). К свойствам субъекта преступления относится также ряд смягчающих или отягчающих его ответственность обстоятельств (ст. ст. 38 и 39 УК, п. 3 ст. 68 УПК.), а также иные обстоятельства, характеризующие лич-

29 Я к у б о в и ч Н. А. Окончание предварительного следствия. М , 1962, с. 101.

30 См по этому поводу: Стойко Н. Г. Понятие недоказанности в уголовном процессе.— Правоведение, 1980, № 4, с. 88.

103

ность виновного, которые, хотя и выходят за рамки состава преступления, но влияют на меру ответственности.31

Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, входят в предмет доказывания лишь тогда, когда они наряду с иными обстоятельствами обосновывают наличие или отсутствие оснований уголовной ответственности, ее индивидуализацию либо служат для выяснения причин и условий совершенного преступления.32

Субъективная сторона и предмет доказывания. В теории уголовного права понятия субъективной стороны преступления и вины рассматриваются как тождественные, определяющие психическое отношение субъекта к своему общественно опасному деянию в форме умысла или неосторожности.33

Уголовно-процессуальный закон требует по каждому делу установить виновность обвиняемого в совершении преступления (п. 2 ст. 15 Основ). Некоторые УПК указывают также на необходимость установления мотивов преступления (РСФСР, Азербайджанская ССР). По мнению Б. Петелина, без выяснения мотива личность преступника остается недостаточно познанной для целей уголовного судопроизводства, применения наказания и последующих мер по его исправлению и перевоспитанию.34 Однако, как отмечалось выше (§ 3 главы II), процессуальное понятие виновности включает в себя не только определение психического отношения субъекта деяния к его результатам, но и степень его участия в нем, причинную связь и т. д. В то же время нуждается в более четком законодательном регулировании ситуация, при которой форма и характер вины в собственном смысле слова не установлены по объективным причинам. Существующая возможность прекращения дел по мотивам отсутствия состава преступления (п. 2 ст. 5 УПК) или же недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления (п. 2 ст. 208 УПК) лишь условно охватывает названную ситуацию.

Вывод о том, что недоказанная виновность обвиняемого равнозначна его доказанной невиновности,35 верен лишь по от-

31 Изучению личности обвиняемого посвящен ряд уголовно-правовых, криминологических и процессуальных исследований (см., напр: Д а-гель П. С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970; Цветков П. П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973; Кор шик М. Г., Степи чев С. С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М., 1969).

32 Стовповой А. Г. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.., с. 14.

33 См., напр.: Да гель П. С, Котов Д. П., Михеев Р. И. Теоретические основы установления вины. Владивосток, 1975, с. 5—10.

34 Петелин Б. Мотив и цель преступления и обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. — Советская юстиция, 1971, № 6, с. 17.

35 С т р о г о в и ч 'М. С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, с. 350.

104

ношению к обвиняемому, но не к оценке результатов процессуальной деятельности, для которой недоказанность в любом виде является отрицательным фактором. Независимо от уважительности причин она означает невыполнение задач, связанных с выявлением характера материально-правовых отношений.

К обстоятельствам, на основе которых устанавливается субъективная сторона преступления, относятся объективные признаки самого преступления (способ, поведение обвиняемого и т. д.), обстановка совершения преступления, данные, характеризующие личность обвиняемого, высказывания самого обвиняемого. Детальный анализ указанных обстоятельств, а также программа их обнаружения содержатся в книге П. С. Дагеля и Д. П. Котова «Субъективная сторона преступления и ее установление».36

Ст. 15 Основ в числе самостоятельных компонентов предмета доказывания, кроме события преступления и виновности обвиняемого, называет обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого. Данные обстоятельства могут относиться непосредственно к личности преступника, субъективной или объективной стороне состава преступления, определяться размером и характером ущерба. УПК ряда союзных республик указывают также на необходимость установления иных данных о личности обвиняемого, которые влияют на выявление особенностей материально-правовых отношений ответственности.

Характер и размер ущерба, причиненного преступлением, связаны с установлением преступных последствий, под которыми понимаются «те предусмотренные уголовным законом изменения в окружающей среде, которые производятся под влиянием действия или бездействия лица и которые принадлежат к объективным признакам состава преступления».37 Как отмечает А. С. Михлин, уголовно-правовое значение имеет лишь такая связь между действием субъекта и причиняемым объекту вредом, которая осознана или должна и может быть осознана субъектом.38 Следовательно, ущерб, причиненный преступлением, не только является элементом объективной стороны состава преступления, но и оценивается в ходе установления его объективной стороны. Сказанное относится ко всем видам ущерба, причиняемого преступлением (морального, физического, имущественного).

В предмет доказывания характер и размер ущерба входят в тех случаях, когда ущерб имеет уголовно-правовое значение, т. е. является признаком объективной стороны соответствую-

36 Д а г е л ь П. С, Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974, с. 220—242; см. также: Котов Д. П. Мотивы преступления и их доказывание. Воронеж, 1975, с. 63-118.

37 Курс советского уголовного права, т. 2, с. 148.

38 Михлин А. С. Последствия преступления. М., 1969, с. 6.

105

щего состава преступления. Спорно мнение Ф. Н. Фаткуллина о том, что причиненный по делу материальный ущерб подлежит доказыванию, если даже этот ущерб не учитывается конструктивными признаками состава преступления.39 Не может быть поставлен в вину обвиняемому ущерб, не охватываемый таким признаком, как субъективная сторона преступления. В ряде случаев сопутствующий преступлению ущерб лишен уголовно-правового значения (например, размер расходов по захоронению потерпевшего, стоимость протезирования и т. д.). Если ущерб имеет уголовно-правовое значение и вследствие этого входит в предмет доказывания по делу, обязанность по его доказыванию возлагается на государственные органы, осуществляющие процессуальную деятельность. В иных случаях этот ущерб входит в предмет доказывания по уголовному делу только при наличии гражданского иска, и обоснование его размера составляет обязанность истца.40 Исключением является прямое возложение законом обязанности установления размеров сопутствующего преступлению ущерба, причиненного государственному или общественному имуществу (расходы по содержанию потерпевшего в больничных учреждениях). По остальным делам государственные органы, осуществляющие производство по делу, принимают меры обеспечения возможного иска (ст. ст. 30, 175 УПК), разъясняют заинтересованным лицам их право на предъявление иска в уголовном процессе (ст. ст. 137, 228 УПК), разрешают ходатайства гражданского истца по истребованию доказательств, направленные на установление характера и размера ущерба, но сами доказывание не осуществляют.

Реализация гражданско-правовой ответственности в ходе уголовного судопроизводства — яркий пример универсализма правоприменительного процесса в целом и уголовного процесса в частности. Уголовно-правовые отношения, складывающиеся вследствие совершения преступления, не должны препятствовать нормальному осуществлению гражданско-правовых отношений, если преступное деяние выступает в качестве юридического факта, порождающего одновременно и уголовно-правовые и гражданско-правовые отношения. В случае нарушения преступлением имущественных отношений гражданско-правовые санкции применяются независимо от наказания. Более того, при «конкуренции» между карательными уголовно-правовыми санкциями и восстановительными гражданско-правовыми мерами преимущество следует отдавать последним. В данном случае можно говорить о преимущественном значении восстановления

39 Фаткуллин Ф Н. Общие проблемы процессуального доказывания, с. 59.

40 Д а е в В. Г. Применение исковой формы защиты права в советском уголовном процессе: Автореф. канд. дис. Л., 1967, с. 13; Савицкий В. М Государственное обвинение в суде. М., 1971, с. 304—305

106

нарушенных преступлением общественных отношений по сравнению с наказанием, поскольку оптимальным вариантом правопорядка является сохранение регулируемых отношений в ненарушенном состоянии, а приближенным к оптимальному — полное восстановление положения, существовавшего до нарушения права.41 Кроме того, в рамках уголовного судопроизводства могут находить разрешение не только имущественные, но и другие вопросы, связанные с осуществлением требований гражданского, семейного, трудового и иных отраслей материального права (лишение родительских прав, признание недействительными заключенных преступным путем сделок и т. д. ).42

Своеобразное положение в структуре предмета доказывания занимают обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Как правило, они не имеют материально-правового значения для разрешения конкретного дела за исключением тех из них, которые находят отражение в отдельных элементах состава преступления (например, провоцирующее поведение потерпевшего). Однако их установление необходимо для выполнения более общей задачи, единой для уголовного права и уголовного процесса—укрепления социалистической законности, предупреждения и искоренения преступлений (ст. 1 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 2 Основ уголовного судопроизводства). Причины и условия, способствующие совершению преступлений, выясняются не только в пределах конкретного уголовного дела и не только процессуальными способами (изучение и обобщение судебно-следственной практики, прокурорский надзор и т. д.). Установление этих причин и условий имеет материально-правовое значение не для конкретного уголовного дела, а для всей совокупности уголовных дел.

С вопросом об объеме предмета доказывания связана и одна из дискуссионных проблем более общего порядка — о задачах уголовного судопроизводства. Нередко в правовой литературе указывается, что задачей уголовного процесса является не только раскрытие преступления и привлечение виновных к ответственности, но также реабилитация и оправдание невиновных.43

В то же время отмечалось, что поскольку задачей уголовного процесса является реализация материально-правовых

4! Более развернуто эти положения изложены автором ранее (Д а-е в В Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе Л, 1972, с 30—40).

42 См. там же, с. 55—70.

43 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, с 41; см также: Кокорев Л. Д Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971, с. 70-74.

107

отношений ответственности, нет необходимости рассматривать реабилитацию невиновного в качестве задачи процесса.44

Последняя точка зрения представляется более правильной. Основным методом уголовно-правового регулирования является запрет определенных видов противоправного поведения под угрозой уголовного наказания. Уголовный процесс обеспечивает условия, при которых реализуются уголовно-правовые отношения ответственности. Установление же отсутствия правонарушения, реабилитация невиновного лица — это результат правильного осуществления уголовно-процессуальной деятельности, но не ее задача. Уголовный процесс представляет собой разновидность правоприменительного процесса. При установлении же отсутствия правонарушения, невиновности конкретного лица и т. д. применение права не осуществляется, так как для этого отсутствуют основания. Не случайно ст. 15 Основ среди компонентов предмета доказывания называет событие преступления, виновность обвиняемого и т. д., а не их отсутствие.

44 См., напр.: Галкин Б. А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962, с. 55; Я к у б М. Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М., 1960, с. 17; Т о м и н В. Т. Понятие и цели советского уголовного процесса. — Правоведение, 1969, № 4, с. 68. . ..;..?

<< |
Источник: В. Г. ДАЕВ. ВЗАИМОСВЯЗЬ УГОЛОВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА. 1982

Еще по теме Глава IV ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ И СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ:

  1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. Раздел III ФОРМЫ ВИНОВНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Глава 8. ЗНАЧЕНИЕ ФОРМ ВИНОВНОСТИ
  3. Глава 2 Право на компенсацию морального вреда
  4. Глава 3 Компенсация морального вреда в российской правоприменительной практике
  5. Глава IV ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ И СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  6. НЕКОТОРЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УЧАСТИЯ АДВОКАТА - ЗАЩИТНИКА В ДОКАЗЫВАНИИ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  7. § 3. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу
  8. Глава 22. Нетрадиционные средства получения значимой для расследования преступлений информации
  9. Глава 23. Использование специальных познаний в деятельности органов следствия и дознания
  10. § 5. Допрос как средство получения информации о совершении преступления организованной группой
  11. 11.2. Криминалистическая характеристика преступления
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -